Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

«Я не писатель. Всего лишь автор и исследователь»: Интервью с Александром Смирновым

Привет, друзья! Наша эпоха успела отметиться не только невероятным техническим прогрессом, но и переоценкой многих исторических событий и личностей. Необычная новинка, сборник Неизвестный Петр I. Стихи и проза убийцы Лермонтова, в который вошли исследования о прославленном российском императоре и творчество Николая Мартынова, предлагает по-другому взглянуть сразу на двух этих известнейших личностей – и, возможно, поменять к ним свое отношение.

Мы побеседовали с автором книги Александром Смирновым и узнали, как началась работа над разными частями книги и к чему следует приготовиться читателям.

Здравствуйте, Александр! Пожалуйста, расскажите немного о себе.

Сейчас я живу в дачном поселке Ульяновка в 40 км от Петербурга, известном своими Саблинскими пещерами и водопадами, «малой родиной Козьмы Пруткова», ибо он «родился» в имении графа-писателя Алексея Толстого, что на берегу р. Тосно. До революции в окрестностях дачного поселка Саблино охотился на зайцев «революционный дед Мазай»: политический маргинал на то время – адвокат Владимир Ульянов. В память этих событий поселок переименовали в Ульяновку. Пенсионер по инвалидности, занимаюсь профессионально литературой, журналистикой, съемками документального кино. Очень люблю своего сынишку, в этом году он идет в 1 класс. Старшая дочь уже взрослая – профессиональный художник, в этом году заканчивает Академию искусств в Киле (Германия). Жена – редактор на радио «Россия». В нашем «теремочке» живут еще 5 кошек и две собаки – почти все потеряшки.

Когда и почему вы начали писать?

Свою первую «прозу» начал писать в 6-м классе школы. Под влиянием любимой учительницы литературы – Татьяны Алексеевны Розенберг. И «зажег» меня идеей мой одноклассник – Коля Петров. Повод был оригинальный: мы увлекались книгами Жюля Верна и нам было обидно, что капитан Немо погиб, а капитан Грант не нашел свободные земли для переселения туда шотландцев, а капитан Гаттерас не достиг вожделенного Северного полюса… И вот тогда мы придумывали сюжет о том, что все развивалось благополучно. «Дописывали» за классика, так сказать. Причем, по уговору, Колька писал две страницы с развитием своего сюжета, потом я две дописывал «отталкиваясь» от его линии и так далее. Менялись рукописями. Компьютеров и печатных машинок у нас же не было. Причем так увлеклись, что начали творить в тетради по русскому языку. А Коля их в спешке сдал как контрольную работу. А Татьяна Алексеевна нашу общую «контрольную» прочла. И оценки обоим влепила 5/2! «Гуся» нарисовала за ошибки. А «отлично» за содержание и идею. Эта первая рецензия первого «литературного критика» нас вдохновила и мы «усовершенствовали» концовки произведений Гайдара – например, «Мальчиш-Кибальчиш» (герой не погиб в застенках буржуинов, а стал маршалом советской авиации). Даже сочинение академика Владимира Обручева «Земля Санникова» закончили иначе: обитатели арктического оазиса не замерзли от последствий землетрясения, а возглавляемые прогрессивными революционерами-народниками образовали цветущую коммуну. К концу 7-го класса это все надоело и забылось, но увлечение графоманией не улетучилось полностью. Жаль только, что при многократных переездах наши «рукописи» пропали.

картинка info


Ваши книги в основном затрагивают исторические темы. Считаете ли вы себя писателем-историком?

Хотя давно состою в Союзе писателей России, награжден тремя литературными премиями, живу, можно сказать, как профессиональный литератор, являюсь автором более 10 книг – «писателем-историком» себя не считаю. И когда оппоненты и критики клянут меня – «Вы не писатель!» им отвечаю – «Абсолютно верно! Я не писатель. Всего лишь автор и исследователь». И мне легко. И им ответить нечего.

В Неизвестный Петр I. Стихи и проза убийцы Лермонтова сошлись две очень разные части. Есть какая-то причина, по которой произведения оказались под одной обложкой?

Объединены герои книги одним – фальшивой оценкой потомков. Петра I чуть ли не обожествили. А на самом деле – грешник, заслуги которого очень сильно преувеличены. А майор Николай Мартынов – талантливый многообещающий писатель, «убитый» пулей, выпущенной в другого поэта. Вопрос: вправе ли боевой офицер, даровитый поэт защищать свою честь, если ее прилюдно оскорбляет гениальный подлец?

Что сподвигло вас заняться неизвестными сторонами Петра I?

Толчком к переоценке итогов его царствования стало знакомство с одним документом, показанным мне сотрудниками военно-медицинского музея. Выписки из истории болезни августейшего пациента, составленной лейб-медиком императора Блюментростом в начале января 1725 года. Трудно согласиться с тем, что малограмотный хронический алкоголик, мучаемый регулярными приступами эпилепсии, психопат со склонностями садиста был таким «светочем науки, прогресса и доблести», которым нам рисовали Петра I историки, писатели и кинематографисты. Начал «копать» с истории русского флота, который якобы основал «Петр Великий». И оказывается, что среди дореволюционных авторов были те, кто печатали свои «антипетровские» труды в типографиях Императорской Академии Наук или Морского министерства. Так что с темой «АнтиПетр I» проблем в поиске источников не имелось.

А что насчет Николая Мартынова?

Поэзию и прозу «лучшего поэта Кавалергардского полка» Николая Мартынова удалось обнаружить лишь после долгих поисков в фонде Петербургской публички. Литературный талант меткого майора каждый может оценить сам. Не стоит забывать, что в 1841 году ему было всего 25 лет, он был «на взлете» сбит собственным выстрелом. А мог бы вырасти в крупного писателя ХIХ века. Прочтите неоконченную рукопись Мартынова «Гуаша»… — не его ли сюжет использовал Михаил Лермонтов в своей «Белле». Или поэма ветерана кавказской войны Николая Мартынова «Герзель-аул»… Не дотягивает до уровня Михаила Лермонтова? А до чьего дотягивает? Такие вопросы просто некорректны.

Разрушение устоявшихся мифов — процесс часто болезненный. Какой реакции вы ждете от читателей?

Ясно, что для большинства читателей Николай Мартынов – это демон в эполетах. А Петр I – «святой российской истории» на коне. И похвала одного и критика второго – кощунство. Но, может быть, среди читателей найдутся те, кто будет способен иначе взглянуть на общепринятые штампы?

Кроме книг, вы занимаетесь также режиссурой, многие ваши фильмы отмечены наградами. Не хотели бы снять фильм о Петре? Или о Мартынове?

Снять фильм о преступлениях Петра I в русской истории и о литературном творчестве Николая Мартынова – идея увлекательная. Вопрос в средствах. Но на все Божья воля.

Комментарии


Уважаемый Александр, мне давно хотелось прочитать Вашу книгу и, хотя этого ещё не произошло, но по интервью поняла, что прочитать надо. Мне тоже не понятно восхваление Петра. Флот у России был и до него и, может быть, новый город на костях не очень был нужен России. А отношения его с сыном, с женами, с боярами вызывают неприязненные чувства. Что касается Мартынова, даже одно то, что Лермонтов называл его "мартышка" обидно. Постараюсь найти его произведения. Спасибо. Татьяна


Госпади, очередной "срыватель покровов" нарисовался.)) Мало нам Фоменко с Солженицыным.))


Не думаю, что спонсоры заинтересуются в съёмках исторического фильма, к сожалению. Сейчас смотрят всякую лёгкую комедию

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции