Вселенная в тебе


Наташа Черноокова
Добавить цитату

5

На следующий день я просто не могла дождаться окончания занятий. Отказавшись от традиционных теперь посиделок на поляне, я буквально вручила Лелю Алексу и направилась к реке. Леля опять была обижена и возмущена, но то, что она осталась вдвоем с Алексом (хотя бы и на время пути к поляне), немного её смягчило.

А я шла… И боялась.

Но я боялась не встречи с Тёмным.

Я поняла, что больше боюсь того, что его уже нет на том месте, где мы встретились, и я так и не узнаю, какое решение он принял.

Я шла и вглядывалась в горизонт, вглядывалась в берег реки, вглядывалась в окружение одинокого дерева. Но всё было чисто. И солнечно… Ни одного темного пятна в этот теплый и светлый день.

Я шла и уже почти не сомневалась, что он ушёл.

Да и правда, что ему здесь делать? Обойдет всю планету и вернётся к своим пиратам. Это его привычная среда. Привычный ему мир. Ведь если есть сомнения, то гораздо больше шансов, что ничего он не захочет менять…

А жаль…

Я попыталась прислушаться к себе. И поняла, что мне действительно было жаль. Но причина этого была мне пока не ясна.

Я уже медленно и без всякой надежды приближалась к дереву, готовая в любую секунду развернуться и пойти обратно, как вдруг чуть не споткнулась о лежащего в высокой траве Тёмного. Закинув одну руку под голову и широко раскинув ноги, он лежал и, казалось, спал. От неожиданности всё внутри меня заколотилось и запульсировало. Но я остановилась и перевела дух. Выдохнула…

…и вдруг мои губы расплылись в улыбке…

Это было до того удивительно, что я в испуге прикрыла губы ладонью, словно пытаясь скрыть эту спонтанную эмоцию.

Что это было? Я обрадовалась?!

Но улыбка и не собиралась исчезать. Она словно жила своей жизнью и легко перекочевала с губ внутрь меня. Наверное, если бы сейчас выключили свет, я бы светилась, словно маленькое солнце…

Да что ж это такое?

Я снова выдохнула и посмотрела на лежащего у меня под ногами Тёмного.

А он словно и не собирался просыпаться. Грудь его медленно поднималась и опускалась дыханием. Вторая рука мирно покоилась на груди. Пшеничные волосы мягко струились по траве. Лицо было расслабленным и… необыкновенным…

…И меня вдруг накрыло любопытство. Я ведь никогда не была так близко к Тёмному!

Я тихонечко присела возле него на корточки и, пользуясь его беспомощностью, откровенно разглядывала эту незнакомую тёмную сущность. Он действительно был тёмен… как Космос. И, видимо, поэтому, так же притягателен… В него хотелось вглядываться и вглядываться! И чем дольше смотришь, тем больше видишь… Видишь, что это не сплошная тьма… Там, в его глубине сверкают и переливаются миллиарды звезд…

Кто ты?

Что у тебя внутри?

Каким же ты можешь быть на самом деле?

Мне казалось, что он в себе, в своём тёмном Космосе, скрывает массу тайн и загадок… И мне вдруг ужасно захотелось их разгадать… Все до единой!

А ещё мне захотелось дотронуться до него.

И, совсем осмелев от своего любопытства, я медленно и осторожно потянулась к его руке, лежащей на груди, и провела по ней кончиками своих пальцев.

Между этим прикосновением будто пробежал маленький колкий разряд. Он пробежал по моим пальцам, по руке и проник прямо в то самое маленькое солнце внутри меня, от чего стало невероятно жарко и даже перехватило дыхание…

Я зажмурилась…

Это были какие-то невероятные и незнакомые ощущения.

Я медленно открыла глаза, словно боясь спугнуть это чувство, посмотрела на свои пальцы, на его руку, на грудь, всё так же медленно поднимающуюся и опускающуюся… Мой взгляд заскользил по его шее, подбородку, скользнул по мягким, расслабленным губам… снова по губам… пробежал по волосам, по…

…Его тёмные, бездонные глаза смотрели на меня…

…А в них будто отражалась вся Вселенная со всеми звёздами и галактиками!..

От неожиданности я вскрикнула и откинулась в траву. Острый пенёк сухой травинки больно кольнул ладонь, но я даже не почувствовала.

Он сел. И улыбаясь смотрел на меня.

Я инстинктивно отползла подальше. Я испугалась. Но это было, скорее, от неожиданности и… неловкости… Я застыдилась того, что он увидел, как я его разглядывала.

– Так ты больше не боишься меня? – тихо спросил он.

Я немного нахмурилась.

– Так тебя всё-таки нужно бояться? – вопросом на вопрос ответила я.

Он рассмеялся негромко и мелодично, слегка закинув голову, будто вслушивался в издаваемые звуки, а потом закрыл глаза. Ветер подхватил его волосы и разметал по плечам.

– Не нужно…

Он посмотрел в мои глаза и мне показалось, будто его темный Космос, заключённый в его глазах, по капле перетекает в меня. Странное чувство. Я моргнула.

– Хорошо. Не буду…

– Я – Тор, а ты?

– А я – Надя… Почему ты всё ещё здесь? Всё ещё сомневаешься?

Он сорвал травинку и стебелёк сунул в рот. Покачал головой. В его глазах блестели искорки.

– Нет. Не сомневаюсь. Просто решил подождать, вдруг ты снова придешь…

– А зачем тебе я? – вырвалось у меня.

Он смутился и дёрнул плечом, не глядя на меня.

– Не знаю… Просто в тот раз я накричал на тебя… а потом пожалел, что не сдержался. Наверное, ждал, чтоб… извиниться. Вот… Извини…

В конце фразы он совсем невнятно пробурчал все слова. Но я поняла.

Мы постепенно разговорились. Скованность, которая была у обоих, немного ослабла. Он даже прилёг на траву, опираясь на согнутый локоть одной руки, но по-прежнему нервно теребил травинки. Ну а я… В голове нет-нет, да и стучала мысль о том, что я совсем не дружу с разумом, что мне бы бежать отсюда надо быстрее и дальше, чем вижу. И сию же минуту! Но…

Я сидела напротив него, обхватив колени руками, и никуда не хотела бежать. Он рассказывал о себе, о Мире, в котором он жил до своего бегства. А меня интересовал один вопрос, который я боялась задать, но всё же решилась.

– Скажи, почему вам необходимо поглощать другую энергию?

– Просто мы не знаем других способов восполнять недостаток своей энергии и познавать мир, – с готовностью, но в то же время и с некоторой горечью в голосе ответил Тор. – Например, мы не умеем радоваться. Как узнать, что такое радость? Надо сделать так, чтобы это оказалось внутри тебя. Сразу решаешь две своих задачи: восполняешься и изучаешь. Многие, поглотив разного рода энергии, пытаются их аккумулировать и приобретают способности, присущие этим энергиям. Например, Энергия Счастья. И у кого-то даже получается стать счастливым. Но, к сожалению, не у всех есть желание проводить такую по-настоящему колоссальную работу. И они становятся пиратами… Пираты – это просто своего рода наркоманы…

Он замолчал и опустил голову.

– Но, знаешь, мне иногда кажется, что по сути мы, Тёмные, все наркоманы… А я не хочу… Я не хочу быть таким. Я уверен, что есть другие способы.

– Я тоже думаю, что есть, – попыталась поддержать его я.

Он вскинул голову и посмотрел на меня.

– Знаешь, а я ведь сегодня впервые засмеялся! Хотя, я толком не понял механизм того, что именно запустило процесс этой эмоции. Но, я думаю, что когда ты уйдешь, я попытаюсь проанализировать это…

– Что? Зачем? – рассмеялась я. Мне действительно стало смешно. – Не нужно этого делать! Начнешь анализировать – сразу вся радость пропадет, и станешь занудой!

И я еще больше рассмеялась, глядя на озадаченное лицо Тора.

– Занудой? Правда?

– Занудой и заучкой!!! Тор, улыбнись, не смеши меня! Не могу на тебя смотреть!

Я повалилась от смеха на бок. Тор улыбнулся и кинул в меня пучком сорванной травы.

– Я что, тоже выглядел так же нелепо и по-дурацки, когда смеялся? – с хитрой ухмылкой спросил он.

От этой его фразы я ещё больше закатилась.

Если и сидел во мне какой-то страх и напряжение, если и было недоверие к этому опасному по сути чужаку, то сейчас меня окончательно отпустило.

Я смеялась громко и заливисто. От чего в конце концов, заразившись, и Тор стал смеяться. Всё громче и проще. Не прислушиваясь и ничего не анализируя. Легко и свободно. Я нашарила в траве один из упавших плодов дерева, которые были разбросаны то тут, то там, и запустила им в Тора. И тут же вскочила, и помчалась прочь, дабы не быть настигнутой «снарядом», который так же кинулся искать в траве Тор. Так мы и бегали вокруг дерева, обкидываясь его плодами, гогоча и дурачась, словно старые приятели. Словно никогда и не были противоположными энергиями. Словно никому из нас ничего не нужно было бояться.

А устав, запыхавшиеся, мы повалились в траву под его могучей кроной плечом к плечу, уже буквально икая от смеха.

Голова Тора касалась моей головы.

Наши волосы переплелись.

Мы дышали одновременно, будто это было одно дыхание.

Тор осторожно, будто изучая, взял меня за руку. Его рука была большой и горячей, и мне показалось, что моя маленькая ладошка просто утонула и потерялась в ней.

Тело пульсировало, и пульс отдавался в ладонях. Он был одновременным.

Будто работал один механизм.

На двоих.

– Я не буду анализировать… – всё ещё тяжело дыша, шепотом сказал Тор.

Я улыбнулась.