Вход / регистрация

Чисто шотландский девичник


Ольга Подпалова

Глава 1

Гела

В кабинете профессора Каринина всегда царил полумрак – многие старинные рукописи и артефакты не любили света. Неподвижный воздух пах пылью и чем-то неуловимым, как бывает лишь в старых библиотеках и жилищах коллекционеров. Гела расположилась в кресле и рассеянно листала папку с распечатками и пожелтевшими от времени газетными вырезками.

– Значит, вы считаете, что Совет решил заняться скифскими захоронениями? – поинтересовалась она у вошедшего в комнату пожилого мужчины.

– Да, – кивнул Каринин, присаживаясь напротив. – Я рад, что ты все-таки взялась за ум, Гелочка.

Снежная едва заметно поморщилась. Старинный друг ее покойных дедушки и бабушки, профессор истории и археологии, магом не был, но про магический мир знал все, если не больше. Последние лет сорок он консультировал как Совет, так и семью Снежных. Впрочем, последние ему нравились несравнимо больше.

– Так вот, Машенька и Володенька, мир их праху… Ты бы знала, девочка, как мне их не хватает… Так вот, они подозревали, что в этих могильниках есть нечто очень ценное и опасное.

– Олег Никифорович, что именно? – девушка участливо пожала руку старичка, видя, что ему действительно взгрустнулось, но ей нужна была информация.

– Ну откуда ж мне знать? – чуть улыбнулся профессор. – Но люди из Совета уже обращались ко мне по поводу организации экспедиции. Ты же понимаешь, что это значит.

– Понимаю, – вздохнула та. – Как минимум, что я должна изъять это нечто ценное раньше них. Я могу забрать эти материалы?

– Конечно, Гелочка, конечно. И не только эти, кое-что оставили твои бабушка и дедушка…

Домой ведьма уже не возвращалась. Два следующих дня она безвылазно провела в гостиничном номере, заказывая еду в комнату. Девушка изучала попавшие ей в руки бумаги. Фактов они не содержали, так, только намеки и догадки. Но если хоть часть из них оказалась бы правдой, Снежная могла сорвать настоящий джек-пот.

Необходимые артефакты у нее были с собой, оружие тоже. А еще рядом не было рассудительного и осторожного Рока, который в последнее время на корню подавлял ее безумные порывы, или, по крайней мере, перенаправлял их в более мирное русло. А Геле хотелось чего-нибудь эдакого – опасного, пьянящего, заставляющего кровь быстрее бежать по венам.

Бывшие Хранители провели потрясающую работу и нашли дорогу к неразграбленному кургану в степях. Сначала Геле показалось, что это типичное скифское захоронение, разве что очень богатое: упряжь, оружие, посуда. Вот только помимо золота здесь было еще что-то, непонятное и тревожное. Осторожная Снежка старалась ничего не трогать, и все было хорошо до тех пор, пока она не наткнулась на десяток довольно мощных артефактов, которым самое место было в коллекции клана и совершенно нечего делать в закромах Совета. Стоило только загребущим ручкам девушки поднять красивую подвеску в неподражаемом зверином стиле Скифии, как она почувствовала, что капитально влипла. В этом захоронении обитали духи-стражи.

Обычно такие могильники хорошо защищены – не только курганами, но и сложной системой проклятий. От проклятий Снежная защитилась, но вот духов не учла. Ведьма металась из стороны сторону, сшибая стойки с оружием и груды сокровищ. Пока что ей удавалось избежать соприкосновения с летающими темными клубками неопознанных, но явно недружелюбных сущностей. Уворачивалась она виртуозно, но любое везение рано или поздно заканчивается – ее лишь коснулись, но ощущение было таким, словно ее острым лезвием полоснули до кости. Похоже, что так и было – на каменный пол плеснуло яркой кровью, а нога перестала слушаться. Гела упала, и в этот миг один из сгустков мрака с разгона пролетел сквозь девушку, пробивая легкое. Стало холодно до дрожи, так, как не бывали никогда ранее – Снежным не страшен мороз. Горло сдавило невидимыми пальцами, Гела начала задыхаться и сползла по стене.

Призрачные стражи исчезли. Наступила звенящая тишина, которую нарушало лишь хриплое, булькающее дыхание Гелы. Дрожащими пальцами девушка расстегнула рюкзак. Где-то на дне должен быть исцеляющий амулет – она точно брала его с собой. Руки слушались с трудом, в глазах темнело. Наконец, она нащупала продолговатый кристалл горного хрусталя, но закашлялась, и камень полетел на пол. Ведьма утерла выступившую на губах кровь. Дышать становилось все сложнее…

* * *

Габриель вздрогнул от боли, неожиданно прострелившей висок – словно спицу вонзили. Демон замер. Что за дрянь? Неужели чокнутая на весь чердак Снежная опять проморгала нарушение границы? Или решила призрака своего в новое тело переселить? Хотя не похоже.

Несмотря на то, что Гела вернула ему силу, связь, как ни прискорбно, осталась. Двухсторонняя, как и предположил когда-то Кристиан. А значит, можно проследить, где Гелу черти носят, и перенестись к ней для длительного внушения, благо новенький артефакт портала как раз оказался под рукой.

* * *

Приходила в сознание ведьма тяжело, подолгу оставаясь на грани полусна-полубреда. Ее поили неведомой кисло-горькой дрянью, рядом вполголоса кто-то спорил. Голоса раздражали, словно зуд невидимого комара, которого не прихлопнуть. Иногда ей казалось, что она видит бабушку и дедушку, иногда Рока и почему-то Габриеля. Гела не знала, сколько времени прошло, пока она, наконец, очнулась окончательно. Осмотревшись, девушка тяжело вздохнула:

– Изыди, нечистый.

Говорить оказалось чрезвычайно тяжело. Голос был сиплым, где-то в груди подозрительно посвистывало, как у курильщика с сорокалетним стажем.

– Раз язвит, значит, жить будет, – и не подумавший «исходить» Габриель демонстративно вздохнул. – Обидно, но ничего не поделаешь.

– Спасибо, – шестое чувство, развитое у всякой женщины, а уж тем более у ведьмы, подсказывало, что без рийхарда в деле спасения из могильников не обошлось.

– Сочтемся, – усмехнулся демон. Зная его, Гела могла быть уверенна, это не пустая фраза – он еще напомнит про должок. Впрочем, на его месте любой поступил бы так же.

– А…

– Артефакты? В рюкзаке, – Габриель махнул рукой куда-то в кивнул в угол комнаты и язвительно добавил: – Снежные неисправимы. Одной ногой на том свете, а все мысли – о награбленном.

– Не говори Огоньку, – просипела Гела, решив не реагировать на подколки. По-своему он был даже прав.

– Не буду, – как-то слишком легко согласился он. Ведьма уже было собралась поинтересоваться причиной подобной покладистости, когда демон наклонился над ней, заботливо поправляя капельницу, и прошипел: – Но если ты сейчас же не заткнешься, я сам тебя убью, чтобы не мучилась и не мучила нас.

Гела бросила возмущенный взгляд на как раз вошедшего в комнату Рока. Пока его возлюбленную обещали убить, некромант преспокойно заваривал кофе, позволяя Габриелю чинить самоуправство.

– Он бы и сам тебя прибил, да трудов жалко, – Габриель и не думал смущаться в присутствии хозяина. – Считай, это на правах нашего своеобразного родства, – с кривой ухмылкой, словно эта мысль ему самому была неприятна, добавил он.

Девушка лишь откинулась на подушки, устало закрывая глаза. Что-то подозрительно быстро она обрастала родственниками, причем без ее на то согласия.

