Истории Julia_cherry

Двенадцать месяцев две тысячи семнадцатого...

Наверное, теперь эта история не так уж нужна - ведь я стала собирать подборки самых удачных своих книг за год, но привычка - штука сильная, так что постараюсь и с традиционными итогами не затягивать. Во-первых, я удивлена цифрами. Число 271 явно не соответствует моему внутреннему убеждению о количестве прочитанного. Впрочем, я отмечала отдельные рассказы и пьесы, но даже если считать, что их было около двадцати, все равно по сравнению с прошлым годом книг и произведений прочитано больше. Книжный вызов в 200 книг был завершен еще в сентябре. И не спрашивайте меня, как так получилось. Не знаю. Почти перестала смотреть телевизор, правда. Но в остальном читала примерно так же. В машине - слушала аудиокнижки. В телефоне во время приготовления еды, при пеших прогулках - то аудиокниги, то говорилку, то читала с экрана. Ну и привычное чтение с компа, бумажные книги - никуда не делись.
Январь.
И в этом году, как и в предыдущие, в январе я читала мало. Прочитала всего 15 книг и произведений, в основном, как обычно, классику (закрываю обычную версию / начинаю усложненную). И ярких книг заполнилось немало. Одну выделить сложно, но по итогам года, пожалуй, лучше всего запомнились предельно реалистичные Анна Мария Матуте "Мертвые сыновья" и романтично-познавательный Альберто Васкес-Фигероа - Икар .
Февраль.
В самом коротком месяце года читаю я обычно больше, вот и в 2017 году прочла 21 книгу. Там снова встретилось немало классики, и несмотря на то, что и в других жанрах мне попалось достаточно хорошей литературы, самыми сильными книгами оказалась все-таки классика - Камило Хосе Села - Улей , Михаил Салтыков-Щедрин - Пошехонская старина и Луиджи Пиранделло - Новеллы (сборник) . Впрочем, немало приятных минут принесла классическая нехудожественная книга - Дарелл Хафф - Как лгать при помощи статистики .
Март.
В марте я прочитала 23 книги, и среди них две, которые оказались в числе самых лучших, самых ярких и самых запомнившихся за весь 2017 год. Это невероятные Ибрагим аль-Куни "Бесы пустыни" и восхитительный Грегуар Поле "Неспящий Мадрид". Видимо, для полноты картины самое большое разочарование моего читательского года так же пришлось на март. К сожалению, им стал многократно прославленный и разрекламированный "Облачный атлас" Дэвида Митчелла. Зато это единственная моя рецензия, которая набрала сотню плюсов. :)) Оказывается, не только я не сумела принять знаменитый интеллектуальный бестселлер.
Апрель.
В апреле прочитано 24 книги, и среди них немало хороших. Пожалуй, выбрать лучшую я не сумею, поэтому просто назову те, которые запомнились, и продолжают возникать в мыслях к концу года. Это Виктор Некрасов - Кира Георгиевна , Тан Тван Энг "Сад вечерних туманов" , Кузьма Петров-Водкин - Хлыновск и Ллойд Джонс - Мистер Пип .
Май.
Май вышел на редкость продуктивным - 29 книг. Столько я не читала до того ни разу. Конечно, во многом это произошло благодаря чтению и перечитыванию выбранного по игре в классики Пушкина, но и кирпичей, как выяснилось, я в том месяце прочла немало. Самые яркие книги среди хороших и замечательных выбрать легко. Просто потому, что это потрясающие "Воспоминания" Дмитрия Лихачева, непростые "Трудные родители" Жана Кокто, ошеломляющий Ясмина Хадра - Теракт и невероятный К. Петров-Водкин - Пространство Эвклида . Но и вне этого перечня в мае есть, что вспомнить, и посоветовать друзьям. В числе прочего, в мае я вернулась к любимому автору, и прочитала у него неожиданный роман Сомерсет Моэм "Сотворение Святого".
Июнь.
В июне чтение вернулось к обычному ритму, и я прочитала 21 книгу. Хороших и неплохих было достаточно, но особенно запомнились "Остаться до конца" Пола Скотта, созвучные ему научно-популярные книги, посвященные путешествиям на острова, например "Последний рай" Мирослава Стингла, все тем же колонизаторам посвященный роман Джордж Оруэлл - Дни в Бирме , а также пронзительная пьеса Теренс Рэттиган - Глубокое синее море . Из главных неожиданностей года - роман и автор, от которых я вообще ничего не ожидала - Пенелопа Лайвли - Жаркий сезон . Кто бы знал заранее, что это не просто женский роман.
Июль
Большая часть июля была посвящена путешествиям, чтению и перечитыванию Куприна, а также преодолению давно запланированного кирпича М.Горький - Жизнь Клима Самгина (комплект из 4 книг) . Поэтому этот месяц похвастать количеством не может, всего 15 книг.
А самые яркие впечатления - Осне Сейерстад - Книготорговец из Кабула , Селеста Инг - Все, чего я не сказала и Тадеуш Слободзянек "Одноклассники. История в XIV уроках. Пьеса".
Август.
В августе, наслаждаясь отпуском, я параллельно с классическими кирпичами Лоренса Стерна и Яна Потоцкого читала много хороших небольших книг. В итоге получилось 27 книг и произведений. Интересных было немало, но самыми запомнившимися стали "Дитя господина Лина" Филиппа Клоделя, новая встреча с полюбившейся писательницей Наринэ Абгарян - Зулали (сборник) , воспоминания о ХХ веке Цвейг Стефан - Вчерашний мир , замечательная пьеса Ник Хоакин - Портрет художника-филиппинца , научно-популярный рассказ об острове Пасхи "Аку-аку" Тура Хейердала, а также две книги из советов друзей в Лампомобе - Зигфрид Ленц "Бюро находок" и Дженни Нордберг "Подпольные девочки Кабула. История афганок, которые живут в мужском обличье".
Сентябрь.
Начало семестра снова снизило темпы моего чтения, поскольку на занятиях со студентами не почитаешь. Но тем не менее, 21 книгу я все же прочитать успела. Месяц начался с невероятного романа Филипп Майер - Сын , затем случилась встреча с волшебной Патти Смит "Поезд М", с чудесным романом Лесли Поулс Хартли - Посредник , и неожиданной книгой Нафиса Хаджи - Сладкая горечь слез .
Октябрь.
За второй месяц осени прочитано 25 книг, среди которых оказалось несколько отдельных пьес. Лучшая книга определяется однозначно. Это Евгений Шварц - Живу беспокойно... Из дневников . Кроме того, запомнились пьесы Георг Бюхнер "Леонс и Лена", в который раз перечитанный Эдвард Радзинский - 104 страницы про любовь , "Рюи Блаз" Виктора Гюго да и в целом, Виктор Гюго - Драмы (сборник) . А еще запомнился Майкл Шейбон - Лунный свет .
Ноябрь.
Поскольку в конце октября меня выкосило здоровье, почти весь ноябрь я его восстанавливала. Дело это сопровождалось активным чтением, что позволило мне повторить майский рекорд, и вновь прочесть 29 книг.
Самые интересные среди них - Илия Троянов "Собиратель миров", Патрик Барбье - История кастратов , "По незнакомой Микронезии" Мирослава Стинла, Тур Хейердал - Мальдивская загадка , "Пассажир без багажа" Жана Ануя, Кристин Ханна - Домашний фронт , Жанна Слонёвская - Дом с витражом , пронзительный рассказ Дина Рубина - Двойная фамилия и недобрые Роман Сенчин - Елтышевы .
Декабрь
В декабре читалось меньше. Наверное, отчасти сказались организация финиша игры "Вокруг света" и старт нового Лампомоба. Ну а кроме того, зачеты и экзамены - там тоже не почитаешь, к сожалению. В итоге - всего 19 книг.
Что останется надолго - пока не очень ясно, но особенно впечатлили Элис Манро "Слишком много счастья (сборник новелл)", Владимир Набоков - Бледный огонь , Виктор Астафьев - Царь-рыба , Даниил Гранин - Дом на Фонтанке (сборник) , Элизабет Страут - Меня зовут Люси Бартон и Памела Трэверс - Московская экскурсия .

Вот таким получился мой книгочейский 2017 год. Надеюсь, это резюме прочитанного за год вместе с подборкой, и со ссылками на рецензии кому-то пригодится при выборе.
Приятного нам всем чтения хороших книг!

Развернуть
Вот уж точно, не до смеха...

Как известно, я очень люблю драматургию. И пьесы самых разных жанров способны доставить мне немало приятных минут. Правда, в последнее время я нечасто хожу в драматические театры. Слишком много стало случаться разочарований. По крайней мере, разочарованиями они казались мне до знаменательного вечера 7 марта 2017 года. Теперь-то я точно знаю, что все предыдущие случаи можно назвать, максимум, неудовольствием. Потому что такого разочарования, которое я испытала в этот предпраздничный вечер, я не испытывала, пожалуй, никогда в жизни.
Я была приглашена в театр на спектакль "Неисправимый лгун" по пьесе Миро Гаврана "Не до смеха!", и посмотрела означенное действо в исполнении знаменитых Станислава Садальского, Татьяны Васильевой и Ольги Богдановой. Сказать, что это было ужасно - ничего не сказать. Это было чудовищно. Фальшиво, пошло, непрофессионально. Уровня "сельская самодеятельность". Более-менее пристойно пыталась играть только Богданова. Её партнеры халтурили неимоверно, и превратили острый забавный сюжет в какую-то по ходу придумываемую тупую отсебятину. Конечно, это меня огорчило, но, честно говоря, я посчитала, что во многом виновата пьеса, первоисточник. И вот - нашла и прочитала текст.
Оказалось, что большая часть того, что меня раздражало в спектакле - к тексту Гаврана не имеет никакого отношения. Как раз напротив, все самые смешные моменты спектакля - точный текст пьесы. Хоть и не шедевр, но любопытная история супружества, для сохранения счастья которого всё годится - и молодые любовницы, и верховые прогулки. Местами - довольно ярко подмечены семейные стереотипы, фрагментами - есть мудрые мысли.
В общем, если будете раздумывать, стоит ли сходить на спектакль - не задумывайтесь! Оставайтесь дома, читайте пьесу. Ничего не потеряете, и только избавите себя от разочарования. Пьеса-то ни в чем не виновата. Она вполне забавная. :)
Это просто наши "звезды" перестали видеть себя со стороны. Беда... :(((

Развернуть
Двенадцать месяцев моего 2016 читательского года

Было бы гораздо разумнее написать эту историю в последние предновогодние дни, но тогда они были наполнены совершенно другими событиями, и об этой традиции я как-то позабыла. Теперь вот постараюсь исправиться, тем более, что нынче я по-взрослому освоила статистику, и не должна буду вручную пересчитывать прочитанные книги. :)
За 2016 год мной прочитано 228 книг, не считая входящих в состав сборников произведений, а это снова оказалось больше, чем в предыдущем, пусть и незначительно. Почему так вышло, не знаю. Никуда не гналась, и по ощущениям специально себя ради игр не подгоняла. Впрочем, клубы снова разнообразили моё чтение, особенно летом.
Январь
Традиционно в январе я читаю немного. Хожу в театры, в гости, общаюсь с родственниками, а потому второй год подряд количество прочитанного в январе стабильно становится самым низким в году - 12 книг. Кроме того, январь 2016-го отнял у меня огромное количество времени на новогодний флэшмоб - и все происходило в некотором полусне.
А лучшим произведением января стала, безусловно, пьеса Жан-Поль Сартр "За закрытыми дверями" . Кроме того, впечатлил Эдвард Морган Форстер - Говардс-Энд . Только сейчас заметила, какой мизантропический список лучшего получился... :)))
Февраль
Выбрать лучшее в феврале - почти невозможно. Хотя прочитано всего 18 книг, но среди них свой след оставило больше половины. Что считать лучшим - даже не знаю, но чаще всего вспоминаются Владимир Набоков - Возвращение Чорба , Джон Голсуорси - Усадьба , "Мост короля Людовика Святого" Торнтона Уайлдера, "Растревоженный эфир" Ирвина Шоу и, конечно, "Гений места" Петра Вайля. А еще тяжело мне дался роман Эмиля Золя "Жерминаль", с которым мы просто не совпали эмоционально.
Март
Март у меня традиционно богат на прочитанное - здесь тоже вышло 26 книг. И ярких среди них было немало. Тех, что запомнились на весь год. Но к самым сильным я бы отнесла Ирвин Шоу - Молодые львы , пьесу Вольфганг Борхерт "Там, за дверью", Альберто Васкес-Фигероа - Туарег , сборник пьес Петер Вайс "Дознание и другие пьесы", Лиса Си - Снежный Цветок и заветный веер и неожиданный роман Анар "Шестой этаж пятиэтажного дома".
А одним из самых сильных впечатлений 2016 года стали для меня две повести - Криста Вольф - Кассандра. Медея , тоже прочитанные в марте.
Апрель
Не знаю, с чем это связано, но уже несколько лет подряд больше всего я читаю именно в апреле. Здесь получилось также, 27 книг. К тому же на этот раз оценка прочитанному в апреле оказалась самой высокой за год - 4, 48. Ну а если посмотреть на это предметно, то вспоминаются Тур Хейердал "Фату-Хива", Харпер Ли "Пойди, поставь сторожа", Трейси Леттс "Август: графство Осейдж", Кен Кизи - Песня моряка , Борис Балтер - До свидания, мальчики! .
Кроме того, в апреле я прочитала две книги из числа самых сильных за 2016 год. Эти книги - Иво Андрич "Мост на Дрине" и невероятный сборник Драматурги — лауреаты Нобелевской премии , который я теперь мечтаю добыть в бумаге.
Май
В мае я прочитала 21 книгу. Наибольшее впечатление на меня произвели Петр Вайль "Слово в пути", Халед Хоссейни "И эхо летит по горам", Эрве Базен "Супружеская жизнь", Вадим Фролов - Что к чему , Арчибальд Джозеф Кронин - Мальчик-менестрель и потрясающая Перл Бак - Императрица .
А самые чудесные впечатления оставила по себе совсем небольшая книжка - Ирина Левитес "Боричев Ток, 10".
Июнь
В июне мной было прочитано 22 книги, среди которых та, которая стала для меня книгой года - Бэзил Дэвидсон "Новое открытие древней Африки". Мало того, что эта книга перевернула мои представления об истории и культуре черного континента, она изменила мои представления о многих событиях в истории Европы и мира в целом, я осознала собственное и общечеловеческое невежество. С тех пор хожу, и исступленно её всем пересказываю, и советую прочесть. Искренне советую. Она невероятно крута.
Другими книгами, произведшими на меня большое впечатление в июне, стали романы Джон Ирвинг - Мужчины не ее жизни , Торнтон Уайлдер - Теофил Норт , неожиданный Николай Кочин - Девки , восхитительные и страшные М.Е. Салтыков-Щедрин "Господа Головлевы", начальные части повести о жизни Паустовского - К. Г. Паустовский - Повесть о жизни. Книги 1-3. Далекие годы. Беспокойная юность. Начало неведомого века , и продолжение моего невероятного путешествия по Африке - Берндт Шёгрен "Осколки континента".
Июль
В июле мной прочитано 17 книг, среди которых были и очень хорошие, и весьма проходные.
Среди прочитанного больше всего понравились Фрэнсис Мэйес - Италия: Под солнцем Тосканы , Герман Кох - Летний домик с бассейном , Джон Ирвинг "Покуда я тебя не обрету", Эми Тан - Клуб радости и удачи и продолжение повести о жизни - Константин Паустовский - Повесть о жизни. Книги 4-6. Время больших ожиданий. Бросок на юг. Книга скитаний .
А самым ярким и неожиданным впечатлением я назову странный роман Джон Уильямс "Стоунер".
Август
Август - время отпуска, я плавала в море, слушая книжки, и за месяц прочитала их 19.
Самыми интересными среди них я назову Маргарет Мадзантини "Рожденный дважды", Юрек Беккер - Бессердечная Аманда , Эжен Скриб - Стакан воды. Пьесы и совершенно потрясающее открытие нового для меня автора - Марио Бенедетти "Спасибо за огонек".
Сентябрь
В сентябре начался новый учебный год, и времени на чтение стало заметно меньше, а потому за сентябрь я прочла только 12 книг, не все из которых оказались удачными, а в итоге - самая низкая средняя оценка за год.
По-настоящему запомнились только две книги - Корней Чуковский "Высокое искусство. Принципы художественного перевода" и Рохинтон Мистри - Дела семейные .
Октябрь
В октябре нагрузка была меньше, я стала заметно больше читать. Количественно это выразилось в 23 прочитанных книгах. Самыми яркими среди них были сборник Думбадзе - Нодар Думбадзе "Я, бабушка, Илико, Илларион", роман Джеймс Кейн - Почтальон всегда звонит дважды , ироничная Эдвард Морган Форстер - Комната с видом на Арно и глубокий, тяжкий Франсуа Мориак "Клубок Змей". Ну а самым лучшим надо назвать невероятное погружение в себя - Герман Гессе "Сиддхартха".
Ноябрь
Самый темный, депрессивный и невероятно на этой раз снежный месяц позволил мне прочесть всего 16 книг.
Наиболее яркими из них оказались Жан-Поль Сартр "Фрейд", Тан Тван Энг "Дар дождя", яркая новинка - Ханна Кент - Вкус дыма , безукоризненно простая классика Перл Бак - Земля и магическая Горан Петрович "Книга с местом для свиданий".
Декабрь
В декабре мной было прочитано всего 15 книг.
Конец года был омрачен невероятной суетой, разнообразными тревогами, семейными волнениями и неожиданными разочарованиями в людях. А самыми яркими книжными впечатлениями для меня стали Петр Романов "Перу. С Бобом и Джерри тропой инков", Дорис Лессинг - Трава поет и пришедшаяся удивительно кстати Альбер Камю "Калигула".
Вот таким получился мой книгочейский 2016-й. Надеюсь, мой отчет, вместе с рецензиями, на которые я здесь сделала ссылки, поможет моим друзьям и другим читателям при выборе книг. :))

Развернуть
Услышать афганское эхо

Так получилось, что с группой афганцев, которые у нас учатся, я пересекаюсь редко. Занятий я у них не вела - так, заменяла кого-то однажды, а встречаю их только на конференциях студенческих. Каждый раз удивляюсь тому, сколько энергии те немногие, кого я там регулярно встречаю, тратят на то, чтобы помимо учебы участвовать в научной жизни, как задают вопросы, зачастую острые, как легко и с удовольствием рассказывают о своей стране.
И вот буквально в апреле случилось мне пообщаться как раз с двумя наиболее активными из них теснее. Примерно полдня мы провели с ними вместе, они рассказывали о своей стране, отвечали на вопросы, сами спрашивали. А я к тому моменту уже запланировала прочесть последнюю из непрочитанных мной на сегодня книг Халеда Хоссейни - "И эхо летит по горам". И в ответ на вопрос о том, что я знаю об их стране, сказала: "Немного, но очень ярко". Они сразу спросили: "Хоссейни?", и очень удивились, узнав что он переведен на русский.
И вот потом мы говорили об обстоятельствах жизни в их стране, которая, по их совам, с 1989 года воюет постоянно. Сами они родились в 1991 и 1993, так что мирной жизни вообще не видили, а мы-то понимаем, что и период с 1979-го совсем уж мирным назвать нельзя. Самое тяжкое для меня из того, что они рассказывали, было то, что они по их свидетельству в период правления Талибана, с 1989 по 2001 год, девочкам было запрещено посещать школы, и у них выросло поколение женщин, не умеющих читать и писать. О том, что в это время женщина не могла появиться на улице без сопровождения мужа, они тоже помнят из детства. Девочки и женщины умирали без медицинской помощи. Словом, Хоссейни в "Тысяче сияющих солнц" не слишком сгустил краски.

Сейчас ситуация изменилась, открылись школы, появились первые девушки-студентки в вузах. Их, конечно, крайне мало, потому что посещать школы в детстве могли далеко не все, да и образование для женщин совсем немногие считают важным. Но до сих пор происходят случаи отравления школьных колодцев, особенно в школах для девочек. Вот буквально 23 апреля в провинции Фарах 100 девочек-школьниц были отравлены таким варварским способом. Вообще, проблема образования на всех уровнях стоит в Афганистане чрезвычайно остро. Самые сильные профессора либо были убиты в период правления талибов, либо уехали из страны. Так что даже вузовское образование сильно потеряло в качестве. Кроме того, сложно требовать высокого уровня преподавания, когда на одного преподавателя в группе приходится не 20-30, как у нас, а 100-200 человек.
:( Даже лучший специалист физически не сможет уделить каждому достаточного количества времени.
Не слишком тепло отзываются афганцы и о нынешнем правлении, скованном присутствием "северо-атлантической алянсы НАТО". Понятно, что сейчас они бывают в своей стране только на каникулах и на практике, но коррупция, наркоторговля и пособничество террористам, по их наблюдениям и свидетельствам родных и знакомых, процветают. Лидеры для достижения политических успехов идут на сделки с талибами, в результате чего покой в стране так и не наступает. Буквально 19 апреля в Кабуле снова прогремели взрывы, унесшие сотни жизней мирных граждан. А наркодворцы продолжают строиться, и дети подрываются на минах.
Сегодня, дочитав "И эхо летит по горам", я еще раз поймала себя на том, что абсолютно не понимаю, как в этой ситуации поступать самим афганцам и окружающим их странам. Сами они надеются на появление лидера, не купленного за иностранную валюту, а выражающего интересы народа, но их самих-то тоже надо как-то объединить? А пока в этой стране немало представителей разных национальностей, которые совсем не всегда готовы к миру с соседом. Как мне кажется, Халед Хоссейни в своих книгах не пытается дать нам рецептов. Он хочет показать нам этот другой мир, и познакомить с его жителями. В моём случае многие предубеждения были преодолены, надо сказать.
И еще. "Никто и никогда не смог завоевать Афганистан". Они этим очень гордятся, в чем я еще раз смогла убедиться. Так, может, и пытаться не стоит?

Развернуть
Двенадцать месяцев 2015 года

Понимаю, что не сезон уже, но в этом году декабрь-январь были настолько завалены, что на традиционный отчет я так и не собралась, а итоги подвести все равно бы хотелось. Тем более, что периодически я все же отвечаю на вопросы о том, какие книги в прошлом году были лучшими, а какие худшими, что хочется советовать, а что правильнее и не вспоминать.
Словом, начну без долгих предисловий. За 2015 год мной прочитана 221 книга и произведение, что на одиннадцать больше, чем в 2014-м, и не учитывает отдельные рассказы и пьесы, входящие в сборники, которые я примерно с середины года стала отмечать по алфавиту, чтобы картина прочитанного выглядела более достоверной. Объяснений, почему получилось столько, я дать не могу. Вроде, и в ДП мы решили не играть, и в новые игры я ввязывалась не безрассудно, но... Из песни слова не выкинешь. Я играла. Традиционно курировала и участвовала в "Игре в классики", в "Вокруг света", придумала и поучаствовала в книгочейском мероприятии "Мужчина и женщина", привычно играла в ТТТ, в "Дайте две", "Книжное путешествие", иногда - в "Книгомарафон" и "Открытую книгу", писала рецензии для "Спаси книгу - напиши рецензию", с интересом включилась в "Четыре сезона", ввязалась со всеми четырьмя "МАНьЮчКами" в "Персону Грата", попробовала свои силы в поисках "Кота в мешке".
Хотя, кажется я поняла, что увеличило количество прочитанного! Три клуба! :) Два широко известных - Клуб книгопутешественников и Партия любителей советской литературы, а третий, закрытый, Последний романтик. Судя по народным приметам, по путешественникам я прочитала 9 книг, по ПЛСЛ - 10, а еще три-четыре - по романтикам. Вот, видимо, от клубной жизни и пришло увеличение количества прочитанного. :)
Хотя, пожалуй, уже пора переходить от количества к качеству.
Январь.
В январе я прочитала 12 книг и впервые приняла участие в качестве куратора в такой масштабной движухе, как годовой Флэшмоб. Это было впечатляюще! Проявило во мне всю скрытую мизантропию, командный дух и подорвало веру в здравый смысл. И еще отняло немало времени. Немало - это мне в прошлом году так казалось. :) В результате, лучшими книгами января оказались Илья Ильф, Евгений Петров «Одноэтажная Америка», Макс Фриш "Штиллер" и Арнхильд Лаувенг «Завтра я всегда бывала львом» .
Февраль.
За февраль я прочитала 34 книги, 17 из которых составляли отдельные пьесы, после чего решила отмечать рассказы и пьесы в алфавитном порядке, а не по дате прочтения. Уж очень меня эта суета отвлекала.
Самыми сильными и яркими оказались "роман в рассказах" Эдуарда Кочергина "Ангелова кукла", перечитанная пьеса Эдвард Радзинский "104 страницы про любовь" и Дафна дю Морье "Козел отпущения" , а неожиданным открытием оказался итог моего путешествия по тайге - Сергей Воронин "Две жизни".
Март.
А вот в марте из 17 прочитанных книг выделить лучшую - невероятно сложно. Потому что примерно половина заслуживает хвалебных отзывов и восторгов. Там и "Цена нелюбви", и "Апрельская ведьма", и множество других замечательных романов... Но вот безусловные пятерки я поставила дважды - роману Халед Хоссейни «Бегущий за ветром» и потрясающей, живой биографии - Хейден Эррера "Фрида Кало" .
Апрель.
Еще сложнее ситуация оказалась в апреле. Тут из 22-х прочитанных книг выбрать лучшую вообще почти невозможно, поскольку там были прочитаны милейший "Непростой читатель" Алана Беннета, опустошающая "Оливия Киттеридж" - Элизабет Страут , шизофреническая "Золотая тетрадь" Дорис Лессинг, печальный Йозеф Рот "Марш Радецкого" , а под занавес еще и знаменитые "Большие надежды" Чарльза Диккенса. Но несмотря на такое пиршество впечатлений, сильнее всего в том месяце меня зацепила драматургия - молодая Ясмина Реза "Пьесы" и увенчанный лаврами Луиджи Пиранделло "Шесть персонажей в поисках автора" , а в комплекте - книга драматурга о драматурге - Михаил Булгаков "Жизнь господина де Мольера" . Из этого театрального ряда выбивается только Абрахам Вергезе «Рассечение Стоуна», но не зря выбивается. Потому что это было впечатляюще.
Май.
В мае была прочитана 21 книга, лучшими среди которых стали Фернандо Мариас «Где кончается небо», чрезвычайно глубокий Томас Манн "Доктор Фаустус" , небольшой рассказ Кен Лю "Бумажный зверинец" , роман Луиджи Пиранделло "Покойный Маттиа Паскаль" и историко-приключенческий Дафна Дю Морье "Генерал короля". А сколько у них было конкурентов! :))
Впрочем, провалы в мае тоже случались. За звание худшей книги месяца (и даже всего года, в итоге) могут побороться Лайза Джексон «Завтра утром» и Маргарет Этвуд "Рассказ Служанки" . И то, и другое, было на редкость претенциозно и тоскливо.
Июнь.
За июнь я прочла всего 12 книг, что объяснялось двумя причинами. Трациционной - сессия и нестандартной - 90-летие деда. :) Ну и еще ребенок сдавал свои ЕГЭ, а я шуршала по перечню вузов, и волновалась. :(
Особенно сильными в июне для меня оказались Грэм Свифт «Земля воды», Наринэ Абгарян "Люди, которые всегда со мной" и М.А. Булгаков "Драматургия" .
А еще в июне благодаря книгомарафону я сделала одно из самых важных для себя и части моей семьи книжных открытий - книгу Рудольфа Волтерса "Специалист в Сибири". Думаю о ней часто, и не отпускает она меня уже почти год.
Июль.
Наиболее яркими среди 15 книг июля для меня стали депрессивная "Дорога перемен" Ричарда Йейтса, грустная Нгози Адичи Чимаманда "Половина желтого солнца", теплая Надея Ясминска "Книгармония", потрясающая пьеса Готхольд Эфраим Лессинг "Эмилия Галотти" и такой понятный Сомерсет Моэм "Покоритель Африки".
Август.
В августе у меня главное - море, и чтение получается немного прерывистым. Тем не менее, изобилие свободного времени позволило мне прочесть 18 книг. :) Лучшие снова назвать сложно, поэтому легче назвать неожиданные яркие открытия. Такими стали истерзавший душу Саша Соколов "Школа для дураков", Элизабет Гаскелл "Крэнфорд" (после "Севера и юга" я на эту даму не слишком рассчитывала) и болезненный Джон Ирвинг "Правила виноделов" .
Сентябрь.
В сентябре я прочитала 17 книг, среди которых особого внимания заслуживают прочитанные подряд Сигрид Унсет «Улав, сын Аудуна из Хествикена» и Гузель Яхина "Зулейха открывает глаза" .
Октябрь.
В октябре я прочитала 19 книг, самой яркой из которых оказалась для меня еще одна встреча с отличной писательницей - Наринэ Абгарян "С неба упали три яблока" . Меньше задели, хотя тоже, конечно, остались в памяти - Ромен Гари "Обещание на рассвете" и Дина Рубина "На солнечной стороне улицы".
Ноябрь.
В ноябре я читала преимущественно всякую гадость под названием "студенческие курсовые работы", но между ними времени хватило на 15 книг. Главное счастье среди них - чудесный Эдмон Ростан "Принцесса Греза. Шантеклер" , замечательная Айрис Мердок "Монахини и солдаты", и, безусловно, невероятный Джон Ирвинг "Мир глазами Гарпа".
Декабрь.
Декабрь, если честно, я сейчас едва помню. Как-то умудрилась за этот сумасшедший месяц прочитать 19 книг, среди которых сильнее всего запомнились Герман Кох "Ужин", Дафна дю Морье "Моя кузина Рейчел" и Уильям Стайрон "Выбор Софи".
Словом 2015 читательский год получился у меня ярким и насыщенным. Есть, что посоветовать, и совсем немного разочарований, хотя и они в течение года случались.

Развернуть

Прочитав эту книгу, и ощутив в груди неубираемый на протяжении полутора часов жесткий комок, я задумалась, чем именно меня настолько задела эта история. Наверное, не особенностями самой этой болезни и путями её лечения, хотя, конечно, это важно. Скорее тем, как окружающие воспринимают сложившуюся ситуацию. В романе - жуткое предательство всех близких - мужа, родственников, друзей, и явное отчуждение малознакомых. А в реальных историях жизни?
1. Когда мой сын только родился, он очень опасно заболел, причем так, что врачи, которые ходили к нему каждый день, совершенно не понимали, чем он болен, и как с этим справиться. И вот тогда я тоже испытала похожее отторжение общества. Моя свекровь, врач-педиатр, между прочем, уехала от нас не только скрыв от меня и мужа, насколько опасно состояние моего сына (правда, вне плана вызвав к нему участкового педиатра, надо отдать ей должное), но и внутренне убежденная, что он умрет. Наши врачи в поликлинике пытались избавиться от нерешаемой проблемы диагноза, заставляя нас лечь в больницу, экспериментируя с лекарствами, и пугая меня фразами типа "а вы почему еще не в больнице, хотите, чтобы он дома умер?" или "а он, что еще жив?", по сути, опустив руки. И я навсегда благодарна почти случайно найденному Доктору, которая взяла на себя ответственность за жизнь моего сына, много думала, назначила нам исследования, а затем и лечение, и только спустя два года призналась, что несколько ночей не спала, напуганная тем, что могло, по её признанию, произойти каждый день. И только мой материнский фанатизм, абсолютная убежденность в том, что мы всё преодолеем, вера в нас Доктора, круглосуточное точное соблюдение медицинских рекомендаций, вкупе с посильной помощью и поддержкой напуганного мужа, помогли нам выправить мальчишку, который всё своё последующее детство искренне не понимал, почему все близкие так о нем беспокоются, а мать - настолько уверена в том, что с ним всё будет хорошо. И с Доктором мы дружим до сих пор. Глядя на моего почти двухметрового сына она искренне гордится нашей победой, и с грустью говорит, что тогда, 17 лет назад, у любых других, менее упрямых родителей, вполне возможны были бы оба варианта - и тот, которого достигли мы, и тот, который нам прогнозировали опустившие руки окружающие.
2. У моих приятелей две здоровые дочери. И одна, которая родилась больной, и умерла восьмимесячной. Болезнь была страшной - тяжелая раковая опухоль, которая поразила сразу несколько внутренних органов, и ей предсказана была смерть. Не представляю, как с этим можно эмоционально справиться, но её родители не сдали обреченного ребенка в социальное учреждение, а все эти восемь месяцев провели с ней дома, не ограждая от общения с больной сестрой здоровых девочек. Конечно, это было очень тяжело. И тяжело как раз им. Но, кроме того, это было важно. И эта быстро умершая девочка оставила след во всех их душах. Но почему тогда многие наши общие знакомые (да и незнакомые тоже) так ханжески поджимали губы, говоря о том, что девочку надо было сдать в больницу?
3. У моего соседа из детства есть сын, аутист. И здоровая дочь. Сын старше, и, конечно, ему приходится уделять очень много внимания. И догадайтесь, как много людей недоумевают, зачем они возятся дома с больным ребенком, которого можно было бы отдать в социальное учреждение, вместо того, чтобы тратить всё своё время на здоровую дочь?
4. Недавно я водила своего деда в Мариинку (ему 90 лет, и он очень плохо ходит - медленно, и на двух палках), так вот по ощущению - встречаемые нами люди явно поделились на две группы: первая удивлялась тому, что такой нездоровый старый мужчина находит в себе силы на театр, а вторая - явным образом демонстрировала мысль: "сидели бы вы дома, а не под ногами болтались". Потому что проще не видеть старости и нездоровья, чем задуматься о том, как можно организовать свою жизнь, когда к тебе самому придет старость или болезнь. Люди гонят от себя мысли о подобных вещах, чем мы всерьез отличаемся от жителей средневековья, или других культур, в который каждый человек каждую минуту был готов заболеть или умереть, и поэтому эмоционально готов к принятию болезни и смерти.
Это только четыре реальные истории, которые мне вспомнились, а на деле их, конечно, намного больше. И думаю, у каждого что-то подобное найдется в памяти, к сожалению.
Словом, эта книга полезна не только родителям аутистов. Эта книга позволяет каждому задуматься о его эмоциональной готовности к принятию страшных фактов, о том, насколько он в действительности терпим к чужим отличиям, и о многом другом.

Развернуть
Двенадцать месяцев 2014 года

За 2014 год мной прочитано, помимо необходимых по работе, 210 книг и произведений. Пожалуй, это много. В прошлом году было 138, что тоже немало. Но тут я вступила в кабалу "Долгой прогулки" в замечательной компании с командой МАНьЮчки (наш капитан - Анечка AzbukaMorze , Надюша nad1204 и Машенька Masha_Uralskaya ), и нашим секретным пухо-перовым тренером Ксюшкой kseniyki , а на фоне моей команды я вообще, можно сказать, ничего не читаю... :) Разумеется, я немало освоила в "Игре в классики", по собственному выбору разгребая завалы моего невежества и перечитывая подзабытое. Ну и, конечно, курирование игры "Вокруг света" всерьез расширило мои горизонты, и добавило в список хотелок совсем уж экзотические книги.
Словом, начну по порядку:
Январь.
Год начался с того, что мы разыграли книги в первом туре "Долгой прогулки", и мне досталась пронзительная книга Генриха Бёлля "Глазами клоуна". В общем, второго января я плакала.
А лучшей книгой января, в котором я прочитала 9 книг, стала "Люси Краун" Ирвина Шоу. Это безусловный шедевр. И тоже грустная книга.
Февраль.
В этом месяце было прочитано 12 книг и 8 пьес Теренция. В основном, это были классики, и они мне главным образом понравились (кроме Эжена Сю). Особенно яркими были новые встречи с Набоковым, его антиутопия "Под знаком незаконорожденных", к примеру. И Дино Буццати с "Волшебной горой" Томаса Манна.
Март.
В марте я прочитала 13 книг. Самой яркой среди них отказалась книга нового для меня автора - Халеда Хоссейни "Тысяча сияющих солнц" и сборник автобиографической прозы моего любимого режиссера Ингмара Бергмана. На Бергмана я так и не написала рецензии, но думаю о нем в течение всего года. Вообще, этот сборник, "Исповедальные беседы" настолько задел меня, что книга сразу попала в любимые. И да, я из тех маньяков, которые с удовольствием читали Музиля.
Апрель.
Апрель оказался гораздо более богатым, мной была прочитана 21 книга, и выбрать среди них лучшую совсем непросто. И все-таки пальму первенства я отдам книге "Приют" Патрика Макграта. Хотя еще и "Берлин, Александерплац" Альфреда Дёблина, за который я давно планировала взяться, произвел сильное впечатление.
Май.
В мае я прочитала 11 книг, и хотя меня впечатлили и "Ключи от царства" Кронина, и "Жизнь Арсеньева" Бунина, и "Океания. Остров бездельников" Уилла Рэндалла, но самое сильное впечатление произвели все же "Благоволительницы" Джонатана Литтелла. Отдельно отмечу новую встречу (после большого перерыва) с Максом Фришем, чей "Homo Faber" неожиданно очень зацепил.
Июнь.
Из прочитанных в июне 16 книг легко выбрать худшую, а вот лучшей стала, пожалуй, новая встреча с Томасом Манном в "Признаниях авантюриста Феликса Круля". Впрочем, интересной стала также новая встреча с Антонией Байетт в её "Детской книге".
Июль.
В июле я прочитала 11 книг, и назову лучшей, пожалуй, "Свет дня" Грэма Свифта. Это было горько, но безусловно красиво. Впрочем, сильное впечатление произвела также "Трилогия о маленьком лорде" Юхана Боргена и совсем небольшая книжка Бёлля "Ирландский дневник".
Август.
В августе я читала много, отпуск. Прочитано 16 книг, начато несколько других. Самые яркие, на удивление, обе американские. "Порою нестерпимо хочется" Кена Кизи и "Дальше живите сами" Джонатана Троппера.
Сентябрь.
Сентябрь начался бурно - много работы, 12 книг всего, но довольно толстых. И назвать лучшую легко - это "Роза распятия" Генри Миллера. Тот самый супербонус года, ради которого вообще стоило ввязываться в Долгую прогулку".
Октябрь.
В октябре было прочитано 16 книг, самыми яркими из которых я назову "Мадонну с пайковым хлебом" Марии Глушко и "Все люди смертны" Симоны де Бовуар.
Ноябрь.
Ноябрь подарил мне встречу с 25-ю книгами, среди которых было три драматургических сборника. Кроме этого, я прочитала очень много пьес - 21. Самыми яркими, запомнившимися, среди них я назову сборник Набокова "Изобретение Вальса", хотя меня приятно порадовал некоторыми своими творениями и Голсуорси, и несколько приятных часов доставил Милн. А из прочих прочитанных книг особенно зацепили "Любовь во время чумы" Габриэля Гарсия Маркеса и, конечно, неожиданный "Черный ящик" Амоса Оза. А еще - у меня состоялось долгожданное знакомство с Орханом Памуком. И его "Турция. Биография Стамбула" поселила во мне желание обязательно продолжать это знакомство.
Декабрь.
В декабре я снова прочитала 16 книг. Самыми лучшими стали, пожалуй, веселая "Мэри Энн" Дафны Дю Морье и безжалостный "Белый олеандр" Джанет Фитч, прочитанный буквально в последние дни года.
Вот такой получился книгочейский год. Надеюсь, следующий будет не менее интересным. :)

Развернуть
О длинных названиях...

Есть у меня одна приятельница. Барышня крайне грамотная и начитанная, рядом с которой я регулярно ощущаю себя балбеской. И вот как-то в разговоре с нею возникает тема длинных названий. Делюсь собственным опытом - в детстве мама подсунула мне статью в каком-то сборнике научной конференции с чудовищным названием - "Биоценотические аспекты оптимизации экосистем эррозионного агроландшафта". Самое забавное, что содержание статьи объемом около двух страниц вполне себе понятное - о том, что всякие там мхи-и-мухи нужны, чтобы действия по укреплению эррозионных почв были эффективными. И тут она выдает мне - "Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников: мосье Дэле, Карла Шмидта, мистера Куля, Алексея Тишина, Эрколе Бамбучи, Ильи Эренбурга и негра Айши, в дни Мира, войны и революции, в Париже, в Мексике, в Риме, в Сенегале, в Кинешме, в Москве и в других местах, а также различные суждения учителя о трубках, о смерти, о любви, о свободе, об игре в шахматы, о еврейском племени, о конструкции и о многом ином", и сообщает, что это название знаменитой сатирической книги начала ХХ века объемом около 300 страниц. Ну, в общем, я несколько минут сидела в замешательстве, и тогда же выучила это чудесное название, пообещав себе непременно книгу прочитать. Годы идут, название помню только частично, а роман так и не прочитала, негодяйка. Двадцать лет прошло. Стыдно мне. Вот. :(

Развернуть
Читальный 2013 год

Идея этой истории заимствована у papa_i_more , а подсмотрена у двух моих друзей - Medulla и Dorija .
Итак, за 2013 год я прочитала 138 книг, что почти ровно в два раза больше, чем в прошлом году, там их было 70. Объясняется это очень просто. Весь 2012 год я гиперинтенсивно училась, так что читать приходилось преимущественно учебную и научную литературу. В этом году учебы было заметно меньше - вот и книг стало больше. Впрочем, есть еще одна тому причина. В этом году я начала играть на ЛайвЛибе. Первой для меня стал новогодний флэшмоб, затем ТТТ, а потом я чрезвычайно удачно сыграла в праздничную "Дайте две". Затем были "Открытая книга", "Книжное путешествие", "Книгомарафон" и тестовая "Школьная вселенная". Так что моё активное участие в организации и курирование "Игры в Классики" стало логичным завершением мысли о том, что надо не только читать то, что для тебя выбирают другие, но и самой как-то приобщаться к бремени выбора. Затем я вписалась в самую быстро созданную команду в предстоящей игре "Долгая прогулка", и теперь мы дружные МАНьЮчки, а конец года посвятила организаторской работе в скоро стартующей игре "Вокруг света". И что же я всё это время читала?
В целом, прочитано 114 авторов, из них - 90 новых для меня.
Январь. Самая яркая книга января - "Москит" Ромы Тирн. Самая хрупкая и душевно близкая - "Одетта. Восемь историй о любви" Эрика-Эмманюэля Шмитта.
Февраль. В феврале, безусловно, лучшая - "Девушка с жемчужной сережкой" Трейси Шевалье. Впрочем, оставили глубокий след также "Миссис Крэддок" Моэма и "Книжный вор" Маркуса Зузака. На фоне этих книг, а также безысходных "Фальшивомонетчиков" Андре Жида, книга Трейси Шевалье одарила каким-то светлым чувством, приближением весны. И заставила еще раз пересмотреть все альбомы Вермеера.
Март. В целом, март в плане чтения у меня не задался. Работы было слишком много, да и прочитанная Гаскелл разочаровала. Впрочем, весь март я заканчивала "Уллиса" Джойса и вникала в "Дом, в котором" М.Петросян, так что читавшие меня поймут - сравнения этих книг с другими были бы непростыми. Единственная книга, которая немного зацепила - это "Коллекционная вещь" Тибора Фишера.
Апрель. А вот апрель оказался чрезвычайно щедрым на впечатления. И хотя лучшей я могу назвать Трилогию о Лёвеншёльдах Сельмы Лагерлёф, но еще три автора и их книги достойно вошли в список лучшего за год - Луис Сепульведа "Старик, который читал любовные романы", Джеффри Евгенидис "Средний пол" и Джоанн Харрис "Шоколад".
Май, в целом, выдался очень ярким. Но наибольшее впечатление среди майских книг осталось от "Свитера" Бланки Бускетс и "Я, Клавдий" Роберта Грейвза. Кроме того, весь год обдумываю "Дом духов" Исабель Альенде, очень зацепила эта книга, хотя я так и не собралась написать на неё отзыв.
Июнь - это, прежде всего, "Тень ветра" Карлоса Руиса Сафона. С этой книги, погрузивший меня в мир книг с головой, начался этот месяц, самый продуктивный в моем читательском году. Месяц, в котором я прочитала 22 книги, многие из которых - прекрасны, и это месяц, когда я прочла, пожалуй, лучшую книгу истекшего года - Арчибальд Дж. Кронин "Древо Иуды".
Июль. В июле я прочитала 17 книг, самыми значимыми из которых для меня, я считаю "Моби Дик" Германа Мелвилла и "Полубрат" Лари Сааби Кристиансена.
Август принес мне сразу несколько ярких открытий. Тех авторов, которых я никогда не читала раньше - Юхан Теорин, Джойс Кэрол Оутс, Тони Парсонс, Шань Са, Нина Федорова. Я вновь вернулась к недавней знакомой Маргарет Этвуд и давно знакомым Томасу Манну и Ирвину Шоу, причем встреча с последним вышла чрезвычайно удачной. Но самыми яркими литературными впечатлениями августа для меня были "Снобы" Джулиана Феллоуза и "Прислуга" Кэтрин Стокетт.
Сентябрь. В сентябре выбрать лучшую книгу удивительно просто. Все другие прочитанные книги заслонила новая встреча с Ирвином Шоу - Ирвин Шоу "Допустимые потери".
Октябрь начался под флагом "Игры в Классики" и принес мне неожиданно прекрасную встречу с Джоном Стейнбеком. Я настороженно отношусь ко многим классическим американцам, но этот год заставил меня быть менее категоричной в их оценке. Итак - фаворитом октября я смело называю "К востоку от Эдема" Джона Стейнбека.
Ноябрь. За ноябрь я прочла 13 книг, несколько тяжелых, несколько весьма интересных. А наибольший след во мне оставили "Процесс Элизабет Кри" Питера Акройда и "Избранник" Томаса Манна.
Декабрь тоже отличался щедростью. Интересных и ярких книг в нем прочитано немало. Это и "Степной волк" Германа Гессе, и "Похождения скверной девчонки" Марио Варгаса Льосы, и перечитанный 1984 Джорджа Оруэлла, и "Карусель" Сомерсета Моэма и вызвавшая слезы "Не уходи" Маргарет Мадзантини... Но самым ярким стало все-таки "Возвращение в Брайдсхед" Ивлина Во. А еще в конце года меня ждало лекарство от усталости - веселый "Уилт" Тома Шарпа. Интересный выдался у меня книгочейский год. Я снова стала много читать. :)

Развернуть
Темнокожая няня

Когда я читала эту книгу, сквозь меня прямо проходил и прорастал расизм... По большей части чужой, но местами и воспоминания о зародышах собственного... Наверное, это правильно, когда разные народы стремятся сохранить собственную идентичность, подчеркнуть непохожесть на других. Но мы знаем, какой тяжестью оборачиваются её крайние формы...
Когда моему сыну исполнилось полтора года, я пошла учиться, и была вынуждена на полдня взять ему няню. Забавным оказалось то, что эта няня была мулатка, девушка, приехавшая из небольшого северного городка и не поступившая в вуз... Мы очень быстро нашли с ней общий язык, она легко поладила с моим весьма компанейским сыном, которому в мое отсутствие особенно важно было много читать вслух и весело гулять в скверике. Она очень развлекала нас забавными историями об их совместных прогулках: идет как-то с коляской - перед ней замирает совершенно изумленный дядечка средних лет, который спрашивает: "Отец-то - белый?" (Надо сказать, что в юном возрасте мой сын был золотистым блондином) Олеся отвечает: "Белый!" Мужчина: "Ничего себе!" А она смеется про себя - я, конечно, могла сказать ему, что и мать тоже белая, но не стала... :)
Но я не успела почувствовать себя мисс Элизабет - свободной, довольной, безучастной... Потому что как-то раз Олеся стала рассказывать мне, какой ценой, какими физическими и моральными унижениями она заплатила за недолгую связь её матери с отцом-африканцем. Как мучили и терзали её всё детство жители - взрослые и дети - из маленького северного городка... И как мать не нашла в себе сил защитить свою девочку, не увезла её... И что африканская бабушка и вся тамошняя родня тоже с негодованием отвергли "слишком белую" внучку... И для неё - полукровки - оба расизма были совершенно реальны большую часть её жизни.
Так получилось, что недавно я два года учила африканцев. Избавляясь от неосознанных расистских предубеждений. Мы говорили с ними вполне честно. И я подумала - а может, проблема снова не в цвете кожи? Проблема в том, что люди с трудом принимают непривычное? Пытаются бороться с чужаками? В общем, боюсь, что проблема расизма, как и любой другой разобщенности, вряд ли будет легко решена... И прочитанная мной книга долго будет оставаться актуальной. :(

Развернуть
Чили в моем детстве

На самом деле, эта история не связана с самой книгой... Книга была прочитана позже. Но книга напомнила мне о событии, которое прочно засело в мою память.
Когда я была маленькой девочкой, во мне проявилось стремление читать не детские книжки, а те взрослые, которые от меня прятали, в которых я могла узнавать о каких-то "тайнах" мира взрослых... И я лазила на полки, где стояли совершенно не предназначенные моему возрасту издания. Так я прочла множество изумительных пьес, открыла для себя фантастов, изучила некоторые научно-популярные издания... И однажды наткнулась на книжку под названием "Стадион в Сантьяго". И прочитала её. И получила совершенно шоковое впечатление. Это была небольшая книжка в бумажном переплете, которая содержала свидетельства чилийцев, переживших путч под предводительством Пиночета. Рассказы тех, кому удалось выжить. Страшные, документальные, натуралистические рассказы о пытках, издевательствах, о муках и насилии, о преданности и самоотверженности... Тогда мне казалось, что все эти люди были борцами революции. Много позже я поняла, что это далеко не всегда было так.
А Исабель Альенде рассказала мне о тех, кто попал в эти жернова почти случайно... О тех, кто вольно или невольно способствовал тому, чтобы на чилийской земле стали возможны эти кошмарные события. О тех, кто навлек этот ужас на свою землю. Кто только перед смертью осознал, что за его иллюзии пришлось расплачиваться кровью близким людям...
Эта часть истории - всего лишь часть этой книги, но она заставила меня вспомнить одну из самых шокирующих в моей жизни книг... Ту, которая не позволяла мне жалеть старика-Пиночета, которого взяли в Англии... Ту, которая навсегда романтизировала в моей голове образ бородатого мужчины с гитарой, и навсегда прострочила через сердце слова "El pueblo unido jamás será vencido"...

Развернуть

в детстве мне казалось очень важным быть справедливой... я была уверена, что нужно оценивать конкретный поступок человека, не перенося такую оценку на его личность... Кроме того, я всегда была несколько обособленна, мало с кем дружила (хотя много с кем общалась) и никогда не старалась быть в центре внимания класса... правда, училась я хорошо, пожалуй, всегда была одной из лучших, так что довольно быстро привыкла, что перед контрольными ко мне "внезапно" проникались симпатией практически все популярные девочки, сомневавшиеся в своих силах... Класс наш был по большей части удивительно недружелюбный, и даже злой. Новичков встречали в лучшем случае безразлично, а то и издевками, выбрать "козла отпущения" и отыгрываться на нем - было вполне привычным занятием...
Я, наверное, была слишком занята своими делами, чтобы как-то вникать в происходящее. Ну а участвовать, быть "в толпе", преследовать - это было совершенно мне не свойственно. И до поры я счастливо избегала ситуаций, с которыми все время сталкивалась Нора... Но такие вещи не могут пройти совсем мимо. И вот наш класс принялся активно третировать до удивления нелепую девочку по имени Катя, которая вела себя ещё более по-овечьи, чем описанная в книге Карин. Катя навлекала на себя все большие насмешки и издевки, и в какой-то момент её гонителем оказался мой кузен - тут я не выдержала, и вступилась за неё, не желая смотреть, как он становится жалким "винтиком толпы"... Это стоило мне разрыва родственной дружбы - практически на всю жизнь. Потом - был ещё случай, когда я стала свидетелем начинавшейся травли - и вступилась. Я не отворачивалась от неё, когда она здоровалась или подходила ко мне на улице, я пыталась быть справедливой... Честно говоря, мне она никогда не нравилась, она была скучной, некрасивой, ноющей, неумной, неинтересной, и подругой моей стать не могла. Но я верила, что человека нельзя просто так гнобить, нужно судить только поступки, и не могла спокойно взирать на несправедливость... Казалось бы, как она могла ко мне относиться? :)
А вот и нет. Когда наша главная звезда, самая общительная и популярная девочка вдруг решила приблизить к себе эту самую Катю - не знаю, внезапно подобрев, или из каприза решив заполучить себе преданную "комнатную собачку", что-то вроде собственного шута, или исходя из ещё каких-то, мне неведомых, причин - Катя, не задумываясь, передала всё, высказанное мной об одноклассниках в связи с этой травлей, и даже наговорила на меня лишнего, видимо, приписав мне свои собственные мысли. Я до сих пор удивляюсь этой неблагодарности и несправедливости...
На роль новой жертвы я оказалась неспособна - но это уже свойство моего характера и, конечно, вовремя пришедшая в головы потенциальных преследователей мысль "а как же тогда у неё списывать?" параллельно с начавшейся химией, физикой и усложнившейся внезапно математикой... :) я снова заняла в этом классе привычное независимое место на галерке, и оставшиеся годы наблюдала за нашим зверинцем со стороны... впрочем, эта история не об этом...
эта история о том, что совсем недавно, вдруг, мне написала эта самая Катя, с которой я и училась-то всего три года, и принялась бойко расспрашивать меня о жизни, и пытаться "восстановить отношения"... я ничего не понимаю в людях, я не улавливаю психологию предателя... но я ей не ответила... и прочитала "Правду или последствия", чтобы попытаться найти ответ...
его нет... может, когда-то я смогу понять...?

