Лесная сертификация. Серия «Экосоциология»


Иван Павлович Кулясов
Добавить цитату

Введение

В мире в последние 10 лет активно развивается лесная сертификация. Наиболее значимыми схемами лесной сертификации являются международные сертификации – Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council – FSC), Панъевропейского лесного совета (Pan European Forest Council – PEFC), Инициативы по устойчивому лесному хозяйству (Sustainable Forestry Initiative – SFI). В некоторых странах также существуют различные национальные схемы лесной сертификации, например, Канадская ассоциация стандартов (Canadian Standards Association – CSA). В России из международных схем лесной сертификации пока продвигается только FSC. Остановимся на этом подробнее, потому что в настоящее время именно она наиболее сильно влияет на развитие российских национальных схем лесной сертификации.

FSC это международная экологическая негосударственная (некоммерческая) организация, образованная в 1993 году по инициативе WWF. FSC разработала международные стандарты и принципы устойчивого лесопользования. Национальные группы поддержки FSC-сертификации в разных странах адаптируют общие принципы FSC для своей страны и вырабатывают стандарты с учётом национальных законов. Стандарты FCS предусматривают: экономически эффективное лесопользование; экологически щадящие технологии лесозаготовки, обязательное лесовосстановление после рубок; социальные гарантии для работников; соблюдение прав местных сообществ; общественное участие.

Принципы FSC-сертификации были поддержаны экспортёрами и потребителями лесоматериалов, а также такими ведущими промышленно-торговыми ассоциациями, как Всемирный альянс по устойчивому производству лесной продукции (Sustainable Forest Products Global Alliance – SFPGA) и Глобальная лесная и торговая сеть (Global Forest and Trade Network – GFTN). Также продвижение FSC-сертификации осуществляется такими международными экоНГО, как Гринпис и Альянс по защите дождевых лесов (Rain Forest Alliance – RFA), которые представляют собой сеть, включающую также региональные и местные экологические и другие НГО, ассоциации, объединения и группы.

Поэтому отметим, что FSC выражает интересы третьего сектора – организаций гражданского общества. FSC стал их ответом на необходимость перехода к устойчивому развитию. Другие схемы лесной сертификации появлялись как ответ со стороны бизнеса на проблему необходимости перехода к устойчивому лесопользованию и как конкуренты FSC. Это утверждение актуально и для России.

В статье будет рассказано, как действует международный механизм продвижения лесной сертификации, описана инициатива создания российской национальной схемы лесной сертификации, почему она возникла, как она соотносится со схемой FSC. Строго говоря, сравнивать эти две схемы пока проблематично, так как FSC-сертификация уже реально существует несколько лет в России, а российская национальная лесной сертификации пока находится в стадии разработки и апробирования. Тем не менее, одно предприятие уже сертифицировано по схеме национальной лесной сертификации, поэтому на уровне изучения частного случая, а именно сравнения влияния национальной лесной сертификации на экономику, социум и экологию, можно сделать некоторые выводы и прогнозы последствий развития национальной лесной сертификации в России.

Статья подготовлена по материалам исследований, проведенных качественными социологическими методами (case study) в ходе проекта «Построение межсекторального партнерства в российских лесных посёлках» (2004—2005), в котором автор принимал участие как исследователь и соорганизатор мероприятий. Примером взято единственное пока в России лесное предприятие – ЗАО «Вожегалес», прошедшее национальную лесную сертификацию. Контекстом случая на местном уровне является посёлок Кадниковский Вожегодского района Вологодской области. Экспедиции в город Вологду и посёлок Кадниковский были осуществлены в сентябре и декабре 2004 года. Проводилось наблюдение, велись путевые заметки, были проведены беседы и взяты тематические интервью у руководства холдинговой компании «Вологодские лесопромышленники», руководства и работников Вожегалес, местной администрации и населения. Также изучались научные публикации, материалы Вожегалес, документы двух формирующихся российских национальных схем лесной сертификации, СМИ и Интернет (см. Приложения).