Лесная сертификация. Серия «Экосоциология»


Иван Павлович Кулясов
Добавить цитату

Успешные случаи общественного участия

В качестве успешных случаев взаимодействия с общественностью сертифицированных по схеме FSC предприятий рассмотрим два примера – Псковский модельный лес и Модельный лес Прилузье. Этими примерами являются не просто лесные предприятия, сертифицированные по схеме FSC, а локальные проекты WWF по продвижению в России лесной сертификации, в которые были вовлечены различные группы лесопользователей и заинтересованных в лесоуправлении лиц.

Главной целью проекта «Псковский модельный лес» (2000—2007) является создание в России жизнеспособной лаборатории устойчивого лесопользования. Он реализуется на территории Стругокрасненского района Псковской области, арендованной лесной компанией СТФ «Струг», дочерним подразделением шведской компании «Стура Энса». В этом случае WWF выступает в роли посредника, помогая разрешать вопросы и проблемы, возникающие между этой компанией и другими лесопользователями: лесхозами, представителями государственных природоохранных структур, местной администрацией, общественностью, местным населением. Задача WWF заключается в вовлечении всех групп интересов в процесс принятия решений по управлению лесами.

Проект «Модельный лес Прилузье» (1999—2005) реализуется на территории Прилузского лесхоза в республике Коми. Проект реализует WWF Коми, образовавший для этого Фонд «Серебряная тайга». Основной целью проекта является продвижение стандартов FSC в практику лесных компаний и лесхозов Коми, разработка и апробация национальных стандартов FSC для территорий северных таёжных лесов. WWF Коми, вовлекая лесопользователей в проект, пытается создать механизм принятия решений, позволяющий сбалансировать интересы всех групп лесопользователей. Проект готовит арендаторов лесхоза к проведению сертификации по схеме FSC.

В обоих проектах модельных лесов ставилась задача отработки механизмов общественного участия в принятии лесохозяйственных решений. Усилия проектов были направлены, в первую очередь, на выявление и поддержку активистов и местной общественности. Ими оказалась местная интеллигенция: педагоги школ и учреждений дополнительного образования, работники домов культуры и библиотек. Эти люди были поддержаны с помощью программ малых грантов. Гранты давались на развитие местных инициатив, которые должны были быть связаны с устойчивым лесопользованием.

В действительности, сотрудники проекта помогли местным активистам связать уже существующие или давно задуманные ими инициативы с проектом. Например, были даны гранты на проведение детского экологического лагеря, создание экологической тропы, проведение футбольного матча с приглашением «Зенита», где в перерыве рассказывалось о проекте, и т. д. В общем, за счёт такой деятельности местное население было не только информировано, но и часто вовлекалось в проект. В ряду этих усилий также находится и создание лесных клубов WWF, где стали собираться местные жители и представители местной власти, кампаний, лесхозов и обсуждать вопросы лесопользования. Эта форма стала хорошей школой культуры межсекторального диалога.

В обоих случаях модельных лесов интересы местных жителей в лесопользовании, в первую очередь, касались сохранения традиционных мест сбора грибов и ягод, охоты и рыболовства, возможностей обеспечения дровами, иногда поднимались вопросы сохранения особо ценных участков леса в экологическом и культурно-религиозном значении. В Модельном лесу Прилузье для определения наиболее посещаемых мест сбора грибов и ягод в публичных местах были повешены карты лесов района. Местным жителям предлагалось нанести на них свои ягодные и грибные места. Все эти карты были собраны и на их основе составлена общая карта, которая теперь общедоступна и используется Прилузским лесхозом при выделении участков в аренду лесопользователям.

Оба проекта также показали возможность решения конфликтов между местным населением и компаниями. В Псковском модельном лесу компания СТФ «Струг» в результате общения с общественностью перенесла планируемую лесовозную дорогу с одного места на другое, так как та в первоначальном варианте проходила по грибным и ягодным местам. То же самое произошло с кампанией «Лузалес» в Модельном лесу Прилузье, которая была вынуждена отказаться от аренды части своих участков.

В обоих проектах модельных лесов использовался механизм общественных слушаний. В Псковском модельном лесу он был применён при рассмотрении и утверждении сценария ведения лесного хозяйства на 100 лет, и было предложено 8 сценариев. Вместе с тем, проект «Псковский модельный лес» больше ориентирован на работы учёных и специалистов, поэтому механизм общественных слушаний и общественного участия там не столь развит, как в Модельном лесу Прилузье, так как эксперты проекта «Псковский модельный лес» порой были скептически настроены по поводу необходимости общественного участия, его результативности и компетентности принимающих решения граждан.

В Модельном лесу Прилузье, наоборот, общественные слушанья как механизм общественного участия разрабатывается и внедряется успешно с перспективой передачи опыта в другие регионы. Этому помогают их местные законодательные инициативы. Например, документы «Положение о проведении общественных слушаний по планируемой или осуществляемой хозяйственной деятельности на территории муниципального образования «Прилузский район» утверждено решением Совета муниципального образования Прилузского района, «Положение по учёту общественного мнения при планировании лесохозяйственной деятельности в Прилузском лесхозе» и «Положение по процедуре рассмотрения конфликта до судебного разбирательства» введено в действие приказом по Прилузскому лесхозу, Приказ «О процедуре участия местного населения в планировании лесохозяйственной деятельности в Прилузском лесхозе» подписан начальном Комитета природных ресурсов республики Коми. В результате, сформирован механизм общественных слушаний, и в настоящее время в Прилузском лесхозе введены в практику обязательные общественные слушания перед передачей в аренду участков леса, которые организуют сами лесные кампании-арендаторы.

Успехи общественного участия в этих двух случаях обусловлены большой работой крупных НГО – WWF и Фонда «Серебряная тайга», выполнением ими роли модераторов этого процесса, вложением средств в виде малых грантов, наличием у этих организаций богатого международного опыта, возможностью привлечь для работы специалистов и активистов. Также можно добавить к этому и учитывать наличие у этих организаций международного авторитета. Особенно важным является то, что со стороны инвесторов проектов и FSC есть прямое требование развития общественного участия.