Снежная уснула на середине внушения, так и не дослушав, что о ней думает один весьма раздраженный демон. Все же до выздоровления девушке было еще очень и очень далеко. Рок кивнул Габриелю, и мужчины вышли из комнаты.

– Думаю, теперь, когда кризис миновал, я могу отправляться домой, – устало вздохнул демон. – Сейчас я даже рад, что у нее осталась толика моих сил.

– Ей повезло, – задумчиво согласился Рок, – еще немного, и было бы уже не вернуть. Даже с моими способностями.

– Слишком спокойно ты об этом говоришь, – заметил Габриель, усаживаясь в кресло и прикрывая на мгновение глаза. – Такими темпами с того света придется возвращать тебя. Отдохни, пока эта авантюристка отсыпается.

– Отдохну, – все так же отстраненно отозвался некромант. – Только чуть позже. Габриель, у меня есть для тебя работа. Возьмешься?

– Так, – гость мгновенно подобрался, – что еще стряслось?

– Не то чтобы стряслось… Понимаешь, пока Гела… в таком состоянии, обязанности Хранителя границы выполняю я. Соответственно, Ключ тоже у меня, – некромант вытащил из-за воротника рубашки амулет на цепочке. – Вот как раз он и шалит.

– Может, ему подзарядка понадобилась, как в прошлом году, – успокоился демон. – Да и согласись, назвать тебя «наследником» Снежки как-то проблематично, учитывая, что ты на семьсот лет ее старше.

– Пожалуй, я неточно выразился, – вздохнул Рок. – Ключ уже давно не то, чем он был в твоем мире. Это своего рода… индикатор, настроенный на членов нашего клана.

– Так, – Габриель потер лицо руками, – секунду. Я за эти дни порядком вымотался и туго соображаю – ненавижу быть батарейкой для авантюрных девиц. Ты предполагаешь, что Ключ не признает тебя хозяином, потому что чувствует еще какого-то возможного носителя?

– Зришь в корень, дружище.

– Эм, а не может быть так, что он, например, просто перенастроится на тебя и теперь Гела ощущается им как потенциальный носитель?

– Нет, – твердо отозвался Рок. – Я не знаю, откуда такая уверенность, может, опять из-за этого артефакта. Я сейчас лишь ее заместитель, а Хранителем бы стал в случае смерти Гелы или официальной передачи Ключа. Но ни того, ни другого, слава богам, не случилось. Артефакт некоторое время явно раздумывал, признавать ли меня носителем или есть более подходящая кандидатура. Габриель, если есть еще Снежный, нам надо об этом знать. Я прошу тебя его отыскать.

– Зараза ты, Рок, – с чувством заявил демон. – Как я по-твоему должен искать неучтенного и никому не известного Снежного? Подбегать к каждому встречному магу и спрашивать документы? Начинать с Китая?

– Могу пошаманить, есть кое-какие зацепки для начала поисков, – откликнулся некромант. – Я тут о свойствах Ключа уже столько записей из семейного архива перечитал, что в глазах рябит. И надо отметить, почерк у них у всех был жуткий. Наверно, это заложено на генетическом уровне, как склонность к клептомании.

– Видел я твои писульки! Когда моя сестра года в три палочки и кружочки рисовать училась, так у нее выходило лучше.

– Вот и представь, – фыркнул Рок, – мой в таком случае – мастерство каллиграфии. Ладно, не о том речь. Достань вон с той полки атлас и разверни плакат с картой мира.

Габриель привычно приготовился съязвить, но посмотрел на уставшего, похожего на собственную тень Снежного, тем не менее готовящегося к колдовству, и проглотил заготовленную колкость. Молча достал указанный атлас, разложил на столе, для надежности прижав сверху какой-то безделушкой.

Рок принес из соседней комнаты пузырек непрозрачного темного стекла, откупорил и облил красноватой жидкостью ключ.

– Зелье приготовил, как только понял, в чем может быть проблема. Оно на основе крови Гелы. Теперь смотри, – он взялся за шнурок и аккуратно положил на карту. Пару минут ничего не происходило, после чего змейки слабо зашевелились и разделились, устремляясь к двум разным точкам. – Вот эта – я, – маг указал на север России, где кольцом свернулась одна из стальных рептилий. – А вот это, видимо, твоя цель.

– Киев? Очень удачно! – обрадовался рийхард. – Я как раз домой собирался. Может, у тебя в заначке еще и списки членов вашей милой семейки, проживавших в том регионе имеются?

– Габриель, – Рок покосился на друга со странным выражением лица, – тебя не смущает, что Снежку называли последней не просто так? Все, жившие там, уже более полувека как являются клиентами моих коллег-некромантов. Но кое-чем помочь все же могу. Подожди минуту, – мужчина вынул из книжного шкафа внушительных размеров фолиант. – Вот, это весьма забавная книжица. Она самостоятельно отмечает всех Снежных. Но есть один недостаток: они должны быть официально приняты в семью. Например, пока мы с Гелой не поженимся по всем правилам магического мира, я не буду указан как ее супруг, а имена наших детей не впишутся на страницы – из реестра живых членов семьи меня по понятным причинам давным-давно вычеркнули. Вот и с тем загадочным сородичем та же история. Он не наследовал имя рода официально. Скорее всего, бастард.

– Есть еще и простые, не магические браки, – задумчиво отозвался рийхард. – Хорошо, у меня появились уже кое-какие мысли. Найди мне данные о всех последних учтенных семьях клана Снежных в Украине, а там посмотрим, как оно пойдет. В любом случае, за это дело я возьмусь, как только доберусь домой.

– Спасибо, – искренне поблагодарил Рок. – Только не говори Огнеславе, над чем работаешь. Не хочу, чтобы информация дошла до Гелы. Она же мгновенно ринется на поиски сама.

– Понятное дело, – пожал плечами демон.

Расследование обещало быть непростым, но когда это рийхарда Габриеля пугали трудности?

* * *

Габриель зашел в небольшое уличное кафе, заказал официантке чашку крепкого черного кофе без сахара, проигнорировав призывные взгляды и милую улыбку. Устроившись за столиком в углу, чтобы иметь возможность видеть всех в зале, он достал телефон и набрал номер Рока. Определенно, тот, кто придумал это устройство, был гением. Не нужно мотаться туда-сюда за тысячу километров, чтобы поделиться информацией или просто поговорить.

Снежный снял трубку практически сразу.

– Ты по делу или соскучился? – в привычной язвительной манере спросил некромант вместо приветствия.

– Конечно, соскучился, а ты что думал? – невозмутимо парировал Габриель.

– Что у меня ответственный друг, спешащий порадовать новостями.

– Скучно с тобой, – изобразил обиду сыщик. – Может, я тебе звоню на жизнь пожаловаться, а ты… Одним словом, черствая твоя некромантская душа!

– Давай без причитаний, – фыркнул Рок. – Ты хотя бы не живешь в одном доме с женщиной, у которой понятие «постельный режим» вообще отсутствует, как бы хреново ей не было. Так что кто кому еще жаловаться должен?

– Да уж, – скис Габриель, вспомнив художества неугомонной Снежной. – Понял, уже исправляюсь и перехожу к делу. Я тут покопался немного в архивах ЗАГСа и нашел прелюбопытную информацию. Человек, который записан в вашей книге как Антон Снежный, согласно документам, погиб в 1941 в начале оккупации. Я не поверил и оказался прав, хотя для этого пришлось мотаться в Подольский военный архив…

– И как улов?

– О, тебе понравится, – посулил демон. – Как выяснилось, Антон Снежный ушел добровольцем на фронт, во время боев за Киев попал в один из «котлов», но выжил, единственный из своего батальона, причем при «невыясненных обстоятельствах». Сам понимаешь, при каких. Его после этого случая долго и с любовью трясло НКВД, но ничего не нашло, и в итоге вопрос замяли. Твой родственник после войны сменил фамилию на Снегов, женился на военной санитарке, некой Ангелине Зыковой, и уехал куда-то в украинскую глубинку.

