Больше цитат

- Забери меня Бездна... - прошептал я, наконец заметив, как в двадцати ярдах от меня появляется смерч из искр и дыма.

Конь сильнее заволновался, переступил с ноги на ногу, и мне пришлось приложить уйму сил, чтобы его успокоить. Когда я справился с этим и поднял глаза на дорогу, передо мной стояла нирита. Она была чуть больше тех, что я видел раньше. Дым внутри нее был непривычного темно-серого цвета, а искры сверкали золотом.

Я, конечно, порой бываю большим тугодумом, но тут не понадобилось много ума, чтобы догадаться, что передо мной сама Зан-на-кун, Пепельная дева и, если не врут легенды, первая из тех, кто увидел Хару. Множество золотых глаз древнего существа внимательно изучали меня, а я замер в седле, ни жив ни мертв, поняв, почему она пришла.

Я не мог ей противостоять, не мог бороться. Дым нельзя убить, если у тебя нет бирюзового меча некроманта.

Она заговорила, и я услышал голос у себя в голове - тихий, шепчущий, тусклый, словно ветер в стенах всеми забытого брошенного города:

- Мы - дети изначальной тени. Дочери незрячих кайю. И очень плохо умеем прощать. Пять веков назад она убила моих сестер, но вновь осмелилась вернуться сюда, пускай лишь призраком. Тенью тени, что Сейчас живет в тебе, человек.

Она внезапно оказалась рядом, и я вздрогнул, стиснув поводья.

- Лишь сегодня я поняла, кто на моей земле. Я никогда бы не простила и не выпустила тебя. Но мир ждут изменения. Грох-нер-Тохх проснулась, семена огня упали в землю, и скоро будет много новых моих сестер. Я попытаюсь забыть о своих потерях, человек. Меня попросили об этом, и я не смею отказать.

- Кто попросил? - Мой голос был хриплым.

Она не сочла нужным мне ответить, переместилась обратно к ручью и, прежде чем исчезнуть, сказала:

- Ты можешь уйти. Скажи ей, что я ее прощаю.