8 февраля 2019 г., 17:38

639

Нил Гейман "Урсула Ле Гуин - подстрекатель с нежной улыбкой"

5 понравилось 2 комментария 2 добавить в избранное

Дело в том, что на самом деле Урсула Ле Гуин не выглядела опасной. Она нежно улыбалась, словно наслаждаясь собой или тем, чем были заняты люди вокруг неё. Была добра, но тверда. Она была маленького роста и седовласая и, как мне показалось на первый взгляд, безвредна.

Иллюзия рухнет в тот момент, как вы начнете читать её книги, или, если вам повезло в жизни, она исчезла, когда вы слушали её слова.

Она была самоуверенной, но её утверждения были информативны и образованы. Она не зависела от дураков или мошенников, охочих до удовольствий и всего такого прочего. Она знала, что ей нравится и чего она хочет, и она не позволяла этому меняться. Она была проницательной. Однажды она просмотрела мою книгу ("Скандинавские боги") и её обзор был не совсем любезен, а я прочел его и обнаружил, что предпочел бы упрёки Урсулы Ле Гуин похвале любого другого из ныне живущих авторов.

Она вдохновляла меня когда я был ребенком, молодым человеком, вдохновляет и зрелого писателя. Я узнаю из её книг на каждом этапе жизни больше, чем из книг любого другого писателя: её творчество хорошо для перечитывания.

Её книги мудры. Когда она писала научную фантастику, она понимала, что политические и социальные науки - часть науки художественной литературы, что антропология - сфера науки о том, что и где происходит. Когда она писала фентези, она обосновывала его до глубокой реалистичности того, кто есть эти люди, что имеет значение, волшебство языка. Когда она писала аллегории, то создавала истории, которые влияли к лучшему на людей, их прочитавших. Я преподавал студентам рассказ "Те, кто покидают Омелас" в течение пяти лет, и каждый раз совместно читая его с аудиторией, я обнаруживаю как что-то глубокое и тревожное проникает в них.

Мне повезло представлять её на Национальной книжной премии в 2014 году и вручить ей Медаль за жизненные достижения в литературе. Перед церемонией я написал ей на электронную почту, насколько она важна для меня:

"Вы не представляете, как я нервничаю от одной только мысли написать вам. Вы были для меня героем с тех пор, как в 11 лет я купил "Волшебника Земноморья" на карманные сбережения. Ваше творчество сформировало моё мировоззрение и донесло до меня, что события развиваются в контексте. Ваши эссе сформировали меня, как писателя (что-то, что происходит каждый раз, когда я еду поездом через Покипси), а ваши более поздние эссе заставили меня осознать себя феминистом и изменить своё отношение к вопросам гендера, языка, фабул, абортов."

Я спросил её, есть ли что-то что хочет включить во вступительную речь.
Её ответ был очень характерен:

"Просидев пятиминутные благодарственные речи, которые длились по ощущениям три часа, я подумала, что могла бы оживить свою речь некоторыми краткими замечаниями (в первую очередь) о том, как крупные издательства вмешиваются в деятельность публичных библиотек для электронных книг, ограничивая к ним доступ и т.д. Я знаю, что вы - настоящий библиотечный лев (у Нила Геймана огромная личная библиотека). Поэтому я хотела бы узнать, совпадают ли наши взгляды и, если это так, что мы могли бы внести эти замечания в свои речи совместно, или, по крайне мере, что если я выскажу публично некоторые тезисы, которые издатели воспримут, как неблагодарные, подрывные или неподобающие для воспитанной женщины и т.д., это не застанет вас врасплох."

Её речь на Национальной книжной премии тем вечером была речью опасной женщины, это была атака на способы публикаций (на Амазон) и защита библиотек и интеллекта, и что самое важное - призыв к оружию писателей за своё будущее и будущее письменности. Она высказала то, о чем другие помалкивали, то, что с течением времени станет лишь актуальней:

"Наступают трудные времена, когда мы захотим услышать голоса тех писателей, которые могли бы увидеть альтернативу нашему образу жизни сейчас, чтобы увидеть сквозь наше страшное общество и его навязчивые технологии другие способы существования, а надеждам найти основания. Нам понадобятся поэты - писатели свободы - и фантасты - реалисты других реальностей... Книги - не просто товары; мотив прибыли часто противоположен целям искусства. Мы живём при капитализме, его сила кажется неизбежной, но затем она уподобляется божественному праву царей править. Любой человеческой мощью можно управлять и изменять людей. Сопротивление и изменение зачастую начинаются в искусстве. Зачастую - в нашем искусстве, искусстве слов."

Я рад, что был там. Более того, я считаю, что мне повезло быть современником Урсулы Ле Гуин и читать её книги, когда она писала и говорила и странствовала по миру, одаряя нас своим словом.

https://vk.com/wall-90153472_1204 - перевод изначально размещен в группе "Миры Урсулы Ле Гуин"
https://www.theparisreview.org/blog/2018/01/25/ursula-k-le-guin-the-rabble-rouser-with-a-gentle-smile/ - оригинал статьи

В группу Виртуальный клуб... Все обсуждения группы
5 понравилось 2 добавить в избранное

Комментарии

Здорово, спасибо!

0
Ответить

чудесная статья и прекрасный перевод)

0
Ответить

Читайте также