Корабль Альвандера


Сергей Садов
Добавить цитату

Глава 4

Честно говоря, я полагал, что Стэнфорд свяжется со мной, как только начнет работу, но и на второй день после нашей встречи с ним ни от него, ни от Гарнера не было никаких вестей. А тут еще Регард сообщил, что они закончили свою часть и пора устанавливать кристаллы. На площадке собрались все техники и те, кто помогал в работе. На грубо сколоченном деревянном столе разложили все кристаллы, а энергетические, слишком большие, стояли рядом. Их я принес сам из маминого сада, где они лежали на зарядке. Я был рядом и, скрестив руки, наблюдал, как два техника раскрывают у истребителя все его люки, проводя последнюю проверку различных механизмов. Рядом на специальной подставке лежал ПГ и нетерпеливо что-то там потрескивал. Я не вслушивался. Феола, правда, посматривала на него, с трудом пряча усмешку. Алькор придерживал ее за талию. Я покосился на его руку, на сестру, которая, кажется, совершенно не возражала, и пожал плечами.

Александр в последний раз глянул на показания приборов, кивнул и подошел ко мне.

– Все в норме, – сообщил он. – Сначала кристаллы или биокомп?

– Меня! Меня! – завопил ПГ со своего поста. – Я хочу наблюдать за подключением кристаллов!

Я кивнул. Тотчас двое техников подняли биокомп и аккуратно занесли внутрь истребителя. Некоторое время они там возились, подключая биокомп к системе. Вот они закончили и отступили. Теперь моя очередь. Но сначала… Я сорвался с места, подскочил, запрыгнул на распорки и с них уже забрался в истребитель. Мда, а здесь немного теснее, чем в обычном. Сказывается дополнительное оборудование. Подняв сиденье кресла, я обозрел ПГ.

– Ты как?

– Тесновато, – отозвался тот.

– Я это заметил. Все-таки придется корпус перерабатывать. Этот не годится. Да и Александр мне об этом говорил.

– А мне-то что делать? – буркнул ПГ. – Кстати, за спинкой сиденья свободного места намного больше. Я мог бы и там посидеть.

– Ты же знаешь, что там нет катапульты. Выстреливается в случае аварии только кресло с пилотом и биокомпом.

– Ты собрался попадать в аварию? – ехидно осведомился ПГ. – А если нет, пусть меня засунут за кресло! А вот когда уже пойдут новые истребители, где сделают хорошие условия для биокомпов, тогда…

– И не подумаю, – отрезал я, захлопывая кресло. – Ты сам признаешь, что модель экспериментальная. Как она себя поведет – непонятно. Так что смирись с временным неудобством. Это лучше, чем болтаться в пустом и мертвом корабле в открытом космосе.

Я высунулся из люка.

– Давайте кристаллы.

Александр осторожно взял один и понес мне. Да уж, так мы долго будем возиться. Феола недоуменно взглянула вслед Регарду, потом усмехнулась, без всяких церемоний схватила парочку кристаллов и запустила ими в меня.

– Лови!

Я моментально сосредоточился, протянул руку, и те послушно прыгнули в ладонь. Александр, не дойдя до меня, замер, недоуменно обернулся. Посмотрел на меня. Я махнул сестре.

– Спасибо. – И скрылся в истребителе. Сел в кресло, выдвинул панель. С легким щелчком кристаллы встали на место. Тут в люке показался Александр и протянул мне еще два кристалла.

– Эти кристаллы с м-молекулярным напылением, – пояснил я, принимая их. – Так что ничего с ними не будет, даже если их уронить. Осторожного обращения они не требуют.

– А я слышал, что кристаллы очень хрупкие…

– Сами по себе да. Поэтому их и защищают.

Дальше дело пошло быстрее. Вставив в гнездо последний, я выбрался наружу. Техники тем временем подтащили четыре энергетических кристалла к энергокамере и теперь дожидались меня. Я оглядел кристаллы. Каждый чуть меньше меня по размеру. Вскочив на истребитель, я прошел по нему к техническому люку и заглянул внутрь. Стараниями мамы и сестры зелень там разрослась на славу. Особенно вьюны. Оно и понятно, самые жизнеспособные. Как раз для таких вот экстремальных случаев. Проверив показания датчиков, я печально вздохнул. Все-таки истребитель – не большой корабль, в него невозможно вместить достаточно растений, чтобы они обеспечили нормальный приток жизненных сил. А значит, кристаллы пополняться энергией будут медленней, чем отдавать ее. Интересно только насколько. Вообще кристаллы емкие и способны работать даже без подзарядки очень долго… Так, это первый пункт – выяснить, через какое время разрядятся кристаллы. Ясно, что мою систему человек с помощью одних своих сил поддерживать в работе не в состоянии, а значит, придется озаботиться контролем за зарядом.

Как раз в это время техники затащили два кристалла внутрь энергокамеры и теперь поднимали следующие. Один из них спрыгнул следом.

– Альвандер? – Он посмотрел на меня.

– Ставьте. Я смотрю.

Едва первый кристалл встал на свое место, как сверху опустился стержень со специальным гнездом и еще крепче прижал кристалл к полу. Гм… о таком Александр мне не рассказывал. Но оно и лучше – надежней. Вот закрепили последний. Я еще раз все осмотрел и забрался на пилотское сиденье. Мысленная команда и все люки моментально закрылись. Еще команда и произошло слияние. Только оно было не такое, как раньше. Сейчас я, ПГ и корабль представляли собой действительно единое целое.

– ПГ, не вмешивайся пока. Только наблюдай за тестированием. Потом сам такое сможешь делать.

– Понял.

Обмен репликами занял времени меньше, чем микросекунда. Гораздо меньше. Общайся мы словами – никогда не достигли бы такой скорости обмена информации. Я же запустил тестирование, связавшись с кристаллом управления и отдав ему команду. По цепи, замыкающей единую схему, побежали мыслекоманды к каждому кристаллу. Ответный сигнал фиксировался анализатором, составлялся график времени отклика. Вот тестирование закончилось и анализатор выдал конечный результат. Ни один параметр за пределы зеленой зоны не вышел.

– Так просто? – удивился ПГ.

– А зачем сложности? Если что-то можно сделать автоматически, пусть делается. Чем меньше пилот и биокомп отвлекаются на разные мелочи, тем больше у них времени и сил остается на действительно главное. Это я еще после первого боя понял. Поэтому и постарался автоматизировать все по максимуму. Ты разве не заметил, что тебе не приходится больше заниматься многими вещами? Например, поддержкой жизнедеятельности.

– Я… я думал, что в полете придется заниматься.

– Нет уж. За всем следит автоматика. И только если что-то пойдет не так, она подаст сигнал и ты вмешаешься. Ладно, давай подключай все системы.

– Выполнено.

Я обозрел двор. Регард нервно дергал себя за подбородок. Феола выглядела спокойно, но именно выглядела. Теперь, когда все мои чувства были усилены кристаллами, я ясно читал ее тревогу, сомнения, надежду, ожидание. Включив локатор, я осмотрел ближайший космос, зафиксировав все корабли и отсеяв разный мусор.

– Ух ты! – ПГ в полном восторге занялся изучением возможностей локатора.

– Слушай, ты же читал спецификации всех кристаллов.

– Одно дело читать, а другое – изучать на практике.

– Понятно, – буркнул я. – Перед демонстрацией придется пару раз просто полетать для ознакомления. Давай попробуем. – Я отдал команду, но истребитель даже не шелохнулся. Гм… сломалось что-то? Да нет, все в норме. Так, а где отклик от двигателя? Я еще раз подал команду, но отклика не было, словно кто-то заблокировал мой сигнал. ПГ?

– ПГ?!

– Он самый. Ты действительно считаешь, что туника – лучший костюм для полета в космос?

– Ну и что? – искренне изумился я. – Костюм нужен для лучшего контакта с биокомпом и для защиты в случае аварии. Ни того ни другого я не планирую.

– «Пойми, ты сам признаешь, что модель экспериментальная. Как она себя поведет непонятно», – ехидно процитировал ПГ мои же собственные слова.

Впервые в жизни я растерялся и не смог ничего ответить биокомпу. Ваське ни разу не удавалось повергнуть меня в такое состояние. Подав команду, я раскрыл люк и выбрался наружу. При виде моей мрачной физиономии Регард нахмурился. Я успокаивающе махнул рукой.

– Все в норме. Все работает превосходно. Но этот ПГ… У биокомпов очень своеобразное чувство юмора.

– Эй! Я вовсе не шутил! – донеслось возмущенное из истребителя.

Феола и Регард проводили меня недоуменными взглядами. Я же скрылся в своей пещере. Когда появился через пять минут, на мне был надет разработанный нами с Феолой комбинезон. До Александра, похоже, дошло, и он рассмеялся.

– Ты лучше никогда не спорь с биокомпом о технике безопасности. Он тебя все равно переспорит.

Я молча поднялся в рубку истребителя и закрыл колпак.

– Теперь доволен? – поинтересовался я.

– Технику безопасности нарушать нельзя, – менторским тоном заметил ПГ. – Ну что? Полетели?

– Давай. Слияние.

* * *

Вернулись мы из полета ближе к вечеру. Феола несколько раз связывалась со мной, но всякий раз я ее успокаивал, сообщая, что хочу проверить еще некоторые моменты. У пещеры меня встретил Стив, Александр и Феола. Больше никого не заметил. Опустив истребитель, я выбрался из него и сразу подошел к ним.

– Нормально, – сообщил я. – Я боялся за расход энергии. Все-таки что ни выращивай в истребителе, но полного восполнения энергии не добиться. Но мои страхи оказались напрасными. Судя по расходу, зарядов должно хватить недели на три, но, понятно, тут еще проверять и проверять. Осталось посмотреть все это дело в бою. Тогда уже можно судить обо всех достоинствах или недостатках машины. Правда, мои сомнения все равно вызывают четыре энергокристалла.

