Университет вредной магии. Пособие по выживанию


Ника Ветрова
Добавить цитату

Университет вредной магии

– Стася… Стасенька… Станиславушка, – звал меня приятный женский голос.

– А-ась, – сонно отозвалась я.

– Не а-а-ась, а вставась давай, лежебока окаянная, – все так же нежно протянул этот кто-то.

Открыла глаза и чуть не заорала с перепугу – перед моей кроватью, на стуле, в темно-синем элегантном платье сидела средних лет кикимора. Ядовитая. Ведь грибок на носу был самый что ни на есть поганистый, а если конкретно, то фиолетовая болотная смерть! И значит, эта конкретная особь может плеваться ядом, смертельным, и характер у нее злой и отвратный. У кикимор оно так – по грибочку на носу о них все можно сразу сказать. Статус, возраст, характер, способности.

– Зло пожаловать, – ядовито улыбнулась мне кикимора.

– З…з…зз… – невразумительно ответила я.

– Информативненько, – ехидно подметила кикимора. – Что ж, будем знакомиться. К моему смертельному сожалению, наш вредный ректор.

– Вреднум, – поправила я.

Кикимора улыбнулась шире, но взгляд ее сделался очень недобрым, и следующая фраза, сказанная ласковым голосом, прозвучала угрожающе:

– Вреднум – фамилия, вредный – кодовое прозвище, принятое в среде преподавателей и студентов, а еще раз перебьешь – плюну.

– Простите, – прошептала я, натягивая одеяло до самых глаз.

– Не поможет, слюна кислотная, – обрадовала кикимора. – Итак, продолжим. К моему смертельному сожалению, наш злодеистый ректор проникся отвратительным чувством сочувствия к несчастной ведьме и приказал не будить, вследствие чего ты пропустила собрание абитуриентов, и я вынуждена инструктировать тебя лично.

А вот если бы меня ректор спросил, я бы честно сказала, что лучше не выспаться, чем оказаться наедине с такой кикиморой!

– Меня зовут Мараэнна, но ты можешь звать Мара Ядовитовна, я являюсь секретарем заместителя ректора по учебной работе. Кстати, вот твой приказ о зачислении, подписанный магистром Вреднумом.

Желтый свиток лег на прикроватную тумбочку.

– А сейчас, – продолжила Мара Ядовитовна, – нам следует определить специальность и, соответственно, факультет, на который ты, студентка Григорьева, поступила.

Кикимора щелкнула пальцами, и передо мной вспыхнули огнем названия факультетов.

Демонический факультет.

Навий факультет.

Чертовый факультет.

Оборотнический факультет.

Упырический факультет.

– На них даже не смотри, – предупредила Мара Ядовитовна. – Как ты понимаешь, происхождением не вышла. Рекомендую обратить внимание на третью группу.

Третья группа:

Злодейный факультет.

– Не потянете, характер не тот, – вставила кикимора.

Читаю дальше, там:

Прикладное вредительство.

– Мелковато для тебя, – Мара Ядовитовна тоже задумчиво смотрела на список. – Я бы порекомендовала факультет Диверсионной магии, это новое направление в университете, с твоим уровнем магии ты справишься, ко всему прочему, бо́льшую часть предметов ведут ведьмы, соответственно, тебе будет комфортнее.

С нескрываемой подозрительностью взглянула на кикимору, на список, а после прямо спросила:

– А у вас ко всем абитуриентам такое отношение?

– Что ты имеешь в виду? – выписывая что-то в блокноте, переспросила Мара Ядовитовна.

– Все, – я обвела рукой комнату, указала на список.

И перестала изображать пантомиму, натолкнувшись на внимательный взгляд кикиморы.

– Хм, – проговорила та, едва я быстренько руку спрятала под одеяло, а то ведь и плюнет еще. – Понимаю, вопросов много, – кивнула Мара Ядовитовна. – Но, видишь ли, мы не можем иначе, учитывая, что наш ректор бывший белый маг.

И она вернулась к записям, предоставив мне переваривать информацию. Процесс не пошел, меня заклинило на «белый маг». Все дело в том, что белых магов уже лет триста как не существует, а тут… И имечко, опять же, не беломагическое.

– Имя ему Властелин Зла дал, – словно прочитала мои мысли Мара Ядовитовна. – У нас же все финансирование от меценатов Преисподней, а сам Великий является покровителем и учредителем УВМ. При первом ректоре здесь смертность была большая, вот Властелин и назначил магистра, выпустив из многовекового плена. А подобное можно считать обретением второй жизни, посему властитель Зла усыновил мага и дал ему имя Ортус Вреднум.

Потрясенно хлопаю ресницами.

– Все поняла? – спросила кикимора.

Отрицательно покачала головой.

– Плюну, – ласково пригрозила Ядовитовна.

– Уже все понятно, вопросов больше не имею, – мгновенно заверила я.

– Отвратненько, – улыбнулась кикимора. – Ты у нас вообще сообразительная, назначу тебя старостой чертового общежития, им давно такие «сообразительные» кадры требуются.

И она сделала еще одну пометку в блокноте.

После чего встала, а стул, на котором секретарь сидела, исчез с легким хлопком, оставив после себя облачко черного дыма, а сама кикимора объявила официальным тоном:

– На этом все, со всеми вопросами – к вашему замдекана Лиходине Злодеюковне. Всего злого, студентка Григорьева.

И тоже исчезла, даже без дымового облачка.

И почти сразу свиток с картой вдруг мелко задрожал и раздалось нечто сродни воплю болотной мавки: «Тха-а-а». Поднявшись, подошла к столу, взяла карту, развернула и едва не выронила, потому что заглавие у нее было следующее: «Студентка Станислава Григорьева, факультет Диверсионной магии. Должность – староста чертового общежития».

А ниже трепыхалась нарисованная черным летучая мышь, над которой мигало облачко «У вас два непрочитанных сообщения».

Невольно прикоснулась к мышке, очень уж это изображение живым показалось, и отдернула руку, едва раздалось: