Тени истины


Брендон Сандерсон
Добавить цитату

2


«Полагаю, я должен что-то написать, – говорилось в маленькой книжке. – Рассказать о случившемся со своей точки зрения. Не с точки зрения историков, которые взяли на себя смелость говорить от моего имени. Сомневаюсь, что они все правильно поняли. Да и не думаю, что мне хотелось бы подобного».

Вакс постучал по книжке кончиком карандаша, потом сделал пометку на отдельном листе бумаги.

– Я вот думаю, не пригласить ли на свадьбу братьев Боре, – подала голос сидевшая на кушетке напротив Вакса Стернс.

Тот хмыкнул, не переставая читать:

«Знаю, Сэйз не одобряет того, что я сделал. Но чего еще он от меня ждал? Принимая во внимание все, что мне известно…»

– Братья Боре, – продолжала Стернс. – Они ведь твои знакомые?

– Я стрелял в их отца, – не отрываясь от книги, ответил Ваксиллиум. – Дважды.

«Я не мог позволить ей умереть. Это неверный ход. Считаю, что в гемалургии теперь нет ничего плохого. Разве Сэйз не взял на себя обе силы? Разрушителя с нами больше нет».

– Они могут попытаться тебя убить? – поинтересовалась Стерис.

– Боре Младший поклялся испить моей крови. Боре Третий – да-да, он брат Борса Младшего; не спрашивай… ну так вот, он поклялся… как бишь он сказал? Отгрызть мне пальцы на ногах? Малый умом не блещет.

«Мы можем ее использовать. Мы должны. Ведь должны же?»

– Ну что ж, тогда я включу их в список, – резюмировала Стерис.

Вакс со вздохом поднял глаза от книжки.

– Ты собираешься пригласить моих смертельных врагов, – сухо проговорил он, – на нашу свадьбу.

– Мы должны пригласить хоть кого-нибудь, – парировала Стерис.

Она сидела, разложив вокруг себя стопки связанных с организацией свадьбы бумаг, будто материалы судебного дела. Ее синее в цветочек платье выглядело модным, но ни в коей мере не выходило за грань дозволенного, а аккуратная шляпка прилегала к собранным в высокий пучок русым волосам плотно, словно прибитая гвоздями.

– Уверен, есть кандидатуры получше типов, которые хотят меня убить, – предположил Ваксиллиум. – Насколько я знаю, обычно приглашают членов семьи.

– Должна заметить, что оставшиеся в живых члены твоей семьи и впрямь хотят тебя убить.

Тут Стерис загнала его в угол…

– Ну, твои-то нет. По крайней мере, я о таком не слышал. Если надо собрать публику для свадебной вечеринки, пригласи побольше собственной родни.

– Я пригласила столько членов своей семьи, сколько позволяют приличия, – возразила Стерис. – И всех знакомых, которые заслуживают подобного внимания. – Она протянула руку к одной из стопок и вытащила лист бумаги. – А вот ты назвал мне всего лишь два имени для включения в список приглашенных. Уэйн и эта женщина, Ранетт, – которая, как ты заметил, скорее всего, не попытается пристрелить тебя на твоей же свадьбе.

– Очень маловероятно, – согласился Вакс. – Она не пыталась убить меня уже много лет. По крайней мере, не пыталась всерьез.

Стернс со вздохом отложила лист.

– Стернс… – начал Вакс. – Прости, я не хотел быть легкомысленным. С Ранетт все будет в порядке. Мы про нее шутим, но она хорошая подруга. Она не испортит свадьбу. Обещаю.

– Тогда кто испортит?

– Прошу прощения?

– Я с тобой знакома вот уже целый год, лорд Ваксиллиум. И готова принять тебя таким, какой ты есть, но у меня нет иллюзий: что-нибудь эдакое обязательно произойдет на нашей свадьбе. Ворвется какой-нибудь злодей, паля из пистолетов. Или мы обнаружим взрывчатку под алтарем. Или отец Вин необъяснимым образом окажется старым врагом, который попытается тебя убить вместо того, чтобы совершить церемонию. Так будет! Я всего лишь пытаюсь подготовиться.

– Выходит, ты серьезно? – с улыбкой спросил Вакс. – Ты на самом деле собираешься пригласить одного из моих врагов, чтобы… спланировать срыв церемонии?

– Я рассортировала их по уровню угрозы и легкости доступа.

– Погоди-ка… – Вакс поднялся и подошел. Склонился, через плечо Стерис рассматривая бумаги. На каждом листе была детализированная биография. – Эйп Мэнтон… Парни Дашир… Ржавь! Рик Чужак. Я и забыл про него. Где ты все это достала?

– Твои деяния описаны в открытых источниках, – пояснила Стерис. – И общественный интерес к ним растет.

– Сколько времени ты на это потратила?

– Я старалась ничего не упустить. Подобные занятия помогают мне думать. А кроме того, хотела узнать, чему ты посвятил свою жизнь.

В некотором смысле это было мило. В том причудливом смысле, на какой способна только Стерис.

– Пригласи Дугласа Венчера, – предложил Вакс. – Мы своего рода друзья, но он не знает меры в выпивке. Можешь рассчитывать на то, что он устроит скандал во время вечеринки после церемонии.

– Отлично. А как быть с еще тридцатью семью вакантными местами с твоей стороны?

– Пригласи бригадиров швей и кузнецов, работающих на мой Дом. И главных констеблей разных октантов. Это будет красивый жест.

– Ладно.

– Если хочешь, чтобы я еще помог с планированием свадьбы…

– Нет, официальный запрос о проведении церемонии, который ты послал отцу Вину, был единственным заданием, которое полагается тебе по протоколу. С остальным я справлюсь – такая работа мне как раз по нраву. Тем не менее хотелось бы однажды узнать, что за книжечку ты читаешь так часто и так внимательно.

– Я…

Этажом ниже шумно открылась передняя дверь особняка, и кто-то затопал по лестнице. А миг спустя распахнулась дверь, и в кабинет ворвался Уэйн. Дэррианс, дворецкий, с виноватым видом маячил у него за спиной.

Жилистый, среднего роста, круглолицый и чисто выбритый, Уэйн, как обычно, был в дикоземной одежде, хотя Стернс успела по меньшей мере трижды демонстративно подарить ему новый костюм.

– Уэйн, ты бы мог время от времени пользоваться дверным звонком, – заметил Вакс.

– He-а, от звонка прибегает дворецкий.

– Вообще-то, дворецкие для этого и существуют.

– Пронырливые маленькие засранцы, – отрезал Уэйн, закрывая дверь перед носом у Дэррианса. – Им нельзя доверять. Послушай, Вакс, нам пора! Меткий Стрелок сделал свой ход!

«Наконец-то!» – подумал Вакс.

– Сейчас, только плащ прихвачу, – сказал он вслух.

Уэйн кивнул Стернс:

– Приветик, чокнутая!

– Привет, придурок, – отозвалась она, кивая в ответ.

Вакс застегнул пояс с оружием поверх отличного городского костюма с жилетом и шейным платком, потом накинул туманный плащ-пыльник.

– Идем, – сказал он, проверяя боеприпасы.

Уэйн ринулся к двери и сбежал вниз по лестнице. Вакс приостановился у кушетки Стерис:

– Я…

– У мужчины должны быть хобби. – Она придвинула к себе стопку бумаг. – Я принимаю твое, лорд Ваксиллиум, но, пожалуйста, постарайся избежать ранения в лицо, поскольку этим вечером мы должны позировать для свадебных портретов.

– Я запомнил.

– И проследи там за моей сестрой, – прибавила Стерис.

– Это опасная погоня. Сомневаюсь, что Мараси будет вовлечена в нее.

– Такой вывод ставит под сомнение твои профессиональные способности. Это опасная погоня – следовательно, моя сестра во что бы то ни стало найдет способ в ней поучаствовать.

Вакс помедлил у двери. Обернулся – Стерис подняла голову, встретив его взгляд. Казалось, в их расставании чего-то не хватало. Некоего пожелания удачи. Выражения нежности.

Стерис как будто это заметила, но ни она, ни Вакс ничего не сказали.

Вакс запрокинул голову, проглатывая порцию виски с металлическими частицами, потом выскочил за дверь и перепрыгнул через балконные перила. Замедлил свое падение, оттолкнувшись от серебряной инкрустации на мраморном полу вестибюля, и с грохотом приземлился. Дэррианс распахнул парадную дверь – лорд Ладриан выбежал, чтобы присоединиться к Уэйну в карете…

И застыл на ступеньках, ведущих на улицу.

– Это что еще за штука?

– Автомобиль! – объявил Уэйн с заднего сиденья транспортного средства.

Вакс застонал и, поспешно спустившись, приблизился к машине. За рулем в модном лавандового цвета платье с кружевами сидела Мараси. Она выглядела намного моложе своей сводной сестры Стернс, хотя их разделяло всего пять лет.

Теперь она была, в строгом смысле слова, констеблем. Помощницей главного констебля этого октанта. Мараси так и не объяснила Ваксу, почему решила отказаться от карьеры стряпчего и вступить в ряды констеблей, но, по крайней мере, ее наняли не в качестве патрульной, а в качестве аналитика и исполнительного ассистента. В этой роли она не должна была подвергаться опасности.

Но вот она здесь. Когда Мараси повернулась к лорду Ладриану, в ее глазах сверкнули искорки нетерпения:

– Ты собираешься садиться?

– Что ты тут делаешь? – поинтересовался Вакс, не без колебаний открывая дверцу.

– Веду машину. Ты бы предпочел, чтобы это делал Уэйн?

– Я бы предпочел карету и хорошую упряжку лошадей. – Вакс устроился на сиденье.

– Прекрати быть таким старомодным, – отрезала Мараси и, двинув ногой, заставила дьявольское устройство рвануться вперед. – Меткий Стрелок, как ты и предсказывал, ограбил «Первый союзный».

Вакс вцепился в сиденье. Он рассчитывал, что Меткий ограбит банк три дня назад. Когда же этого не произошло, решил, что бандит сбежал в Дикоземье.

– Капитан Редди думает, что Меткий Стрелок отправится в свое убежище в Седьмом октанте, – прибавила Мараси, объезжая карету, запряженную лошадьми.

– Редди ошибается, – возразил Вакс. – Поезжай в Глухомань.

Она не ответила.

Машина гудела и тряслась, пока они не добрались до недавно выложенной брусчатки. Здесь, на гладкой дороге, автомобиль наконец набрал скорость. Это была одна из последних моделей, о которых неустанно писали в газетах, – с резиновыми шинами и бензиновым двигателем.

Город постепенно преображался, чтобы дать место автомобилям.

«Столько неудобств – и лишь ради того, чтобы кто-то мог водить эти штуки», – с недовольством подумал Вакс.

Лошадям не требовалась столь ровная дорога. Впрочем, он был готов признать, что на поворотах машина вела себя отлично: Мараси продемонстрировала это, на полной скорости заехав за угол.

И все же это была жуткая безжизненная конструкция, нацеленная на разрушение.

– Тебя не должно здесь быть, – проговорил Вакс, когда Мараси снова повернула за угол.

Она не сводила глаз с дороги. Сидевший позади Уэйн наполовину высунулся из окна, придерживая шляпу и ухмыляясь.

– Ты училась на адвоката, – продолжал Вакс. – Ты должна работать в зале суда, а не гоняться за убийцами.

– Я уже доказала, что вполне могу о себе позаботиться. В прошлом ты не жаловался.

– Каждый раз это казалось исключением. И вот ты опять за свое.

Мараси что-то сделала с рычагом справа от себя, и машина метнулась туда-сюда, объезжая нескольких лошадей; какой-то всадник заорал им вслед. Для Вакса, который не знал, что Мараси переключила передачу, это стало полной неожиданностью. От быстрой смены направления его прижало к боковине автомобиля, и он охнул.

– Да что с тобой творится в последнее время? – спросила Мараси. – Жалуешься на автомобиль, на то, что я здесь, на то, что утром тебе принесли слишком горячий чай. Прямо напрашивается вывод, что ты сделал некий ужасный жизненный выбор и сожалеешь о нем в глубине души. Что бы это могло быть…

Вакс уставился вперед. В зеркале заднего вида отразился Уэйн, который откинулся на спинку сиденья и вскинул брови:

– Возможно, она права, дружище.

– Ты ничуть не помогаешь.

– Я и не собирался, – парировал Уэйн. – И, к счастью, догадываюсь, о каком ужасном жизненном выборе она говорит. Ты точно должен был купить ту шляпу, что мы видели на прошлой неделе. Она была удачливая. У меня на такие вещи пятое чувство.

– Пятое? – переспросила Мараси.

– Ага, у меня же нюх отшибло напрочь. Я…

– Вон там! – перебил Ваксиллиум, подавшись вперед и глядя сквозь ветровое стекло.

Из примыкающей улицы показалась летящая высоко в воздухе фигура. Она опустилась на мостовую, потом снова оторвалась от земли и двинулась вдоль оживленной дороги, по которой ехала их машина.

– Ты был прав, – заметила Мараси. – Как ты узнал?

– Меткий Стрелок любит работать на публику, – ответил Вакс, вытаскивая Виндикацию из кобуры на боку. – Воображает себя бандитом-джентльменом. Веди эту штуку ровно, если сможешь.

Не успела Мараси ответить, как Вакс распахнул дверцу и выпрыгнул наружу. Выстрелил вниз и, оттолкнувшись от пули, сиганул вверх. Алломантический толчок от проезжавшей мимо кареты заставил ее покачнуться и направил чуть в сторону, так что приземлился Вакс на деревянную крышу автомобиля Мараси. Схватился одной рукой за передний край крыши, другой поднял пистолет; ветер раздувал позади туманный плащ.

Меткий Стрелок скакал впереди по широкой улице, отталкиваясь с помощью стали. Вакс чувствовал успокоительное горение собственного металлического резерва. Оттолкнувшись от машины, он взлетел над дорогой. Меткий всегда совершал ограбления днем, всегда удирал по самой оживленной улице. Ему нравилось быть на виду. Вероятно, чувствовал себя непобедимым. Что ж, алломантия запросто могла вызвать у человека подобное ощущение.

Вакс запрыгал над машинами и каретами, между расположенными по обеим сторонам многоквартирными домами.

Ветер в лицо, высота и перспектива очистили сознание и успокоили эмоции так же надежно, как это могло бы сделать прикосновение гасильщика. Тревога растаяла, и на некоторое время не осталось ничего, кроме погони.

Меткий Стрелок был в красном, лицо прикрывала старая маска уличного актера – черная с белыми клыками, точно морда демона из Бездны из старых сказок. И если верить записной книжке, которую Вакс украл у дяди, был связан с Кругом. Большая часть информации в ней уже, конечно, устарела, но кое-какие сведения еще могли пригодиться.

Меткий несся к промышленному кварталу – Вакс не отставал. Удивительно, насколько безопаснее он себя чувствовал, когда летел по воздуху, в сравнении с заточением в одной из этих жутких моторизированных коробок.

Меткий Стрелок развернулся в полете и выбросил горсть монет. Вакс оттолкнулся от фонарного столба и рванулся в сторону, потом толкнул монеты Меткого, уводя их от случайно подвернувшегося автомобиля. Тот все равно свернул в сторону, к каналу, – видимо, шофер потерял управление.

«Ржавь и Разрушитель», – с досадой подумал Вакс, снова отталкиваясь в сторону машины.

Зачерпнул из метапамяти, в двадцать раз увеличив вес, и опустился на капот автомобиля. Точнее, рухнул.

От удара переднюю часть машины вдавило в землю, она заскрежетала о брусчатку, замедлилась и остановилась прежде, чем успела свалиться в канал. Мельком глянув на изумленные лица сидевших в машине людей, Вакс отпустил метапамять и, оттолкнувшись алломантией, снова бросился в погоню. Он чуть не потерял свою цель, – к счастью, красный наряд бандита выделялся отчетливо. Вакс заметил, как он запрыгнул на низкое здание, а потом взлетел вдоль стены одного из городских небоскребов. Вакс ринулся следом и увидел, как Меткий с помощью стального отталкивания влетел в окно двенадцатого или четырнадцатого этажа.

Окна будто смазались, превратившись в расплывчатые пятна, когда Вакс взмыл в небо. Вокруг, куда ни кинь взгляд, простирался Элендель, из бессчетных труб угольных электростанций, фабрик и домов над городом поднимался дым. Приземлившись на каменный карниз слева от окна, которым воспользовался бандит, Вакс бросил монету.

Та ударилась о стекло и отскочила. Из окна выстрелили. Вакс увеличил вес, выбил соседнее окно и проник в здание. Проехался по битому стеклу и вскинул Виндикацию, направляя ее на тонкую стену, которая отделяла его от Меткого.

Прозрачные голубые лучи указывали на множество источников металла: гвозди в столе, за которым спрятался испуганный человек в костюме, провода в стенах, ведущие к электрическим лампам. Что всего важнее, несколько бледных лучей – препятствия ослабляли алломантическое чувство Вакса – уходило в стену соседней комнаты.

Один из этих лучей дрогнул, когда кто-то там, за стеной повернулся и, видимо, поднял пистолет. Вакс повернул барабан Виндикации и установил нужное гнездо.

Туманный патрон.

Выстрелил, а потом толкнул, разжигая металл и заставляя пулю лететь вперед со всей силой, на какую только был способен. Пуля пробила стену, словно картонку.

Нечто металлическое в соседней комнате, похоже, упало на пол. Увеличив вес, Вакс бросился на стену, и на штукатурке появились трещины. Еще один удар плечом пробил ее насквозь, и Вакс ввалился в соседнюю комнату, держа оружие наготове и высматривая свою мишень.

Но там нашлась лишь лужа крови на ковре и брошенный пистолет-пулемет. По всей видимости, это был кабинет какого-то чиновника. Несколько человек, мужчин и женщин, дрожали, прижавшись к полу. Одна женщина подняла палец, указывая на дверь. Кивнув, Вакс на полусогнутых прокрался вдоль стены и осторожно выглянул наружу.

Прямо на него по коридору с болезненным скрежетом двигался сейф. Вакс убрался с дороги, а когда сейф пролетел мимо, выскочил в коридор и прицелился.

Его пистолет немедленно рванулся назад. Вакс вцепился в Виндикацию обеими руками, но следующий алломантический толчок вырвал из кобуры второй пистолет. Ноги начали скользить, пистолет тянул назад, и Вакс, зарычав, наконец-то выпустил Виндикацию. Та закувыркалась вдоль коридора и влетела в покореженные останки врезавшегося в стену сейфа. Придется за ней вернуться, когда все закончится.

Подсвеченный тускловатыми электрическими лампами, в другом конце коридора стоял Меткий Стрелок. Рана на его плече кровоточила, лицо по-прежнему скрывала черно-белая маска.

– В этом городе тысячи преступников намного хуже меня, – раздался приглушенный маской голос, – но ты охотишься именно за мной, законник. Почему? Люди считают меня героем.

– Ты перестал быть им несколько недель назад. – Шурша туманным плащом, Вакс решительно двинулся вперед. – Когда убил ребенка.

– Это произошло не по моей вине.

– Ты нажал на спусковой крючок, Меткий. Может, ты и не целился в девочку, но все же сделал тот выстрел!

