Сборник «3 бестселлера для отпуска»


Нина Кавалли
Добавить цитату

Глава 4

Камилла в десятый раз пересекала бирюзовую гладь бассейна, наслаждаясь освежающей прохладой воды и приятной усталостью в каждой мышце своего тела.

Он оказался неутомимым мужчиной, ее «викинг». Ками улыбалась, вспоминая о спонтанном и бурном эпизоде в душевой. Этот мужчина не только выполнил каждую ее прихоть, он предугадал большинство из них.

Быстро, медленнее, сильнее, мягче, глубже, едва касаясь…

Он чувствовал ее так хорошо, словно их любовный опыт составлял много лет, а не несколько минут. А уж что касается размеров – всех без исключения – они подходили друг другу идеально. Камилла давно не испытывала подобного. Впервые ее устроило все. Мужчина не только не обманул ее ожиданий, но даже превзошел их многократно.

Как ни парадоксально, в своей жизни Камилла удаляла не так уж много внимания близости. Работа отнимала почти все ее время, и девушка старалась не обременять себя длительными и частыми связями. Когда мужчины начинали требовать от нее слишком многого, она просто прощалась с ними. Как правило, навсегда.

В отпуске она могла позволить себе несколько дней веселья в объятиях красивого, незнакомого мужчины. Настоящий дар небес, что он молчит и не задает ей никаких вопросов. «Викинг» доставил ей восхитительное удовольствие, и Камилла уже мечтала о повторной встрече наедине. Стоило лишь вспомнить, как во время второго захода, после подбадривающих криков, мужчина прижал ее к стенке кабинки и заполнил собой, сжимая в больших ладонях ноющую грудь, как Камилле стало горячо. И прохладная вода бассейна не могла остудить этот жар.

Впервые Ками пожалела, что не знает его имени. Нужно было назначить ему следующее свидание – тут же, не отходя от душевой кабинки, вместо того, чтобы удирать, даже не поцеловав красавчика на прощанье.

Все от потрясения, не иначе. Не каждый день она вламывается в душ к незнакомым мужчинам. А этот парень не только не выставил ее оттуда – что она могла бы понять, но и подарил незабываемые ощущения.

Найти его и сделать это снова – вот чего хотела Ками больше всего. Она не сомневалась, что и ему понравилось происходившее, иначе он не ревел бы как медведь и не гладил ее по голове слегка дрожащими от напряжения руками.

Нет, на этом моменте, пожалуй, заострять внимание не стоит. Уж очень он напоминает любовную сцену. А Ками не хотела любви – только секса. С «викингом». И она его получит.

Интересно, сколько времени в их распоряжении? Рано или поздно придется возвращаться к прежней жизни.

– Громов, ты нужен мне сегодня вечером.

Рафаэль стоял в спальне друга и ждал, пока тот сменит махровое полотенце на яркие пляжные шорты, которые предпочитал носить во время отдыха.

– А без меня никак? Мне бы немного отдохнуть.

Рафаэль вгляделся в лицо друга и отметил, что тот действительно выглядит усталым.

– Что, слегка перебрал на тренажерах?

Гоша хохотнул, завязывая шнурок на поясе.

– Можно и так сказать.

– Что-то ты не договариваешь, дружище. Женщина? – Рафаэль заметил, как покраснел Громов, и в голове мелькнула догадка. – Камилла?

– Не хочу рассказывать. Так что там у меня за задание?

– Камилла. Но теперь я даже не знаю, просить тебя об этом или озадачить кого-то другого. Ведь ты, кажется, устал?

– Не нужно никого искать. Я сам как-нибудь управлюсь.

Рафаэль отметил горячность, с какой Гоша высказался по поводу его просьбы, но сдержал улыбку. Между этими двумя уже что-то произошло, и он порадовался за друга. К тому же такое положение вещей упрощало и его задачу – у любопытной женщины не останется времени, чтобы следить за Лизой.

Мысленно он многократно раздел ее и занялся любовью. Ему изрядно надоело лишь представлять все это. Воображаемые сцены не приносили Рафу облегчения, а лишь разжигали немалый аппетит. Он хотел проделать все это наяву столько же раз. А возможно и больше.

Лиза возбуждала его и озадачивала неимоверно. Он ощущал ее желание, как свое собственное, но одновременно чувствовал в девушке какую-то неуверенность.

Неужели фортуна решила над ним подшутить и подсунула девственницу? Нет, в таком возрасте и при такой чувственности она не могла остаться невинной. А эти ее сказочки о любви? Он читал их в Интернете. Любовные сцены изображены весьма подробно. Девственница должна обладать очень большим воображением, чтобы написать подобное.

Возможно, она не привыкла к коротким связям и поэтому слегка растерялась под его напором? Что в его глазах являлось скорее плюсом, чем минусом. Опытные, изощренные в сексе любовницы успели ему наскучить. Теперь он и сам мог кое-чему научить свою избранницу. Это он и собирался сделать.

Стоило Рафу лишь подумать о всех тех штучках, которые планировал испробовать на Лизе, как его мужское достоинство свело судорогой желания. Эта женщина заворожила его. И чем быстрее он сделает ее своей любовницей, тем легче ему станет справляться с потребностью видеть ее ежесекундно.

Он едва не забыл о Мелине. Ее нельзя недооценивать. Придется попросить Клио отвлечь ее – хотя бы на некоторое время. Возможно, удастся отправить ее домой?

При любом раскладе ничто и никто не помешает Рафаэлю завоевать понравившуюся женщину. Он уже ощущал себя охотником, почуявшим запах своей жертвы. Дурманящий запах.

Только мужчина мог сказать: «Я найду вас вечером» и не уточнить время и место. Ей оставалось лишь метаться по номеру от шкафа к зеркалу и обратно и пытаться придумать во что приодеться.

Скромно. Именно так Лиза собиралась выглядеть вначале. Но миленькое желтое платье в мелкие цветочки так и осталось висеть на вешалке.

Вызывающе. К сожалению, такого наряда в ее гардеробе не оказалось. Девушка впервые пожалела об этом. Возможно, если бы она явилась в чем-то экстравагантном, у Рафаэля не возникло бы желания пригласить ее во второй раз. Ведь до этого она выглядела довольно… пастельно. Хотя, вызывающий наряд мог вызвать и противоположный эффект – толкнуть красавца на далекие от повествования поступки.

Лиза вздохнула.

Следовало признать: больше всего ее смущало другое. Она сомневалась в том, что не желает провоцировать Рафаэля на эти самые поступки. Но к счастью – или сожалению – ничего провокационного она не имела, а просить у подруги не решилась.

Три более или менее подходящих платья лежали перед ней на кровати – синее, дымчато-серое и бирюзовое. Все – довольно изысканные, с вышивкой и, как она привыкла, почти до щиколоток.

Лиза вздохнула, пообещала себе купить что-то покороче и поярче – когда вернется домой – и нарядилась в бирюзовое на тоненьких бретельках. Затем собрала волосы в узел и закрепила серебристыми гребнями.

Немного подходящих по цвету теней, пара мазков румян, розовый блеск для губ. Кажется, готова. О, чуть не забыла!

Лиза надела серебряные серьги-цепочки и покрутилась перед зеркалом.

И что ей теперь делать? Ждать Рафаэля или идти на ужин? Ох уж эти мужчины!

Кажется, она переоценила свои знания о мужской психологии. Нужно срочно с кем-то посоветоваться.

Камилла. Нет, по этому вопросу с подругой советоваться не хотелось. Тем более, что та вела себя весьма странно. Пришла в номер позже Лизы, заявила, что очень устала и сразу же отправилась спать. При ее-то темпераменте!

Словно почувствовав, что о ней вспоминают, из спальни появилась Ками. В одной футболке, босая, заспанная и мрачная, она скользнула по Лизе задумчивым взглядом и молча прошла в туалетную комнату.

И никаких комментариев?

Лиза обулась в сандалии с едва заметными стразами и подошла к окну, раздумывая над необычным поведением подруги. Через несколько минут Камилла снова вошла в комнату и без слов направилась к холодильнику.

– Как тебе мое платье? Неплохо лежит?

– Неплохо.

Кажется, что-то случилось. И дело даже не в скупом ответе, а в том, что Камилла не развалилась по привычке на кровати, не заставила Лизу десять раз обернуться вокруг своей оси, не покритиковала ее прическу, не предложила что-нибудь из своей одежды и – что самое невероятное – даже не поинтересовалась, куда ее подруга собралась. Ками долго смотрела в холодильник, достала бутылку колы, захлопнула дверцу и снова направилась к спальне.

Лиза не могла оставить подобное поведение без внимания.

– Согласна. Думаю, к нему подойдут сапоги из крокодиловой кожи и шапка-ушанка. Как считаешь?

– Неплохо.

С каждым ответом подруги Лизу разбирал все больший интерес.

– Ага. А еще зеленая сумка и бордовое манто в синие горохи.

– Пожалуй, бордовый цвет к бирюзовому не подойдет.

Все не так уж плохо. Во всяком случае, цвет платья Ками заметила.

– Ты ужинать собираешься, подруга?

– Ужинать?

На лице Камиллы появилось такое выражение, словно Лиза предложила ей отправиться в Измирь на верблюжьи бои – традиционную турецкую забаву. Девушка видела рекламу в перечне экскурсий.

– Ками, у тебя все в порядке? Никто не обидел? – Лиза уже пожалела, что не пошла с подругой в тренажерный зал, когда та ее просила. Возможно, там с ней что-то приключилось? Что-то…

В дверь постучали, и Ками обернулась, но открывать не пошла. Даже в своем теперешнем состоянии эта женщина не собиралась появляться перед неизвестным в одной мятой футболке.

«Рафаэль», – подумала Лиза. Она бросила один – контрольный – взгляд в зеркало, второй – на застывшую Ками, и лишь тогда направилась к двери. Еще не хватало, чтобы парень подумал, будто она только тем и занималась, что ожидала его прихода.

Явился не Рафаэль. Лиза даже расстроилась. Немного. Но времени, чтобы поразмышлять над этим, у нее не оказалось. «Викинг» снял темные очки. Она вдруг поняла, что знает этого человека, и даже открыла рот, чтобы поинтересоваться. Но тут за ее спиной раздался грохот. Обернувшись, девушка обнаружила, что Ками уронила или бросила на пол бутылку. Прозвучал восторженный вопль.

Лиза предусмотрительно отошла в сторону, а ее подруга ухватила «викинга» за обе руки и потащила в свою комнату. На мужском лице промелькнуло ошарашенное выражение, и именно тогда Лиза вспомнила, откуда его знает. А вот сообщить об этом Ками не успела. Та захлопнула дверь спальни с таким видом, что Лиза решила подождать со своими открытиями до более подходящего момента.

Сомнения в правильности принятого решения изводили ее не слишком долго, потому что на пороге уже стоял Рафаэль и не скрывал восхищения, пристально рассматривая Лизу – каждую деталь ее одежды, каждую черточку лица. Это было очень… волнующе.

Решено: с Камиллой она поговорит позже.

– Чаровница!

Лиза мило покраснела, а он еще сильнее возбудился. Рафаэлю требовалось все больше усилий, чтобы держать свои порывы в узде. Придется проявить все свое мастерство искусителя, чтобы склонить писательницу к близости.

Отпуск не длится вечно. Время неумолимо истекало, поэтому Раф решил не тратить его на изысканные комплименты, а вместо них сосредоточиться на томных взглядах и сказке – в ее самой подходящей для соблазнения версии.

– Ужин? – переспросила Лиза. Ненавязчиво, но решительно он увлек ее подальше от комнаты, где уже выполнял задание Громов. Раф не сомневался, что Гоша делал это с удовольствием. – Пожалуй, я воздержусь. Лучше – обещанная сказка.

Она не сопротивлялась, когда Рафаэль взял ее за руку, но и не бросала завлекающие взгляды в немом призыве: «Делай со мной, что хочешь!», как все его предыдущие подруги. Эта девушка шла рядом с ним как с родственником или другом, хорошим знакомым, наконец. Лишь едва заметная дрожь нежных пальцев выдавала ее волнение.

Такой любовницы у него еще не было. Одно это возбуждало в Рафаэле недюжинный аппетит, и отнюдь не к лакомству – во всяком случае в его обычном понимании.

– Сказка ожидает нас на берегу. Вы готовы?

– Конечно. Я уже согласилась и не привыкла менять решения.

Замечательно. И он не привык.

Она не просила разрешения. Эта женщина вообще не тратила время на разговоры. Во всяком случае, с ним. Неужели, она на самом деле решила, что он – немой? Удачно, что сейчас это обстоятельство, или скорее недоразумение, его вполне устраивает. Гоша не собирался доказывать обратное. Пока.

Закрыв дверь, Камилла немедленно стащила футболки с него и с себя, бросила на пол и прижалась горячей, бархатистой грудью к его вздымающейся от волнения груди. На такое блаженство его плоть отреагировала мгновенно, прямо как в юности.

Издав хриплый стон, он обхватил женскую головку обеими руками и поцеловал Ками жадным, требовательным поцелуем. Она выгнула спину и ответила ему тем же, проведя ноготками по спине снизу вверх, а затем в обратном направлении.

Дикая кошка. Своевольная и неприрученная. Всегда такой была. А он всегда ее хотел – даже тогда, когда еще не понимал, что это такое: желать женщину.

Сегодня в душевой Громов осознал, насколько глубоко мечта о Камилле пустила корни в нем корни. Нежное чувство тлело в долгие годы, а она одним взмахом руки, то есть ноги, разожгла из углей пожар. Теперь он сжигал Гошу заживо.

Раньше он довольствовался малым: периодическими, ни к чему не обязывающими встречами – с ужином и вытекающими из него последствиями, а также… Нет, до общих завтраков, не дошло ни разу.

Теперь же все изменилось. Он готов отказаться от всех других женщин. Громов обязан либо заполучить Камиллу навсегда, или потерять – тоже навсегда. Он просто не сможет спокойно отнестись к ее возможным любовникам. А это значит, что ему придется ее избегать. Он не согласен на вторые роли.

Приручить Камиллу Снигиреву – задача не из легких. Так хотелось быть с ней нежным, терпеливым, медленно и тщательно исследовать каждую клеточку ее обалденно красивого тела, столько раз снившегося ему по ночам. Но она не хотела от него нежности. Поэтому он решил дать ей то, что она требовала в данную минуту – страсть, всепоглощающую и неистовую.

Он отпустил дивное лицо и вдавил пальцы в упругие бедра. Она ответила ему приглушенным вздохом, и Гоша понял, что движется в нужном направлении. Левая рука ласкала упругую плоть, а правая сжала напряженный пик. В ответ Ками потерлась о Гошу животом, и он тоже не удержался от стона. Тогда девушка ловко стянула с него шорты и завладела накаленной плотью. Громов понял, что долго не выдержит подобных экспериментов. Подхватил женщину на руки и, путаясь в оставшейся одежде, бегом бросился к кровати. С нескрываемым удовольствием и видимым нетерпением она ждала, пока Гоша высвободит ноги из штанин, а затем потянула его на себя.

Это оказалось непередаваемо чудесно – лежать на желанной женщине, беспрепятственно касаться ее кожи, а не глянцевых листков журналов, ощущать слегка солоноватый вкус ее кожи и восхитительный запах. Громов благоговейно поцеловал темные волосы у развилки ног через кусочек красного кружева, поддел большими пальцами тоненькие веревочки, соединявшие два ажурных треугольника, и стащил их с бесконечно длинных ног.

Громов склонился к заветному местечку, но у Камиллы были свои планы.

– Потом! Ты сделаешь это позже! Хочу тебя. Всего.