– Оценим после полной проверки, – заметил Александр.

Стив из-под руки, которой прикрывался от заходящего солнца, осматривал истребитель.

– Внешне он мало чем отличается от стандартного. Впрочем, оно и понятно. Так значит, вы готовы продемонстрировать его комиссии?

– Мне бы хотелось сделать еще два пробных вылета, – честно ответил я. – ПГ еще не освоился со всеми возможностями. О них мало знать – их надо прочувствовать. Боюсь, что подготовку пилотов придется немного поменять. Даже мне еще трудно разобраться с этим истребителем. А ведь я делал эти кристаллы и знаю их досконально.

– Мы готовы к этому, если твоя машина действительно окажется такой, о которой предполагает господин Регард. Он вообще в полном восторге. Что ж, думаю, неделю на испытания выделить можно. Итак, через неделю…

– Нет, – перебил я. – Через два или три дня.

– Что? – Стив недоуменно глянул на меня.

– Через три дня истекает срок моего обещания. Я обещал в этот день расправиться с эскадрильей. Пилоты будут ждать. Через три дня я покажу, чего стоит этот истребитель.

– О… – Стив задумчиво коснулся пальцем краешка губы. Усмехнулся. – Я передам пилотам твои слова. Это будет… интересно. До свидания, Альвандер. До встречи через три дня. Регард, вы и два ваших помощника оставайтесь здесь. Думаю, что молодому магистру еще может понадобиться ваша помощь.

Стив развернулся и отправился в сторону леса. Я взглянул на небо и поежился. Вечерами уже стало заметно холодать. Приближение зимы ощущалось все сильнее. Но тут, прерывая мои размышления, кто-то ощутимо треснул меня по затылку. Кто-то… А то непонятно, кто мог дать мне подзатыльник.

– Все-таки ты болван, Альвандер, – печально заметила сестренка. – Какой же ты болван. Но все равно мой брат. Так что пошли домой.

– Драться-то зачем? – буркнул я. – Эй, ПГ, не скучай там. До завтра. Александр, до завтра. И спасибо за все. Вы сделали чудесный корабль.

– Мы, – усмехнулся Регард. – Мы сделали. Что он стоит без твоих кристаллов?

Дома, уже лежа в постели, я вспоминал сегодняшний полет. Это было воистину замечательно. Особенно если разные мелочи не отвлекают. Полет из мучения, когда постоянно требовалось следить за сотней мелочей, превратился в настоящее удовольствие. Истребитель, послушный движению мысли, мгновенно выполнял самые сложные маневры. Потрясающее чувство. Правда, сегодня я еще не испытывал кристалл пространства… почему-то… Почему-то было страшно. Глупо, но я загадал, что если он сработает, то нам удастся преодолеть Барьер. Вот и не рискнул в первый день испытать его. И ПГ ничего не сказал об этом, хотя явно заметил. Несколько раз я уже почти послал мысленную команду на прыжок и всякий раз замирал за мгновение. Страх этот я так и не переборол. На самом деле именно это, а не желание все изучить заставило меня попросить у Стива тайм-аут. Я должен был испытать кристалл пространства раньше, чем выйду на бой с пилотами эскадрильи. Завтра! Завтра я обязательно сделаю это. Нельзя откладывать испытание из-за глупого суеверия. Завтра я точно это сделаю. Сделаю!

Утром я постарался встать пораньше, поспешно позавтракал и, пока остальные спят, выскочил на улицу. Поежился от утреннего морозца и обрадовался, что предусмотрительно надел комбинезон.

– Уже поднялся? – Папа сидел на корточках перед песочницей и с помощью мысли пытался воздвигнуть какое-то здание. Почему он предпочитал песок нормальному 3-d моделированию, я не понимал. Папа говорил, что только ощущая движение песка сможет почувствовать все силы, которые будут воздействовать на будущее строение. Сразу видно, какие места необходимо дополнительно укрепить, какие можно оставить как есть, а где вообще соорудить нечто воздушное и свободное.

Папа перестал поддерживать свой дом, и тот рухнул. Отец покачал головой и рукой окончательно дорушил, что осталось.

– Увы, не годится моя идея, – заметил он. – Когда тепло, все нормально, но даже в легкие морозы произойдет вот так. Я надеялся, что в мои расчеты вкралась ошибка, но нет.

Я подошел к нему и опустился рядом. Осмотрел песок. Отец протянул руку и пощупал ткань.

– М-молекула?

– Да.

– Надежно.

– Полная герметизация. Можно даже в космос выходить.

– Для полетов внутри Солнечной такие скафандры не очень нужны, – вздохнул отец.

Я промолчал. Взглянул на его грустное лицо.

– Ты же все понимаешь, папа.

– У каждого свой путь. Я всю жизнь посвятил домам. У тебя оказалась другая цель. Скажи, что ты сделаешь, если Барьер удастся преодолеть? Ты ведь полетишь туда? Я знаю тебя, не удержишься.

– А ты? Ты бы удержался?

– В твоем возрасте? – Отец неожиданно усмехнулся и поднялся. – Нет, конечно. Знаешь… я бы и сейчас не удержался, но у меня здесь есть другие дела. Альвандер, я не знаю, что делать… – совершенно неожиданно признался он. – Не отпустить вас? Вы с Феолой послушаетесь, но сможем ли мы после этого доверять друг другу? А отпустить… Представляешь наше с матерью состояние? Что нам выбрать?

Я тоже встал.

– Мы готовились, папа. Нас готовили.

– Я разговаривал со Стивом. Он мне все рассказал. Уже давно, Альвандер. Если бы я хотел вас остановить, то давно мог бы прекратить все. Однажды для птенцов настает время покинуть гнездо. Не знаю, что вас ждет впереди… надеюсь, только хорошее. Увы, так не бывает. Но это ваша дорога. Если мы с мамой помешаем вам сейчас, то сможете ли вы потом с сестрой снова отыскать себя? А наши волнения… Такова судьба всех родителей. Вырастешь, сам поймешь.

– Папа. – Я прижался к нему и спрятал лицо у него на груди. Отец осторожно обнял меня. – Прости, что мы такие… непоседливые и непослушные.

– Это ничего, – улыбнулся он. Улыбку его я видеть не мог, но прекрасно ее чувствовал. – Будь вы другими, нам с мамой было бы спокойнее, но смогли бы вы чего-нибудь добиться? Ладно, не буду больше задерживать тебя. Иди. Полагаю, в пять утра ты встал вовсе не потому, что тебе не спалось.

– Кто знает, – усмехнулся я. – Кто знает.

У истребителя я застал Регарда, который сидел недалеко от него и задумчиво, в позе роденовского мыслителя, смотрел на корабль. Он так ушел в изучение, что даже не заметил, как я подошел к нему.

– Хотите попробовать? – неожиданно для себя предложил я.

Александр вздрогнул и обернулся.

– А… это ты. Не заметил даже. Попробовать? Разве ты не знаешь, что у меня очень низкий потенциал…

– Знаю. Но я уже говорил, что для этого истребителя потенциал пилота не имеет никакого значения.

– Я помню. – Регард поднялся и осторожно провел рукой по корпусу. – Но…

– Попробуйте.

Александр оглядел себя. Рабочий комбинезон мало подходил для полетов, но какую-то защиту обеспечивал. Если удастся уговорить ПГ… Хотя…

– ПГ, – мысленно позвал я. – Не хочешь полетать с Александром Регардом? Проверим, как сможет управлять истребителем человек со слабыми псисилами.

– Он в неподходящем костюме.

– Его комбинезон хорошо защищает.

– Не от космоса.

– Слушай ты, педант, – разозлился я. – Ты летишь или нет? Если нет, я заменю тебя на Ваську. Тот будет менее привередлив. И его же выберу на свой корабль для полетов к звездам. Вместо тебя!

– Ты!!! – ПГ даже задохнулся от возмущения. – Это немыслимо!!! Это шантаж!!!

– Да! – отрезал я. – Так как?

– Я запишу твое требование! Если что… если как…

– Летишь или нет?

– Да. – ПГ замолчал, демонстрируя свое отношение.

Я повернулся к Александру.

– ПГ готов закрыть глаза на твою одежду. Так что можешь смело лететь.

– Тебе удалось уговорить его? – изумился Регард. – Каким образом? На будущее.

– Ну… доброе слово оно и биокомпу приятно, – улыбнулся я. – Верно, ПГ?

– Шантажист! – отозвался тот мысленно.

– Почему шантажист? У тебя был совершенно свободный выбор между твоими принципами и полетом к звездам.

ПГ гордо промолчал.

Александр тем временем уже успел забраться в пилотское кресло. Колпак плавно опустился на место, скрывая от меня главного инженера. Я отошел к столу и уселся на него. Минут десять ничего не происходило – скорее всего, Регард осваивался с системами. Истребитель плавно оторвался от земли и начал медленно подниматься. Миг – и точка пропала где-то в вышине. Оставалось только ждать. Я, конечно, мог спуститься в лабораторию, принести кристалл-локатор и понаблюдать за ними, но не стал. Лениво. Правда и сидеть здесь особого смысла нет. Неизвестно, сколько времени Регард решит мотаться по Солнечной. Заняться тоже нечем. Я хотел связаться с Дианой, но быстро опомнился. Еще и шести нет. Не знаю, во сколько она встает, однако точно такому раннему вызову рада не будет. К Крису сходить? Этот охламон тоже наверняка отдыхает еще.

Вот влип. Когда я предлагал отправиться в полет Александру, я вовсе не думал, чем займусь сам. А сейчас оказалось, что делать особо и нечего.

– А где истребитель? Случайно не твоя сестра на нем отправилась?

Я развернулся. Позади меня, облокотившись на стол, стоял Стив.

– Нет. Александр.

– Регард? – Стив не сумел скрыть изумления. – Но он же…

– Слабый псионик. Я же говорил, что это неважно.

– Говорил. – Стив старательно изучил небо, словно мог увидеть летающего там Регарда. – Только как-то… – Он замолчал, недоговорив. Потом сел рядом со мной. – Выходит, теперь пилотом может стать любой житель Солнечной. Это сильно облегчает нам жизнь. Даже если окажется, что твой истребитель не превосходит существующие, уже одно это делает его очень важным для нас.

– Не превосходит? Посмотрим послезавтра. А кстати, вы к Регарду пришли?

Стив вдруг улыбнулся.

– Не поверишь, пришел полюбоваться на истребитель, пока все спят. Как оказалось, такая мысль пришла в голову не только мне. Но даже к лучшему, что я тебя встретил. Вчера с завода доставили переделанный десантный бот. Так что можно приступать к испытаниям твоего кристалла. Ты как? Готов?

– Не от меня зависит, – пожал я плечами. – Я не могу достать Криса, пока Диана не подготовит математическую модель управления. Они как раз создают ее. Она обещала сегодня предоставить. Если сделает, после испытаний истребителя можно начать испытания Криса. Сегодня я с ней переговорю. Кстати, наверное, бот нужно к ним в институт перегнать. Она говорила, что им надо на него оборудование какое-то навесить. Для измерений, чтобы составить описания слоев.

– Да, она мне тоже говорила. Что ж, сегодня же свяжусь с ней. Кстати, раз уж Регард все равно улетел, то ведь не имеет смысла тут сидеть? У тебя есть какие-то срочные дела?

Я помотал головой.

– Тогда предлагаю отправиться осмотреть бот. Может, у тебя какие замечания будут. Сегодня и исправить можно.

Я глянул на небо, на пещеру. Делать действительно нечего. Спать пойти? А смысл? Через полчаса все равно вставать. Истребитель и Регард неплохо испытает. Даже лучше, чем я. И пока не будет результатов испытаний, никакие кристаллы делать не имеет смысла. Я соскочил со стола.

– Поехали. Только я сообщение для Феолы оставлю. Успеет, пусть к нам присоединяется. Если захочет, конечно. – Я залез в ящик, в который техники складывали свои инструменты, и выкопал чистый инфокристалл. Быстро надиктовав письмо, оставил его на видном месте на столе с мысленной пометкой «Для Феолы». Если не заметит сразу, так услышит.

Последний раз оглядевшись, я подбежал к Стиву и зашагал рядом. Тот сразу направился к гиперпорталу. Через мгновение мы уже находились на территории базы.

В этот ранний час здесь можно встретить не слишком много людей. Все или еще спят, или занимаются делами. По дороге нам встретились только двое дежурных. На этот раз Стив повел меня в сторону, где я еще никогда не бывал, что, в общем-то, не удивительно. Сама база занимала территорию почти в сотню гектаров, причем учебные корпуса группировались в одном месте, а свободного времени для изучения остальной территории нам никто не оставлял.

– Тут у нас находятся ангары истребительной эскадрильи, – пояснил мне Стив, видя мою заинтересованность. – Мы испытываем новую технику.

Ангары стояли пять штук в ряд почти в самом конце базы. Их размеры впечатляли – каждый такой ангар высотой в пять этажей. Миновав два из них, Стив уверенно подошел к третьему, подал команду на открытие двери. Пройдя по короткому коридору, мы очутились в просторном помещении. Причем вышли мы не на уровне пола, а где-то на уровне второго этажа, поэтому первое, что я увидел – большущий зал и огромные люки на потолке. И только подойдя к ограждению, мы заметили ровные ряды истребителей и грузовых машин. Странно, обычно корабли разных типов не смешивают в одном помещении.

– Это же экспериментальная лаборатория. – В некоторые моменты Стив сильно напоминал мне сестру – тоже любитель угадывать чужие мысли. – А твой бот вон там стоит.

Я проследил взглядом в указанном направлении и даже удивился, что сразу его не заметил, настолько сильно выделялся он своими обводами среди всех находящихся здесь кораблей. Внешне он выглядел неуклюже, но очень массивно, высотой метра три. Его длина всего лишь в два раза превышала ширину, из-за чего он казался каким-то ящиком, по ошибке снабженным короткими крыльями. Интересно, зачем они? Летать в атмосфере? Сомнительно, что они способны создать необходимую подъемную силу.

– На самом деле, они просто для облегчений управления ботом в атмосфере, – опять заговорил Стив. – Но вообще-то, на них подвешивались кассеты с ракетами. А если ты заглянешь под днище, то увидишь полозья. Туда крепились кассеты с самонаводящимися бомбами. Когда бот входил в атмосферу вражеской планеты, компьютер сканировал место посадки и закладывал в память бомб параметры для наведения. В зависимости от необходимости на цель могли навестись как одна, так и несколько бомб. Еще там располагалась автоматическая пушка. Вообще-то все это наши курсанты проходят в первый год обучения. Вы с сестрой занимались по особой программе, поэтому курсы истории войны вы слушали в ограниченном размере.

– Нет, профессор Танаки нам много рассказывал про боевую технику того времени. Но не в таких подробностях.

– Давай подойдем, посмотрим на это чудо инженерной мысли того времени. Ты поймешь, почему я предложил взять для испытания именно этот корабль.

Мы спустились по металлической лестнице на нижний уровень, где нас встретил дежурный. Записав отпечатки наших биополей, он выдал каждому по кристаллу, которые мы повесили на шею. Интересно, что будет, если мы войдем сюда без них? Проверять мне не хотелось.

Стив подошел к боту и похлопал его по боку.

– Выглядит непривычно, правда? Такие вот штуки и делали наши предки. Этому вот экземпляру больше пяти тысяч лет. А по внешнему виду и не скажешь.

– А сколько вообще предметы могут храниться в стазис-поле? – поинтересовался я. Как-то не согласовывался в моем представлении блестящий новенький бот и возраст в пять тысяч лет.

Стив пожал плечами.

– Не помню. Мне говорили, что год в стазис-поле равен примерно сотне тысяч лет реального времени. Время там не останавливается, как ошибочно думают многие.

Гм… не знал. Надо будет поинтересоваться физикой этого поля. Тут можно что-нибудь придумать. Ладно, это потом. Я попытался отыскать на корпусе люк и, к собственному удивлению, отыскал их аж три штуки на той стороне, где стоял. Там что, три комнаты и вход в них только снаружи? Подойдя к ближайшему люку, я подал мысленную команду на открытие… никакого результата.

– А что, тут сменили стандартные ключ-команды?

– Ключ-команды? – непонимающе просил Стив. Потом до него дошло. – Ты пытался открыть дверь, подавая ключ-команду? – рассмеялся он. – Альвандер, вспомни, когда эта штука была сделана. Какая ключ-команда? Мы, конечно, модернизировали бот, но все же основные блоки старались не трогать. В основном все изменения внутри. – Он подошел к боту и хлопнул ладонью по небольшой, еле заметной пластине. В тот же миг люк разделился посередине, одна половинка опустилась, образовав лестницу, вторая поднялась и уехала внутрь.

Я осторожно ступил на лестницу и заглянул внутрь. Когда-то это помещение явно было более просторным, но сейчас его занимал большой прямоугольный ящик из м-молекулярного материала, от которого тянулись разные коммуникации. Рядом обнаружился и второй люк. Вел он не в отдельное помещение, а в то же самое. Я озадаченно почесал затылок, когда на этой же стене чуть дальше обнаружился и третий. Стив мысленно поторопил меня, и я поспешно вошел внутрь бота. Из-за ящика здесь оказалось немного тесновато для двоих. Стив, увидев мою озадаченную физиономию, усмехнулся.

– Вспомни, это же десантный бот. На месте кабины, – Дональсон кивнул на ящик в центре, – находились кресла десантников. Они сидели спиной друг к другу. На той стороне такие же люки. После посадки они разом раскрывались и десантники покидали бот, сразу вступая в бой. Ну а сам бот обеспечивал им огневую поддержку. Бронирован он мощно, кстати, это одна из причин, почему я для испытаний твоего кристалла выбрал именно этот тип корабля.

Интересно. Одно дело читать о всей этой старой военной технике и совсем другое стоять рядом с ней. Да и вообще полезно понимать, что она реально может, а что нет. Стив же продолжал пояснения.

– Этот бот мог самостоятельно и покинуть планету, но взлетал с трудом и оказывался легкой добычей противовоздушной обороны. Зато при приземлении творил чудеса. Я тут посмотрел пару старых фильмов про него, когда выбирал технику для наших испытаний, а потом советовался с учеными аэродинамиками. Суть в том, что сконструирован он таким не случайно. При приземлении на планеты с атмосферой бот выделывал совершенно невероятные виражи, делаясь непредсказуемым для вычислителей вражеской ПВО. При этом маневры оказывались действительно случайными. Пилоты лишь контролировали, чтобы перегрузки не стали критическими. Генераторы антигравитации тогда были слишком большими, чтобы устанавливать их на такие маленькие корабли.

– А как же они взлетали, если вы говорите, что эти боты поднимались только по прямой? Тогда их легко сбивали?

– Ну… предполагалось, что когда они станут взлетать, вражеская система ПВО будет уже подавлена. Это ведь главная цель при высадке, чтобы обеспечить потом беспрепятственную доставку боеприпасов, подкреплений и тяжелой техники. Но это уже тактика. Не думаю, что тебе интересно. Мы убрали кресла десантников и установили внутри кабину из м-молекулярной стали высшей категории. Там и будут находиться испытатели. Управление ботом тоже осуществляется оттуда. Рубка пилотов разобрана, чтобы увеличить пространство для кабины. Поскольку мы не знаем, что будет при погружении в слои пространства, то кабина защищена по максимуму. Там вон, – Стив махнул назад, – находится генератор силового поля. Толщина м-молекулярного слоя пятнадцать сантиметров.

Сколько?!!! Мдааа… Исследовательский корабль, который изучал корону Солнца и даже почти что совершил на него посадку, имел толщину бортов пять сантиметров. Технари не поскупились.

– Мы решили не рисковать, – пояснил Дональсон, налюбовавшись моей вытянувшейся физиономией. Судя по тому, что моей реакцией он удивлен не был, то сам выглядел не лучше, когда ему сообщили, какой толщины хотят сделать этот ящик.

– А летает этот бот на чем?

– Ему заменили двигатели на современные. Правда, их мощность ниже родных, но ведь нам не надо прорывать вражеское ПВО, а потом вести бой на планете. Главное, чтобы они смогли вывести его в космос и двигать там, пусть и с небольшой скоростью. В гонках мы тоже участвовать не собираемся. Мы упирали на надежность, а не на скорость.

С таким подходом спорить трудно.

– А кабину изнутри можно осмотреть?

– Конечно. Здесь можешь подать стандартную ключ-команду.

Я последовал совету, и в тот же миг сработал гиперпортал. Внутри кабины оказалось довольно тесновато. Пять кресел, расположенных вдоль стен, покрытых светло-зеленым мхом, в центре на подставке визор, это скорее всего для наблюдения за тем, что происходит снаружи. Каждое кресло снабжено каким-то непонятным устройством на подвижном держателе. Если сесть на кресло, то устройство легко перемещается и крепится перед человеком. Скорее всего, какой-то пульт управления, на который выводятся показания приборов. Таким образом каждый из пяти сидящих здесь может наблюдать за показаниями тех приборов, которые нужны только ему. Разумно, на мой взгляд. Между кресел стояли какие-то стойки.

– Эти места зарезервированы для специального оборудования. Мы не могли знать, что именно понадобится. Внизу, если ты заметил, есть множество гнезд для подключения оборудования в общую сеть бота. А под визором, видишь там такую подставку? Это место для Криса. Мы туда подвели все системы.

Я нагнулся и заглянул под стойку. Как я и думал, подведено все, кроме того, что действительно нужно.

– Нужны шлейфы и место для кристаллов. Мне понадобятся гнезда для них и чтобы была возможность связать их в единую сеть с Крисом. Поговорите с Регардом, он объяснит, что именно понадобится.

Стив сделал пометку в своем инфокристалле.

– Еще что-нибудь?

Я осмотрел и пульты управления кресел.

– На мою нужно вывести панель с гнездами для кристаллов.

Дональсон покосился на меня, хотел что-то сказать, потом задумался.

– Ты хочешь отправиться в первый полет?

– А что, есть кто-то, кто лучше меня разбирается в возможностях Криса?

– Крис разумный. Полагаю, что свои возможности он знает получше тебя. Ведь именно для этого вы с Феолой давали ему разум.

Я пожал плечами, считая спор глупым и совершенно не желая его продолжать. Стив понял и настаивать не стал.

– Если других замечаний нет, тогда я сообщу техникам, они свяжутся с Александром и все сделают. Потом мы перегоним бот в институт физики. Дальше уже пусть их специалисты колдуют.

– Да нет, вроде бы нет.

– Тогда выходим.

Снова мгновение переноса и вот мы уже внутри бота, но с внешней стороны защищенной кабины.

– А почему вы вывели гиперпортал внутрь бота, а не на улицу?

– Опять-таки для безопасности. Кто знает, по какой причине вам придется покинуть кабину? Ты сейчас чем заняться собираешься?

– Отправлюсь в лабораторию. Оттуда свяжусь с Дианой – она обещала сегодня предоставить мне расчеты. Если они будут, внесу изменения в Криса, а там проведу несколько опытов. Если все будет хорошо, завтра Криса достану.

– Тогда задерживать не стану. Я займусь ботом, а также подготовкой к бою. Надо же приемную комиссию собрать для оценки истребителя.

На выходе мы сдали пропуска и вышли на улицу. Экскурсия длилась больше часа, так что вряд ли родители будут довольны – на завтрак я уже опоздал.

– Ладно, я побегу, а то и так задержался уже, – попрощался я. Стив махнул мне на прощание и отправился по своим делам.

Дома мама укоризненно посмотрела на меня и поставила передо мной на стол тарелку с гречневой кашей. Я огляделся и торопливо стал есть.

– А где Филька?

– Альвандер!

– А чего? Она сама не возражает. Так где она?

– Ушла к тебе в лабораторию. А вот где ты был?

– Гулял. Осматривал корабль для экспериментов с Крисом.

Мама только вздохнула.

– Не торопись. Никуда ты не опоздаешь, если потратишь на еду чуть больше времени.

Скорость поглощения еды я действительно немного уменьшил, но это не помешало мне расправиться с кашей за восемь минут. Мама только головой покачала, когда я выскочил из-за стола.

– О! – удивился Лука, с которым я столкнулся у двери дома. – А я думал, ты свой корабль испытываешь. Я пришел туда, а там ни корабля, никого. Сестру твою встретил, она сказала, что тебя нет дома.

– Я раньше встал и уезжал по делам. А корабль сейчас техники испытывают.

– А сейчас ты куда?

– В лабораторию. Сестру ищу.

– Ага. Она туда шла.

Лука пристроился рядом и весело поскакал по тропинке. Я покосился на него и невольно улыбнулся. Порой я завидовал ему. Как можно никогда ничему не огорчаться? Я тоже так хочу!

Феола сидела на том самом столе, на котором меня застал Стив. Причем сидела в той же позе, что и я тогда. Это меня даже позабавило. Я хотел подкрасться, но все испортил Лука, выскочивший вперед и завопивший:

– Эгей! Я нашел его! Смотри!

Феола обернулась. Увидев меня, удивленно распахнула глаза. Недоверчиво оглядело место, где раньше стоял истребитель.

– Привет, – поздоровался я, усаживаясь рядом с ней. – На нем Александр полетел. Заодно проверим, как может им управлять непсионик.

Лука встал перед нами. Склонив голову, изучил сначала Феолу, потом меня. Мы с сестрой переглянулись и посмотрели на него.

– Смотрю вот я на вас, – медленно проговорил Лука, – и думаю… Что, все близнецы напрочь игнорируют стулья и скамейки и предпочитают сидеть на столах?

Я задумался и в задумчивости возвел глаза к небу.

– Не знаю. Я, кроме нас, других близнецов не знаю.

– А что? Какое-то открытие готовишь про близнецов? – поддержала меня сестра.

Открытия Лука делал по пять штук на дню. Правда, быстро о них забывал, но зато периодически всем говорил:

– А вот я недавно открытие сделал… правда уже не помню, в чем оно состоит, я другим в тот момент начал заниматься.

Самое смешное, что он ничуть не лукавил. Умел он увидеть предметы с необычной стороны. И если свое открытие он все-таки умудрялся запомнить, то польза выходила большая. Беда только, что никто и ничто не могло заставить его отнестись к окружающему миру серьезно. Он слишком ценил свою радость, чтобы менять ее на какие-то там открытия и всю суету, связанную с ними.

– Просто интересно. – Лука вдруг усмехнулся и критически осмотрел нас. – А вот ты, Дерри, сидишь не совсем правильно. Локоть Феолы чуть ближе к колену находится.

Машинально я дернул локоть, и теперь мы с сестрой сидели совершенно одинаково. Но тут же опомнился, уселся по-другому и обругал хохочущего приятеля. К счастью, в этот момент на тропинке показалась Диана Гордон. Как бы я ни пыжился, но парировать ехидные шуточки Луки у меня ни разу не получалось.

Диана увидела нас и подошла.

– Ага, вот ты где. Здравствуй, Феола, здравствуй Лука. – Хм… когда это она успела с Лукой уже познакомиться. Впрочем… скорее уж не она с ним, а он с ней познакомился. – Альвандер, хорошо, что я тебя застала. Я думала, что придется ждать твоего возвращения.

– Я уступил свое право полета Александру.

– А-а-а. Ну это и к лучшему. Мы закончили твой заказ. Вот результаты. – Диана выложила на стол инфокристалл. Я протянул за ним руку, но Диана с ласковой улыбкой людоеда положила рядом второй кристалл. – А это счет за работу.

Я укоризненно глянул на нее, но первым взял в руки все же кристалл со счетом. Мда. Лучше, чем я ожидал, но хуже, чем надеялся. Переведя деньги, я перекинул кристалл Диане. Та поймала его и насмешливо поклонилась. Потом уже серьезно взглянула на меня.

– Дерри, может перестанешь упрямиться и примешь помощь Совета?

– Тогда они смогут запретить мне полет.

– Но почему ты уверен, что они запретят?

– Потому что сегодня Стив уже намекал, что мне нельзя рисковать. Кстати, они сделали корабль для испытания Криса.

– Да, я знаю. Дональсон уже со мной связывался. Они сейчас по твоим замечаниям исправления вносят. Завтра вечером обещали пригнать бот к институту. Я уже предупредила парней. Они готовят оборудование.

– Ну и я не буду время терять. – Я схватил кристалл с результатами и зашагал в пещеру. Интересно, о чем думает Феола. Она так разглядывала кристалл, что принесла Диана… К несчастью, закрываться она умела великолепно.