– Надеюсь, не с концами? – в голосе Рока звучало искренне любопытство, словно демон рассказывал сказку.

– Практически. Знаешь, если бы я не сообразил, что этот вопрос можно решить проще, я бы пожалуй по сей день по областным архивам шастал, – пожаловался Габриель. – Но, к счастью, вовремя смекнул… Короче, я тут прижал одного субчика, работающего в архиве СБУ, и получил интересную картинку. Спецслужбы здесь работали отлично, так что из одного их файла можно узнать значительно больше, чем из десятка записей любой другой инстанции. У твоего родственника и этой самой Ангелины было двое детей, Мария и Александр. Мария умерла бездетной от какой-то болезни, а вот Александр женился. Причем и его жену, и его мать я тоже проверил. По всему выходит, что они – самые обыкновенные люди. Думаю, именно поэтому ваша книга ничего не отметила. Но я отвлекся. В 1978 у Александра родился сын. Особых записей о ребенке не было, а потом Советский Союз развалился, а вместе с ним накрылось медным тазом и вездесущее КГБ. Нынешнее СБУ – бледная тень былого могущества.

– Тебя это остановило? – подначил Рок, но довольно неуверенно.

– Ты знаешь, я долго не мог сообразить, как распутать эту задачку. С горя пошел обратно в архив ЗАГСа, и там нашел-таки запись о нем. Очередной господин Снегов, Владислав, вернулся на историческую родину, то есть в Киев, и в начале двухтысячных вступил в брак с госпожой Немановой. Эта самая Неманова умерла в 2006 году в одном из роддомов. Ребенка нигде не регистрировали, значит, он так и не родился. А вот господин Снегов после этого случая решил покинуть родное государство и поискать удачи за границей. Он получил британскую рабочую визу… и на этом следы обрываются. В Украину он так и не вернулся. Только вот загвоздка в том, что это было в 2007 году и мне совершенно не ясно, на кого тогда указывал твой амулет.

– Знаешь, тут такое дело, – задумчиво произнес в трубку некромант, – Ключ вообще перестал указывать куда-либо. Но при этом все равно шалит. Я уже ничего не понимаю. Кстати, ты Огнеславе ничего не говорил?

– Я похож на самоубийцу? Ты прикинь, что она со мной сделает, если узнает, что я в ЗАГС хожу, как на работу!

– Учитывая, как ты ее достал этим вопросом, – заметил Рок. По голосу было понятно, что он старается не расхохотаться.

– Уже наслышан? – полюбопытствовал демон. – Так вот, в этом случае она свой паспорт где-то в туалете замуровала бы. Чтобы наверняка!

На том конце линии радостно заржали.

– Такими темпами Гела тебя спалит, – фыркнул Габриель.

– Ее все равно нет дома.

– Кот из дома, мыши в пляс, – резюмировал сыщик.

– Образно, – согласился Снежный.

– Думаешь, то, что наши дамы в этом году собрались именно туда – совпадение? – полюбопытствовал Габриель, отставляя чашку с кофе.

– Скорее всего. И лучше, если они отметят девичник, так и не узнав об этих фактах.

– Пожалуй. И что дальше?

– Есть одна задумка, – загадочно откликнулся Рок, но в подробности вдаваться не стал.

– Тогда до встречи, – уловил недосказанное Габриель.

– Тебе от Гелы привет, – внезапно произнес Снежный. – Я закругляюсь.

– Удачи, – напутствовал демон.

– Терпения, – уже почти шепотом откликнулся некромант. В трубке зазвучали гудки.

Габриель поднялся. Ему и самому пора было домой, где ждала любимая огненная ведьмочка.

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее