Лесная сертификация. Серия «Экосоциология»


Иван Павлович Кулясов
Добавить цитату

Национальные схемы лесной сертификации в России

Остаюсь глубоко убеждённым, что роль личности в продвижении лесной сертификации очень велика. Личности нельзя отнести к механизму продвижения, это «душа» лесной сертификации. Однако при социологическом анализе, если не берутся автобиографические интервью, личность фактически остаётся в тени, а анализируются взаимодействие, социальные институты и структуры. Поэтому в скобках дам ФИО тех людей, которые продвигают в России национальные схемы и системы лесной сертификации.

Итак, в России есть Российский национальный совет по лесной сертификации (Г. А. Рахманин). Это инициатива Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров России (М. В. Тацюн, Г. А. Гукасян) при поддержке Департамента лесопромышленного комплекса Минпромнауки Российской Федерации. Разрабатывает национальный стандарт (документ) и национальную систему добровольной лесной сертификации (органы исполнения – Рослесхоз). Разработка её началась с 2001 года, в 2004 году проведён экспериментальный аудит и сертифицировано лесозаготовительное предприятие Вожегалес.

И в России есть Российский национальный совет по лесной сертификации (А. С. Исаев). Это инициатива правительства Российской Федерации в лице Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды (В. В. Нефедьев) при поддержке Международного Банка реконструкции и развития. Разрабатывает национальный стандарт добровольной лесной сертификации (документ) и национальную систему добровольной лесной сертификации (органы исполнения – Лесоустроительные предприятия и Рослесзащита). Разработка началась с 2003 года, стандарты в процессе разработки.

Разработка стандартов первой «рахманиновской» схемы лесной сертификации поддержана российскими экспортёрами круглого леса в Европу и ориентирована на аккредитацию при PEFC. Разработка стандартов второй «исаевской» схемы лесной сертификации поддержана переработчиками леса и ориентирована на аккредитацию при FSC и PEFC. В настоящее время обе схемы по официальной версии в стадии слияния, так как:

1) Госстандарт отказался работать с двумя национальными схемами лесной сертификации, поданными сначала первой инициативой, а затем вскоре и второй, то есть государственный механизм легитимации в обоих случаях не сработал.

2) Правительство Российской Федерации требует слияния обеих инициатив, что является обязательством по займу у Международного Банка на выполнение работ по разработке и внедрению стандартов национальной лесной сертификации.

По неофициальной версии, слияния и взаимопонимания не происходит даже на лесных конференциях. Поэтому пока не ясно, как будет развиваться процесс слияния этих двух схем во времени и пространстве. Также не ясно, кто будет подвигать и как пройдет легитимация российской национальной лесной сертификации для международного рынка.

С позиции социологии невозможно сравнивать стандарты различных схем лесной сертификации. Хотя основные принципы имеют большое сходство, различия наблюдаются только в деталях и формулировках. Хотя во всех трёх схемах лесной сертификации есть принцип соблюдения российского законодательства, но в FSC, как уже отмечалось выше, часть экологических стандартов ведения лесного хозяйства не согласуется с действующим российским лесным законодательством, поэтому эта схема новационна, она стремится изменить российские стандарты в сторону международных.

Национальные схемы лесной сертификации призваны зафиксировать соблюдение российских нормативов лесопользования и лесоуправления, но ужесточить ответственность за несоблюдение, поэтому эти схемы консервативные, они стремятся к синтезу всех международных схем лесной сертификации в рамках российского законодательства. Сравнивать действие этих трёх схем лесной сертификации пока нельзя, так как только первая реально действует, вторая – имеет модельный пример (Вожегалес), третья – в стадии разработки. Однако на уровне случаев можно сравнивать социальные, экономические и экологические последствия.