Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Добавить цитату

Заметка третья, о покупках, кафе и мужчинах

– Он и сейчас продолжает дарить нам тепло, – вздохнула Мальвина и подбросила в очаг остатки Буратино.

– С хозяином «Аленького цветочка» я договорилась. Забирать заказ придем через неделю.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, все еще находясь под впечатлением от прочитанного.

– Пока не за что, а вот когда начнем учиться, благодарностью не откупишься.

– А чем откуплюсь?

– А это мы скоро узнаем. Сейчас отправимся к почтенной госпоже Ульх, у неё своя лавка трав, а потом к мастеру Голю, за заготовками для артефактов. Если ничего не выйдет с этими направлениями, придумаем еще что-нибудь.

– А Ягиня Костеяловна не будет против моих «увлечений»?

– Наоборот! Пока не раскроем потенциал, без магии ты не сможешь сдать даже первую четверть. Значит, надо этот минус перекрыть успехами на другом поприще. Олимпиады у нас не проводятся, – Любава попыталась провести аналогию с моим миром, – так что будем изучать и совершенствовать работу с артефактами. Ну, или то, на чем в конечном итоге остановимся. Поверь, куратор нас только поддержит.

– Как скажешь, – согласно кивнула я.

Надо значит надо!

Лавка госпожи Ульх располагалась на соседней улице и внешне напоминала цветок ромашки, в центре которого располагалась дверь. И вот стоило этой самой двери чуть приоткрыться, как нас охватил терпкий, чуть горьковатый запах многочисленных трав. Они были повсюду: на окнах стояли горшки с живыми растениями, на потолке висели сухие вязанки. Бессчетные шкафы украшали такие же бесчисленные стеклянные банки, в которых хранились бутоны, соцветия, листики, плоды, коренья… От многообразия трав рябило в глазах, от разнообразных душистых запахов закружилась голова, а в душе крепла уверенность – не мое! Ведь для того, чтобы приготовить зелье, мало иметь книгу с рецептами да колдовской котелок. Необходимо знать каждую травинку, её свойства и взаимодействие с другими травами. В противном случае есть риск когда-нибудь наткнуться на рецепт такого же умельца-недоучки. О последствиях подобной оплошности я не хотела даже задумываться.

– Любава, не то, – глядя на девушку несчастными глазами, прошептала я.

– Но ты ведь даже не попробовала!

– Но уже знаю, что у меня ничего не получится! Не мое это…

– Ты себя накручиваешь, – махнула рукой рыжая, однако настаивать не стала. – Тогда пойдем в лавку мастера Голя.

И мы действительно пошли. Правда там все повторилось. Глядя на витки проволоки, друзы и россыпи камней, я сильно усомнилась, что без длительного обучения смогу сделать даже самое простое кольцо. Однако согласна была признать, что это занятие мне импонировало гораздо больше.

– Что скажешь?

– Я бы в дворники пошла, пусть меня научат, – вздохнула, вспомнив слова детского стишка.

– Э-ей, я тебе дам – дворники! – зеленые глаза опасно сверкнули. – Если сердце лежит к этому делу, то я знаю одного мастера, который не откажет в помощи.

– Симпатии определенно есть!

– Тогда повременим с покупками. Вернешься сюда уже вместе с наставником.

Спорить не стала. В итоге оставшееся до встречи время мы гуляли по лавкам и любовались диковинными вещами. Любава, будучи дочерью Змея Горыныча, оказалась особенно неравнодушна к драгоценностям. Так что особому осмотру подверглись все ювелирные лавки, но и магазины с нижним бельем не остались без внимания. С посещением последнего, правда, возникли проблемы. Продавцы поначалу неприязненно относились к клиентам «непрезентабельного» вида и только после общения с рыжей кардинально меняли свое мнение. Вот только неприятный осадок все равно остался, поэтому следующей нашей целью стала лавка одежды. Выбрав несколько платьев, Любава проводила меня в примерочную и, всучив вещи, скрылась в соседней.

Одежда, что подобрала одноклассница, мне понравилась. Несмотря на странный покрой, платья сидели замечательно, а мягкая ткань не раздражала кожу. Остановив свой выбор на темно-синем и зеленом, я отдала вещи улыбчивой продавщице и, сев на диванчик, принялась ждать подругу. На маленьком столике тут же появились кружка с чаем и блюдце с шоколадным печеньем, а еще глянцевый журнал, на обложке которого красовался молодой мужчина с иссиня-черными волосами и яркими зелеными глазами. Хищные черты лица притягивали внимание, и даже чуть презрительная улыбка не отталкивала. И под этим великолепным портретом красовался заголовок: «Царевич отверг очередную невесту. Кто же покорит сердце Кощея-младшего?» Следом отразилась подпись с указанием страницы статьи, а потом изображение сменилось портретом миловидной девушки, но я уже ни на что не обращала внимания, поспешно листая журнал.

К сожалению, статья оказалась весьма короткой и бессодержательной. В ней сообщалось, что наследник царства Кощеева в очередной раз отказался от бракосочетания с какой-то принцессой, поставив тем самым свое царство в неудобное положение перед соседями. Чем это самое положение было неудобно – не пояснялось, зато автор с удовольствием расписывал внешность первого красавца Сказочного мира и не чурался делиться сплетнями.

Всё, как у нас. Вначале рекламируют звезду, привлекая внимание, а потом поливают грязью, даже не озаботившись наличием доказательств или уточнением фактов. И все для чего? Чтобы повысить продажи тиража. Обидно!

Вздохнув, я закрыла статью про Кощея-младшего и снова выпала из реальности. Очередная картинка на обложке демонстрировала платинового блондина с невероятными серебряными глазами. Красивые, четко очерченные губы были поджаты, а брови – нахмурены. Подпись под портретом гласила: «Новое покушение на князя Альтеры! Чьи головы полетят на этот раз?».

Ничего себе! Я-то думала, что попытка свержения правящей власти исключительно человеческая забава, а оказывается… Бедный князь. Каково жить и каждую минуту ожидать удара в спину? Пожалуй, даже знать не хочу. Лучше снова полюбуюсь изображением Кощея.

– О чем задумалась? – поинтересовалась Любава, присаживаясь рядом.

– Да вот, постепенно собираю «сказочные» сплетни.

Приняв журнал из рук, одноклассница быстро скользнула взглядом по обложке, а потом усмехнулась. И взгляд был такой… недобрый.

– Не самый лучший объект для знакомства. Надменное хамло!

– Я так понимаю, вы знакомы?

– Знакомы. Папка как-то принцессу украл, которая должна была выйти за царевича Кощея замуж. Вот она и поделилась впечатлениями о самом желанном женихе Сказочного мира. Я сначала не поверила, а потом, когда встретилась с ним лично… Хамло!

– А как вы умудрились встретиться лично? – полюбопытствовала я.

– Ну как же. Принцесса была похищена прямиком из царского терема, вот Кощею-младшему и пришлось отправиться на поиски, чтобы не афишировать проблемы с магической защитой. Да и авторитет, наверное, подрывать не хотел. Явился, значит, он под стены нашего замка и, вместо того чтобы вызвать папу на честный бой, стал угрожать налогами и судебным иском. Представляешь?! У папки чуть инфаркт всех трех сердец не случился. А этот… этот… дал сутки «на подумать» и пообещал вернуться уже со Стражами и адвокатами!

– И что сделал твой папа?

– Отдал принцессу. Тем более мама как раз в этот день возвращалась с курорта.

– То есть мама о похищении не знала?

– Нет, конечно! Иначе прятался бы папочка вовсе не от адвокатов…

– А зачем он вообще похитил девушку?

– Так на спор. Эти великовозрастные дети – папка с друзьями – выпили и решили тряхнуть стариной. Серый Волк отправился за Шапочкой, а у той, между прочим, муж из боевых магов – Охотник. Румпельштильцхен – за ребенком, причем сжульничал и приволок своего младшенького. А папка – за принцессой. Там с ними еще кто-то пил, но я не уточняла.

– Слушай, а весело у вас родители живут!

– Это отцы, и ровно до той минуты, пока обо всем не узнают мамы. А они обязательно узнают, и тогда плохо всем… Думаешь, почему у нас такие крепкие международные отношения? Самодержцы друг к другу бегают, политическое убежище просят!

Рассказы Любавы я слушала с улыбкой, искренне наслаждаясь и нашей прогулкой, и хорошей компанией. И время до назначенного срока пролетело совсем незаметно, оставив после себя массу приятных впечатлений.

Позже, когда все собрались в условленном месте и провели перекличку, Ягиня Костеяловна повела нас в сторону леса, на краю которого виднелось странное здание. Чем ближе мы подходили, тем отчетливее становились многочисленные клумбы с розовыми кустами, которые невысокими заборчиками огораживали деревянные столы. Дорожки, выложенные из желтого кирпича, уходили в разные стороны, но неизменно вливались в главную, самую широкую, что вела ко входу в домик. Пряничный домик…

Встречали нас две милые и улыбчивые дамы, оказавшиеся владелицами этого чудного места. Поздоровавшись с Ягой, одна из них повела нас в соседний зал, попутно демонстрируя многочисленные фотографии со знаменитостями. Помещение, оформленное в винтажном стиле с нежными и чрезвычайно реалистичными рисунками на стенах, понравилось мне сразу. Возле окон, прикрытых легкой тканью, стояли кресла. Красиво и со вкусом.

Закончив любоваться убранством, я перевела взгляд на расположенный в центре зала стол и обомлела. Он был накрыт на четырнадцать персон, и чего на нем только не было! Столько разнообразных сладостей и фруктов!

– Ну что, девочки, отметим начало учебного года? – улыбнулась Ягиня Костеяловна.

Отказываться никто не стал. Сев на первое попавшееся место, я оглядела угощения и задумалась над нелегким вопросом: что попробовать в первую очередь? Спасибо заботливой Верее, которая решила задачку за меня. Приняв от нее изумительную фруктовую корзиночку со взбитыми сливками, я надкусила лакомство. Нежный воздушный крем буквально таял на языке, а легкая фруктовая кислинка добавляла пикантности.

Потом был кусочек шоколадного торта и творожно-йогуртовое великолепие с заливкой из вишневого желе. Вкусный сок, ароматный чай и… настойка на ягодах. А еще было очень весело и шумно.

Но апогеем застолья стало мороженое, политое сиропом и карамелью. Я никогда не ела ничего более нежного и волшебного. И даже когда немного подмерз кончик носа, не смогла оторваться от второй порции. Девочки косились в мою сторону с интересом, вероятно, ожидая, когда же я лопну. А я ела… В меня вообще много вмещается, несмотря на внешнюю хрупкость. Я бы и от третьей порции не отказалась, но тут уже вмешалась Ягиня, напомнив о завтрашних занятиях и что некоторым совсем нельзя болеть. Стребовав с неё обещание о повторном визите в этот маленький рай, я наконец-то блаженно откинулась на спинку стула. Все, сейчас точно лопну!

Потом кто-то из девочек глянул на часы и… началась паника. Видите ли, до Игр осталось всего пятнадцать минут. А нам еще лететь не меньше получаса! В итоге Ёжки в последний раз понадкусывали все вкусняшки, допили, у кого что осталось, и поблагодарили приветливых хозяек за гостеприимство. Мы чувствовали себя захмелевшими не то от общения, не то от угощения. Мир был прекрасен, и если бы не перспектива опоздания на самую зрелищную передачу сказочного мира, праздник бы еще продолжался.

Дальше нас ждал головокружительный полет на гусях-лебедях, подгоняемых хмельными ягушками, а уже на самом подлете – сюрприз. И не сказала бы, что неожиданный.

Вокруг нашей тихо сопящей избушки, прикрывшейся белыми крылышками и повернувшейся «тыльным фасадом», стояли давешние знакомые боевики. И были они в полном составе в количестве тридцати трех штук. Разве что их дядьки Черномора нигде не наблюдалось. Ягиня Костеяловна, кстати, осталась в Пряничном домике, доверив нас самим себе. Так что вмешательства от взрослых в этот раз ждать не приходилось. И коварных Ёжек это весьма порадовало! Правда, демонстрировать свою симпатию девочки не спешили.

– Чего надобно? – зычный голос Любавы разнесся над поляной, заставив избушку нервно передернуться, но не проснуться.

– Так в гости, на чай, – ответил один из магов.

И улыбка у него была такая, что сразу стало понятно – одним чаем дело не ограничится. Шустрый какой!

– И что, все сразу на чай пожаловали? – рассмеялась наша атаманша. – У нас, знаете ли, столько… кружек не наберется.

– Так ничего страшного, мы не гордые. Можем из одной на двоих попить!

Вот зря он это сказал. Догадался, конечно, что что-то пошло не так и обольщение Ёжек провалилось, но поделать уже ничего не мог. Разве что поставить радужную пленку в качестве защиты от полетевших магических шаров. Но злых девочек это не остановило.

Ульяна взмахнула рукой, попросив подруг не тратить впустую потенциал, и произнесла заветные слова: «По щучьему велению, по моему хотению…» В воздухе между нами и богатырями заклубился пар, затем из него проявилась деревянная шайка, из которой, плеснув на траву водой, вынырнула щука.

– Ульянушка, у тебя что-то срочное? – рыбьи глаза загадочно блеснули, обводя поляну внимательным взглядом. – А-а-а, ухажёры. Сама-сама, у меня нерест.

И, шлепнув напоследок хвостом, волшебная рыбина исчезла, словно её и не было. Парни, наблюдавшие эту сцену, неприлично заржали. Кто-то даже посочувствовал такому фамильяру.

Переглянувшись, одноклассницы возобновили атаку с удвоенной силой, вымещая злость и напряжение прошедших дней на мужиках.

И так обидно мне стало. Они, значит, развлекаются, а я? Мне тоже хочется чем-нибудь в кого-нибудь запустить! Но вот чем? Обувь – жалко, пакет с новыми вещами – тоже, а больше в воздухе ничего не было. Разве что яйцо у гуся одолжить… Но это уже кощунство.

Немного подумав, я расстроенно шмыгнула носом, а потом посмотрела на избушку и жалостливо так:

– Избушка-избушка, а нас тут обижают… Помоги, а?

Не знаю, на что именно рассчитывал мой уставший мозг, но сила мысли все-таки существует! Избушка, мирно сопевшая до сего момента, неожиданно встрепенулась и ме-е-едленно развернулась к лесу хвостатым… фасадом, а к нам – приветливо горящими окнами. Чуть склонилась над магами, что продолжали удерживать оборону, а потом так вкрадчиво вопросила:

– Это кого здесь нелегкая принесла? – Голос у нашего общежития оказался ворчливым и с хрипотцой. – Дела пытаем али от дела лытаем?

Не дождавшись ответа от оторопевших парней, избушка немного потопталась на месте, а потом выдала:

– Тады топайте отседова! Ко-ко-ко.

Ответа снова не последовало.

– Не ко-ко? Глухие или блаженные? Видать, нежить вас часто роняла…

Общаться и дальше избушка не пожелала. Размахнувшись как следует куриной лапой, она со всей силы пнула радужную пленку, которой прикрывались маги. Не знаю, из чего она была сделана, но против грубой силы оказалась недейственна. Сомкнувшись в огромный мыльный пузырь, похожий на футбольный мяч, богатырская защита полетела в закат… вместе с голосящими парнями.

– Спасибо, – сдавленно поблагодарила я, опасливо косясь на наше ПМЖ.

– Не за что, мои хорошие! Совсем распоясались эти ироды окаянные! А вы, лапоньки, не висите. Приземляйтесь уже да заходите. Тем более что через три минуты Игра начнется, припозднилась она сегодня!

«Игра» – волшебное слово! Нам хватило полторы минуты, чтобы приземлиться, поблагодарить гусей и избушку и дружным строем двинуться наверх, в гостиную. И уже сидя перед большим экраном и наблюдая за зрелищной игрой, я лениво думала над вопросом – а что же нам принесет новый день? По всему выходило – что-нибудь веселенькое!

* * *

Утро было замечательным. Теплым, мягким и уютным, но ровно до тех пор, пока не раздалось задорное «кукареку», сопровождаемое маленьким землетрясением. Скатившись с постели, я выскочила из комнаты и чуть не столкнулась с Вереей, несущейся навстречу.

– Это такой оригинальный будильник?

– По всей видимости, – кивнула девушка, поправляя лямочку кокетливой пижамы.

– А почему нас не предупредили заранее? Нервы-то не казенные!

– Или забыли, или вообще не знали, – пожала плечами Верея, а потом неожиданно хлопнула себя по лбу и скрылась в комнате.

– Ты чего?

– Забыла! Совсем забыла! Любава ведь вчера предупреждала про ранний подъем!

– Зачем?

– Для утренней зарядки. Вот, держи!

И мне протянули небольшой сверток. Разорвав упаковку, я с интересом уставилась на комплект шорты-маечка и кеды. Причем все это было в жизнеутверждающих тонах – розово-белое. А еще на майке была вышита большая буква «Я».

– Может, скажешь, что не добудилась? – с надеждой глядя на Верею, прошептала сонная я.

– И не мечтай! Страдать, так всем вместе! Иди, переодевайся. Через две минуты построение!

Спорить не стала, да и не особо хотелось. Примерив костюм и полюбовавшись на себя в зеркало, осталась вполне довольна видом. Для полного счастья не хватало только чая с шоколадкой, но всему свое время.

Девочки собрались на поляне перед избушкой и ждали только нас. Стоило подойти и со всеми поздороваться, как Любава отдала приказ на построение. Дальше – веселее! Вместо обычной зарядки в стиле «ноги вместе, руки врозь» нас ждали танцы. И музыка была настолько зажигательной, а движения Любавы – заразительными, что через десять минут плясали все. И Избушка, и сонная Яга, и даже непонятные пушистики, мелькающие в кустах.

Настроение поднялось сразу же на несколько пунктов, делая мир ярче и светлее. А уж когда мы дорвались до душа, а потом и завтрака, я готова была обнять вселенную! И первый учебный день уже не казался таким страшным.

Рядом девочки, которые помогут и поддержат. Впереди пока еще смутное, но тем не менее интересное и насыщенное будущее. И я даже ни капельки не переживала, когда, надев длинный, расшитый узорами сарафан – форму Бабок Ёжек, шла на первый урок. На его месте в нашем расписании значился неизвестный зверь – ОЖБЁ.

Сбор Ёжек проходил на поляне перед общагой, которая умильно прижимала крылышки к бревенчатым стенам и щебетала что-то свое, ласковое и доброе. Уж не знаю, у всех такое общежитие, как наше, или нет, но Избушку я искренне полюбила. И за теплый деревянный пол, подогретый специально для босых девчонок. И за вкусные пирожки на завтрак, которые появились на столе вместе с ароматным травяным чаем. И за волшебство, что само по себе заправило кровати, а потом еще и на кухне прибралось. Именно поэтому мы не пошли на поляну со скатертью – наслаждались вкуснейшей выпечкой.

И вот теперь – сытые, красивые и веселые, мы выстроились в цепочку по двое во главе с Любавой и с ожиданием смотрели на Ягиню Костеяловну. Сумки с письменными принадлежностями и дневником висели на плечах и, благодаря заклинанию Вереи, ощущались легкими пушинками.

– С первым учебным днем! – улыбка на лице куратора была светлой и искренней. – С первым шагом во взрослую магическую жизнь и тайный мир Яг. За время учебы вы познаете секреты, передающиеся из поколения в поколение. Научитесь плести нити судьбы и… Много чего будет на вашем пути. И поверьте, это время вы запомните навсегда! В добрый путь, Ёжки!

– В добрый путь! – хором отозвались мы, а потом смело зашагали по тропинке, что возникла под ногами.

Вела она к зарослям шиповника, которые при нашем приближении зашевелились и плавно расступились, являя взору молоденьких Ёжек очередную поляну. Только выглядела она… жутковато.

Первым, что бросилось в глаза, были деревья, сухие и корявые сучья которых увешивали лохмы серой паутины. Многочисленные красные глазенки пауков внимательно следили за каждым нашим движением, вызывая здоровое опасение. Дальше – веселее.

Прямо в центре стояла избушка на курьих ножках. На этот раз привычной одноэтажной сборки, с чердачком и каменной трубой. Совсем ветхая, маленькая и тоже… жуткая. А прямо перед ней, в будке – да-да, на цыплячьих ножках – сидел скелет, очертаниями напоминавший собаку, и следил за нами. Да тут все за нами следили! Причем интерес их был скорее гастрономическим!

Взяв Верею за руку, я нервно сглотнула. Положительный настрой как-то подрастерялся, а вот желание вернуться домой – появилось. Но, как говорят на моей малой родине, – поздняк метаться…

Очень ме-е-едленно, даже как-то лениво, избушка развернула свой задний фасад к лесу, немного потопталась на месте, а потом затихла. И в наступившей тишине отчетливо прозвучал скрип отворяемой двери.

– Ну, здравствуй, молодое поколение!

Старушечий голос заставил паучков попрятаться за деревья, а скелетик собаки скрылся в будке.

На пороге, опираясь о дверной косяк, стояла не старая – древняя бабуся с темной морщинистой кожей. Иссохшее лицо обрамляли седые спутанные волосы, выбившиеся из-под грязного платка. Лохмотья, которые с трудом можно было назвать одеждой, мешком висели на тщедушном тельце, вызывая жалость. А довершала образ улыбка во весь рот, светившийся одним-единственным золотым зубом. В общем, типичная сказочная Яга!

– Здравствуйте, – последовал нестройный хор голосов.

– Кхе-кхе, почитай, два столетия смены не было. Ужо и не думала, что дождусь!

Из разговора с Ягиней Костеяловной я помнила, что Ёжки рождались довольно редко, но даже не думала, что настолько! Хм, и на удивление кучно. Любопытно, эти всплески Ёжкиной рождаемости чем-то обусловлены?

– Прелестно! Просто прелестно! Баюн, иди погляди, кто к нам пожаловал!

Отчетливый звук падения, сопровождаемый нецензурными словами, ознаменовал появление в дверях очередного действующего лица. Точнее, морды. Усатой, раскормленной и очень наглой. И вот это ушастое чудо, именованное Баюном, лениво обвело наше сборище зелеными глазами, сладко зевнуло, демонстрируя острые зубки, а потом выдало:

– На откорм!

– Что, всех?

– Егибоба, да ты глянь на них! Одни кости! Шарик и то аппетитнее выглядит, чем эти.

Мы дружно посмотрели на упомянутого Шарика, высунувшегося из будки, а потом, уже с возмущением, снова на кота. Наглая черная морда не устыдилась и, флегматично чихнув в нашу сторону, развернулась, задрав хвост, и отправилась обратно в комнату.

– Баюн, вообще-то это не обед, а ученицы.

– И что? Все равно на откорм! Они с такой внешностью не на Бабок Ёжек, а на упыриц похожи. Позорище, одним словом!

– Позорище не позорище, а учить все равно надо.

– И чему вы будете нас обучать? – решила наконец подать голос Любава.

– Да всему. Опыт свой передам. А сестрицы мои подхватят. Расскажут, под каким соусом лучше всего царевичей запекать. Как правильно пакости делать и нечисть воинственную создавать. Покажут основы плетения полотна судеб… А я научу, как морочить людям голову!

И, задорно рассмеявшись, старушка махнула рукой. Реальность поплыла, заставляя нас с девочками прижаться друг к другу. Деревья с гирляндами из паутины смазались, превращаясь в самые обычные сосенки. Паучки, до этого сверлившие нас взглядом, оказались маленькими птичками да белочками. Скелетик прямо на глазах уменьшился в размерах и оказался милейшим мопсом, а избушка – добротным деревянным домом… с ножками в гетрах.

Баба Яга изменилась в последнюю очередь. Просто в один момент была старухой, а в другой – красивая женщина средних лет с добрым лицом и лучезарной улыбкой. Расшитый бисером сарафан поблескивал в лучах яркого и теплого солнца, резко контрастируя с бывшим одеянием.

– Вот это магия… – выдохнули девочки, а я не смогла удержаться от вопроса:

– И что из этого всего – настоящее?

– Я так понимаю, ты и есть та самая Яника?

Какая «та самая» я не поняла, но на всякий случай кивнула.

– Что настоящее, а что нет – нам еще предстоит научиться отличать. С тобой, Яника, потрудиться придется особенно. Но уверена, все получится!

Я такой уверенности не испытывала, но на всякий случай снова кивнула. Яга улыбнулась в ответ, открыла дверь нараспашку и сделала приглашающий жест. Первой отправилась Любава, а мы посеменили следом, все еще пребывая в шоке от представления.

Внутри избушки было уютно и как-то… по-домашнему. Проследовав за женщиной в дальнюю комнату, мы оказались в большом помещении с несколькими столами и скамьями. На стенах висели многочисленные фотографии с девчонками разных возрастов, но в примечательных нарядах – формах Ёжек. Больше всего нас заинтересовало изображение с хозяйкой дома и еще четырьмя Ёжками.

– А это кто? – спросила Ульяна, рассматривая фотографию.

– Ваши будущие наставницы. Каждая из них поделится своими познаниями в магии Яг и поможет развить пробудившийся Дар. Чуть позже мы выясним, у кого какие способности, и, уже исходя из этого, будет распределение. А сейчас – по местам!

Рассадив нас, женщина быстро сделала перекличку, а потом представилась сама:

– Ядвига Еловна, ваш преподаватель по Основам жизнедеятельности Бабок Ёжек. В первую учебную неделю этот предмет будет единственным. Ознакомитесь с техникой безопасности, правами и обязанностями Ёжек, пройдете проверку, морально подготовитесь к знакомству с другими преподавателями, а заодно дождетесь особо важного гостя…

– Кого? – полюбопытствовала Алёнушка, поправляя пшеничного цвета косу.

– А это – секрет! – улыбнулась женщина, сверкая зелеными глазищами. – Вот если нашему директору удастся его заманить в школу, тогда и узнаете. Так, завязываем с разговорами и достаем тетрадки. Перво-наперво запишите свои права и обязанности! Их надо будет к завтрему выучить.

Ну, мы и принялись записывать, с каждой строчкой переглядываясь все чаще и больше.

Первым пунктом обязанностей числилось: построить и оживить избушку.

Оживление, как ни странно, особых вопросов не вызвало: девочкам, судя по шепоткам, и так было всё понятно, а я остановилась еще на строительстве. С какой стороны к этому чуду подойти? Сначала каркас домика соорудить, а потом к нему ножки и крылышки прилепить? Или сбивать избу прямо на птице? И где взять такую огромную курицу, чтобы дом удержала? И вообще, зачем самим строить дом, если где-то наверняка есть компания, которая занимается постройками на заказ? Держать в себе вопросы я не стала. А после еще и умозаключениями поделилась, за что заработала одобрительные взгляды и от девочек, и от Ядвиги Еловны.

– Правильно мыслишь, деточка. Главное правило любой уважающей себя Бабы Яги – не делай того, что за тебя может сделать другой. Лесть и грубый подхалимаж приветствуются! Так, с этим разобрались. Пишем дальше.

Второй пункт был еще веселее: создать или приручить говорящую нечисть. Как я поняла, у Ядвиги Еловны этой самой нечистью был кот Баюн.

– А Шарик? – опять не сдержала любопытства я.

– А он еще маленький, только «мама» говорить научился.

И, словно в подтверждение, сначала со двора раздалось тихое «мама!», а потом протяжное «ма-а-ать!». Стоит ли говорить, что на крик выбежали все Ёжки? Любопытно же, чего мопсик испугался.

А испугалось это маленькое чудо толпы облаченных в черное адептов под предводительством Черномора. Окружив домик Ядвиги Еловны, они с вызовом смотрели на Ягу, которая вновь стала сухонькой скрюченной старушкой, поглаживающей скелетик. И намерения у боевых магов были отнюдь не дружелюбными. Ровно до того мгновения, как увидели нас.

– О, Ёжки! – обрадованно закричал знакомый маг, который прошлым вечером напрашивался на чай.

Остальные ребята радость разделили. Видимо, воспитательная работа Избушки прошла даром и требовала повторения.

– Ёжкин кот, опять ты? – прошипела Любава, глядя на старосту боевиков и зажигая на кончиках пальцев зеленое пламя.

– Не поминай кота всуе!

Наглая черная морда, протиснувшаяся через тринадцать пар девичьих ножек, важно спустилась по лесенке и уселась у ног Ядвиги. Оглядев толпу магов, кот лениво зевнул, а потом глянул на Черномора.

– Что, касатик, пришел повидаться с тещей? А свидетелей зачем притащил?

– Теща? – удивленно переглянулись мы.

– Свидетели?! – недовольно заголосили адепты.

И только Ядвига с Черномором были невозмутимы. Меряя друг друга не самыми добрыми взглядами, два преподавателя противоборствующих учреждений молчали.

– Налюбовался? – снова влез кот. – Дорогу из леса показать или сам найдешь?

– Баюн, когда-нибудь ты договоришься. И не посмотрю, что потомственный фамильяр…

– А вот угрожать мне не стоило, – спокойно, как-то даже лениво ответил кошак.

Подняв пушистую пятую точку и изящно потянувшись, кот довольно оскалился, а потом запел:

Баю, баюшки, баю,
Слушай песенку мою.
Засыпает мир вокруг,
Спи и ты, мой храбрый друг!
Засыпает мир вокруг —
Спи и ты, мой храбрый друг.
Пусть тебе приснится лес,
Полный сказочных чудес,
А потом приснится поле,
Где гуляет конь на воле.

– Все уснули? – поинтересовался кот и, удовлетворенно оглядев спящих адептов, заорал: – А теперь мочи их!

– Зачем же сразу мочить? – спросила Ядвига, пока мы с девочками приходили в себя и сбрасывали сонное оцепенение. – Есть куда более увлекательные способы мести.

– Это какие?

– Например, косметика марки «Красавица и чудовище». Кстати, девочки, весьма качественный товар, который обещает покупателям стойкие результаты.

– А за что мы мстим? – влезла я с вопросом.

– В данный момент вы это будете делать в знак Ёжкиной солидарности. – И, махнув ручкой в сторону дома, Яга предвкушающе зажмурилась, а мы коварно переглянулись.

Мгновение, и в руках обозленных Ёжек появилось весьма страшное средство – косметика! Тени, румяна, подводки, карандаши, помады, лаки… Весь ассортимент милых сердцу вещичек, которые в умелых руках превращались в грозное средство отмщения.

Вооружившись коробочкой с тенями, парочкой помад и красным лаком, я отправилась к ближайшим будущим спящим красавцам. С учетом количества парней, на одну Ёжку приходилось по два с половиной тела. Поэтому каждый третий богатырь представлял собой особенно колоритный персонаж, у которого ногти одной руки отличались от другой, цвет теней справа был ярче, чем слева, и даже манера рисования стрелочек на глазах выглядела как сравнительное пособие.

Единственным мужчиной, не подвергшимся мести злых девочек, остался Огнеслав Черномор. Его разукрашивала сама Ядвига Еловна, причем с таким воодушевлением и упоением, что захотелось стереть с мальчиков краску и повторить все вновь. Увы и ах, краска держалась стойко.

– Ну что, девоньки, отвели душу?

Дружно закивав, все с обожанием посмотрели на преподавательницу.

– Понравилось пакостить?

Теперь кивали с удвоенным энтузиазмом.

– Вот это и значит быть Ёжкой! А теперь – марш в дом! Нам еще сорок восемь пунктов обязанностей записать надо.

Мы пошли, а спящие красавцы остались, пугая своим неземным ликом впечатлительную жить и нежить.

Слова – С. Кузнецова.