Сборник «3 бестселлера для отпуска»


Нина Кавалли
Добавить цитату

Глава 8

Камилла грустила и злилась. Однако это не помешало ей заметить искрящееся притяжение между подругой и официантом. Этим двоим явно не терпелось остаться наедине, и Ками решила не мешать ненужными комментариями и пожеланиями.

Пусть хоть кто-то сегодня получит свой кусочек счастья.

Сейчас она не хотела, вернее, не могла разговаривать с Гошей, тем более – спать с ним. Однако она не подозревала, что ей будет настолько плохо, когда он просто развернется и уйдет, даже не попытается ее переубедить. А ведь она мечтала об этом – в глубине души.

Почему Громов так быстро от нее отказался? Обиделся? Или он лишь хотел переспать с известной фотомоделью, а когда та повернулась к нему спиной, отправился искать другую женщину?

Нет, Гоша не такой.

Во всяком случае, Ками на это надеялась. Неужели еще несколько часов назад она видела в нем лишь подростка, бросавшего на Камиллу Снигиреву тайные застенчивые взгляды? Кого можно настолько обманываться?

Таким мужественным телом не обладал ни у один из ее любовников. Ни один из них не дарил ей себя так великодушно. И никого из них она не жаждала так сильно.

Почему позволила ему уйти?!

Почему не крикнула: «Марш в постель»?!

Почему не опробовала на нем все те штучки, о которых столько читала, но не решалась предложить всем тем мужчинам, что были до него?!

Ответ прост: только с Громовым она забывает обо всем, впадает в транс, только ему доверяет интуитивно и безмерно.

Глупая женщина!

Ничего, завтра она найдет его, отругает и залюбит до потери сознания. Если, конечно, он все еще мечтает о ней. Если все, что между ними произошло, для него так же важно, как для нее. Если…

Странно. Неужели они с Лизой забыли закрыть дверь гостиничного номера? А еще выключить свет и телевизор?

– Мила, дорогая, наконец-то! Я соскучился.

Только не он!

– Как ты вошел? – навстречу двигался высокий мужчина в банном халате и с мокрыми волосами, тщательно зачесанными назад. – Борис, ты принимал душ? В моем номере?

– К сожалению, в той дыре, где меня поселили, нет джакузи. Ты же знаешь, как я люблю пузырьки и массаж. Жаль, что ты не пришла чуть раньше. Мы могли бы понежиться вместе.

Они проделывали это десятки раз. В прежней жизни. Почему сегодня привычное кажется таким… невозможным?

Голос Бориса звучал исключительно доброжелательно, почти благодушно, одеколон был дорогим и приторным, а объятия – радушными, но слишком тесными. Камилла чувствовала себя так, словно ее заперли в золотой клетке, и быстро отстранилась, позволив твердым губам лишь скользнуть по щеке. Но мужчина никак не отреагировал на ее неприветливость и направился к бару.

– Так как ты сюда проник? – Камилла выключила телевизор и устроилась на пуфике, чтобы никто не мог сесть рядом. Казалось странным, что раньше прикосновения Бориса не вызывали у нее дискомфорт.

– Портье вошел в мое положение и дал ключ от твоего номера.

– Положение? Что-то произошло? Ты выглядишь очень даже неплохо.

Говоря это, она не покривила душой. Хотя в прошлом году Борису исполнилось сорок, он весьма и весьма тщательно следил за физической формой и питанием. Возможно, поэтому и выглядел значительно моложе своих лет. Немногие знали о том, что начав седеть, он начал красить роскошные, густые волосы очень дорогой краской со странным названием «Незрелый каштан». Камилле об этом случайно проболтался его стилист. Хотя, что тут такого? Она – не ханжа.