Майский анонс от Corpus: «Карта хаоса» Феликса Х. Пальмы, «Огонь и ярость» Майкла Волфа

Издательство Corpus представляет майские новинки 2018 г.:

1. Рута Ванагайте, Эфраим Зурофф Свои. Путешествие с врагом

Перевод с литовского Александры Васильковой. Предисловия Светланы Алексиевич и Кристофа Дикмана.

Книга литовской писательницы и журналистки Руты Ванагайте, написанная при участии Эфраима Зуроффа, вышла в 2016 году, в год 75-летия трагических событий 1941 года, когда в Литве были уничтожены практически все евреи. Всего в 1941–44 годах в Литве погибло около 200 тысяч евреев. В литовских лесах насчитывают 227 мест массовых убийств. В книге приведены документы того времени, показания людей, участвовавших в расстрелах. Ванагайте с известным охотником за нацистами Эфраимом Зуроффом отправляется в путь по местам, где убивали евреев, и общается с оставшимися в живых очевидцами тех событий.

Рута Ванагайте (род. в. 1955 г.) — литовский писатель, журналист, общественный деятель. Знает литовский, русский, английский, финский, польский и французский языки.

Эфраим Зурофф (род. 1948 г.) — израильский историк американского происхождения. Глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя. Известен активной деятельностью по розыску нацистских преступников.

«Один еврей, другой убийца, а правда в том, что оба наши». Рута Ванагайте

«Вы будете плакать над этой книгой – плачьте, но плакать мало, надо думать. Думать о том, как быстро расчеловечивается человек, человека в человеке немного, тонкий слой культуры легко смахнуть». Светлана Алексиевич

«Эта книга поможет нам более объективно и зрело взглянуть на свою историю, обрести истинное национальное самосознание и самоуважение». Томас Венцлова

2. Майкл Волф Огонь и ярость. В Белом доме Трампа

Только на английском языке продано более 2 200 000 экземпляров (в различных форматах), переведена на многие европейские языки.

Книга Майкла Волфа "Огонь и ярость. В Белом доме Трампа" вышла в январе 2018 года и мгновенно стала бестселлером. В основе книги – более двухсот интервью, взятые у различных экспертов и сотрудников администрации президента, а также разговоры, свидетелем которых становился Волф, имевший свободный доступ в Белый дом. Журналист описывает различные интриги и закулисные игры в Белом доме, приводит самые нелицеприятные высказывания соратников президента друг о друге и о нем самом.

Майкл Волф неоднократно получал премии за свою работу, дважды становился лауреатом National Magazine Award. Сотрудничал с Vanity Fair, GQ, The Guardian. Автор шести книг. Живет на Манхэттене, у него четверо детей.

«Самое важное здесь – едкий сатирический портрет пустого человека, в черную дыру ненасытного эго которого буквально провалился весь мир». The Guardian

«Волф язвителен, циничен, отлично подмечает человеческие слабости, особенно у богатых и знаменитых». The Economist

«События, здесь описанные, основаны на беседах, что я вел полтора года с президентом, почти со всеми членами его штаба и со многими людьми, с которыми, в свою очередь, беседовали они». Майкл Волф

3. Паоло Соррентино Не самое главное
Выход: май-июнь

В этой книге приведены двадцать три портрета мужчин и женщин, выполненные фотографом Якопо Бенасси, и двадцать три биографии этих персонажей, придуманные Паоло Соррентино. Его герои – аристократы и боссы мафии, художники и музыканты. Легкость повествования, ирония, красота в обыденности и непревзойденный юмор – стиль и мировоззрение великого режиссера – узнаются с первых же строк.

Паоло Соррентино – итальянский кинорежиссёр и сценарист, один из самых талантливых кинематографистов страны. В 2013-ом его лента «Великая красота» – эпическая киносатира на
современное общество – получила самые престижные премии: «Оскар», «Золотой глобус» и BAFTA как «Лучший фильм на иностранном языке». В 2015 году Европейская киноакадемия назвала фильм «Молодость» лучшим европейским фильмом, а ее создателя – лучшим европейским режиссером.

«Писатель и режиссер напоминает о волшебстве существования и о том, насколько важно не относиться к себе слишком серьезно». Мауретта Капуано, ANSA

«Что я больше всего ценю в моих друзьях? Потребность и желание смеяться и смешить людей». Паоло Соррентино

«…великолепная проза, незабываемые персонажи, глубокие размышления об искусстве, о честолюбии, о дружбе и прощении». Entertainment Weekly

4. Феликс Х. Пальма Карта хаоса

«Карта хаоса» – последняя книга «Викторианской трилогии» Феликса Х. Пальмы (любую ее часть, по словам автора, можно читать независимо от двух других). В основу каждого романа трилогии положен один из романов Г. Дж. Уэллса. Для «Карты времени» — это «Машина времени», для «Карты неба» – «Война миров», для «Карты хаоса» – «Человек-невидимка». По воле Пальмы фантастические сюжеты Уэллса становятся частью действительности, а сам писатель, превратившись в литературного героя, вовлекается в невероятные приключения. В «Карте хаоса» в круговерть исключительных событий втянуты и другие знаменитые персонажи — Артур Конан Дойл и Льюис Кэрролл. Читатели смогут многое узнать об их личной жизни и творческой судьбе, а также о том, чем закончились их попытки спасти гибнущий мир. Кроме того, роман приоткроет тайны столь популярных в XIX столетии спиритических сеансов, но главное – расскажет историю любви, которая сумела выдержать самые жестокие испытания.

Феликс Х. Пальма (р. 1968) – испанский писатель, журналист, литературный критик. Автор нескольких романов и пяти сборников рассказов, удостоенных многих литературных премий. «Викторианская трилогия» принесла писателю международную известность и была издана более чем в 30 странах мира. Роман «Карта времени» был отмечен премией «Атенео де Севилья».

«Викторианская трилогия» издана более чем в 30 странах мира. Роман «Карта времени» отмечен премией «Атенео де Севилья».

«Феликсу Пальме в «Викторианской трилогии» удалось воссоздать дух великих приключенческих романов. По его словам, работая над ней, он в первую очередь думал о тех читателях, который, придя вечером домой, мечтают хотя бы на время перенестись в совсем другой мир, поучаствовать вместе с героями книг в фантастических событиях и насладиться увлекательно рассказанными историями». El Paίs

«Финальная часть трилогии Феликса Пальмы – это истинное наслаждение для ума и чувств. Она вас буквально поразит. Открывайте скорее «Карту хаоса» и приготовьтесь на несколько дней покинуть нашу вселенную и наше время». Book Reporter

5. Жан-Поль Дидьелоран Вся оставшаяся жизнь

«Вся оставшаяся жизнь», второй роман Дидьелорана, блестяще подтвердил его репутацию неподражаемого рассказчика. Молодой танатопрактик Амбруаз готовит тела умерших к последнему появлению на публике. Его беззаботная бабушка Бет каждый день печет бретонские пироги и ждет не дождется, когда же внук найдет наконец спутницу жизни. Тем временем юная соцработница Манель скрашивает старость одиноким людям и всей душой привязывается к одному из своих подопечных, добрейшему кондитеру Самюэлю. Судьба сводит всех четверых самым неожиданным образом, и начинается невероятная, полная жизнеутверждающего юмора история в жанре роуд-муви.

Французский писатель Жан-Поль Дидьелоран, лауреат десятка престижных премий, в том числе дважды – Международной премии Хемингуэя за сборники новелл, завоевал настоящую славу, написав в пятьдесят лет свой первый роман «Утренний чтец» (2014). Книга вышла в тридцати шести странах, стала бестселлером, планируется ее экранизация

«Жан-Поль Дидьелоран — настоящий иллюзионист. Можно только восхищаться ловкостью и непредсказуемостью его сюжетных трюков. Отличная книга, макабрическая и веселая, полная бьющей через край энергии и веры в жизнь». L'Humanité

«Это надо же было решиться! Ведь почти невозможно написать книгу о старости и близкой смерти, не впадая в патетику. Дидьелорану, однако, это замечательно удалось. Он подарил нам современную сказку, которая вызывает желание улыбаться, жить… и читать». Le Blog des livres

6. Владимир Сорокин Очередь
Переиздание.

«Очередь» — первая опубликованная книга Владимира Сорокина — увидела свет в 1985 году в Париже в издательстве «Синтаксис». В ней, как и в ранних рассказах автора, отчетливо видны черты грядущего эксперимента над русской прозой, в ходе которого традиционные жанры, сюжеты и персонажи подвергнутся радикальной трансформации.

В романе, полностью состоящем из прямой речи, очередь — метафора человеческой жизни вообще. Деликатно, не докучая назиданиями — напротив, развлекая приключениями героев, — “Очередь” учит, что для достижения цели почти всегда нужны иные усилия, чем те, что мы прикладываем, да и цель мы никогда не видим ясно. Бесконечный разговор едва знакомых между собой людей неслучайно назван романом: каждая реплика, как в большом прозаическом нарративе, добавляет штрих к портрету эпохи и в то же время повисает в воздухе, принадлежит всем — и никому.