Обзор профиля feny

Информация

Эксперт Эксперт Лайвлиба Топ-1000 экспертов: 323 место
Имя: Ольга Пол: женский Читалки: PocketBook 614 Дата регистрации: 28 октября 2011 г. Статус: Гуру Рейтинг: 76 тыс. баллов Индекс активности: 7729 баллов

О себе

Читаю постоянно и много.


Классической… является не та книга, которой непременно присущи те или иные достоинства; нет, это книга, которую поколения людей, побуждаемых различными причинами, читают все с тем же рвением и непостижимой преданностью. /Хорхе Луис Борхес/

LiveLib
Рецензия экспертаЭксперт Лайвлиба
Оценка feny:  3.5  

Послевоенная страна. Прошло два года - Днепрогэс восстановлен, карточки отменили, цены снижают и, - мороженое уже по «трояку».

Послевоенная деревня - с хлебными обозами, сепараторами, уполномоченными. Деревенские жители, льющие под яблони керосин и забивающие в них медные гвозди, чтобы дерево засохло, режущие крупный рогатый скот – все, чтобы уйти от налогов. Трудодень – 15 копеек и 100 г зерна.
Молодежь, у которой на уме только одно – как бы деру дать из деревни. Тот же Димка, главный герой, уехавший в Москву учиться.

Послевоенная Москва - островок посреди моря беды. Красивые гастрономы, не видят и не знают москвичи что не все так ладно в стране, как пишут в газетах. Расслоение по социальному, а отсюда и имущественному принципу, наверное, большее, чем в деревне, хотя и не настолько… Развернуть 

Рецензия экспертаЭксперт Лайвлиба
Оценка feny:  3.5  

У слова «источник» не один синоним. Применительно к этой книге, автором оно было использовано тоже в разных значениях. Во-первых, это источник водный, - немаловажный герой романа, у основания которого зародилась жизнь (опять источник) в доисторические времена и археологическим открытием которого в современности завершается повествование.

И конечно же, это источник религии – иудаизма прежде всего. Хотя в книге и анонсируется история зарождения трех религий: кроме иудаизма, - христианства и мусульманства (как вышедших из иудаизма), но по сути речь идет только о первом, а о последователях вскользь, как об очевидном факте. Эта тема не раскрыта, пусть и есть в романе главы, посвященные и крестоносцам-христианам, и арабам-мусульманам, но только как персонажам, являющимся в определенное… Развернуть 

Любимые авторы — 21

Михаил Булгаков, Виктор Гюго, Стефан Цвейг, Габриэль Гарсия Маркес, Федор Михайлович Достоевский, Умберто Эко, Хорхе Луис Борхес, Анна Ахматова, Торнтон Уайлдер, Владимир Набоков, Вероника Тушнова, Борис Васильев, Пер Лагерквист, Осип Мандельштам, Уильям Голдинг, Константинос Кавафис, Эмили Дикинсон, Карсон Маккалерс, Томас Манн, Уильям Фолкнер, Григорий Кружков, Джон Максвелл Кутзее

Любимые жанры

Проще назвать точто не люблю. Не люблю антиутопиине люблю мемуарыне люблю "розовых соплей"не люблю когда в книге все разжевано и нет повода для размышлений.

Значки — 4

Много читает
Много читает
Выписывает цитаты
Выписывает цитаты
Составляет биографии/библиографиии
Составляет биографии/библиографиии
Давно на Лайвлибе
Давно на Лайвлибе
«Что ты, баба, белены объелась?»

Кто бы знал, что эта детская сказка несет в себе автобиографические черты Александра Сергеевича.
Написана она была болдинской осенью 1833 года. Литературным источником является «Сказка о рыбаке и его жене» («Vom Fischer und seiner Frau») – из сборника братьев Гримм «Детские и семейные сказки» («Kinder und Hausmärchen»), который был напечатан в 1812–1814 годах. Но Пушкин создал свое вполне оригинальное, существенно отличающееся произведение. Это подчеркивается и национальным колоритом, и другими деталями и, главное, изменением женского образа: это не просто жена рыбака, а «черная крестьянка», «прявшая свою пряжу», ставшая «столбовою дворянкой» и все более и более помыкавшая мужем. Здесь литературоведы (ох уж эти литературоведы) увидели черты прототипа, - дворовой девки, дочери крепостного и управляющего сельцом Михайловским и (впоследствии) Болдином Михайлы Калашникова - Ольги Калашниковой, той, которую принято считать «крепостной любовью» поэта.
Сказка отражает завершающий этап отношений Пушкина и Ольги, в то время уже вольной, получившей отпускную по ходатайству поэта и вышедшей замуж за обедневшего (правильнее сказать почти нищего) дворянина и носившей фамилию Ключаревой.
Вряд ли теперь можно точно установить характер их взаимоотношений, даже исходя из наличия некоторых документов. Как сами понимаете из сюжета сказки, образ Ольги здесь мало симпатичен, - ну чем она занимается, как не вымогательством? Но ведь это только версия (нашедшая здесь отражение), одной из сторон.
Имел ли моральное право поэт на подобное, вопрошать бессмысленно. Искать права самой Ольги тем более. В то время связью барина и подневольной ему крепостной было никого не удивить. Как не удивить и выражением Пушкина - «неосторожно обрюхатил».
В других произведениях, также несущих черты частной жизни поэта, образ Ольги различен (вероятно от формы их отношений на тот момент). Это: «Русалка», «Яныш королевич» из «Песен западных славян», «Евгений Онегин» и многое другое.

Развернуть

КАРТИНКИ К «ЕВГЕНИЮ ОНЕГИНУ»
В «НЕВСКОМ АЛЬМАНАХЕ»

В 1829 году в «Невском альманахе» были напечатаны фрагменты «Евгения Онегина» с первыми иллюстрациями к роману, нарисованными художником А. В. Нотбеком. Однако иллюстрации оказались крайне неудачны. Пётр Вяземский писал о них Пушкину: «Какова твоя Татьяна пьяная в „Невском альманахе“ с титькою навыкате и с пупком, который сквозит из-под рубашки? Если видаешь Аладьина (хотя на блинной неделе), скажи ему, чтобы он мне прислал свой „Невский альманах“ в Пензу: мне хочется вводить им в краску наших пензенских барышень. В Москве твоя Татьяна всех пугала». Сам Пушкин отреагировал на выход иллюстраций очередными эпиграммами, из которых уцелели две.
картинка feny
Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жопой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосьё Онегиным стоит.
Не удостоивая взглядом
Твердыню власти роковой,
Он к крепости стал гордо задом:
Не плюй в колодец, милый мой.

картинка feny
Пупок чернеет сквозь рубашку,
Наружу титька — милый вид!
Татьяна мнет в руке бумажку,
Зане живот у ней болит:
Она затем поутру встала
При бледных месяца лучах
И на потирку изорвала
Конечно «Невский Альманах».

Развернуть

Граф. С твоим умом и характером ты мог бы продвинуться по службе.
Фигаро. С умом, и вдруг – продвинуться? Шутить изволите, ваше сиятельство. Раболепная посредственность – вот кто всего добивается.