Развернуть

Наверное, это была одна из тех книг, ради которых я училась читать... Мне было лет пять, и мама читала мне её перед сном, несколько страниц - бесконечно интересных, потрясающе увлекательных, а потом говорила "все, достаточно" и называла мне номер страницы, на которой мы закончили. А я хватала ручку или карандаш, и записывала этот номер на своих детских рисунках, которыми была оклеена моя (обратная) сторона серванта. И цифры я тогда писала с ошибками, поэтому на рисунках навсегда остались развернутые в другую сторону четверки и тройки... И ложась спать, я мечтала, что тоже буду такой самостоятельной и храброй, как Женя, и у меня будут друзья, такие как Тимур, Гейка, Коля... И я буду помогать малышам и слабым, а папа всегда меня поймет и поддержит... И конечно я мечтала о таком телеграфе и штабе, о настоящих друзьях и настоящих делах, и засыпала, сразу начиная ждать следующего вечера, когда вечно занятая мама продолжит мне читать такую настоящую, взрослую книжку... А днем я открывала её, рассматривала картинки, находила заветный номер страницы, где мы остановились вчера, пыталась что-то прочесть сама... И почему-то чувствовала себя при этом немного виноватой. Такую замечательную книжку мы, конечно, должны были читать только вместе с мамой! И я ждала вечера, и необходимости снова ложиться спать... :)

Развернуть
академическая обстановка для перечитывания :)

Эту книжку я любила с детства. У меня никогда не было своего экземпляра, но моя лучшая подруга Даша добросовестно давала мне её и оба продолжения читать и перечитывать несколько раз... Я играла в эту книжку, представляла себя в роли различных персонажей, примеривала роли подружек Саши на своих подруг... Удивлялась тому, как меняются персонажи книги, и была готова к аналогичным переменам в жизни... Когда я выросла, я много раз вспоминала сюжет, персонажей, смешные и грустные эпизоды повествования... Но постепенно они уходили из памяти - оставались только самые яркие фразочки, такие, как

Когда я была еще совсем маленькая — мне не было пяти лет, я еще не умела читать, — меня однажды взяли в театр на праздничный утренник. Мама сказала: "Будут представлять «Бедность не порок».
Я поняла это как «Бедный Снепорок».


Я взбираюсь на подоконник в передней — оттуда видны окна квартиры, где живет знакомая девочка, Любочка Зильберберг. Раскрываю окно настежь и зову сперва не очень громко:
— Люба! Люба! Потом громче:
— Любочка-а-а! Юбочка-а-а! Потом:
— Любка-а! Юбка-а!
И, совсем расшалившись, кричу во весь голос:
— Любочка! Юбочка! Бочка! Очка! Чка! Ка! А!


— А и верно: он молодчина! — хлопает папу по плечу старичок Иван Константинович. — Другие врачи меня к платным больным зовут, и я иду без всякого удовольствия. А этот рыжеусый, — Иван Константинович трогает папу за ус, — он меня только по чердакам да подвалам таскает, где мне и пятака не платят, и я, старый болван, черт побери мои калоши с сапогами, иду за ним, как барышня за женихом!..


Сейчас у Ивана Константиновича новый денщик — татарин Шарафутдинов. Он почти не знает русского языка.
— Беды мне с тобой, Шарафут! — сокрушается Иван Константинович. — Учи тебя еще и говорить, как маленького… Ну, кто я есть, скажи!
Шарафутдинов беспомощно поводит миндалевидными восточными глазами и отвечает — не сразу, с запинкой:
— Благородиям.
Подумав, он поправляется:
— Ихням благородиям…
Но за глаза Шарафутдинов уточняет, называя Ивана Константиновича:
— Та барин, котОра тОльста…


Рита, прокашлявшись, читает:
ЧИЖ и ГОЛУБЬ
БАСНЯ КРЫЛОВА
ЧИЗА ЖАХЛОПНУЛА…
Девочки дружно смеются. Я не смеюсь. Я-то ведь хорошо знаю, как это бывает, когда от волнения говоришь не то, что хочешь!


А Юзефа, пуская умиленную слезу, вздыхает, оглядывая меня критическим глазом:
— А и худенькая ж! Як шпрота копченая…


осталось ещё много всякого, но это уже из продолжения, про институт, которое и нравилось мне всегда больше, потому что проблемы там всё по большей части знакомые, и Сашенька становится самостоятельной...
Но время шло, что-то я забывала... Впечатления подернулись поволокой, и стало уже не совсем понятно - так ли хороша эта книжка, которую я любила в детстве...
И вот однажды я, уже совсем взрослая, пришла в Библиотеку Академии наук - чудесное здание на Васильевском, с волшебным читальным залом, в котором стеллажи с книгами, широкие деревянные столы и лампы под зелеными абажурами, заказала там свою литературу по специальности, и села ждать, когда мне её принесут (обещали только через три часа)... Немного подумала, покрутила головой, и вдруг сообразила, что художественную литературу приносят намного быстрее специальной. Несколько минут я размышляла, что можно почитать, не напрягаясь, а потом вдруг вспомнила свои сомнения, касающиеся любимой детской трилогии. В общем, получила я эту книжку и все её продолжения. И стала читать. В академической библиотеке. Среди больших и не очень больших ученых, читающих научную литературу разной степени сложности и умности...
И тут же ко мне вернулись все любимые герои из детства, изменившиеся и повзрослевшие вместе со мной... Они были всё те же, но в чем-то - совершенно другие, потому что я вдруг замечала те вещи, которые в детстве совершенно мимо меня прошли... И очень быстро книжка совершенно захватила меня, сомнения исчезли, я поняла, что даже в детстве "прекрасно разбиралась в литературе"... :)) Самое забавное началось, когда я стала натыкаться на смешные моменты, коих в трилогии - предостаточно! Сколько могла, я улыбалась и сдержанно хихикала, но в каком-то особенно смешном и любимом месте - я рассмеялась в голос, совершенно забыв об академической обстановке, больших ученых и благоговейной тишине, которой приличествует быть в таком научном месте... :)
И хотя мне было неловко, особенно под строгим взглядом немолодой научной тетечки в очках, я продолжала читать и на следующий день, стараясь веселиться как можно тише, и убеждаясь, что книжка - любимая - не стала хуже со временем и возрастом...
В общем - выбирайте более удачное место для перечитывания, чтобы хохотать в голос! :)

Развернуть

Жила-была девочка, которая читала эту книжку... Она читала её в пять лет когда была ровесницей Катруси, и перечитывала, когда взрослела... Она тоже хотела быть хорошей девочкой, как Катруся, и тоже иногда совершала ошибки... И у неё тоже была бабушка, которая жила далеко... И бабушка жила на Украине, и от этого девочке казалось, что книжка - практически про неё... И девочка хотела быть отличницей, и стала ею... И полюбила биологию - как Катруся после встречи с биологами на научной станции... Вот только белки приходили к девочке в дом сами, и таскали из кухни овсяное печенье - потому что росла она тогда в академическом лесу... :)
А потом девочка выросла, и вернулась в Питер... Но иногда, с каждым годом всё реже, эта девочка, девушка, а потом и совсем взрослая женщина возвращалась в академический лес, брала с полки любимую книжку "Катруся уже большая", перечитывала её от корки до корки (включая сказки про мячик и зайчика), и снова чувствовала себя хорошей девочкой, спокойной, защищенной, любимой, несмотря на всё что творилось в её жизни в текущий момент... И даже мама со временем перестала шутить про это... :)

Развернуть