Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Закат


Вера Камша
Добавить цитату

Глава 4. Талиг. Придда. 400 год К.С. 2-й день Летних Ветров

1

Сегодня корпус будет драться. Сегодня. Скоро. Совсем скоро. Над тем, откуда взялось это знание, Ариго голову не ломал, просто всякий раз, когда колонна выходила из очередной рощи на открытое пространство, генерал внутренне подтягивался. До Ойленфурта оставалось часов шесть пути, в другое время они бы оказались у городских ворот задолго до заката, но сейчас торопиться следовало с оглядкой, да и входить в город было без надобности. Корпус спешил на помощь Маллэ, в свою очередь выручавшему остатки гарнизона, а генерала еще требовалось найти.

В зеленой стене замелькали светлые прорехи, и с утра ехавший чуть ли не с разведчиками Жермон придержал Барона. Минута, другая… Чего Баваар тянет? Фыркнул, звякнул железом неутомимый – а другого бы Ойген не подарил – жеребец, и тут же отмахнулся от чего-то летучего и жужжащего Арно.

– Овода не поделили? – пошутил Жермон. Арно радостно рассмеялся.

Обещанный на закате ветер вовсю трепал кроны, но внизу было почти тихо. Чего они там возятся, куда пропали? Генерал прождал четверть вечности, когда из перелеска вынырнули шустрые фигуры. «Фульгаты». Наконец-то! Ариго чуть прищурился, разбирая сигнал. Да, «Чужих не видно».

«Не видно чужих»… «Не видно…» Нет их тут, ясно?

– Карсфорна ко мне! И Лецке… – А зачем? Ведь все спокойно. Или господину командующему после вчерашнего везде призраки чудятся? Призраки и Павсании.

Один из разведчиков, оставив товарищей, галопом понесся навстречу начальству. Не видно чужих, говорите? Ну-ну! Кто-то из свитских протяжно присвистнул. Жермон обернулся. Молчат и смотрят. Напряжение дождем проливалось на застывшую кавалькаду, пробирая каждого офицера до костей. Так бывает перед боем, но ведь пока ничего не ясно. Точно, башня. Видели все, дергаются тоже все.

«Фульгат» уже рядом. Капрал-марагонец, друг и соперник Кроунера. На первый взгляд цел и свеж, следов схватки не видать ни на всаднике, ни на его буланой. Помнится, кусачей…

– Господин генерал, чисто! Тут чисто, но дальше, за холмами, – стрельба, и много. То залпами, то так, вразнобой. Пушек не слышно.

– Далеко?

– Полчаса, если прямо. Дальше мы дорогу не проверяли.

Стрельба, значит, и много… Это вам не мираж и даже не обозная колея.

– Скорей всего, господа, это именно то, о чем доносил Маллэ, – попытка вывести гарнизон из осажденного Ойленфурта.

И так ли важно, пробиваются еще туда или уже оттуда. Бой в разгаре, так что успеваем… На этот раз успеваем. Вряд ли дриксенский западный корпус тут весь; будь так, были бы слышны пушки. Кесарцы крупными силами без артиллерии ходить не любят, и правильно делают. Артиллерия – это полезно, но воюют и без нее… Три тысячи хороших кавалеристов способны на многое, особенно если подобраться поближе.

– Дриксы? Где? Сколько?

Карсфорн недоволен. Ну, на то он и начальник штаба, чтобы бурчать, уточнять и удерживать.

– Терпение, Гэвин. Скоро узнаем и попробуем преподнести «гусям» сюрприз. Не все же нам удивляться, пора и удивлять. Капрал, возвращайся к своим. Передай – смотреть лучше! Еще лучше. Обнаружите хоть ежа, немедленно сообщайте. Гэвин, отправьте дополнительные разъезды на фланги. Возможны неожиданные и не очень желанные встречи. И не говорите мне об остор… об артиллерии.