Вор попятился. Сумка на его плече порвалась – не то из-за пули Вакса, не то из-за какого-то шального осколка. Из нее посыпались банкноты.

Меткий вперил в законника сердитый взгляд – в электрическом свете глаза были едва различимы в прорезях маски. Потом бросился в сторону и, держась за плечо, вбежал в другую комнату. Оттолкнувшись от разломанного сейфа, Вакс полетел по коридору. Притормозил возле двери, за которой скрылся Меткий, затем оттолкнулся от светильника позади себя, невольно погнув его, и скользнул в помещение.

Окно было распахнуто настежь. Вакс сгреб со стола пригоршню ручек с металлическими перьями и прыгнул наружу. Меткий камнем летел вниз, оставляя за собой шлейф из порхающих банкнот. Пытаясь ускорить падение, Вакс увеличил вес, но это почти не помогло преодолевать сопротивление воздуха, потому что отталкиваться было не от чего. Меткий все-таки приземлился первым.

Нескольких брошенных ручек, которые Вакс толкнул перед приземлением, едва хватило, чтобы замедлить падение.

Меткий запрыгал прочь, отталкиваясь от фонарных столбов. На его теле не было металла, который Вакс мог бы засечь, но двигался он гораздо медленнее, чем раньше, и оставлял за собой кровавый след.

Вакс помчался за ним. Меткий Стрелок наверняка направлялся в Глухомань – трущобу, где ему помогут скрыться. Жителей Глухомани не смущало, что его грабежи теперь сопровождались насилием; главным для них было, что Меткий ворует у тех, кто этого заслуживал.

«Нельзя, чтобы он добрался до убежища», – подумал Вакс, отталкиваясь от фонарного столба – тот погнулся, – чтобы набрать скорость.

Жертва бросила лихорадочный взгляд через плечо, проверяя, не отстал ли законник. Вакс поднял одну из ручек, прикидывая, насколько рискованным будет попытаться попасть Меткому в ногу. Он не хотел убивать грабителя. Тот знал кое-что важное.

Трущобы были уже совсем близко.

«Во время следующего прыжка», – решил Вакс, крепче сжимая ручку.

Зеваки на тротуарах глазели на алломантическую погоню, и сохранялась опасность угодить в одного из них. Лучше…

В толпе мелькнуло знакомое лицо.

От неожиданности Вакс утратил контроль над алломантией. Потрясенный увиденным, он едва не переломал себе кости, ударившись о мостовую и перекатившись по брусчатке; ленты туманного плаща обвились вокруг тела.

Вакс заставил себя подняться на четвереньки:

«Нет. Невозможно. НЕТ!»

Он бросился через улицу, не заметив, что едва не попал под копыта черного жеребца, – всадник выругался.

Это лицо. Это лицо!

В последний раз Вакс видел этого человека, когда выстрелил ему в лоб. Кровавый Тэн.

Тот, кто убил Лесси.

– Здесь был человек! – крикнул Вакс, прорываясь сквозь толпу. – С длинными пальцами и редкими волосами. Голова, будто голый череп. Вы его видели? Его кто-нибудь видел?

Люди смотрели на него как на помешанного. Возможно, он и впрямь помешался. Вакс прижал руку к виску.

– Лорд Ваксиллиум?

Он резко повернулся. Мараси остановила автомобиль, и они с Уэйном выбирались наружу. Неужто она и впрямь сумела не отстать во время погони? Нет… конечно нет, он же сам ей сказал, куда – по его предположениям – должен отправиться Меткий Стрелок.

– Вакс, дружище, ты в порядке? – спросил Уэйн. – Что он сделал? Как-то сбил тебя в полете?

– В некотором роде, – пробормотал Вакс, оглядевшись по сторонам в последний раз.

«Ржавь, – подумал он. – От напряжения у меня мозги набекрень».

– Так он удрал, – с недовольным видом скрестив на груди руки, констатировала Мараси.

– Ни в коем случае, – ответил Вакс. – Он истекает кровью и сыплет деньгами. За ним остался след. Идемте.