Рубрика «7 по 7». 7-го числа каждого месяца историк и писатель Алекс Громов рассказывает о 7 книгах

7 сентября 2017 г., 07:00
Arlett

Lev_Lure_Sofya_Lure__Leningrad_Dovlatova Лев Лурье, Софья Лурье Ленинград Довлатова. Исторический путеводитель

В издании, состоящем из трех глав-маршрутов, рассказывается о разных периодах жизни писателя и самой страны – от позднего сталинского времени до эпохи брежневского «застоя». Авторы книги, назвавшие ее в предисловии путеводителем по времени и месту (Ленинграду 1944-1978 годов), брали интервью у вдовы и друзей Довлатова. В тексте говорится о самых важных учреждениях и заведениях того времени, описано, что в эти годы происходило в городских театрах, на Ленинградской киностудии и в Пушкинском доме.

Отдельные главы посвящены Ленинградскому дому моделей одежды, Гостиному двору, Елисеевскому гастроному, Ленинградскому дворцу пионеров, ЛИТО — литературным объединениям, Дому писателей им. Маяковского, Дому журналистов, ресторанам «Крыша» и «Восточный», ГЭБу — Государственному экскурсионному бюро, Дому книги на Невском проспекте (заодно — описание книжного бума того времени), магазину «Березка», «Лавке художника», «Сайгону», перекрестку трех проспектов. В тексте рассказывается и про филфак ЛГУ. «К 1959 году самая знаменитая группа литературно одаренных студентов, которую позже назовут «филологической школой ленинградской поэзии», уже оканчивала вуз. Эта компания (Михаил Красильников, Владимир Уфлянд, Лев Лосев и другие) была известна в городе не только и не сколько своими стихами, сколько жизнетворчеством. Их веселые абсурдистские выходки наследовали традициям обэриутов, которых они заново открыли в конце 1950-х…»

В тексте – и описания изнанки той самой советской действительности, истории ленинградской шпаны и фарцовщиков, которых называли «центровыми». Эти ребята, большинство из которых училось или уже закончило технические вузы, старались жить в Советском Союзе как на воображаемом ими Западе. К кругу их знакомых принадлежал и Довлатов, с которым фарцовщиков роднило глубокое отвращение к советской власти. «Ленинград Довлатова – город, живущий изрядно потрепанным столичным прошлым… Послевоенный Ленинград был относительно опрятен. Летом – поливальные машины, зимой – снегоуборочные… В 1970-е годы пейзаж резко меняется, город все более неухожен и грязен, особенно новостройки».

В книге приводится хронология биографии Довлатова и самых важных вех жизни советской страны за неполных три десятилетия.

__Aleksandrovskij_dvorets_v_Tsarskom_Sel Александровский дворец в Царском Селе и Романовы

В альбоме, содержащем множество иллюстраций, в том числе – картин, портретов и старинных фотографий, подробно рассказывается о дворце, неразрывно связанном на протяжении нескольких поколений с императорской династией. Александровский дворец, являвшийся одним из крупнейших отечественных сооружений конца XVIII века, предназначался для внука Екатерины II – великого князя Александра Павловича, который и перебрался туда с супругой и сопровождающими 12 июня 1796 года. После прихода к власти Павла I дворец пустовал и всю его огромную территорию обслуживали всего 17 человек. После женитьбы своего младшего брата Николая в июне 1817 года, император принял решение передать ему дворец, в котором молодожены провели большую часть медового месяца.

«Иногда при дворе устраивали маскарады и целые представления с переодеваниями. Самым известным таким праздником стала Царскосельская карусель. Праздник, устроенный 23 мая 1842 года по случаю серебряной свадьбы императора Николая Павловича и императрицы Александры Федоровны, представлял подобие средневекового рыцарского турнира. Помимо парадной картины О.  Верне и описаний в камер-фурьерских журналах, подробности об этом событии, зачастую весьма колоритные, можно почерпнуть из дневников членов семьи Николая I и близких к ней лиц. Репетиции карусели начались еще в Петербурге в начале апреля и затем проводились регулярно: участникам предстояло освоить конные упражнения и при этом правильно держаться в седле. Все это, по свидетельству Ф.П.  Литке, стоило немалых усилий, особенно участникам в возрасте. Даже государь, славившийся своей выносливостью на парадах, после одной из репетиций сказал: «Нет, такие проделки нашим старым костям не под силу; десять часов на маневрах меньше меня утомляют». Трудность усугублялась тем, что мужчины должны были надеть для участия в процессии настоящие средневековые латы, взятые из Царскосельского арсенала».

Последний российский император родился в Александровском дворце, провел там все свое детство и после революционного 1905 года часто бывал в Царском Селе. В издании рассказывается и о судьбе предметов и произведений искусства из царскосельских дворцов, пополнивших новые музеи Советской республики. Так, открытый в 1924 году в Омске краеведческий музей получил в первые четыре года работы ряд экспонатов из Государственного музейного фонда, составивших основу его коллекции. Среди них было уникальное кресло из Александровского дворца. Кресло в 1908 году депутаты от калмыцкого народа Донской области преподнесли в императрице Александре Федоровне (с дарственной табличкой), В 1930-е годы это кресло служило реквизитом в одном из омских театров, и, несмотря на свой почтенный возраст, существует и поныне.


Ред. А. В. Смирнов «Рассыпанное» и «собранное»: когнитивные приемы арабо-мусульманской культуры
A._V._Smirnov.__quotRassypannoequot_iquo

Порой даже самые простые слова заключают в себе целую вселенную глубочайших смыслов. В новом сборнике научных трудов, посвященных исследованию культуры и классической философии Востока, рассматриваются различные аспекты поэзии и истории, языкознания и теории музыки.

Например, в статье Г. Шамилли «Разомкнутая форма как метафора, термин и феномен» сопоставляются традиционные музыкальные структуры и прослеживаются их философские корни и аналогии. По мнению автора, несмотря на то, что любая музыка состоит из звуков, «может только показаться, что категории «звук» и «форма» представляют ряд отдельных универсалий, заданных списком, и что можно понять культуру, рассмотрев каждую из категорий автономно, составив о каждой из них самостоятельное суждение». На самом деле фундаментальные категории объединяются по законам смыслополагания, которые отличаются в разных культурах.

В статье директора Института философии РАН Андрея Смирнова «Звук» vs. «звучание»: осмысление категории харф в арабском и европейском языкознании» анализируется грамматическая теория арабского языка, в первую очередь «харф», основной структурный компонент слова, состоящий из согласного и гласного. Причем, каждая из этих составляющих может иметь так называемую нулевую реализацию, то есть фактически представлять собой паузу. Таким образом, пауза, мгновение тишины, оказывается полноправным компонентом «харфа», а значит, и слова, то есть речи. Автор приводит сравнение харфа с единицей информации – битом, которое используется для демонстрации представления минимальной единицы как двоичной. «Мне представляется, однако, что это сравнение не до конца убедительно, поскольку оно основано скорее на внешнем, нежели на сущностном сходстве. Бит в двоичной системе счисления действительно принимает одно из двух возможных значений, «единица» или «ноль»… он представлен всегда единственным значением и никогда не двумя, в отличие от харфа, который всегда представлен двумя значениями».

Также в сборнике исследуются проблемы перевода классической поэзии и используемые в ней образы, фундаментальные философские вопросы и их связь с традиционной культурой.

Rajmond_Barrett_Uindell_Oskej__Domashnya Раймонд Барретт, Уинделл Оскей Домашняя лаборатория для занимательных опытов

Многие в детстве мечтали о собственной лаборатории, где можно было бы проводить разные занимательные и эффектные опыты. А если бы в ней были еще и старинные приборы, напоминающие о временах великих открытий и дальних путешествий… Вот, к примеру, астролябия. В книге описано ее назначение (для наблюдения положения звезд), перечислены нужные материалы и сам процесс изготовления устройства, а также рассказывается, как ее потом использовать на практике: «Наведите трубочку так, чтобы видеть через нее Полярную звезду. Поверните основание так, чтобы угол на нем составлял 0 градусов. Теперь наведите прибор на любую другую звезду…».

Среди устройств, которые в большинстве стран стали достоянием истории – универсальные солнечные часы, способные показывать время года, восход, закат и час дня в светлое время суток. Юные читатели узнают, как можно измерить расстояние до Луны, сделать компас из иголки, как используется маятник Фуко для доказательства вращения Земли – и многое другое. Например, как наблюдать спутники Юпитера и другие небесные тела.

Принципы обустройства домашней лаборатории для опытов по физике и химии в книге отображены не просто подробно, но и с обязательным разъяснением правил техники безопасности. Описано проведение более 1600 экспериментов: добыча водорода, выращивание кристаллов, обнаружение жизни в капле воды, измерение всевозможных величин (от массы до электропроводности, скорости метаболизма или космического излучения), создание электрического двигателя… Каждому из представленных устройств сопутствует раздел «Рассуждай как ученый», в котором задаются вопросы, позволяющие сделать правильные выводы после проведенных наблюдений и экспериментов.

o-o.jpeg Махмуд Барабади. Один умён, а другой умнее

Частенько бывает так, что замысел, который кажется очень выгодным тому, кто его придумал, оборачивается совсем другим результатом. Известный иранский писатель создал на эту тему веселую и в чем-то поучительную детскую книгу, изданную в серии «Шекарестан». «Однажды бабушка Камар не могла попасть к себе домой. Старый ржавый замок никак не хотел открываться. Бабушка Камар всё возилась с замком, когда подошёл какой-то господин в странной одежде и шапке, а усы у него были уж совсем странные. Он спросил: «Простите, а где район Шекарчал?» Выговор у него тоже был странный. В этот самый момент подошёл Самад Врун и сказал: «Ты хочешь попасть в Шекарчал? Пойдём, я сам тебя отведу. Я вижу, ты иностранец. Хорошо, что ты нашёл себе провожатого…».

Может быть, в самый первый момент у него и не было хитрого плана, так, покрасоваться перед знакомыми в компании приезжего господина. Но потом, когда они обошли весь базар, и гость фотографировал все подряд, на пути, как будто случайно, возникли два торговца, разложившие перед собой всякое старье. И когда иноземец начал расспрашивать об этих предметах, ему поведали невероятные истории. Вот, мол, ржавые ножницы, они не простые, ими ленту в городских воротах впервые разрезали, а кувшин для омовений, конечно же, принадлежал кому-то из великих горожан. Иностранец, оказавшийся любителем антиквариата, не торгуясь, купил и ножницы, и кувшин. Тут у Самада и созрел план – барахла-то и у него в чулане много, значит, надо его выгодно сбыть… Но у гостя был собственный замысел.

o-o.jpeg Карина Сарсенова. Цена страха

Жизнь человека обычно наполнена желаниями, но далеко не всегда они бывают осознанными. Новый роман известной писательницы показывает, как это происходит, и чем может обернуться в итоге. Вот прославленный музыкант собирается на церемонию награждения одной из самых престижных премий, но когда импозантный незнакомец вдруг не только заговаривает с ним о творчестве, но и предлагает отдать самый сильный страх – это становится потрясением. «Умрут все. Смерть неизбежна. Но я боюсь смерти моего творчества. Когда я думаю о том, что моё творческое имя рассеется прахом в памяти потомков, что мои многолетние труды будут никому не нужны, а моя музыка перестанет волновать сердца людей…». Но действительно ли его главный страх именно таков?

Детально, с глубокой психологической достоверностью показано, как герои романа раз за разом попадают в жернова судьбы и, как они в тот момент уверены, – незаслуженно страдают. Но на самом деле, в трудный миг испытания, перед лицом смертельной опасности, многие начинают понимать, почему их желания не сбылись, вернее – «но в той мере, в какой душа была готова их принять». Один из героев признался, что вообще не понимал, что такое любовь, и хотел лишь романтики, и не мог отказаться от привычки, жил чужими желаниями… Неслучайно главы романа носят названия «Одиночество», «Наваждение», «Безумие», «Реальность».

А вот Скрипач осознал, что его сознание под завязку было забито стереотипами, и поэтому он шел по пути тех, кто променял свободу творчества и подлинное вдохновение на обыденное ремесло, дающее деньги, славу и почет. «Как ни странно, я искал славы, которая уподобила бы меня остальным. Баран в страде. Я боялся стать подлинным творцом». Оказывается, реальные желания сбылись и, едва не став жертвами трагедии (и тем самым пройдя испытание), люди смогли познать себя и научиться действительно жить.

__Karelskie_narodnye_skazki.jpg Карельские народные сказки

В предисловии рассказывается о своеобразии этих северных земель, края густых сосновых лесов и озер. Здесь обитали прекрасные кузнецы и искусные оружейники, умелые рыбаки – и поэтому многие карельские сказки посвящены их нелегкому труду или основаны на преданиях, связанным с морем.

В сказке «Почему вода в море солёная» рассказывается о двух братьях – богатом и бедном, и хозяине леса, который подарил бедняку свой волшебный жернов. Но вот однажды богатый брат попросил на время тот самый жернов у бедного, а потом сказал ему, что ничего у него не брал. «Выгнал бедняка, а сам на следующий день отправился со своими работниками на море рыбу ловить. «Дай, — думает, — жернов с собой возьму, пусть соль мелет. Прямо в лодке, не возвращаясь на берег, можно будет рыбу засолить». Целый день ловили они рыбу. Наловили много, засолили всю и задремали от усталости прямо в лодке. А жернов всё продолжает молоть. Уже целая гора соли посреди лодки выросла, а жернов не останавливается… Некому его остановить. Так и пошла лодка ко дну. И жернов на дно упал, и всё продолжает там соль молоть…»

В сказке «Матти-весельчак» младший сын в семье во время работы песни поет, народ радуется. И вот однажды Матти сумел обхитрить медведя, и тот больше не нападал на людей, тихо и смирно лежал в своей берлоге. В книге много и поучительных сказок – так в истории «Как один парень царя проучил» рассказывается о не очень добром царе, который, как и в «1001 ночи», любил слушать сказки и требовал, чтобы ему каждый день рассказывали новую, ему ранее неизвестную. А если царь эту сказку знал, то рассказчику отрубали голову. А как узнать заранее, знает ли царь эту сказку?.. Впрочем, смекалка всегда выручает.