Не пропусти хорошую книгу
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Обзор профиля TatyanaKrasnova941

Информация

Эксперт Эксперт Лайвлиба Топ-1000 экспертов: 529 место
Имя: Tatyana Krasnova Пол: женский Местоположение: Москва, Подмосковье Род занятий: прозаик, редактор Читалки: iPad Сайт: http://blog.vitlive.com/ Дата регистрации: 19 мая 2016 г. Статус: Гуру Рейтинг: 12 тыс. баллов Индекс активности: 1209 баллов Профили в других социальных сетях:

О себе

Instagram

Мои книги

Серия "Женские истории"
картинка TatyanaKrasnova941 картинка TatyanaKrasnova941

Серия "Знакомые лица"
картинка TatyanaKrasnova941 картинка TatyanaKrasnova941 картинка TatyanaKrasnova941
картинка TatyanaKrasnova941 картинка TatyanaKrasnova941 картинка TatyanaKrasnova941

Всю жизнь читала в больших количествах. По всевозможным спискам и учебным планам. Классику, потому что нельзя не…

Оценка TatyanaKrasnova941:  4  
ЛЮБИТЕ ЛИ ВЫ РЕПРИНТНЫЕ ИЗДАНИЯ?

Не раздражают ли бесконечные яти, i с точкой, лишние твердые знаки?
«Записки княгини Дашковой» я впервые прочитала в детстве, книгу кто-то дал родителям, и пришлось очень быстро с ней расстаться. А я успела влюбиться в героиню, которая страстно любила чтение, просиживала над книжками целые ночи и с будущей императрицей подружилась благодаря литературным интересам. Две Екатерины, переодетые во время переворота в гвардейские мундиры Преображенского полка — одно из самых ярких впечатлений от этой книги без картинок! То издание, кстати, было обычным.

А возникало ли у вас желание, взяв книгу в библиотеке или у друзей, немедленно купить такую же для себя? Меня оно долго глодало. Так хотелось иметь собственные «Записки»! Но они не попадались даже у букинистов, а когда их переиздали в 90-х и… Развернуть 

Оценка TatyanaKrasnova941:  4  
ПОДРУГА ГЕНИЕВ

С первых страниц эта книга неожиданно показалась продолжением «Трех товарищей» Ремарка или «Волшебной горы» Манна.

Швейцария, Давос, горный санаторий. Девушка, которая приехала туда в надежде избежать худшего. Русская. Высокая, надменная, на первый взгляд непривлекательная.

И свежий воздух, который был тогда единственным лекарством от чахотки, ей поможет! Она не только не умрет, но и встретит здесь своего первого мужа, юного парижанина, который войдет в историю литературы под именем Поль Элюар.

Девушка из страны снегов начнет совсем другую жизнь и получит новое имя, более подходящее к ее страстной натуре.

«У меня нет ничего: ни способностей, ни ума, ни воли — ничего, ничего, ничего. У меня есть только любовь».

Так уж и ничего? А может, «быть музой» — на самом деле разновидность творчества,… Развернуть 

Прочитала — 1506

Любимые авторы — 4

Э. и Ш. Бронте, Д. Остен, М. Пруст, Д. Голсуорси, Дж.Р.Р. Толкиен, Д. Роулинг, Т. Янссон

Значки — 4

Много читает
Много читает
Большой друг
Большой друг
Рассказывает истории
Рассказывает истории
КНИГИ-НЕВИДИМКИ

У меня их несколько — безликие в прямом смысле слова, без единой надписи или картинки на обложке. Переплетенные вручную. Пока не раскроешь, не поймешь, что там, внутри.

Частично это самиздатовские книжки — всяческие записки из подполья. Родители приносили домой копии, сделанные на множительной технике минувшей эпохи, не слишком четкие, зачастую смазанные. Никакой, кстати, крамолы: исторические изыскания о русских царях, психологические шедевры Леви — «Искусство быть собой», «Искусство быть другим».

Ну, это понятно: мама — педагог, интересовалась психологией. А биография Генри Форда? Возможно, это выбор отца — он и сам был self-made man, из грязи в князи, из монтера-электрика — в главные инженеры завода, а затем — в директора научного института.

Мы читали эти книжки вслед за родителями, потом в них заглядывали уже наши дети. Переплеты хорошие, крепкие, сделанные на совесть.

Как я попала в переплет

Когда я собиралась поступать в Литинститут, там был барьер, который предстояло перепрыгнуть: сразу после школы никого не принимали. Считалось, надо поработать, понюхать жизнь, приобрести опыт. Мол, дети ничего серьезного не могут написать. Спорный постулат. А Пушкин что там мог насочинять в семнадцать лет? А мальчишка Лермонтов?

