Остров Пингвинов


Анатоль Франс
Добавить цитату

ГЛАВА IV. Первые Органы Государства Пингвинов

– Сын мой Буллок, – сказал старик Маэль, – мы должны сделать подсчет количества пингвинов и записать имя каждого из них в Книгу.

– Нет ничего более срочного! – согласился Буллок, – Без этого хорошая полиция невозможна!

Тотчас же Апостол, при содействии двенадцати верующих, велел провести перепись народа.

И старик Маэль сказал тогда:

– Теперь, когда мы начали вести учет всех местных жителей, мой сын Буллок должен ввести справедливый налог, чтобы обеспечить государственные расходы и содержание аббатства. Каждый должен вносить свой вклад в общее дело! Поэтому, сын мой, созывайте Собрание старейшин Альки, и в согласии с ними мы установим налог!

Старейшины, будучи вызваны, собрались во дворе деревянного скита под Великой Сикоморой в количестве тридцати человек. Это было первое Общественное Собрание пингвинов. На три четверти оно состояло из крупных крестьян Сурели и Кланга. Греток, как самый благородный из пингвинов, уселся на самый высокий камень.

Почтенный Маэль занял место среди своих собратьев монахов и произнес такие слова:

– Дети, Господь дает, когда ему угодно, богатства людям и когда нужно отнимает их. И вот, я собрал вас, чтобы возложить на народ подобающие взносы, дабы обеспечить государственные расходы и содержание Святой Церкви. Я считаю, что эти взносы должны быть пропорциональны богатству каждого! Итак, тот, у кого сто волов, даст десять, тот, у кого десять, пусть даст одного!

Когда святой человек заговорил, Марио, пахарь из Аниса-на-Кланге, один из самых богатых людей среди пингвинов, встал и сказал:

– О Маэль, отец мой, я считаю правильным, что каждый человек вносит свой вклад в государственные и церковные расходы! Что касается меня, я готов лишить себя всего, что у меня есть, и даже ради братьев-пингвинов, если бы это было необходимо, я готов был бы от чистого сердца отдать своё последнее рубище! Все старейшины народа, как и я, готовы жертвовать всем своим имуществом, и нельзя сомневаться в их абсолютной преданности стране и Святой Церкви! Поэтому необходимо учитывать только общественные интересы и делать то, что они повелевают нам! Но то, что они повелевают, отец мой, что они требуют, – это не требовать многого у тех, кто обладает многим, ибо тогда богатые будут беднее, а бедные – станут совсем нищими! Бедные существуют благодаря богатым, посему Богатство Свято! Не трогайте его – это немилосердно и глупо! Если вы будете брать у богатых, вы не получите большой прибыли, потому что богатых мало, и вы, наоборот, лишите себя всех ресурсов, погрузив страну в нищету! В то время как, если вы попросите посильной помощи у каждого жителя, независимо от его благосостояния, вы соберёте достаточно средств для общественных нужд, и вам не нужно будет спрашивать о том, что имеется в собственности граждане, которые будут смотреть на любые расследования такого рода как на отвратительное оскорбление! Зарядив всех одинаково на одинаковые лёгкие налоги, вы избавите от бед бедных, так как оставите им блага богатых! И как можно было бы быть прогрессивному налогу на богатство? Вчера у меня было двести волов, сегодня у меня шестьдесят, завтра у меня будет сто! У Клюника три коровы, но они тощие, у Никклы всего два, но они жирные! Кто из них, Клюник или Никкла богаче? Признаки богатства часто очень скользкие! Конечно, все пьют и едят! Возложите налоги на еду и питьё! В этом будет заключаться ваша потрясающая мудрость и справедливость!

Так сказал Марио под аплодисменты Старейшин.

– Я прошу, чтобы речь была выбита на медных табличках, – воскликнул монах Булок, – Это аванс на будущее, через тысячу пятьсот лет лучшие из Пингвинов не будут говорить иначе.

Старейшины по-прежнему аплодировали, когда Гретак, возложив руку на рукоять меча, сделал краткое заявление:

– Будучи благородным, я не буду вообще вносить свой вклад, потому что вклад отвратителен по сути. За всё надо платить!

По этому мнению старейшины разделились половина наполовину.

Так же, как и в Риме, Перепись стала проводиться раз в пять лет, и с её помощью стало ясно, что население Пингвинии быстро растет. В то время как дети умирали в чудесном изобилии, а Голод и Чума повторялись с предсказуемой регулярностью, опустошая целые деревни, новые пингвины, множась все больше и больше, вносили своей нищетой свой посильный вклад в общественное процветание.