Больше цитат

— Ш-шаман, зачем мы здесь?
Погруженный в свои мысли, У Си не успел опомниться, когда его прервали внезапным вопросом, и небрежно спросил:
— Скажи… что делать, если я не знаю, нравится ли мне один человек?
— Это легко, – ответил Ну Аха. – Если тебе кто-то нравится, то ты будешь постоянно думать о ней. Ты будешь стремиться выполнить любое ее желание. А главное, ты будешь хотеть постоянно видеть ее счастливой и скучать, если она далеко…
У Си замер, сердце его словно пропустило удар.
Заметив его состояние и прибавив к этому их местонахождение, Ну Аха, само собой, все неправильно понял. Удивившись на мгновение, он попытался прощупать почву:
— Человек, который нравится юному шаману… не подходит ему по статусу?
«Конечно, не подходит, он же мужчина», – подумал У Си и кивнул.
Недопонимание усилилось. Ну Аха отличался от А Синьлая тем, что обладал большим спокойствием, чем этот храбрый и честный, но простодушный и импульсивный здоровяк. Подумав, он осторожно спросил:
— Тогда… она красивая? Добрая? Хорошо относится к юному шаману?
«Он мужчина, – подумал У Си. – Эта «красота» отличается от нежной женской, однако он все равно невероятно хорош собой. Нрав его тоже хорош, а на лице всегда улыбка, как бы сильно он ни злился».
В итоге У Си снова кивнул.
Ну Аха поднял голову, взглянув на вывеску Изумрудного дворца и множество красивых девушек, что встречали и провожали гостей, а затем сказал, будто бы утешая самого себя:
— О человеке… нельзя судить по внешности. Иногда люди со стороны выглядят очень плохими и поступают соответствующе. Но если она добра к тебе и это от всего сердца, то… я не умею говорить красиво, но вообще в этом есть смысл.
У Си подумал, что Цзин Ци иногда действительно был очень плохим, особенно ему нравилось обманывать других. Возможно, этот парень считал, что лгать и менять маски – это все равно что есть рис и пить воду, но к У Си он всегда был добр. Тогда У Си кивнул:
— Думаю, иногда он действительно любит лгать и обманывать людей. Но он не любит обманывать меня и хорошо ко мне относится.
Ну Аха тоже кивнул и сказал:
— Юный шаман, мы в Наньцзяне не обращаем внимание на статус и положение семьи. Если ты искренен по отношению к ней, а она – по отношению к тебе, то можешь жениться на ней. Мы все тоже примем ее.
У Си в замешательстве посмотрел на него и вдруг почувствовал, что Ну Аха мыслит шире, чем он.
В этот момент с верхнего этажа донесся мягкий женский голос:
— Я хочу быть с ним до самой смерти…
Эти слова, словно молоток, ударили прямо в сердце. У Си чуть не сошел с ума:
— Я хочу быть с ним до самой смерти.
`