В мечту. Оковы одной души


Юлия Андреевна Коковина
Добавить цитату

Глава 5. Золсер

Лита висела в пустоте, чувствуя себя так, будто она только что проснулась и хорошенько выспалась. Ее переполняли силы, хотелось вскочить, куда-нибудь пойти, что-нибудь сделать. Почему-то пустота вокруг нее совсем не пугала, однако находиться здесь все же не хотелось. Лита дернулась.

«Начать игру?»

Снова голос в голове; не слишком ли их много звучало у нее там? На этот раз вполне отчетливый: женский, приятный, немного с компьютерными интонациями. Сразу вызывающий ассоциации с компьютерными же играми.

Лита знала этот голос. Точнее, читала о нем в «Играх одного сердца». И, соответственно, знала, что делать.

– Да, – произнесла она. Ее голос прозвучал глухо и тут же растворился в пустоте, не оставив ни отголоска эха.

Пространство вокруг начало светлеть, принимать форму, из него выступили знакомые очертания. Вскоре Лита поняла, что стоит в пещере. Над ее головой нависал покатый каменный потолок, светлый и шершавый на вид, пол же был земляной – утоптанный и твердый. Перед Литой находился выход, сквозь который она видела кусок темно-синего, явно вечернего, неба и… двухцветную траву. Девушка удивленно моргнула и присмотрелась. Да, все верно. Сердцевина каждой травинки была нежно-зеленой, края же – серебристыми, словно припорошенные снегом.

А еще Лита, ощутив странную легкость своего тела и оглядев себя, поняла, что ее пуховик, да и вся остальная одежда исчезли. Вместо этого на ней оказались надеты майка и шорты светло-голубого, почти белого цвета и легкие сандалеты. На поясе висел маленький и такой же светло-голубой мешочек, горловина которого была стянута белым шнурком. В мешочке явно что-то лежало: его бока топорщились от чего-то острого, а сам он, хоть и немного, оттягивал пояс. На правом запястье Лита обнаружила непонятный серебристый овал размером с пол-ладони. Он крепился непосредственно к коже; пощелкав по нему и пошатав, девушка убедилась, что держится овал крепко.

Золсер. Это Золсер. Один из его бесконечных игровых миров.

Лита почувствовала, как губы начали сами собой растягиваться в радостной улыбке. Ее переполнило счастье, захотелось закричать на всю пещеру: «Есть!» и подпрыгнуть как можно выше. Наконец-то! Наконец-то она здесь!

– Ура, – прошептала Лита и невольно оглянулась: точно ли тут нет никого? Точно за ней никто не следит? – Ура, – повторила она громче и увереннее и вдруг, испытав пик восторга, все-таки подпрыгнула и закричала: – Ура!!! Я это сделала! Наконец-то!

Эхо отразилось от стен пещеры и разнеслось по ней, на разные лады повторяя радостный возглас. Вдруг смутившись, Лита покраснела и невольно сжалась. И зачем она это сделала? Как ребенок маленький, честное слово. А вдруг кто-то все же услышал?

«Ладно. Пора выходить отсюда».

Насколько Лита поняла, она сейчас находится там, где играет Ичика. При мысли об этом она ощутила облегчение: значит, он благополучно воскрес, и с ним все в порядке. То есть она вступила к нему в группу, можно сказать… Интересно, есть ли тут другие игроки? А, точно, даже если и есть, она их не увидит – здесь работал тот же принцип, что и с «коридорами», для каждого создавалась отдельная копия. Если, конечно, жители Золсера не специально шли играть с в группе. Или если в группу не объединяло Золотое Сердце.

Лита глубоко вдохнула, подавляя смущение, и медленно направилась к выходу из пещеры. Сердце забилось быстрее, ее переполнила смесь неуверенности, капельки недоверия («неужели я и правда здесь?»), маленького страха и довольно большого любопытства. Что там? Что она увидит?

Лита вышла из пещеры.

Она оказалась на холме, с которого ей открывался вид на огромную равнину, утопающую в прозрачно-синем вечернем свете. В первую секунду девушке показалось, что та покрыта тонким слоем инея, но потом поняла: такое впечатление создавала серебристо-зеленая трава. Вдали возвышались темные горы, такие высокие, что, казалось, они впивались верхушками в небо, к ним же, пересекая равнину, текла река. Лита почти ожидала увидеть на водной глади серебристую лунную дорожку, однако таковой не было. Было множество лунных дорожек. Белых, желтых, зеленых, и еще множества цветов, они дрожали на воде и превращали реку в нечто фантастическое.

Лита изумленно вскинула голову вверх и тут же вздрогнула: на секунду ей показалось, что она смотрит на межмировое пространство. На темно-синем небе, среди серебристых точек звезд, горела россыпь множества лун самых различных размеров и цветов. Крошечные, просто маленькие, средние, большие, гигантские. Желтые, голубые, белые, фиолетовые, зеленые сиреневые. Всего двенадцать. Двенадцать разноцветных сияющих кругов на темно-синем небе, в обрамлении звездных огней. Яркие, безмятежно-тихие, ласкающие равнину нежным светом. Прекрасные.

Лита опустила взгляд: у нее закружилась голова, тело вдруг охватила слабость. Собрание лун было так красиво и так невероятно, что разум никак не мог поверить в то, что это небо реально. Да и не только небо: и равнина с серебристо-зеленой травой, и переливающаяся множеством цветов речная вода, и прозрачно-вечерний свет, и даже горы на горизонте. Вообще этот мир. Лита ощущала себя изнывавшим от жажды человеком, который встал под водопад и раскрыл рот, и мощный поток живительной влаги хлынул в него, сбивая с ног. Много, слишком много за раз…

Наконец слабость прошла, а голова перестала кружиться. Только после этого Лита поняла, что на ее правом запястье что-то вибрирует. Она взглянула на руку. Серебристый овал на ней светился и мелко дрожал, а вибрация чувствовалась строго под ним. Едва Лита бросила на него взгляд, как он на мгновение вспыхнул ярче, и от него отделился сгусток света. Плавно поднявшись к лицу девушки, огонек вдруг метнулся вперед, прошив пространство, словно падающая звезда, и исчез где-то вдали. За ним остался след; не торопясь исчезать, он замер в воздухе сияющей белой дугой.

Лита поняла, что ей недвусмысленно намекают идти по этому следу. Она спустилась с холма и пошла под дугой, чувствуя все возрастающие интерес и любопытство. Шок, вызванный всем этим невероятным пейзажем, проходил. Мирок потихоньку вовлекал ее в свою игру. И эта игра уже была интереснее всех тех, которые раньше попадались Лите, уже одним лишь тем, что ни в одной из них она не ходила, не дышала, не действовала сама, без участия клавиатуры и мыши.

Серебристо-зеленая трава мягко шелестела под ногами. Теплый ветерок ласково касался лица, словно поглаживая его. До ушей доносилось звенящее журчание воды, все вокруг дышало покоем. Лита шла и улыбалась от счастья, что наконец-то попала сюда, и от необыкновенной легкости, которую приносило ей ощущение спокойствия здесь. Как же тут красиво и чудесно. Атмосфера, пейзаж – все, что она любит в играх. Интересно, что за сюжет здесь развернется?

Лита вдруг перестала улыбаться. Сюжет… он практически никогда не бывает тихим и спокойным. И в красивом мире почти всегда происходят не самые красивые события.

До ушей Литы донесся внезапный плеск воды, и, насторожившись, она обернулась на звук. Увиденное заставило ее вздрогнуть. На противоположном берегу реки, опустив голову к воде, стоял громадный конь, раза в два больше обычной лошади. Застыв, словно изваяние, он пил. Его шерсть, грива и хвост были тускло-белыми, словно грязноватыми, а из боков – Лита изумленно вздохнула – росли две громадные человеческие руки, что, согнувшись в локтях, упирались в землю.

Откуда он взялся? Ведь недавно здесь не было никого, кроме нее. Лита опасливо глядела на коня: игровой опыт подсказывал ей, что он вполне может оказаться ее врагом. Лучше уйти отсюда на всякий случай. Лита приготовилась было возобновить шаг, и в этот момент конь вдруг поднял морду, и их взгляды встретились.

Почему-то первым чувством Литы был не испуг, она внезапно испытала ощущение дежавю. Глаза коня оказались пронзительно-синего цвета, яркими пятнами выделяющиеся на его белой морде. Это сочетание синего и белого было очень знакомо. Где она видела подобное? У кого? Воспоминание явственно возникало в сознании Литы, еще чуть-чуть, и она вспомнит…

Конь вдруг прыгнул – на доли секунды его огромное тело повисло над рекой – и с грохотом приземлился уже на другом берегу. Из-под копыт и упершихся в землю рук брызнула земля, согнувший при ударе о землю ноги жеребец как-то пугающе медленно выпрямил их. Все это время, даже при прыжке, он не отрывал от Литы пристального, грозного взгляда. Его тело было напряжено, словно вот-вот конь был готов сорваться с места.

Что он и сделал – со свирепым ржанием и новым брызганьем земли из-под копыт.

Лита бросилась бежать; ее ноги будто сами отреагировали, сами развернулись и сами сорвались с места. Ветер свистел в ушах, трава хлестала по ногам, сзади раздавался частый и громкий топот копыт. Этот звук бросал девушку в дрожь, подстегивал мчаться еще быстрее. Литу переполнял страх и ощущение нереальности происходящего. За ней гонятся. Гонится непонятное огромное существо с явно недобрыми намерениями. И если оно догонит, то…

Топот становился громче: конь явно настигал ее. Еще бы, с такими-то длинными ногами, пронеслась у Литы паническая мысль. Что-то промелькнуло мимо и совсем близко с грохотом обрушилось на землю. Краем глаза она заметила кулак размером с ее туловище. Словно издалека Лита услышала свой испуганный вскрик, сердце скакнуло, ноги сами помчали ее еще быстрее. Она бежала и старалась не думать, что было бы, если бы кулак не промахнулся. Этого не произойдет. Не произойдет. Не…

Кулак сотряс землю буквально в миллиметре от нее. Взвизгнув, Лита шарахнулась в сторону и, запнувшись, упала. Она не ушиблась, поэтому ничто не помешало ей тут же вскочить, и девушка приготовилась было возобновить бег… и застыла от ужаса, увидев прямо перед собой недобро взирающую лошадиную морду.

Жеребец заржал. Звук шарахнул по ушам Литы, как что-то осязаемое и очень тяжелое, и звоном отдался в голове. Он был не громким или противным, нет, но почему-то выносить его оказалось невозможно. Сознание Литы помутилось, картинка перед глазами расплылась и причудливо исказилась. Лишь в последний момент она заметила, как к ней снова летит кулак. Чудом увернувшись, каким-то образом Лита снова сумела побежать. Ее шатало из стороны в сторону, картинка перед глазами рябила, девушке стоило больших усилий держаться на ногах. Сзади раздался топот копыт, однако не приближающийся, словно конь колотил ими по земле. Звук усилился, снова резанул по ушам, и Литу вдруг сшибло с ног ударной волной.

Закричав, она покатилась по земле – внезапно наклонной, словно девушка падала с холма. Кувыркание, кружащаяся голова, трава, хлеставшая ее по телу, внезапно возникшее секундное сопротивление, звук падения на землю, чей-то вскрик… и Лита остановилась. Лежа на спине, она тупо созерцала небо и скопление разноцветных лун на нем. Спутники колыхались перед глазами, словно они лежали на дне озера, и их изображение искажала вода.

– Лита?

Луны закрыло чье-то лицо, такое же колыхающееся, как и они. Постепенно рябь перед глазами улеглась, и Лита узнала Ичику. Склонившись над ней, игрок изучал ее обеспокоенным взглядом. Похоже, он сидел: слишком близко для стоящего было лицо. «А, я его сшибла, похоже», – промелькнула мимолетная мысль у Литы.

Одновременно она испытала облегчение. С Ичикой точно все хорошо. Лита и не подозревала, как ей будет приятно видеть его живое любопытное лицо после того мертвого и застывшего. Однако облегчение тут же вытеснила испуганная мысль – «где тот конь?».