Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Добавить цитату

Заметка четвертая, о прогулках, неприятных встречах и будущем

Маленькая хитрость: «Знаете ли вы, что если Золотую Рыбку положить на сковородку, то количество желаний увеличивается до пятидесяти?»

Неделя, отведенная под знакомство с новым предметом, выявление талантов и обсуждение будущих перспектив, пролетела довольно быстро. Ядвига Еловна рассказывала ярко, живо и увлекательно, зачастую перемежая Общую Историю Бабок Ёжек с рассказами из личного опыта. Пару раз мы даже закрепляли результат на практике, и пакость мальчикам-боевикам была далеко не самой страшной.

В конце первого учебного дня Ядвига Еловна провела испытания, которые определили предназначение девчонок. Так Пелагея, Злата и Снежа оказались счастливыми обладательницами дара Прядильщиц. Он позволял заглядывать в будущее, рассматривать прошлое и распутывать настоящее, даруя невиданную власть – знания. После чего мы познакомились с еще одной Ягой, которая обладала этим даром – Янат Бубуковной. Под ее опеку и перешли девочки.

К целительнице Анирак Хомяковне попали Голуба, Ульяна и Веселина. Им предстояло научиться собирать травы, варить целебные отвары и лечить существ своей магией. Хороший дар, полезный!

Ари Вреднюковне достались Радомила, Хима и Тенья, у которых открылись способности к Созданию. Кого или что именно они будут создавать, остальным не рассказывали, но судя по мечтательной улыбке Рады – что-то очень нехорошее.

Самая необычная магия оказалась у Иллэн Вороновны, которая умела… обольщать. Обольщать, охмурять, привораживать и зачаровывать. В силу дара эта Ёжка оказалась чрезмерно популярной, прямо-таки нарасхват. И к ней под крылышко попали Алёнушка, Любава и Верея. Две последние таким распределением были шокированы.

Новым знакомством все были довольны, так как остальные Ягушки оказались не менее замечательными и талантливыми учителями. И только я осталась одна. Но погрустить по этому поводу мне не дали. Коварно улыбнувшись, Ядвига Еловна пообещала серьезно заняться моим обучением. И что-то мне подсказывало, что выйдет весьма и весьма весело!

С учетом многообразия свалившихся новостей приход субботы – первого выходного дня – мы как-то выпустили из виду. И даже немного расстроились из-за отсутствия лекций – уж очень хотелось повидать Ягушек, покоривших наши сердца. Но, вспомнив, что сегодня Игра, приободрились.

Утро началось с уже привычной зарядки под зажигательную музыку. Не прошло и десяти минут, как к нам присоединились кикиморы из ближайшего озера, маленькие пушистики, называемые девочками пискунчиками, Ягиня Костеяловна и собственно Избушка. Последняя разминалась с особым удовольствием, подпрыгивая то на одной лапе, то на другой и активно махая крылышками. Следовавшие за этими действиями содрогания земли и порывы пыльного ветра мы стоически терпели, не желая ранить нежных избушкиных чувств.

За ходом зарядки с большим удовольствием наблюдали Леший и Болотник, с которыми мы сдружились на почве общей нелюбви к боевым магам. Тем более что в будущем нам предстояло взаимовыгодное сотрудничество – мы и лесных жителей охранять будем, и водяную нежить беречь.

Далее шел завтрак в том же разномастном составе. Скатерть-самобранка – артефакт, в который был заключен дух почившей домовихи, – оказалась женщиной добрейшей души. Видя нашу веселую толпу, она с большим удовольствием явила на поверхности всяческие вкусности, некоторые из которых могли свести все результаты зарядки на нет.

А вот после завтрака встал закономерный вопрос: что делать, если день только начался, а уроков нет? Домашнее задание, конечно, никто не отменял, но какая Ёжка в здравом уме сядет за его выполнение в субботу утром? Вот и среди нас уникумов не нашлось. Так что мы честно и обоснованно бездельничали, слоняясь кто по гостевой комнате, а кто и по лесу. Трио девочек с водным даром отправилось чистить и расширять пруд, желая устроить там бассейн, а я осталась на поляне. Усевшись на солнышке, ленивым взглядом осматривала окрестности.

Хотелось чего-нибудь волшебного… помимо избушки на курьих ножках и весело пищащих пушистиков. Например, качелей, которые уносили бы ввысь, прямо в голубое небо. И лежаков среди сочной зелени травы. А еще цветов! Не важно, луговых или декоративных, главное, ароматных!

– О чем задумалась, Яника? – Ягиня Костеяловна, в ярком лимонном платье, довольно щурилась на солнце.

– Да вот не знаю, чем себя занять. На качелях покататься хочется. А еще клумбу разбить…

– А в чем проблема?

– Для клумбы нет семян и инструментов.

– А кто мешает их приобрести? К тому же я обещала вам прогулку в город.

– Общий сбор? – с надеждой поглядывая на куратора, спросила я.

– Ёжкин сбор, – кивнула женщина, запуская в воздух яркую золотую звезду.

Девочки собрались быстро, с интересом поглядывая на Ягиню Костеяловну. Она же, вкратце объяснив причину сбора, была удостоена благодарного взгляда и одобрительного писка.

Переодевались девчонки в рекордные сроки, так что спустя двадцать минут мы уже летели в город, наслаждаясь красотами нетронутой природы. После приземления ко мне подошла Любава и, оттащив в сторонку, объявила, что заказанный артефакт уже доставили и нас ждут на примерку. Только я скосила взгляд в сторону куратора, как тут же получила заверения, что нас не хватятся. Словно в подтверждение этих слов, вокруг Ягини Костеяловны забегали Хима с Алёнушкой, отвлекая внимание на себя. Остальные девочки тоже не остались безучастными, прикрывая наш отход.

До «Аленького цветочка» мы добрались не в пример быстрее прошлого раза. Видимо, потому, что теперь я не останавливалась у каждой витрины, а целенаправленно шла за своим билетом в светлое будущее.

В лавке с прошлой недели почти ничего не изменилось, разве что хлама стало больше. Запах ромашки, смешавшийся с книжной пылью, неприятно щекотал нос, вызывая желание чихнуть. Отказывать себе в этой малости я не стала, чем заслужила насмешливую улыбку от видного и весьма симпатичного мужчины за прилавком.

– Доброго дня, уважаемый. Мы… по делу.

– Доброго дня, сударыни. Помню-помню ваше дельце. Только вчера его доставили.

– Настройки будете делать вы или…

– Я, сударыня. Надеюсь, в этот раз ваша подруга не будет падать в обморок?

– Все зависит от того, примете ли вы второй облик или нет.

– В ближайшие пару лун не собираюсь, – улыбнулся мужчина, а я, наконец, поняла, почему его голос показался знакомым.

Это было то самое существо непонятной наружности, которое до жути напугало меня в первый визит. Ныне густая золотистая шерсть бесследно исчезла, оставив на память лишь длинную шевелюру цвета черненого золота. В габаритах хозяин лавки тоже уменьшился, оказавшись мужчиной среднего роста и средних же лет. Но хорош, ничего не скажешь!

– Прошу за мной, сударыни. Процесс настройки не быстрый и, хочу предупредить, весьма неприятный.

– «Весьма» – это насколько? – не смогла не спросить я.

– А вы как думаете? Мне придется работать с вашей аурой, пробуждая спящие энергетические каналы, по которым потечет магия. А вам, милейшая, необходимо будет их принять. Процесс не из легких и приятных, но, если хотите колдовать, придется потерпеть.

Колдовать я хотела, притом очень. Поэтому без возражений последовала за мужчиной в «тайную комнату», что находилась под зданием. Небольшое помещение, оформленное в светлых тонах, со столом, полками для книг, креслами и одним, даже на вид удобным, диваном.

– Присаживайтесь, – кивнув на одно из кресел, предложил хозяин лавки.

Сам же, приникнув к стене, пару минут водил руками, а потом открыл замаскированную дверцу. Достав из сейфа – а это явно был сейф – небольшую коробочку, обитую синим бархатом, мужчина протянул ее мне. Внутри лежала миленькая сережка в виде метлы, больше подходящая для пирсинга.

– Сейчас проколем тебе животик – и все, станешь настоящей ведьмой!

– Спасибо, но мне и в образе Яги неплохо.

– Значит, будешь Ягой, – рассмеялся «Чудовище» и вдруг резко посерьезнел. – Учти, после этого обряда обратного пути не будет.

– Знаю, – кивнула я, а потом закрыла глаза, готовясь к боли.

И она была, но не сразу. Предварительно мне обработали кожу спиртом. От неожиданности и непонятных ощущений я даже приоткрыла один глаз, чтобы подсмотреть, что происходит. Потом легкая боль от прокалывания… и тут уже я зажмурилась по-настоящему, так как началось самое сложное.

Я отчетливо ощущала потоки теплого и холодного воздуха, что пробегали по телу, и острые электрические разряды, возникающие на кончиках пальцев. Заключительным штрихом была обжигающая волна, что прокатилась от макушки до пяток, вызывая черные мушки перед глазами.

– Надеюсь, это все?

– Все, – выдохнул мужчина, устало откидываясь на спинку кресла.

– А попробовать уже можно?

– Можно.

– Люба-а-ав?

– Что тебе показать? – с улыбкой спросила девушка.

– Звездочку общего сбора!

– Для начала, наверное, попробуй с закрытыми глазами, так проще сосредоточиться. А теперь представь, что из глубины души по твоим рукам течет свет. От груди по плечам, к локтям, а потом в ладошки. Придай этому свету форму звезды и просто подкинь. В воздух она взлетит уже сама. Пробуй.

Ну я и попробовала. Почувствовав тепло в груди, заставила его медленно поползти по руке, шерстяным клубком скатывая на ладони. Когда шарик достиг размера теннисного мячика, я открыла глаза и, полюбовавшись на сгусток нежного бирюзового цвета – прямо как мои глаза, – подкинула вверх. Зависнув на мгновение, он ярко вспыхнул, а потом взорвался цветным фейерверком, обсыпая меня и Любаву вполне себе материальными блестками.

– Ой…

– Для первого раза замечательно! – заулыбалась рыжая, отряхиваясь. – И салют красивый вышел. Немного потренируешься и сможешь создавать «светлячков».

– Любава, я вот еще что хотела спросить. А другие наши «звездочки» не видят?

– Не-а! Скажем так, это специальный позывной среди Ёжек. Ягиня Костеяловна его еще в самый первый день для нас наколдовала и закрепитель добавила.

– Да уж, все-таки магия – это круто!

– Не то слово, – улыбнулся мужчина, до этого тихонько сидевший на стуле. – Поздравляю с обретением Силы.

– Спасибо. Правда, большое вам спасибо.

– Не за что, сударыня, – кивнул хозяин. – А сейчас, если вы отдохнули, прошу подняться наверх. Нам с Любавой Змеевной надо бы поговорить…

Совсем не тонкий намек на самоустранение я поняла. Снова поблагодарив мужчину, предупредила Любаву, что пройдусь вверх по улице, и поднялась в лавку.

По дороге на выход мое внимание привлек чайный столик, и я поняла, что зверски хочу пить. Понадеявшись на гостеприимство чудо-хозяина, я налила себе немного чаю и огляделась. С новыми силами лавка выглядела совсем иначе. Каждый хранящийся здесь предмет светился своей волшебной красотой. Когда-то давно я уже видела подобное сияние, но где и при каких обстоятельствах – не вспомнить.

Оказавшись на улице, я вдохнула полной грудью и улыбнулась яркому небу и теплому солнышку. Подмигнула маленькому гномику в смешном желтом костюмчике и, получив в ответ воздушный поцелуй, отправилась гулять.

Полюбовавшись интересными витринами, я свернула на соседнюю улицу, именуемую «Аллея мастеров». Тут обзор был куда как скромнее. На большинстве витрин висели плотные занавески, и для того чтобы понять, каким товаром располагает тот или иной продавец, приходилось либо подолгу вчитываться в название, либо просто проходить внутрь.

Первые несколько лавок я миновала, не испытав должного интереса к «Меховушке» и «Меткому стрелку». «Лягушка-путешественница» тоже не заинтересовала, тем более что на витрине виднелась палатка, стоящая посреди иллюзорного леса.

В целом, прогулка понравилась, если бы не стойкое ощущение прожигающего спину взгляда. Взявшийся непонятно откуда, он заставлял нервно оглядываться и мешал сосредоточиться. Казалось, будто нечто тяжелое и материальное повисло у меня на спине. Чтобы избавиться от мерзкого ощущения, я твердо решила заглянуть в следующую лавку. А если повезет, постараюсь проверить, на самом ли деле за мной кто-то следит или сказывается нервное перенапряжение учебной недели.

Только вот стоило сделать первый шаг в сторону двери, как из-за поворота послышались крики и отборная ругань. Остановившись из любопытства, я стала свидетелем веселых догонялок. Причем весело было именно догоняющим, но никак не маленькой преследуемой девчушке. И морды у этих «погонщиков» были самые что ни на есть бандитские.

Как назло, на улице не оказалось никого, кроме меня. Как будто специально попрятались! Хотя возможно, так оно и было. Однако мне родители успели привить чувство справедливости, да и глупость молодости еще бурлила в крови, поэтому прятаться я не стала. Наоборот, шагнула от двери и с прищуром посмотрела на мужиков.

Малышка, увидев меня, подбежала и нырнула за спину, там притаившись. «Погонщики» же, поначалу замерев не иначе как от удивления, разразились обидным гоготом.

Ну да, я по сравнению с ними маленькая, если не сказать крошечная. Худенькая и тщедушная, но это не значит, что дам ребенка в обиду! Тем более когда он так доверчиво жмется к ногам.

– О, девка!

– Хороша девка.

– Шла бы ты, деваха, – это сказал самый страшный из всех мужиков, до этого лидирующий в забеге.

Кстати, вот странность. Бандиты бежали довольно-таки бодро и даже слегка запыхались, но девчушку все равно не поймали. Вопрос – специально пугали или действительно не могли догнать?

– Как прикажете, уважаемые. Племянницу только заберу, и мы пойдем.

С этими словами я взяла малышку за руку и даже попыталась сделать шажок в сторону лавки, но меня остановили.

– Альтрелла наша!

– Ваша-ваша, кто же спорит. Пожалуй, не будем вам мешать и тихонечко пойдем по делам.

И улыбка невинная-невинная. А что, нам, светловолосым, можно и дурочками прикинуться. Малышка – платиновая блондинка, я – пепельная. И обе маленькие, глупенькие. Будем надеяться, что прокатит.

– Девочку отдай!

Не прокатило…

– Уважаемый, чего вам надобно? Не стыдно средь белого дня к приличной девушке приставать?

– Ребенка отдай. Это последнее предупреждение.

Стало страшно, очень-очень, но ребенка все равно не отдам! Бандиты, верно истолковав мой упрямый взгляд, недобро улыбнулись и двинулись на нас. И что мне было делать? Правильно – звать на помощь!

Почувствовав знакомое тепло, прокатившееся от груди к ладоням, создала бирюзовый шарик и подкинула вверх. Наверное, в момент броска рука у меня дрогнула, потому что шарик, вместо того, чтобы взмыть в небо, полетел прямиком в главаря. Попав аккурат по лбу, он взорвался разноцветным фейерверком, и мужик взвыл…

Орал он страшно громко, попутно ругаясь непонятными словами. Я же, испугавшись, создала еще один шарик и уже намеренно запустила в следующего бандита. Тот попытался было увернуться, но бирюзовая красота оказалась самонаводящейся, и теперь на улице раздавались уже два завывающих баса.

Третья попытка увенчалась-таки успехом и, взлетев в небо, взорвалась ослепительным фейерверком, осыпая всех блестками. И если на нас с малышкой они легли разноцветными песчинками, то на мужиках загорелись…

– По-моему, с моими потоками что-то перехимичили или перемагичили… – с удивлением глядя на катающихся по земле бандитов, сообщила малышке.

А ребенок, сжимая в ручках ткань моего сарафана, мелко трясся и еле-еле стоял на ногах. Подхватив девчушку на руки, прижала её к груди и стала быстро отходить к переулку. А там тридцать шагов до соседней улицы, где осталась Любава с могучим хозяином «Аленького цветочка». Они уж точно помогут.

– Ведьма! – неожиданно заорал один из мужиков, указывая на меня грязным пальцем.

– Ёжка! – буркнула в ответ, прибавляя скорости.

Бежать с ребенком на руках было тяжело, но сдаваться я не собиралась. Совсем чуть-чуть осталось…

Сильный рывок за косу заставил полететь назад. И угодила я аккурат в недружелюбные объятия дурно пахнущего разбойника. Одной рукой эта сволочь держала мою косу, а второй схватила за шею. От боли в первое мгновение даже в глазах потемнело, а руки ослабли. Хорошо, что маленькая сумела сориентироваться и спрыгнуть на землю.

– Тварь! – рыкнул мужик и, повернув к себе лицом, ударил.

Пелена боли застлала глаза, а в голове появился неприятный звон. Упав на землю, я схватилась за лицо и пропустила второй удар. Ногой по животу. Крик боли сдержать не удалось, равно как и магию, рвущуюся с рук. Не знаю, куда я попала, но звон в ушах перекрыл протяжный вой.

Почувствовав маленькие ладошки на своей щеке, постаралась отогнать темноту и подняться. Со второй попытки удалось, но боль в животе не дала нормально выпрямиться. Пришлось идти по стеночке, постоянно оглядываясь на бандитов. Десять шагов до поворота… Всего десять.

В очередной раз обернувшись, я всхлипнула и подтолкнула девочку к проему:

– Маленькая, беги в лавку «Аленький цветочек» и приведи помощь.

– А ты?

– А я тебя догоню. Ну же, беги!

И девочка побежала, спотыкаясь на каждом шагу. Я же развернулась лицом к озверевшему главарю с опаленной кожей. Жуткие волдыри покрывали лицо и шею, обещая стать безобразными ранами, но угрызений совести не было. Только злость на себя и свою слабость.

– Зря ты не убежала, ведьма, – прорычал мужик и замахнулся.

Да что ж он по лицу-то бьет, гад такой? И как бы ни хотела я казаться сильной, но крик сдержать не смогла. Некоторым нравится ощущать себя сильными, и добиваются они этого, избивая тех, кто не может им ничего противопоставить. Судя по тому, с каким наслаждением слушал мои всхлипы бандит, он относился именно к этому типу недочеловеков.

Желание отплатить разбойнику той же монетой зародилось в глубине души и знакомым теплом заструилось по венам. Очередной шарик сорвался с рук легко, самостоятельно взлетая ввысь и впиваясь в лицо бандита. Пока он кричал, я закрыла глаза и попыталась перевести дыхание. Надо подняться… хотя бы доползти до угла. Хоть как-нибудь дотянуть до прихода подмоги.

Когда крики мужчины стихли, я рискнула открыть один глаз. Второй, вероятно, успел заплыть, потому что болел и не слушался. В общем, открыла я глаз, и… дыхание перехватило: вместо здоровых и сильных мужиков на камнях лежал толстый слой пепла. Страшная серая масса лежала на том месте, где ранее стоял обожженный главарь, повторяя форму тела. Но вдруг налетевший ветерок подхватил эту пыль и низкой поземкой закружил по переулку.

– Не может быть… – испуганно прошептала я, чувствуя подкрадывающуюся истерику.

Потому что первой мыслью было – это я. Я убила их своими неправильными шариками, спалив дотла. Убийца… И лишь потом, мгновение спустя увидела странного человека, склонившегося над единственным выжившим бандитом. И мужик скулил, закрывая лицо руками.

– Кто?

Тихий голос, морозом проскальзывающий по коже. И невыносимое желание сбежать. Слишком уж странным был незнакомец, страшным…

– Н-не зна-а-аю, – провыл бандит.

– Действительно, не знаешь. Жаль…

Взмах руки, и от этого нападавшего тоже осталась лишь горстка пепла. И теперь все внимание незнакомца было сосредоточено на мне. Девочки, ну где же вы? Хотя, наверное, и хорошо, что не успели. Слишком уж силен странный человек. Или не человек вовсе?

Быстро преодолев разделяющее нас расстояние, он присел на корточки и осторожно ощупал мою голову, затем скользнул рукой на живот.

– Девочка?

– Не скажу…

– Кто-то из наемников успел за ней?

– Нет.

Кивнув, мужчина как-то облегченно выдохнул и наклонился ниже.

– Голова кружится? Тошнит?

– Да.

– Сколько видишь пальцев? – И мне под нос сунули руку.

– Шесть, – выдохнула я, убеждаясь, что этот мужчина не человек.

– Сотрясение… Сейчас я подниму тебя на руки. Если что-то заболит, сразу скажи.

– Хоро… Ой, живот…

– Сколько было ударов?

– Один, – сквозь зубы выдохнула я и прижалась к мужскому плечу.

– Пока не проведу обследование, обезболивающее тебе нельзя. Поэтому придется потерпеть, пока мы найдем Гелю, а затем переместимся в мой дом.

Я старалась терпеть, правда старалась, но было очень плохо. Мир плыл, перед глазами кружились черные точки, а холодный пот капельками стекал по лицу. Каждый шаг мужчины отдавался болью в теле. Кажется, я плакала, но поняла это только тогда, когда соленые капли попали в разбитую губу.

– Яника!

А вот и подмога, только немного запоздалая…

– Лир Кассиан? – удивленный голос Любавы. – Что происходит?

– Нет времени объяснять. Геллиана, ты цела?

Что ответила малышка, я уже не слышала, полностью растворившись в звенящем звуке и темноте беспамятства.