Чернила, железо и стекло


Гвендолин Клэр
Добавить цитату

3

Можешь забрать себе весь мир, но оставь мне Италию.

Джузеппе Верди

Они вышли из темного портала в светлый тусклый мир. Эльза принялась озираться по сторонам: они стояли на плоской равнине, окутанной клубами белого полупрозрачного тумана.

Де Врис прищурился, вытер платком запотевшие стекла очков и вздохнул.

– Вряд ли мы оказались там, где надо, – удрученно произнес он.

– Да, – чопорно согласилась Эльза. – Нам не удалось попасть в Пизу.

Он побледнел.

– Хочешь сказать, ты знала, что нечто подобное может произойти?

– Перестаньте волноваться! – отмахнулась Эльза. – Книга пути устроена так, что если описание места назначения недостаточно точное, то она перемещает нас в созданный мир, руководствуясь своими координатами. Конечно, бывает и такое, что можно угодить в плохой портал, но вероятность этого ничтожно мала. Доказано, что книга пути – самое надежное и безопасное средство перемещения в пространстве.

– Тот факт, что книга не привела нас к безвременной кончине, нельзя назвать утешающим. Между прочим, сама идея перемещения по Земле сводит меня с ума. Я в ужасе, Эльза!

– А вы настоящий паникер, – усмехнулась Эльза. – Вам кто-нибудь об этом говорил?

– Да, – сказал он. – Твоя мать. И очень часто.

Эльза поставила саквояжи на землю и села рядом, скрестив ноги.

Почва оказалась идеально ровной, как отполированный камень, но не такой жесткой. В действительности она была почти мягкой. Эльза надавила на нее кончиками пальцев – и посмотрела на отпечатки, оставшиеся на земле.

Они медленно исчезали: материя восстанавливалась и принимала прежнюю форму, словно губка.

– Здорово, правда? Мир может спонтанно создавать характеристики, которые даже не указаны в тексте.

– Боюсь, что изучением тех или иных особенностей в последние годы никто не занимался, – заявил де Врис.

– Да. Вы правы. Из-за Джуми.

Создавать людей тоже непросто: если их характеристики были четко прописаны в тексте книги, они уподоблялись куклам, способным задавать бытовые вопросы и неосознанно отвечать на них. Они не обладали настоящим разумом. Вельданцы стали первыми «начертанными» людьми, созданными как подтекст использования теории возникновения имущества.

Вельдана создавалась вместе с домами, с источниками питьевой воды и с аграрными культурами, но о людях в тексте не было написано ни слова. Они лишь подразумевались – как некая сопутствующая инфраструктура.

Вельданцы считались главным научным прорывом в криптографии. Но когда Джуми дала отпор, требуя независимости для ее творений, научное общество запретило создание таких населенных миров, как Вельдана.

Эльза порылась в своем поясном мешочке и, наконец, извлекла из него перо, чернильницу и книгу пути.

– Ты ведь не собираешься ничего предпринимать, пока мы будем заперты? – ошеломленно спросил де Врис. – И на что ты надеешься? Мы будем проектировать двигатель воздушного корабля, который станет болтаться в воздухе?

– Успокойтесь. Я буду действовать с умом и вытащу нас отсюда. Как вам удалось стать одним из выдающихся криптографов Европы с таким настороженным отношением?

– Я живу дольше всех выдающихся ученых современности, – сварливо ответил он.

Сосредоточившись и наклонившись над книгой пути, Эльза переписывала на новую страницу все ранее известные ей координаты города Пиза. Тогда она была рассеянна и небрежна, поэтому теперь она соблюдала правила пунктуации и попросила де Вриса назвать дополнительные детали, чтобы полнее описать место прибытия. Спустя пять минут Эльза произнесла:

– Готово. Думаю, сейчас все сработает. Попробуем?

– Ты уверена, что мы выживем?

– Хм… На девяносто семь процентов… вас устраивает? – ухмыльнулась Эльза.

Она вручила ему книгу, чтобы де Врис мог держать ее открытой, пока чернила не высохнут, затем спрятала письменные принадлежности и выпрямилась.

Де Врис хмыкнул.

– Ты хотя бы шутишь, Эльза, Хотя, по-моему, сейчас совсем не время для шуток.

Эльза посерьезнела. Ее настолько захватило их приключение, что она даже подзабыла о похищении матери. Чувство вины пробудилось вновь. У Эльзы защемило сердце, и девушка поклялась себе: больше никаких улыбок, пока Джуми не вернется.

Она ввела уточненные координаты в портальное устройство, активировала портал и убрала устройство подальше. Взяла саквояжи и шагнула вперед.

Она не обернулась, чтобы проверить, идет ли де Врис за ней.

Но он шел, конечно же, позади нее. Она слышала его шаги.

Эльза вынырнула из темноты, а через несколько секунд рядом с ней появился де Врис.

Эльза изумленно осмотрелась по сторонам. Они стояли на широкой площади рядом с величественным кафедральным собором. Сквозь каменные плиты площади пробивалась трава. Фасад здания состоял из множества колонн и арок, вырезанных из светлого камня. Слева, рядом с главным входом, располагалась куполообразная купель, выполненная в том же стиле, что и сам собор. Справа от них многоярусная колокольня опасно отклонялась вниз.

– Какое шаткое строение! – воскликнула Эльза.

Де Врис повертел головой.

– Падающая башня. Она известна отчасти из-за того, что обречена.

– Как отвратительно!

Она старалась, чтобы ее голос звучал непринужденно, хотя во всех этих старинных памятниках архитектуры, казалось, было заключено нечто леденящее кровь. Эльза подумала, что сооружения наверняка специально создавались для того, чтобы внушать людям ужас и что завладевшие ею ощущения принадлежали не ей самой, а воображению архитектора, которого уже давно нет в живых. Но, по правде говоря, что-то в натуре Эльзы не позволяло ей не заинтересоваться падающей башней.

Сколько веков простояла эта башня, сколько людей жило, умирало и превращалось в прах в громадной тени, которую она отбрасывала на Пизу?

Пожалуй, никто бы не вынес этого ощущения. Груз прожитых лет, а потом забвение – вот и все, что есть у человека.

На помощь ей пришел де Врис: он потащил девушку за собой и вывел на широкую улицу, вымощенную серым камнем.

Эльза порадовалась тому, что де Врис уверенно двигался вперед. Она могла гулять в чащобе и не потеряться, но разбираться в городской топографии – это то, чему ее никогда не учили. И сама она не придавала значения городской разметке.

Но сейчас, когда она оказалась за пределами Вельданы и Земля стала единственным подходящим обитаемым миром, Эльза почувствовала себя глупой. И почему она не стремилась овладеть навыками ориентирования в земном пространстве?

– Королевство Сардинии – лишь одна из четырех независимых провинций, правящих разными частями Италии, – объяснял де Врис на ходу. – Нам повезло! У меня здесь есть друзья – правительство Сардинии весьма дальновидно и готово поддерживать ученых.

– Не так, как в других провинциях, да? – уточнила Эльза.

Де Врис скривился. Может, ему пришлось пережить неприятности, связанные со всякими нелицеприятными делами?

В конце концов, он прочистил горло и сказал:

– Верно, Эльза. Они используют безумных ученых, когда им это удобно.

Эльза была заинтригована, но понимала, что де Врис не намерен вдаваться в подробности. Поэтому она спросила:

– Куда именно мы идем, раз мы находимся в Пизе?

Когда Эльза сменила тему разговора, де Врис облегченно вздохнул:

– Место, куда мы направляемся, это что-то вроде приюта для сумасшедших девочек и мальчиков. Никто не сможет найти тебя в том укрытии. И ты будешь в полной безопасности.

Что-то в его интонации заставило Эльзу заподозрить, что на кону стоит нечто большее. Почему он беспокоится о ее безопасности именно сейчас, а не в тот момент, когда они вернулись в сгоревший дом Монтеня? Однако она решила не перечить де Врису и набраться терпения: Джуми посоветовала бы ей поступить именно так и верить, что ученый сам обо всем расскажет.

Де Врис резко сбавил скорость и теперь шел еле-еле. В последний раз, когда Эльза навещала его вместе с матерью, Джуми убеждала своего наставника приобрести трость, но де Врис заупрямился и только отмахнулся.

Будь они в Вельдане, Эльза впала бы в бешенство от такой медлительности, но здесь, в Пизе ей было не до этого. Благодаря неспешной прогулке она смогла прислушиваться к болтовне прохожих и освоить итальянский язык должным образом.

Надо сказать, что горожане – в особенности мужчины – постоянно жестикулировали во время разговора. Интересно, подумал Эльза, выполняют ли жесты важную смыслоразличительную функцию или нет? Девушка пока еще не сумела обнаружить определенной грамматической структуры, связанной с их суетливыми движениями.

Пока Эльза наблюдала за жителями Пизы, она, в свою очередь, тоже ловила их пристальные взгляды, устремленные на нее в ответ.

Эльза погрузилась в размышления. Местные жители оказались светлокожими, и внешне они не очень отличались от французов, тогда как вельданцы были смуглые. И что, кстати, они думали о ней, о ее черных волосах, бронзовой коже и о ее бледном пожилом спутнике? Горячие иглы смущения пробегали по спине.

– Stai imparando? – спросил де Врис, прервав ее мысли.

– Пока я еще не знаю, что это значит, – рявкнула Эльза в ответ, чувствуя себя раздраженной и разоблаченной.

Она хотела, чтобы новый язык побыстрее стал понятен ей, и тогда она бы обрела уверенность в себе. И вообще, лучше бы им скрыться в каком-нибудь безлюдном переулке и не маячить у всех на виду. Но сейчас ей следовало освоить итальянский – и ничего с этим не поделаешь!

Де Врис промолчал, и спустя пару минут Эльза начала сожалеть о том, что была так груба.

– Спасибо вам за помощь, де Врис. Вам со мной, конечно же, всегда было несладко.

Он улыбнулся:

– Знаешь, можешь называть меня просто Алек. Когда роешься с кем-то на пепелище и срываешься с ним вместе в Тоскану, необходимость в формальностях отпадает.

Эльза пожала плечами.

– Я привыкла называть вас де Врис.

Он хихикнул:

– Твоя мама тоже. Иногда мне становится любопытно, ты, случайно, не являешься «живым окном», которое ведет прямиком в прошлое?

– Что ты имеешь в виду? – язвительно поинтересовалась Эльза.

– Джуми со всеми держит дистанцию. Кроме тебя.

Эльза сердито покосилась на де Вриса, но заметила, что он употребил настоящее время – «держит», – и молча поблагодарила его.

Она усмирила тревогу и переключила внимание на самую актуальную проблему – язык. Джуми сказала бы ей: разве возможно управлять миром, не умея контролировать собственное сознание?

Итак, Эльза сосредоточилась и опять начала слушать горожан, буквально вбирая в себя речь прохожих.

Слова стали прокручиваться в голове, смешиваясь между собой и укладываясь на свои места. Эльза осознала, что итальянский не столь сильно разнится с французским по своей грамматике и этимологии – да он поразительно похож на своего «соседа»! И сейчас это стало ей особенно заметно. От потока информации у девушки закружилась голова.

– Не падай, – заявил де Врис и поймал ее за локоть в тот момент, когда она пошатнулась.

Они замерли на месте. Эльза была ошарашена.

Куда она забрели, и где они, вообще, сейчас находятся? Девушка окинула взглядом очередную замощенную площадь, возле которой они стояли. Хорошо было бы узнать, на какое расстояние они удалились от падающей башни.

– Почти добрались, – сказал де Врис, подводя ее к четырехъярусному каменному особняку.

Ученый махнул рукой в сторону здания, попутно назвав его «домом безумцев».

Входные двери обрамлялись искусно сделанными перемычками и пилястрами, которые придавали особняку величавый вид. Эльза решила, что назвать сооружение домом было явным преуменьшением: «крепость безумцев» звучало бы более подходяще.

Де Врис подошел к крыльцу и приподнял тяжелое латунное кольцо. Через минуту послышался приглушенный звук двигающегося затвора, и одна из дверных створок заскрипела.

Дверь отворила женщина средних лет, невысокая и круглолицая, с темными волосами, забранными в тугой пучок. Пятна на ее фартуке выглядели так, словно они появились не на кухне, а в ремонтной мастерской.

– Алек! Какой сюрприз! – затараторила она по-итальянски, и ее глаза загорелись.

Она обняла де Вриса и, к величайшему изумлению Эльзы, расцеловала в обе щеки.

– Что вы тут стоите! Входите же скорей!

Де Врис переступил порог «дома безумцев». Эльза опасливо последовала его примеру и остолбенела.

Она оказалась в роскошном холле. Гигантская газовая люстра свисала с высокого потолка, который украшала фреска, изображающая небо и розово-оранжевое закатное солнце. Мозаичная плитка на полу была так гладко отполирована, что в ней отражался и рассеивался газовый свет. Две изогнутые лестницы, по одной с каждой стороны холла, вели на просторный балкон, который располагался вдоль всей стены.

Такого Эльза точно не ожидала! У де Вриса были и впрямь интересные друзья.

Ну а де Врис вел себя совершенно непринужденно.

– Чудесно выглядишь, Джиа! Твой муж дома?

– К сожалению, он еще неделю задержится во Флоренции. Дела с Орденом, знаешь ли…

– В таком случае, позволь представить тебе синьорину Эльзунани ди Джуми из Вельданы. Эльза, это синьора Джиа Пизано, директор «дома безумцев». – Эльза кивнула, и де Врис добавил: – Я бы действительно хотел увидеться с Филиппо. Но проблемы с Орденом надо решать на месте.

Синьора Пизано скрестила руки на груди.

– Увы, но давай лучше поговорим о тебе и о твоей спутнице! Ты нанес мне неожиданный визит, но я всегда тебе рада! Может, пройдем в мой кабинет?

– Минутку. – Де Врис повернулся к Эльзе и заговорил по-голландски: – Как обстоит дело с итальянским?

– Воспринимать на слух легко. Хотя я, наверное, буду чувствовать себя не в своей тарелке. Ничего, как-нибудь справлюсь, – ответила Эльза, украдкой наблюдая за лицом синьоры Пизано, которое вытянулось от удивления и, естественно, непонимания.

Хорошо, что она и де Врис могут разговаривать по-голландски, подумала Эльза.

– У меня странные ощущения насчет этого… «дома безумцев». Вы уверены, что мы можем доверять его хозяевам?

– Я бы доверил им свою жизнь, – серьезно произнес он.

– Ладно, – сказала Эльза. – От меня требуется только послушание, да? – съязвила она, не удержавшись.

Де Врис взглянул на нее с мягким укором:

– Терпение, моя дорогая. Я обещаю…

– Осторожно! – крикнул кто-то сверху по-итальянски.

Все, включая синьору Пизано, вздрогнули. Эльза посмотрела вверх и увидела юношу с рапирой в руке, свесившегося через балконные перила.

– Ой! Нет! – вырвалось у Эльзы.

Юноша перепрыгнул через перила, и Эльза затаила дыхание. Она испугалась, что он разобьется насмерть, но парень приземлился на ноги. Прямо как кошка, подумала Эльза.

Юноша огляделся, и на мгновение их взгляды встретились. Он был достойным объектом для изучения: медно-карие глаза, оливковая кожа и довольно длинные светлые выгоревшие волосы. Ему пришлось убрать пряди со лба, чтобы лучше видеть Эльзу. Щеки девушки зарделись.

– Лео, как ты можешь! – набросилась на него синьора Пизано.

Но Эльза поняла, что синьора Пизано, скорее, была недовольна неуместным поведением юноши и ее вовсе не беспокоило, разобьется ли он, перемахнув через перила балкона.

Лео отвел взгляд от Эльзы и повернулся к синьоре Пизано, чтобы ответить, но внезапно внизу раздалось громкое жужжание, и облако пыли от штукатурки заклубилось в холле.

Лео дернулся, держа шпагу наготове. Эльза привычным жестом прикрыла рот и нос рукавом. На ее глазах крупный кусок штукатурки отделился от стены и рухнул на пол с жутким грохотом, причем сквозь облако пыли виднелась двухметровая тень.

Гигантская фигура шагнула вперед.

Нет, подумала Эльза, сощурившись и кашляя, не шагнула, а проехала.

Хотя Лео держал шпагу, будто ожидая опередить противника, то, с чем он столкнулся, оказалось машиной, а не человеком, и вместо ног у него были гусеницы.

Лео шагнул навстречу железному монстру, и, как только пыль стала оседать, Эльза совсем оторопела. Она не ожидала увидеть такое здесь, в Пизе!

На одной из шести конечностей крутилось круглое лезвие пилы, две другие угрожающе размахивали острыми шпагами. А на остальных оказались закреплены огнемет, молот и гигантский зигзагообразный пинцет.

– Прошу прощения, – произнес Лео, хотя тембр его голоса, похоже, не выражал никаких угрызений совести.

Он широко улыбнулся и начал со свистом рассекать шпагой воздух, отбиваясь и нанося удары.

– Боюсь, я немного перестарался и слишком усовершенствовал учебного робота.

Эльза мало знала о фехтовании, но тот факт, что юноша до сих пор оставался в целости и сохранности, являлся ярким примером его умений. Однако битва с огнеметами и пилами была явно не на равных.

Эльза быстро вытащила револьвер и взвела курок.

У робота имелась и голова, но без тщательного рассмотрения невозможно было определить, есть ли там что-то важное, помимо оптики. Поэтому Эльза прицелилась в незащищенную трубу под конечностью железного монстра – и выстрелила. Труба взорвалась, и из нее полилась густая бурая жидкость. Движения робота стали медленными и прерывистыми, и через несколько секунд он замер.

– Ты продырявила гидравлику! – закричал Лео. – Чтобы ее заменить, понадобится неделя, если не больше!

Он бросил на девушку раздраженный взгляд, который нисколько не изменил прекрасных черт его внешности.

Вместо того чтобы ответить, Эльза спрятала ствол револьвера в поясной мешок. Ситуация показалась ей донельзя странной, к тому же она сомневалась в том, что от нее ждут извинений за поломку взбесившейся машины. Она придвинулась поближе к де Врису и пробубнила на голландском:

– Вот теперь я чувствую себя в полной безопасности.

Синьора Пизано нервно почесала кончик носа большим и указательным пальцами.

– И почему, скажи на милость, тебе в голову пришло добавить циркулярную пилу учебному боту?

Лео пожал плечами и вложил шпагу в ножны, затем убрал руку с замысловатого металлического изделия.

– В тот момент это было правильным решением.

Синьора Пизано пристально посмотрела на учебного бота:

– Сколько раз мне тебе говорить, Лео? Никаких огнеметов в доме!

– Но это же один – маленький, – запротестовал тот.

– Ты!.. – рявкнула синьора Пизано, указав на Лео пальцем. – Ладно… я разберусь с тобой позже!

Она отвернулась и посмотрела на гостей.

– Каза? – Холл огласил чей-то незнакомый голос.

От неожиданности Эльза подпрыгнула на месте.

– Синьора? – Тембр был низкий и звучный, но с оттенком мягкой женственности.

– Мы готовы к ремонту.

– Очень хорошо. Приступайте.

Целая толпа механических ботов засеменила по гладкому полу. Боты двигались гуськом, как утята. Эльза хлопала ресницами, застыв от изумления. Некоторые из роботов были высокими и продолговатыми, с длинными медными конечностями, другие доходили Эльзе до колена, с дюжиной различных инструментов, выпирающих из блестящих туловищ.

Эльза заметила, что какой-то приземистый бот стал ловко мыть пол круглыми вращающимися чистящими щетками, двигаясь по периметру. Эльза почувствовала внезапное сильное желание схватить его и разобрать, чтобы выяснить, как он устроен, – ее пальцы жаждали прощупать тонкие шестеренки.

– Эльза… Эльза! – Де Врис потрепал девушку по плечу.

Она помотала головой, чтобы сбросить морок, и, моргнув, взглянула на де Вриса.

– Да?

– У тебя еще будет время исследовать ботов. Позже.

– Да… конечно, – невпопад произнесла она.

– Пройдемте, – сказала синьора Пизано, – давайте найдем местечко, где нам не будут мешать.

Она вновь бросила обжигающий взгляд на Лео, с тоской посмотрела на куски штукатурки, после чего повела Эльзу и де Вриса в глубь особняка.

Кабинет синьоры Пизано оказался маленьким и уютным по сравнению с помпезными просторами холла. Встроенные в стену светильники озаряли светлые деревянные панели мягким светом. На полках не было книг: вместо них красовались механические безделушки и финтифлюшки. Синьора Пизано села возле отполированного письменного стола, а Эльза и де Врис заняли удобные кресла для гостей, расположенные неподалеку.

Когда де Врис закончил свой рассказ, поведав хозяйке о недавних трагических событиях, синьора Пизано откинулась на спинку стула и вздохнула.

– Ужасная история! – воскликнула она. – Ты прав, Алек, нужно немедленно обо всем сообщить Ордену.

– Естественно, – ответил де Врис. – Хотя я нутром чую, что сперва надо обеспечить безопасность Эльзе.

– Да, – задумчиво кивнула синьора Пизано. – Эльза, учитывая твое происхождение, я должна кое-что тебе сказать. Я бы предположила, что твоим призванием является криптография, а не механика.

– Я разбираюсь в криптографии, – вежливо сказала Эльза. – Мама научила меня, когда я была совсем маленькой. Кстати, в Вельдане нет передовых технологий, поэтому, боюсь, я мало знаю о механике.

Синьора Пизано многозначительно посмотрела на де Вриса, приподняв брови.

– Все серьезно?

Он прочистил горло.

– Похоже, что да, Джиа. Именно поэтому я решил, что мне необходимо привести Эльзу именно сюда.

Синьора Пизано выдохнула и нахмурилась.

– Дочь Джуми де Вельдана ко всему прочему еще и эрудит. – Она использовала греческое словечко polymaths (эрудит) – и оно прозвучало резко и грубо на фоне мелодичных итальянских звуков.

Эльза вздрогнула, будто ей влепили пощечину. Нет, пожалуй, она не была готова к изучению очередного языка.

– Что это значит?

Де Врис взял ее ладонь в свои, словно собираясь сообщить плохую весть.

– Эльза, ты должна понять. Большинство так называемых одержимых мальчиков и девочек обладают определенной заинтересованностью только одной-единственной выбранной ими сферой науки. Им скучно разбираться в других предметах. Они не будут – и даже не смогут уделять внимание чему-то иному, кроме выбранного объекта. А эрудит… он испытывает одержимость, но без определенной направленности. То есть эрудит может применять свои способности и использовать свою гениальность в любой области знаний. Потрясающе, правда? Например, он может заниматься криптографией, механикой, алхимией или даже всеми тремя предметами сразу, одновременно обладая неиссякаемым потенциалом.

– Такое встречается крайне редко, – добавила синьора Пизано. – Столь редко, что некоторые утверждают, будто эрудитов вообще не существует в природе. Разумеется, есть примеры из истории, но ни одного живого на сегодняшний день. Если ты действительно эрудит…

Синьора Пизано сдвинула насупленные брови и замолчала, внимательно глядя на Эльзу. А Эльзе стало не по себе. Что ей делать? На прошлой неделе она знала свое место, но теперь она очутилась в другом мире, который не могла полностью понять и принять. И казалось, синьора Пизано не считала, что быть «редким» – хорошо.

Де Врис нарушил паузу:

– Твой потенциал ставит тебя в опасное положение. Большинство одержимых мальчиков и девочек используют на международной арене лишь в ограниченных масштабах, потому что область их таланта слишком узка. Правительство не может требовать оружия от гения, который способен лишь строить поезда. Но ты… – Он умолк, не желая озвучить вывод вслух.

Эльза кивнула, высвобождая руку из его ладоней. Теперь, когда она заговорила, ее голос звучал еле слышно:

– Все, кому нужна власть, захотят заполучить меня.

– Джуми превосходно скрывала твои таланты. Даже от меня. Какой я был болван! Я наивно предполагал, что она позволяет мне направлять ее, но моя ученица всегда опережала меня на пару шагов!

– Но кто-то настиг ее, – мрачно отозвалась Эльза.

Синьора Пизано поджала губы.

– Это им удалось. И подозреваю – они не стали тебя трогать только потому, что не знали…

Дверь распахнулась, и в кабинет ворвалась девушка – примерно ровесница Эльзы. Одета она была как состоятельная парижанка, корсет подчеркивал тонкую талию, темно-красное бархатное платье придавало ее светло-оливковой коже почти молочный оттенок.

У девушки был небольшой изящный рот и круглый овал лица. Эльза сразу собразила, что перед ней – дочь синьоры Пизано, даже если бы та с ходу не сказала:

– Мама, ты ни за что не поверишь… – Ее улыбка испарилась. – Ой, у тебя гости!

– Да, Порция. Милая, поэтому дверь и была закрыта, – ответила синьора Пизано, но голос звучал скорее удивленно, нежели раздраженно. – У тебя еще будет вдоволь времени познакомиться с синьориной Эльзой после того, как мы завершим нашу беседу.

Порция застыла в дверном проеме, собираясь с мыслями, но, конечно, моментально поняла намек.

– Да, мама. – Она повернулась к де Врису и Эльзе и сделала реверанс, а затем удалилась, плотно прикрыв за собой дверь.

Синьора Пизано, которая отвлеклась из-за появления дочери, помолчала.

– Итак, как мы и говорили, я подозреваю, что благодаря гениальности твоей мамы ей удавалось скрывать твои таланты в течение долгих лет. Но, теперь Джуми похитили какие-то злодеи, которые попытаются узнать о ней больше…

Эльза перебила ее с каменным лицом:

– Значит, они могут ее пытать, чтобы добыть информацию!

Де Врис кашлянул.

– Болтовней делу не поможешь, Эльза.

Синьора Пизано наклонилась и театральным шепотом произнесла:

– Эльза, мой муж и я – впрочем, как и Алек, – состоим в сообществе одержимых ученых под названием Орден Алхимиков. Миссия организации – предотвратить эксплуатацию одержимых людей и защитить целостность нашей науки. Орден найдет твою маму – для того он, собственно, и существует, чтобы решать подобные проблемы. Теперь, Каза, приготовишь комнату для нашей гостьи? – спросила синьора Пизано, обратившись к стене.

Мелодичный голос сразу же отозвался:

– Уже готово, синьора.

– Замечательно.

Синьора Пизано ласково посмотрела на Эльзу.

– Постарайся не нервничать, милая. Скоро мы вернем твою маму.

Круто, подумала Эльза.

Весь ее мир рухнул – и это еще мягко сказано, – а ей нужно не волноваться. Синьора Пизано казалась доброй женщиной, но не слишком здравомыслящей. Однако если Эльза будет протестовать против того, чтобы остаться в доме, лучше не делать этого сейчас. И не стоит спорить с хозяйкой «дома безумцев».

Эльза решила держать язык за зубами до тех пор, пока они с де Врисом не останутся наедине.

Каза дала миниатюрному медному боту важное задание: он должен был проводить Эльзу в ее новые апартаменты. Робот прекрасно выполнил роль гида и мгновенно поднялся на два лестничных пролета вверх. Эльза все бы отдала, чтобы разобрать бота и посмотреть, как работает передвижной механизм, позволяющий ему так быстро двигаться.

Она размышляла об этом, когда они шли по длинному коридору без окон.

– Синьорина, вам сюда, – произнесла невидимая Каза.

Робот повернулся к гостям, жестом металлической руки указывая на дверь слева от де Вриса и Эльзы.

Де Врис опешил, будто только что осознал, в какую заварушку он попал.

– Эта та самая дверь, Каза?

Каза невинно загудела, предпочитая не отвечать.

Эльза огляделась по сторонам. Она ненавидела это ощущение, когда кажется, что всем, кроме тебя, что-то известно.

– Что-то не так? – спросила она у де Вриса.

– Ничего. Просто… я знал предыдущего жильца, – кратко ответил он.

Де Врис шагнул к двери, чтобы открыть ее, и в нерешительности повернул ручку, словно боясь обжечься.

Наконец, он приоткрыл дверь и переступил порог комнаты.

Эльза последовала за ним.

Их взору предстала богато обставленная гостиная с дверными проемами слева и справа, ведущими в спальню и кабинет. В центре помещения стоял элегантный диван и два мягких кресла, обитых зелено-бежевым шелковистым дамастом, с резными деревянными ножками и подлокотниками в форме звериных когтей.

Эльза поставила саквояжи на пол и осторожно положила на мраморный комод содержимое поясного мешка – оружие, портальное устройство, перчатку стабильности, книгу пути и принадлежности для криптографии. Затем девушка направилась в спальню, обставленную полированной мебелью. Кровать была застлана тонким невесомым покрывалом. И как, черт побери, она будет здесь жить? Все выглядит таким старинным и вычурным даже для того, чтобы дотрагиваться! На такую кровать и присесть страшно, как здесь вообще спать!

Когда Эльза вернулась в гостиную, то обнаружила, что де Врис держит в руках оружие Джуми. Де Врис нежно поглаживал ствол, будто созерцание револьвера доставляло ему приятные воспоминания.

– А это был неплохой подарок. Она его очень ценила. И знаете, мама редко о вас говорила, но похоже, ей было по душе, что вы ее понимаете, – сказала Эльза.

Де Врис заморгал, а его глаза заблестели от слез.

– Спасибо! С Джуми было непросто, но оно того стоило.

Эльза с опаской села на диван.

– Вы ее любите? – спросила она, стараясь застать его врасплох прямотой вопроса.

– Как дочь, – с легкостью ответил он.

Де Врис положил револьвер на комод и подошел к Эльзе.

– Вот поэтому моя первоочередная задача – защитить тебя, Эльза. Именно этого и хотела бы от меня Джуми.

– Я уже не ребенок, – возразила Эльза. – Я могу быть полезной.

– Увы, твой дар может заинтересовать и других людей. Не слишком хороших людей.

Эльза посмотрела на ученого, сузив глаза. Она вспомнила, как синьора Пизано попросила Казу приготовить комнату для гостьи. Только для нее.

– Как скоро? – проговорила она.

– Что?

– Вы ведь уедете, верно? И вы собираетесь оставить меня здесь с этими людьми, да? Итак, когда вы уедете из Пизы?

Де Врис сокрушенно вздохнул, потер шею и пожал плечами.

– Сегодня я куплю билет на вечерний поезд во Флоренцию. Но ты должна знать, я не оставил бы тебя неизвестно с кем: я знаком с семьей Пизано длительное время. Пизано – мои добрые и надежные друзья. И ты будешь здесь в безопасности.

– Буду целой и бесполезной – в «доме безумцев», – мрачно пробурчала Эльза.

– Да, целой и бесполезной, – рассеянно повторил де Врис и улыбнулся.

– Вы не сможете удерживать меня в Пизе, – заявила Эльза.

Она была единственной, кто создал книгу пути, которая могла перенести ее куда угодно в реальном мире. Поэтому сбежать отсюда не будет проблемой.

– Пожалуйста, Эльза, не надо. Я не вынесу, если мне придется искать Джуми только для того, чтобы сообщить ей о том, что я потерял ее дочь. – Де Врис умолк и вдруг просветлел лицом. – Кроме того, это же настоящий «дом безумцев», Эльза! Здесь всегда можно найти, чем себя занять, – воодушевленно заговорил он. – Заведи друзей, поучись у них. Джуми – отличный криптограф, но она не сможет преподать тебе другие науки. Думай о том, что тебе повезло, Эльза. У тебя есть прекрасный шанс развить свой дар, и ты все-таки не в тюрьме!

Эльза смотрела на него с негодованием. Шанс, значит. Но могла ли она позволить себе проигнорировать совет де Вриса, если ничего не знала о том, что значит быть эрудитом в Европе? И ученый действительно боялся, что кто-то из агентов правительства может запросто похитить ее на любой людной или безлюдной улице.

– Ладно. Я пока останусь, – неохотно согласилась Эльза, – но я поищу зацепки в книгах Монтеня. Вы же в курсе, каким он был. Он всегда прятался в своих мирах. Возможно, он оставил там нечто очень и очень важное.

– Превосходная идея! – Де Врис одарил девушку снисходительной улыбкой, воспринимая ее слова скорее как средство для того, чтобы отвлечься, нежели эффективную стратегию в поисках Джуми. – Но не перетруждайся: Орден Алхимиков сам поработает на славу и спасет твою маму.

После его ухода Эльза открыла верхний ящик комода и спрятала туда револьвер. Не надо оставлять оружие на виду. Она верила де Врису, но не разделяла его доверия к семье Пизано и к загадочному Ордену. Мама посоветовала бы ей быть осмотрительной и держать ухо востро. Подумав, Эльза положила книгу пути и портальное устройство в ящик комода. Пусть лежат рядом с револьвером.

Конечно, это был слишком уж очевидный тайник, но не стоит запихивать их куда-нибудь подальше: в случае спешки ей придется действовать быстро и собранно и не мешкать.

Эльза побарабанила пальцами по комоду. Вряд ли де Врис способен предать ее… хотя что-то подсказывало ей, что при данных обстоятельствах всякое возможно – даже самое худшее. Если за последние два дня ее удача отвернулась от нее, нужно быть готовой ко всему.

А если она будет вынуждена отвергнуть помощь де Вриса, которую он предлагал из лучших побуждений, – что ж, значит, так тому и быть.

Джуми научила ее, что любовь – это слабость, и если ты подпускаешь кого-то близко к сердцу, то даешь ему в руки оружие, которым можно тебя ранить. И до сегодняшнего дня Эльза воспринимала слова матери как прописную истину, умозрительное заключение, проверить которое ей не представлялось возможным.

Она любила маму и Вельдану, и теперь они обе стали для нее недосягаемы. Возможно, они уже не существовали. Никогда прежде Эльза не испытывала такой боли, настолько острой, что было трудно дышать. А Джуми оказалась права: те, кого мы любим, наносят нам практически смертельные раны.

Но в то же время Эльзе стало интересно: ранило ли ее просто ощущение потери?

Или понимание того, что на свете не осталось никого, кого она сможет полюбить?

* * *

Лео понадобилась помощь пяти чистящих роботов Казы, чтобы дотащить поврежденного обучающего бота в лабораторию. Кроме того, следы от гидравлической жидкости испачкали весь пол. Лео надеялся, Каза быстро приберется в холле, прежде чем Джиа покинет свой кабинет. На первом этаже царила разруха, и бедняжка Джиа вряд сможет держать себя в руках. Да она вообще не переживет этого!

Лео не собирался причинять хозяевам «дома безумцев» столько хлопот, но, когда он где-нибудь появлялся, события всегда выходили из-под контроля.

Зато в Венеции нарушителем покоя всегда оказывался Эрис. Зачинщик и задира, за которым мальчишки помладше последовали бы куда угодно. Розалинда обычно замечала, что если бы Эрис прыгнул в Гранд-канал, то и Лео сиганул бы за ним следом. Сама Розалинда говорила это исключительно в воспитательных целях, хотя Лео привык считать ее слова комплиментом.

И нравилось ему это или нет, но Лео умудрился создать серьезную проблему. Ему стало любопытно, испытал ли бы его брат гордость за него? Хотел бы он знать, как бы выглядела ухмылка Эриса сейчас – по-прежнему гипнотизирующая, как и прежде, но уже на лице взрослого мужчины.

Лео потряс головой, чтобы выбросить бесполезные мысли куда-нибудь подальше. Сувенирная сломанная маска из Венеции заставила его вспомнить о детстве и обо всем, что он потерял. Юноша взгромоздился на свой любимый высокий табурет, придвинутый к рабочему столу со станком, и решил сосредоточиться на ремонте.

– А ты устроил здесь неплохую перестановку.

Лео вздрогнул и поднял голову. Порция пробралась сквозь зияющую в стене дыру, где раньше была дверь. В тот момент, когда Лео активировал учебного бота, тот врезался в стену на своем пути из лаборатории, попутно выбив при этом дверь и обрушив часть стены.

Теперь не было никаких препятствий для посетителей.

Порция подобрала юбки, чтобы маневрировать по обломкам, и вошла без приглашения.

Лео нахмурился.

– Что тебе нужно?

– Почему ты вечно твердишь, что мне что-то нужно? Разве я не могу заглянуть к тебе… скажем так, в гости? – спросила Порция, но ее глаза уже забегали по комнате.

Девушка многозначительно покосилась на рабочий стол. Лео широко зевнул и с деланой непринужденностью протянул руку к выключателю, расположенному на непонятном устройстве в форме куба. Раздался щелчок.

– Шифровальное устройство включено, и мы можем поговорить, – весело произнес он.

Порция уставилась на потолок:

– Каза?.. Ты – пыльная, старая рухлядь с шлифовальными шестеренками! Я бы даже не плюнула на тебя, если бы ты горела в огне. – Девушка замолчала, ожидая ответа. – Думаю, сработает, – тихо добавила она.

Лео стукнул пальцем по верху коробки.

– Как я и говорил – мгновенная слепая зона. Каза не способна контролировать нас, когда занята по хозяйству. Итак, в чем дело?

Порция устроилась на ящике для консервов, будто это был обитый мягкой тканью диванчик.

– Друг отца Алек де Врис привел к нам новенькую.

– Я в курсе, мы встречались в холле, – сказал Лео, опуская детали борьбы со сбежавшим ботом.

– Да, но есть в ней нечто странное. Знаешь, какие апартаменты Каза для нее приготовила? Старую гостиную дяди Массимо – с кабинетом для криптографии напротив спальни.

Лео нахмурился:

– Может, Джиа…

Порция поджала губы и окинула юношу колким взглядом:

– Мама не дала бы Казе указаний подготовить эти апартаменты для гостя. Подумай сам – комнаты ее покойного деверя?

– Верно. – Лео наклонился, поставив локти на верстак. – Значит, Каза проявила инициативу, а дом принимает самостоятельные решения, только когда должно произойти что-то очень важное. Мы можем с уверенностью утверждать, что новенькая девушка – криптограф?

Прядь волос выбилась из искусно собранной высокой прически Порции, и она, задумавшись, накручивала ее на палец.

– Мама не дала нам времени познакомиться поближе, но для кого еще могла Каза приготовить апартаменты? Девчонка – криптограф, зуб даю! Кстати, Каза считает, что она останется здесь навсегда.

– Угу, – уклончиво согласился Лео.

От него не укрылся взгляд Эльзы – как у одержимой женщины – на чистящих роботов. И то, как точно она определила систему, которая бы нанесла вред учебному боту.

Могла ли она быть криптографом… и техником одновременно? Неужто в ней дремлет эрудит? Лучше пока не выдавать того, что он успел приметить – по крайней мере, до тех пор, пока он не поймет, что все это вообще означает и к чему может привести.

Мысль об эрудите вызвала в памяти лицо Эриса. Брат внимательно наблюдал за тем, как Лео бьется над какой-то криптографической задачей.

«Ты чего сник, братишка? Это же элементарно, клянусь! Даже Паска с таким заданием запросто справится, а он едва вырос из пеленок».

Воспоминание кололо, как разбитое стекло, и Лео привычно потряс головой, чтобы избавиться от него. Какой смысл думать о братьях, если они мертвы?

Изучаешь? (итал.)