Не пропусти хорошую книгу
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Всё по Борхесу, или Остаться человеком


Критик: Дмитрий Костюкевич
Рецензия на книгу Спящие красавицы
Оценка: r40-green.png
*

Что, если все женщины мира — те, кто успел проснуться в День ХX — будут бояться снова заснуть? Что, если две Х-хромосомы станут синонимом проклятья? Как быстро привычный мир скатится в пропасть?

Довольно быстро, отвечают Кинг-отец и Кинг-сын. Практически соскользнет, добавляют они, и выводят на страницы «Спящих красавиц» изображения со всех камер наблюдения городка Дулинг. Транслируют из черепных коробок главных и второстепенных героев. А героев много (полный список вы найдете в начале книги, как список героев пьесы) — очень скоро вы почувствуете себя мотыльком, летящим от одного огонька к другому.

Чтобы сложить пазл апокалипсиса, нужно большое мастерство — кому, как не Кингу, ну ладно, Кингам, за это браться и с успехом доводить до ума: фрагмент к фрагменту, пока не останется пустых мест, пустых окон в маленьком городке. Или, скорее, наоборот: вынимая фрагмент за фрагментом из Мира-Который-Уже-Никогда-Не-Будет-Прежним, обнажая коврик, белый и волокнистый, как паутина на лицах заснувших женщин. Да, вынимая — потому что Аврора (так прозвали эпидемию, в честь древнеримской богини зари) собирает страшный урожай. И не только она… «Сколько пройдет времени до того, как мужчины — которые скоро станут единственным полом — нападут друг на друга со всеми своими пушками, бомбами и ядерным оружием? Как скоро машина перегреется и взорвется?»

Женщины засыпают, покрываясь тонкими белыми коконами, и лучше ничего с этим не делать, не будить спящих красавиц — себе дороже. Все, что может человечество в лице мужчин, — постараться остаться людьми.

Фантдопущение дает огромный простор для философствований на тему прав, заслуг и взаимозависимостей мужчин и женщин. В романе звучат «к-этому-все-и-шло» речи самопальных проповедников, герои теоретизируют о перспективах выживания женщин, если бы «Аврора» («это не вирус, это заклятие») сказала баю-бай мужчинам.

И не только теоретизируют. Не получилось играть в человечность? Тогда всегда можно перейти к плану Б — «стадии массового истребления». Это гораздо увлекательнее, чем решать уравнение «мужчина-женщина», давно переставшее сходиться.

Да, сюжетная завязка предполагает (в конце концов, сколько можно бодрствовать!) панораму Мира Мужчин, но читатель увидит и Наше место, в котором женщины учатся жить без спутников с хромосомным набором XY — без мужей, детей, отцов, без сантехников и электриков. Не без грусти — иногда дамы наведываются в мужской салон, чтобы вдохнуть знакомые ароматы и всплакнуть, — но учатся. Выбора пока нет. «Кто из вас уколол палец о веретено и организовал этот бардак?»

Во второй части роман притормаживает, теряя градус читательского интереса, но все еще плотно держит на крючке. Перед нами, как-никак, грандиозный апокалипсис, и с ним надо что-то делать. Тут вам и библейские мотивы, и ожившие мертвецы, и обнаженная зеленая женщина. Мотивация мужчин, как всегда, на поверхности — шерше ля фам.

«Историй всего четыре», — заметил в «Четырех циклах» Хорхе Луис Борхес.

Одна — об укрепленном городе, его штурме и обороне.

Ставим галочку: одни мужчины штурмую женскую тюрьму, другие защищают (даже зная, что тюрьма-город обречена, сопротивление бесполезно).

Вторая история — о поиске.

Имеется: поиск прохода сквозь реальности, соединенные Удивительным Деревом (женщинам Нашего места предстоит найти обратную дорогу). Не забываем и про духовный, нравственный поиск, поиск в себе человечности.

Третья история — о возвращении.

Еще одна галочка. Найти дорогу — половина дела; главное, решить — воспользоваться ли ей, чтобы вернуться из другой версии Дулинга. Мир без мужчин — это ведь так заманчиво и так спокойно.

Четвертая история — о самоубийстве бога.

И снова в яблочко. Эви Блэк — загадочное существо, богиня или просто красивая женщина — без пяти минут Иисус, который не только проявляет покорность, но даже настаивает, чтобы его распяли на кресте. На четвертую историю также работают столкновения внутренних миров героев романа, самоубийство бога в человеке.

«Историй всего четыре, — повторяет Борхес. — И сколько бы времени нам ни осталось, мы будет пересказывать их — в том или ином виде».

Кажется, Кингам (голоса которых сплелись в кроваво-философском мотиве) удалось это сделать в одном романе. В хорошем, увлекательном романе о Женщинах и Мужчинах. В конце концов, большинство настоящих историй именно об этом. И к черту квалификации.

* Оценка указана редакцией Livelib

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок