Вселенная в тебе


Наташа Черноокова
Добавить цитату

3

Я присела на обрывистом берегу недалеко от любимого дерева. Его листва умиротворяюще шепталась с ветром и настраивала на медитативный лад. Иногда с него срывались и с гулким стуком падали в траву переспевшие плоды. Только в этом месте думалось и размышлялось легче и приятней всего. Я вдыхала вечерний запах трав, запах реки и ещё много различных запахов, которые приносил с собой ветер. Он обдувал меня и мои мысли во мне легкой прохладой.

А я всё пыталась разобраться в себе. Чего же мне не хватает? Я сравнивала себя с родителями, с Лелей, с друзьями. Я пыталась анализировать, что есть у них и чего нет у меня. Чего бы мне на самом деле хотелось приобрести в своем характере? А от чего избавиться?

Я подумала об Алексе, Але.

И вдруг подумала о том, как Леля сегодня открыто говорила о своих чувствах. О том, что Алекс даже не пытался скрыть того, что я ему нравлюсь. Глядя на Алю, всем было понятно, что строит глазки она Алексу, а Илая откровенно не долюбливает.

А я?

Я почему-то часто стараюсь не проявлять чувств, не выказывать их окружающим. Я часто сомневаюсь в том, что говорит мне моё сердце. Часто сомневаюсь в том, что я верно истолковываю разумом те чувства, что возникают во мне.

Может я не умею этого делать? А есть ли они, чувства, у меня вообще??

Я даже испугалась этих мыслей. Нет, конечно, они у меня есть! Я, наверное, действительно просто не умею их правильно выражать. Может быть, именно этому я должна научиться?

Нравится ли мне Алекс? – Да, конечно, нравится!..

Но не до такой степени, чтобы ответить на его чувства.

Я запуталась…

И даже немного расстроилась.

И тут боковое зрение уловило какое-то движение возле дерева. Я повернула к нему голову. Нет, только ветви дерева и трава под деревом колышутся от ветра. Я снова обернулась взглядом в сторону реки, но уже насторожилась. Прошло некоторое время, и я даже успела расслабиться, как вдруг движение возобновилось.

Нет, там явно кто-то был! Я пружиной вскочила на ноги.

– Кто там? – крикнула я в сторону дерева.

Никто не ответил. Ничего не изменилось.

Но теперь я точно чувствовала чужое присутствие. И была уже раздосадована тем, что моё одиночество нарушено.

– Выходи! Я тебя уже всё равно заметила! – строго и недовольно сказала я.

…Но увидеть того, кто вышел из-за дерева, я совсем не ожидала…

Это был настоящий эмоциональный удар. Молния ужаса пронзила меня насквозь, и внутри меня будто разорвалась ледяная бомба. Меня буквально парализовало. Каждая клеточка меня, каждый закуток моего сознания будто превратились в кусочки льда. Я даже слова вымолвить не смогла. Даже закричать. Полный паралич…

Передо мной стоял Тёмный…

Я даже не сразу смогла сообразить, что это такая же молодая Душа, как и я. Я видела только одно – это Тёмный. Внутри меня вдруг что-то стало истошно орать и истерически вопить от страха, но наружу так и не смогло вырваться. И я даже подумала, что голова моя сейчас непременно лопнет от этого крика.

И тут он заговорил:

– Да не бойся ты так… Вообще не бойся… Я не сделаю тебе ничего плохого… Правда.

Голос его был неожиданно приятным… как голос ветра. И двигался он мягко и неторопливо. Он, не глядя на меня, отошел от дерева и сел на обрыве. Сорвал травинку, и задумчиво глядя в даль за рекой, сунул её в рот и пожевал. Хмыкнул:

– Сладкая…

И снова взглянул на меня бездонными глазами. Да и сам он был каким-то бездонным. И настолько темным, что казалось, будто смотришь в глубь самой Вселенной…

– Ну, я же сказал – не бойся, – мягко сказал он мне. – Я не опасен.

То ли от его голоса, то ли я просто смогла совладать с собой, но я вдруг почувствовала, что стала оттаивать. В буквальном смысле! Эффект первичного шока стал проходить, и от моей макушки вниз по телу будто прошло тепло. Начиная с моих мыслей до кончиков пальцев на ногах, все стало приходить в норму. Я попыталась произнести:

– С чего это?.. Почему я должна тебе верить?

В ответ на это он долго смотрел на меня, а потом опустил взгляд и грустно ответил:

– Действительно… Действительно… Учитывая то, какую славу во Вселенной мы заслужили, у тебя совсем нет причин верить мне, прости. Я не подумал об этом.

Я обмякла от пережитого страха и присела в траву на своё место, но, не отрываясь смотрела на него. Я боялась, что если отведу взгляд и потеряю бдительность, то мне это будет очень дорого стоить. А он продолжал:

– Правда, прости, но я сам не ожидал тебя здесь увидеть. Я уже давно здесь и, завидев тебя издали, решил спрятаться. Я думал, что ты ненадолго… И не думал, что выдам своё присутствие… Я просто устал, и ты меня заметила.

Он вздохнул.

– И я реально устал… Я не хочу больше прятаться. Не от тебя. А вообще.

– Что ты здесь делаешь? – строго и даже немного грубовато спросила я.

Он дёрнул плечом.

Он не смотрел на меня.

Он смотрел вдаль, на речку, на небо.

Он вдыхал запах этой планеты.

Он водил рукой по верхушкам трав, будто пытался прочувствовать их прикосновения.

Он пробовал на вкус ветер, слова… Чувства, которые возникают в нём самом.

Мне казалось, что я чувствовала, что с ним сейчас происходит. Может это одна из способностей Тёмных – транслировать своё состояние? Нее, бред…

– Ты здесь один?

Он кивнул.

– Почему ты здесь? – продолжила я допрос.

Он внимательно посмотрел мне в глаза.

– А ты правда хочешь знать почему?

– Правда, – ответила я.

Он всё смотрел и смотрел на меня, будто изучал, будто хотел проникнуть внутрь моих мыслей и понять, действительно ли я говорю правду. И стоит ли мне раскрываться. Или лучше пройти мимо, не выдавая мне, как первой встречной, своих тайн. Он отвернулся и погрузился в свои мысли. Длинные, цвета тёмной пшеницы, волосы скрыли его лицо.

– Я ушёл от них… – наконец сказал он. – Я больше не хочу быть одним из них. Я чувствую, что я другой, и вижу, что и они меня чувствуют. И они не примут меня… Потому что я не принимаю их… и не понимаю. Я знаю, что можно быть другим. Можно быть таким, какой ты есть… Но другим!!! Я никому не хочу причинять вреда. Я попытался поговорить с учителями о том, что должны быть способы познания вещей и мира в целом без поглощения, но они смотрели на меня, как на ненормального… И я решил, что хочу сам попытаться изменить хотя бы СВОЙ собственный маленький мир.

Он положил руку себе на грудь, словно указывая на мир внутри себя.

– Я знаю, что я далеко не один такой, что в вашем мире есть поселения Серых, бывших Тёмных… Вот я и решил попробовать присоединиться к ним.

– А как ты добрался сюда один? – воскликнула я, перебив его.

– Ну, на самом деле, добрался я сюда не один. Я разыскал пиратов, которые отправлялись на вашу планету, и тайком присоединился к ним.

– Что за пираты? – удивилась я.

– Ты не знаешь? – в свою очередь удивился он.

Я помотала головой. Я действительно ничего толком не знала о пиратах. У нас о них рассказывали, но так, словно это были легенды.

– Это Тёмные, но отколовшиеся от общества, от принципов и учений. Они поглощают всё, без разбора, без сожаления и даже без надобности.

– Но ведь все Тёмные такие!

В ответ на это моё восклицание он нахмурился.

– Ну что ты… вовсе нет. Мы поглощаем другие формы энергий, верно. Но только в качестве восполнения недостающих нам. Так мы познаём мир, чувства. Так мы учимся. Но это не делается так массово и безжалостно, как это делается пиратами…

– Да какая разница? – возмутилась вдруг я. – Какая разница КАК это делается?! Потому что это в любом случае насилие!!!

Он поднял руку в отстраняющемся жесте и покачал головой.

– Не кричи так. Ты действительно права, и я с тобой согласен. Поэтому я и пытался говорить с учителями. Но поняв, что всё бесполезно, решил уйти.

– Стоп… так ты здесь вместе с пиратами?! – вдруг дошло до меня. – И ты все-таки обманул меня, сказав, что один??

Я снова внутренне похолодела и огляделась вокруг.

– Да нет же! Не обманывал я тебя. Мы высадились очень далеко отсюда. И я уже много дней в пути. Один.

– Но ведь по пути есть много поселений Серых. Почему ты здесь? – мне казалось, что что-то не стыкуется в его рассказе.

В моих словах открыто сквозило недоверие. И я не пыталась его скрыть.

– Я сомневаюсь… Тихо! – он жестом остановил моё желание снова восклицать, увидев, как я открыла рот. – Да, я сомневаюсь, что хочу стать Серым. Я сомневаюсь в своих силах. Я сомневаюсь во многом! Но это не значит, что я плохой! Это не значит, что я мерзкая, безжалостная и беспринципная тварь, черт побери!!!

На последних словах он повысил голос почти до крика, и тьма в глубине его сгустилась ещё больше. Я заморгала.

– Знаешь, лучше уходи, – кинул он.

Я чувствовала, что в нем вскипает гнев, который он сдерживает большим усилием воли.

– Я не прошу тебя верить. И не просил тебя слушать! Я просил только не бояться. Но я не звал тебя сюда!

– Да это мы не звали тебя сюда!

Во мне шевельнулось какое-то детское возмущение и бунт. Явился – не запылился! Тоже мне…

– Ну… может, я могла бы помочь тебе… – неожиданно вырвалось у меня.

Но в ответ на это он просто рявкнул:

– Нет!

И снова отвернулся.

– Уходи. Сам разберусь. Я не просил тебя ни о чём…

Я поднялась.

– Тогда прощай…

Он не ответил. И пока я уходила, ни разу не посмотрел вслед. Его фигура, сидящая, обхватившая колени, на обрыве над рекой долго темнела в наплывающих сумерках, пока совсем не скрылась от моего взгляда.

Когда я зашла домой, то Леля, увидев меня, сразу кинулась ко мне.

– Ты чего так долго??? – возмущенно заворчала она.

– Леля, не приставай. Мне нужно было подумать.

Я мимо неё прошла в нашу комнату.

– О чём?

Леля хвостом пошла за мной.

– Отстань.

Шутя, я оттолкнула её и рассмеялась.

Сегодня был какой-то странный день. И я его еще долго прокручивала в своей голове, пока не уснула.