Однако существовал конкретный минимальный срок обретения опыта — два года. Приставкин, правда, взял меня и с одним, «в порядке исключения» — но этот год между школой и вузом я усердно трудилась. Машинисткой в НИИ (без дураков, у меня была высокая скорость набора — 500 ударов в минуту), набивателем перфокарт для компьютера величиной с комнату (забыла, как эта деятельность называлась).

А еще пару месяцев провела в переплетной мастерской того же института. Это я к тому, что могу оценить качество книжного переплета. Сама, конечно, выполняла простейшие операции, но при этом видела работу мастеров.

Правда, быстро переместилась от этих мастеров, располагавшихся на первом этаже, этажом выше — в редакцию студенческой газеты, да там и осталась. Но ко всему, что касается Книги, до сих пор отношусь с благоговейным трепетом. Ведь я своими глазами видела, как она создается, наблюдала это волшебное преображение простых разрозненных листочков.

Как попадали в переплет наши книжки

Надо сказать, что родители постоянно отдавали старые книжки в починку. Это было естественным житейским делом, вроде как отнести обувь в ремонт. Не знаю, практикуется ли это сейчас или стало дорогим удовольствием?

Особенно быстро истрепывались любимые детские книжки — «Динка», «Незнайка». Если прежняя обложка хоть как-то сохранялась, уцелевший фрагмент наклеивался на новую основу, и тогда книга оставалась глазастой — с картинкой, названием, именем автора.

Но когда в относительной сохранности были лишь рассыпающиеся страницы (чаще всего без первых и последних), инвалида одевали во всё новое. Домой возвращался безымянный, безликий, подозрительный незнакомец.

И только перевернув обложку, можно было с облегчением обнаружить старину Гулливера или «Грозовой перевал» с пятном от того самого новогоднего мандарина. Но на полках они снова становились чужеродными элементами — не те, что прежде, не того цвета. Как сложно было заново привыкать к этим невидимкам!

картинка TatyanaKrasnova941

Неопознанный объект

Есть, однако, книга-загадка, которую я не могу разгадать до сих пор. Она такая старая, что я НЕ ПОМНЮ ее родной обложки. И никто не помнит. Внутри, под новодельной — множество сказок, причем и «Аленький цветочек», и русские народные, и «Песня о Буревестнике», и «Сказка о потерянном времени» — всё вперемежку. Странное сочетание. Может быть, кто-то когда-то ее узнает?

картинка TatyanaKrasnova941

Развернуть
БУККРОССИНГ СЕНТЯБРЬСКИЙ. ПОЭМА О МОЭМЕ

Моэм отправился в уличную библиотеку в старом парке.
Когда-то это была одна из самых любимых книг, добытая в магазине «Букинист».

Именно добытая: чтобы получить право купить там книгу, надо было принести свою на обмен, и продавец её оценивал с точки зрения читательской востребованности и дефицитности.

После этой экспертизы указывали на полку, где находились книги, соответствующие вашей по ценности, и среди них можно было выбирать своё счастье. Если бы вы захотели другую книгу, с другой полки, вам бы её не дали! Ни за какие деньги!

Про деньги: дальше вы платили — стоимость была написана карандашиком на форзаце — и бежали домой читать. Мой Моэм стоил два рубля сорок копеек, то есть и цена была букинистической, выше официальной, напечатанной на обложке. Зарплата корреспондента студенческой газеты составляла 80 рублей.

Я даже не помню, какую книгу отдала за вожделенный «Театр»! Точно одно: он ничуть не выдохся и способен и сегодня подарить читателю такую же радость, как и 30 лет назад. Надеюсь, ему не придётся долго куковать в книжном домике.

Соседей у него полно: и почти полное собрание сочинений Стейнбека, и двухтомник Алексея Толстого, и Фурманов, и много-много-много Донцовой. В соседних книжных домиках — целая библиотечка «Анастасия — звенящие кедры», привет из 90-х, а ещё Горький, Калевала, учебники, журналы... но свободные места тоже есть)
картинка TatyanaKrasnova941
картинка TatyanaKrasnova941
картинка TatyanaKrasnova941
картинка TatyanaKrasnova941
картинка TatyanaKrasnova941

История произошла: сентябрь 1985 г.
Развернуть

В эту эпоху, о которой я говорю, наверное можно сказать, что в России нельзя было найти и двух женщин, которые бы, подобно Екатерине и мне, серьезно занимались чтением; отсюда, между прочим, возродилась наша взаимная привязанность, и так как великая княгиня обладала неотразимой прелестью, кому она… Развернуть 

Екатерина Дашкова Записки княгини Е. Р. Дашковой

Шувалов, любовник Елисаветы, желавший прослыть за мецената своего времени, узнав, что я страстно люблю читать книги, предложил мне пользоваться всеми литературными новостями, которые постоянно высылались ему из Франции. Это одолжение было источником бесконечной радости для меня, особенно, когда я… Развернуть 

Екатерина Дашкова Записки княгини Е. Р. Дашковой
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок