Лесная сертификация. Серия «Экосоциология»


Иван Павлович Кулясов
Добавить цитату

Неуспешные случаи общественного участия

Ещё два примера, отражающие формальность общественного участия или его отсутствие при FSC-сертификации, это два лесозаготовительных предприятия: ОАО «Малошуйкалес» (хозяева ОАО «Онежский ЛДК» / Концерн Орими) в посёлке Малошуйка Онежского района Архангельской области и ОАО «Двинской ЛПХ» (хозяева ООО «Даммерс» / «Холз Даммерс Мойерс», Германия) в посёлке Двинской Холмогорского района Архангельской области.

Малошуйкалес получило сертификат FSC летом 2003 года. Население было информировано об этом через местные СМИ, а работники предприятия – на производственных собраниях. Это предприятие разработало перспективный план своего развития до 2052 года, так как оно имеет аренду на 49 лет. В этом плане учтены и мероприятия по развитию местного сообщества. Однако, этот план не был обсуждён в местном сообществе. В данном случае представителями местного сообщества, интересы которого выражает этот план, выступило руководство предприятия, поскольку эти люди сами являются местными жителями и живут в тех же условиях, что и их соседи. Вместе с тем, предприятие пыталось инициировать общественную активность. Был организован профсоюз, а в местной школе – школьное лесничество. Однако эти организации существенной роли пока не играют и являются больше формальными в силу скудности материальной поддержки со стороны предприятия и самих участников.

В результате проведенного исследования автором выяснено, что общественного участия в посёлке Малошуйка практически нет. Кроме упомянутых школьного лесничества и профсоюза, которые только начинают свою деятельность, в посёлке действуют детские кружки в клубе и при библиотеке, а также Совет ветеранов. Эта организация единственная в посёлке «старая» общественная организация, активно действующая и защищающая своих членов и способствующая решению их проблем. Местное самоуправление там не создано, в том числе потому, что, со слов респондентов, нет кандидатуры, которая бы могла его возглавить, и нет финансирования со стороны районной и областной администрации.

Люди в посёлке мало знаю о FSC-сертификации. Знают практически только то, что Малошуйкалес получило сертификат. Предприятие информирует об этом население через районные СМИ, также есть информационный уголок в конторе предприятия, где лежит пустая тетрадь для записей жалоб и предложений от местного населения. Поселковых сходов не проводилось, проводились только собрания рабочих, где рассказывалось о сертификации. Хотя был составлен документ о согласии трудового коллектива с планами руководства провести FSC-сертификацию, подписанный несколькими рабочими.

Причина низкой общественной активности, с одной стороны, в неумении руководства предприятия работать с общественностью, с другой стороны, в низкой заинтересованности людей в подобной информации и самом общественном участии. Деятельность предприятия практически мало затрагивает интересы местных жителей. Арендная база Малошуйкалес находится достаточно далеко от посёлка, а не в радиусе 10-ти километров, где обычно жители собирают грибы, ягоды, охотятся и рыбачат. Сакральных мест у жителей этого посёлка, как у коренных малочисленных народов, нет. Заинтересованность может быть только в социальных программах предприятия, но о них местные жители мало знают.

Хотя население обеспокоено недостатком обеспечения себя дровами и пиломатериалами со стороны предприятия, но оно не знает, как поменять это своё социальное положение. Таким образом, Малошуйкалес выполняет положение об общественном участии формально, поскольку не знает, как его инициировать и не считает это необходимым. Население пассивно и не видит предмета своего участия в принятии решений по деятельности предприятия. Выход из создавшегося положения может быть найден, если какая-нибудь общественная организация будет консультировать как Малошуйкалес, так и местных активистов и население о возможностях, привлекательности и пользе общественного участия, разработке и реализации совместных партнёрских проектов, и в результате, улучшении жизни всего сообщества.

Двинской ЛПХ был сертифицирован в 2000 году. Тогда местные жители посёлка Двинского, да и работники предприятия об этом практически ничего не знали. Информирование проводилось, в основном, через Интернет-сайт предприятия. В офисах Двинского ЛПХ в посёлке Двинском и «Даммерс» в Архангельске были вывешены информационные щиты, рассказывающие о FSC-сертификации. Никаких общих собраний или собраний трудового коллектива при подготовке FSC-сертификации и сразу после получения сертификата не проводилось. О сертификации хорошо знало только руководство Двинского ЛПХ.

Позже в 2002 году, когда за нарушения трудового законодательства, экологических требований FSC и правил лесопользования FSC-сертификат был приостановлен, и компании «Даммерс» необходимо было его возобновить, стали проводиться мероприятия по информированию населения, общественности и администраций. Начальник производства написал в газету статью о Двинском ЛПХ и его сертификации по схеме FSC, а на рабочих местах людям стали объяснять экологические требования к их работе. Это было особенно важно, так как часть нарушений было совершено не по вине руководства, а по вине среднего управленческого звена и самих работников, которых не обучили новым практикам устойчивого лесопользования.

Вместе с тем, рабочие, среднее управленческое звено предприятия, местное население, общественность и администрации практически не участвовали в выработке экономической, социальной и экологической политики Двинского ЛПХ, практически не знали о социальных возможностях и своих правах в связи с FSC-сертификацией, не понимали, что такое процедура общественного участия и что она может им дать. Сотрудники предприятия и местные жители хотели бы участвовать в принятии решений, связанных с социальной политикой предприятия. Они недовольны сокращением помощи посёлкообразующего предприятия местным социальным объектам, а главное, отношением к работникам предприятия и ведением лесного хозяйства.

На предприятии существует профсоюз, который активно борется за права рабочих. По его инициативе было организовано несколько забастовок в связи с невыплатой вовремя заработной платы. В 2003 году истёк срок коллективного договора на предприятии, в течение более полугода профсоюз борется за принятие нового коллективного договора, не ухудшающего положения рабочих. А руководство «Даммерс» хочет внести существенные, выгодные только ей изменения.

Лидер профсоюза и другие активные работники предприятия хотели бы использовать FSC-сертификацию как механизм давления на компанию «Даммерс» в борьбе за свои права, они даже осознают возможность международной солидарности. В интервью лидер профсоюзов говорил: «Нам остается только обратится к немецким профсоюзам, чтобы они надавили на Даммерс у себя в Германии». Однако работники не знают механизмов такого давления и те инстанции, куда бы можно было обратится с жалобой на невыполнение «Даммерс» своих обязательств по FSC-сертификации.

Работники Двинского ЛПХ и местное население выражали своё разочарование. Они думали, что FSC-сертификация действительно, как написано в документах о ней, принесёт сообществу и предприятию скорые экономические и социальные выгоды. Они считают, что в невыполнении условий FSC-сертификации и в их «бедной жизни виноваты компания „Даммерс“ и её хозяин-немец». Руководство же «Даммерс» считает, что в их «бедной жизни виноваты сами работники Двинского ЛПХ и местные жители, которые стараются поменьше работать и побольше получать, на работе пьют спиртное, воруют и саботируют».

Из анализа последних двух случаев становится ясно, что когда FSC-сертификация на предприятиях проходит по инициативе структур бизнеса, желающих повысить имидж и доходность компании, то компании не способны и не хотят способствовать организации общественного участия. Вместе с тем, общественное участие в деятельности лесных компаний, сертифицированных по схеме FSC, крайне важно, так как только общественный контроль и общественное участие со стороны местных жителей могут обеспечить выполнение международных экологических и социальных норм.

На сегодняшний день в России существуют такие международные НГО, как WWF и Гринпис, которые стараются отслеживать выполнение компаниями экологических требований, поощрять в случае их выполнения и «давить» на них в случае их невыполнения. Наличие активной местной общественности существенно облегчило бы им эту задачу. Однако, в России не существует правозащитных, социальных или иных НГО, заинтересованных в повсеместном развитии общественного участия в местных сельских сообществах, где действуют сертифицированные по схеме FSC предприятия, поэтому общественное участие не в модельных лесах развивается очень слабо. Необходимо широкое тиражирование уже имеющегося положительного опыта модельных лесов и издание методики общественного участия для местных сообществ, взаимодействующих с сертифицированными по схеме FSC предприятиями.