Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

boservas рассказал(а) 4 истории

Железный дровосек

Трансформация простого, из плоти и крови, жителя Волшебной страны в Железного дровосека подтолкнула меня однажды на то, чтобы написать стихотворение.
Привожу его здесь, в историях:

Я с юности имел чувствительную душу,
Которую любой легко поранить мог.
Её трясли не раз как в огороде грушу,
И гнули сгоряча в витой бараний рог.

И вот однажды я, побитый и уставший,
Явился к кузнецу: "Братишка, извини!
Но больше не могу!" И он, в том дело знавший,
Мне душу отковал на клёпках из брони.

А после, что ж молчать, продолжу эту повесть -
Уж коль нашёл причал, то снова к нему чаль.
Мне через год кузнец сковал крутую совесть
И на неё пошла высокой марки сталь.

Год пробежал, как день - я снова воротился
В избушку кузнеца и поклонился вновь.
Он спорил целый час, но всё же согласился
И из свинца отлил мне новую любовь.

И всё-таки ещё чего-то не хватало,
Во мне источник жил каких-то смутных мук.
И выполнил кузнец мне сердце из металла
И стало хорошо, и прекратился стук.

И я себе живу на чувства не взирая,
И лишь от слёз чужих, как от чумы, бегу.
Ведь, мне сказал кузнец, кувалдою играя,
Что заржаветь теперь от сырости могу.

57

Развернуть
Мой первый и единственный опыт самиздата

Высоцкий при жизни не издавался. Первый сборник "Нерв" вышел в 1981 году и сразу стал библиографической редкостью. Переиздания 1982 и 1983 годов тоже на полках книжных магазинов почти не появлялись, расходясь, что называется, "по блату". Простой читатель этих книг не видел. Это потом - в разгаре перестройки, с 1988 года, началось лавинообразное издание, по несколько книг в год.

В 1985 году я демобилизовался из армии, и восстановился на 2 курс истфака. Тогда призывали в армию после окончания 1-го курса. После армии хотелось самостоятельности, независимости от родителей, поэтому устроился ночным сторожем в свой же учебный корпус.

А еще у меня и моих друзей было штук 20 кассет с записями Высоцкого. Сейчас могу сказать, что в нашей общей коллекции был почти весь Высоцкий, кроме песен для "Алисы", их я точно услышал уже в девяностые. И вот в голову пришла идея - самостоятельно сделать сборник.

Сначала я слушал песни на магнитоле "Электроника" (была тогда такая) и стенографировал их.
Потом ночью, во время дежурства, брал ключи от деканата, включал электрическую пишущую машинку "Ятрань", (крутейшая оргтехника по тем временам) и печатал подготовленные тексты. Делалось это под двойную копирку, так как хотелось иметь 3 экземпляра (мне самому и двоим друзьям).

Бумага была тонкая, почти просвечивающая. Я складывал листы А4 пополам, получался формат тетрадки А5. Печатал с обеих сторон. Потом сшивал их тетрадными скрепками. Было очень много брака, одну-две опечатки на страницу исправлял, больше - перепечатывал. Да, и пока подладился как правильно вставлять лист, чтобы получалось так, как требовалось, тоже в корзину много улетело.

Хотя, неправда, в корзину ничего не попадало. Поскольку работа велась строго в тайне, весь брак уносился и уничтожался за пределами здания. Если бы кому-то из администрации факультета стало известно, чем по ночам занимается студент-сторож в деканате, последствия были бы самыми ужасными.

В целом было напечатано 3 тетрадки по 16 листов, получилась 96 страничная брошюрка. Стихи-песни располагались без всякой продуманной схемы, как принято сейчас говорить - в рандомном порядке. Точнее, принцип все-таки был, нет, не по порядку записи на кассетах, а по степени любви в тем или иным песням.

Так, в числе первых были "Банька по-белому", "Купола", "Охота на волков", "Кони привередливые", "Притча о правде и лжи", сказки, военные, альпинистские.

Потом у меня появятся настоящие сборники Высоцкого. А тот - первый, самодельный, к сожалению, был потерян где-то в середине 90-х в череде переездов. Сожалею о нем больше, чем о любой из утерянных книг.

34

Развернуть
Фантазийный случай в советском трамвае с отрывными билетиками

12

Катался на трамвае как-то вечером,
Был молод, приключения искал.
А так как делать было просто нечего
Билет тайком бесплатно оторвал.

Еще на номер глянуть не успел,
Какой-то тип в пенсне с сиденья встал,
«Ты, парень, совершенно обнаглел,
Ты ж государство щас обворовал!»

За ним поднялся жуткий черный кот,
И примусом железным погрозил:
«Ах, безответственный какой пошел народ.
Что заяц, под поэта закосил?»

Признаюсь честно, я остолбенел,
Кот говорящий тупо сушит корки,
Вдруг на билет украдкой поглядел -
Там Воланда портрет и три шестерки.

Прошли года – я в клинике живу
И силюсь до сих пор найти ответ:
Пригрезилось, иль было наяву –
Пенсне, трамвай, кот, примус и билет.

24

Развернуть
Первая книга после прозрения

Эту книгу я не читал.
Точнее, начинал читать году эдак в 1986-87, благополучно осилил половину первого из четырех томов и вот уже лет тридцать как очередь не дошла до второй части все того же первого тома.
Но история связанная с книгой не в этом.
Дело в том, что до 1989 года я был полноценным очкариком, на носу которого гордо восседал прибор, оснащенный линзами - минус 6,5 диоптрий. Живи я в любое другое время, это было бы качество на всю жизнь. Но мы-то живем в век продвинутых технологий. Спасибо Святославу Федорову за его знаменитую "ромашку".
В январе 1989 года я сделал операцию в калужском филиале. А учился я тогда в Брянском ГПИ. И вот, я, восхищающийся "новым видением" без очков, которое обрел таким радикальным путем (нереально четкие узоры на ковре в медцентре, ветки деревьев прописаны на вечернем небе как тушью, отретушированная солома на снегу), доехал на поезде до Брянска.
Часов где-то в 11 вечера я сажусь в полупустой троллейбус, чтобы доехать от ЖД вокзала до общежития. На сидении передо мной сидит девушка и что-то читает.
И тут происходит еще одно потрясение этого великого дня - я ВИЖУ!!! через плечо девушки ВИЖУ БУКВЫ!!!
Я МОГУ ЧИТАТЬ её книгу! Без очков!!!
Непередаваемое ощущение! Человек, который до этого приближал любой печатный текст к носу. чтобы его увидеть, теперь сидит и без напряжения читает отстраненный на полметра довольно мелкий текст в не очень ярко освещенном вечернем троллейбусе.
И по смыслу я понимаю, что девушка читает Ромена Роллана, в ее руках один из томов "Жана-Кристофа".
Так что можно сказать, что именно "Жан-Кристоф" стал первой книгой, которую я читал после операции, хотя на самом деле там был месячный запрет на чтение, но я ухитрился вот таким образом его нарушить.

Развернуть
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок