Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Закат


Вера Камша
Добавить цитату

2

Первым спрыгнул с лошади генерал, но вторым был Арно, не отставший от начальства, несмотря на все происки кустарника, в который они въехали. Ветки так и норовили ткнуть в глаз или накормить гусеницами, но с наблюдательным пунктом Ариго угадал – из зарослей открывался отличный вид на разворачивающееся в полухорне действо. Им все-таки удалось незаметно подкрасться! Кто бы сомневался, но не теньент Савиньяк! Вчерашний закат не мог не предвещать удачи, а значит, погони!

Тысячи четыре талигойцев в мундирах разных полков, в большинстве своем пехота, о подкравшейся удаче еще не знали и пытались унести ноги от наседавших дриксов. Получалось, мягко говоря, не очень. «Гуси» – на первый взгляд до полка легкоконных, но на дальнем фланге тоже что-то мелькало – висели у отступающих на плечах, норовя отгрызть от общей кучи самых нерасторопных.

Отбиваясь от обнаглевших преследователей, отступающие успешно преодолели обширный луг и… ткнулись в скрытый зарослями овраг. Не торский, вестимо, но с ходу не перейдешь. Пришлось развернуться вдоль кромки и оборотиться к дриксам. Стрельба затрещала с удвоенной силой, плотный огонь пришелся кесарским кавалеристам не по нраву, и они откатились, ожидая приотставшую пехоту. Та как раз объявилась на противоположном конце луга. И четверти часа не пройдет, как доберется до оврага… Нет, все же побольше! То ли «гуси» устали, гоняясь с утра за фрошерами, то ли уже наклевались свинцового гороха, но в драку они особо не рвались. В лес за талигойцами они бы вряд ли полезли, но овраг не оставил выбора ни синим, ни черно-белым.

– Молодцы, держатся, – пробормотал проломившийся сквозь заросли Лецке. – Кажется, Второй Марагонский…

– А за ними – мушкетеры из Манро, – не оборачиваясь, согласился генерал. – Стояли как раз в Ойленфурте. Что ж, господа, положение ясное… Яснее не бывает. Прорыв состоялся, и «гуси» преследуют тех, кто вырвался. Арно, разведчики не вернулись?

– Нет, мой генерал. Разрешите, я их найду… – А где их искать, кошек закатных?! Тьфу, да вот же они! – Прошу простить, разведчики появились, справа, в лощине…

Даже самый боевой генерал не дерется сам. Разве что влипнет, как влипали в начале Двадцатилетней. Такого нам не надо, но торчать в адъютантах хоть бы и у Ариго, когда люди дерутся?! Спасибо зануде-бергеру, удружил так удружил! И ведь хотел как лучше, бергеры всегда хотят как лучше, даже предлагая пива…

– Мой генерал, от Баваара!

Доклад Арно разбирал издали, изо всех сил напрягая слух, – ну не место теньенту среди полковников, особенно если одного из них зовут Карсфорн. Тем не менее понять получилось почти все. Никаких скрытых резервов и засадных сил поблизости не нашлось, «гуси», наседающие на полуокруженного противника, тысяч семь – это все, с чем придется иметь дело.

Решение лежало на поверхности, очевидное, как шмякнувшаяся на рукав гусеница. Если ударить решительно, всем корпусом, силы уравняются, зато на стороне Талига будет внезапность. Хорошо, что корпус сейчас сам по себе! Ариго – не то что его паркетные братцы, всегда ввязывался в драку, и удача его не бросала. Сам под выстрелы генерал без нужды, само собой, не полезет, но других-то должен отпустить! Нельзя же так и дальше… Не война, а танцы какие-то! Только вокруг Доннервальда три недели крутились, как лиса вокруг курятника, и без толку – Бруно отвлекаться не желал, так впустую ноги себе и лошадям и били…

– Мой генерал! Срочно…

– Кроунер? Давай, выкладывай.

– Так что капитан велели доложить дис-по-зи-цию! Дальше к северу еще один бой. Кто – не разберешь, но ар-тил-лерий-скую ко-но-на-ду вовсю слыхать!

Вот вам и пушки! Значит, кого-то из отступавших дриксам отрезать все-таки удалось…