Ольга Максимова - День психолога

День психолога

Ольга Максимова
0

Моя оценка

ОглавлениеНазадВпередНастройки
Добавить цитату




КОМЕДИЯ В ДВУХ ДЕЙСТВИЯХ


Действующие лица:

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА, директор психологического центра, 60 лет.

ВИКТОР ИВАНОВИЧ, психотерапевт, сотрудник центра, 60 лет.

АРИАДНА ПАВЛОВНА, психолог-консультант, сотрудник центра, пышная брюнетка лет 40.

ГЕННАДИЙ, психолог-консультант, сотрудник центра,35 лет.

МАРФА ТИМОФЕЕВНА (БАБУЛЕЧКА), клиент центра, за 70 лет.

ВАЛЕНТИН, клиент центра, 35 лет

АНГЕЛИКА, его жена, 32 года.

ЗАХАР, клиент центра, бывший военнослужащий, за 50 лет.

КОМАНДИР группы ОМОН.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Офис психологического центра. Стол, кресла, диван, цветы в горшках, телефон на столе.

ВИКТОР ИВАНОВИЧ и ГЕННАДИЙ ждут начала планерки. ГЕННАДИЙ стучит ручкой по столу. Входит СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА в нарядном длинном платье. На ней бусы, серьги. Прическа, как будто только что из парикмахерской. Она явно чем-то недовольна. Сотрудники центра при виде такой нарядной дамы расправили плечи, приосанились. ГЕННАДИЙ положил ручку на стол.

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА (раскладывает свои бумаги на столе). Господа, коллеги, друзья, товарищи! Нам надо подумать, как мы будем работать дальше. Начнем с того, что поменяем название нашего центра. Мне настоятельно порекомендовали это сделать.

ВИКТОР ИВАНОВИЧ. Да Вы что! Благодаря названию «Кто виноват и что делать», народ к нам валом валит!

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Конечно, всем хочется узнать, разобраться, а кто же на самом деле виноват! У людей всегда что-нибудь случается и в этом кто-нибудь, да виноват! Но мы в своих разъяснениях уже добрались до того уровня, что там (Она многозначительно подняла указательный палец вверх.) воспринимают это, как намек, относятся к этому, как к чему-то одиозному. Подозревают нас в отсутствии лояльности. Это все не в нашу пользу, коллеги!

ГЕННАДИЙ. Тогда, может быть, «Не судите, да не судимы будете»?

ВИКТОР ИВАНОВИЧ с удивлением посмотрел на ГЕННАДИЯ.

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА (с укором). Ваша фантазия, коллега, просто зашкаливает. Вы на что намекаете или на кого?

ГЕННАДИЙ. Ни на кого… Люди перестанут осуждать друг друга. Наступит взаимопонимание и единство.

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Ну одним названием такого эффекта не добиться.

ВИКТОР ИВАНОВИЧ. Может, «Судьба»?

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Виктор Иванович! Еще Карл Юнг говорил… Пока вы не разберетесь в своем подсознании, так и будете верить в судьбу. Мы же не фаталисты. И мы не гадаем.

ГЕННАДИЙ. Ну тогда «Не судьба». (ГЕННАДИЙ взял ручку и снова стал стучать по столу.)

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Это звучит пессимистично. Клиенты к нам не пойдут. Они вообразят, что не получат ответов на свои запросы. И положите ручку, пожалуйста. Кстати, а где Ариадна Павловна? Она все время опаздывает.

Входит АРИАДНА ПАВЛОВНА.

АРИАДНА ПАВЛОВНА (с чувством собственного достоинства). Я не опаздываю, а задерживаюсь. Это, во-первых. А, во-вторых, даже если меня нет в офисе, я все время работаю. С кем-то беседую, консультирую, привлекаю клиентов. Вот сейчас в электричке я разговаривала с одной милой бабулечкой, божьим одуванчиком. Ее проблемы надо решать, иначе они сократят бабулечке отпущенные ей годы. (Все внимательно слушают и ждут, чем закончится этот монолог. Все, кроме директора, которая скептически посматривает на АРИАДНУ ПАВЛОВНУ.) Вообще, у всех проблемы, у всех. А мы помогаем людям. Вы хоть понимаете, какая у нас миссия. (АРИАДНА ПАВЛОВНА торжествующе посмотрела на присутствующих и удобно расположилась в кресле.) Бабулечка только спросила меня, обо всем можно говорить, деточка, обо всем?

ВИКТОР ИВАНОВИЧ (возбужденно и с желанием выслужиться перед начальством). Вот я придумал… «Обо всем», «Говорим обо всем». Так мы и назовем наш центр. Смотрите, без какого-либо намека на одиозность, вообще никто не подкопается. И клиенты пойдут! Говорить-то можно обо всем!

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Хорошо, товарищи, друзья! Пока ничего другого не придумали, пусть будет «Говорим обо всем»! К нашему профессиональному празднику «Дню психолога» мы должны преобразоваться.

АРИАДНА ПАВЛОВНА (с легкой иронией). Степанида Федоровна, а Вы куда это собрались в таком наряде? На праздник? В театр?

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Ариадна Павловна, во-первых, должна заметить, что задерживается начальство. К Вам это не относится. (Пауза. СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА собирает бумаги на столе.) А, во-вторых, я на работу собралась. На работу, как на праздник. А театр, он у нас каждый день. Наша площадка не сравнится ни с каким театром. Такое разнообразие персонажей, действующих лиц! Комедия, драма, трагедия… (Пауза.) где еще такое увидишь одновременно. И вам рекомендую, господа, внимательно отнестись к своему внешнему виду. (ВИКТОР ИВАНОВИЧ и ГЕННАДИЙ переглянулись.)

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Хватит этой вашей демократичности в одежде… джинсы, свитер! Костюм, галстук или бабочка! Мы таким образом поднимем культурный уровень клиентов, их эмоциональный тонус. Изначальный настрой очень важен для беседы с психологом.

АРИАДНА ПАВЛОВНА. А мне как одеваться? Мне, например, не нравится Ваша бижутерия.

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА (раздраженно). Подумайте, как! Вы не глупая женщина. (СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА хотела сказать еще что-то обидное, но передумала.) Ничего страшного, если наши вкусы в одежде не совпадают. Разнообразие – это тоже неплохо. Стимулирует… (СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА не успела договорить.)

АРИАДНА ПАВЛОВНА (перебила ее). И не только в одежде не совпадают.

ГОЛОС. Ариадна Павловна, к Вам клиент.

СТЕПАНИДА ФЕДОРОВНА. Ну что ж, коллеги, за работу. Если есть вопросы, можете задавать их мне лично. Я у себя в кабинете.

Все уходят. АРИАДНА ПАВЛОВНА остается. Входит клиент. Молодой человек среднего роста, крепкого телосложения, с обиженным лицом и растрепанными волосами, сутулится. Он перебирает в руках носовой платок и шмыгает носом.

АРИАДНА ПАВЛОВНА. Рада Вас видеть. Вас, кажется, Валентин зовут? (Клиент кивнул головой.) Я готова Вас выслушать. Присаживайтесь.

ВАЛЕНТИН (запинаясь). У меня проблемы в семейной жизни. Я не знаю, что делать, и кто виноват. Или кто виноват и что делать! Мне друзья посоветовали обратиться в Ваш центр. Вот я и пришел.

АРИАДНА ПАВЛОВНА. А что Вас беспокоит? Что Вам не нравится в Вашей семейной жизни?

ВАЛЕНТИН (с сомнением). Да в общем-то все нравится…

АРИАДНА ПАВЛОВНА. Тогда в чем же дело. (Пауза.) Давайте поступим так. Нарисуйте, как Вы представляете свою семейную жизнь. (Валентин подходит к доске, берет мел и рисует). Ну что такое Вы нарисовали? Давайте разбираться.

ВАЛЕНТИН. Ну вот это я. (Показывает на что-то похожее на человечка в коротких штанишках.) Вот это моя жена. (Показывает на что-то отдаленно похожее на лошадь с повозкой.) А это сарай. (Показывает на захудалый домишко.) Здесь я иногда прячусь. (И Валентин шмыгнул носом.)

АРИАДНА ПАВЛОВНА. А почему Вы свою жену так изобразили?

ВАЛЕНТИН. Потому что она всегда говорит, что она лошадь. (АРИАДНА ПАВЛОВНА подозрительно на него посмотрела.)

Дверь резко открывается и в кабинет входит худенькая скромно одетая девушка с суровым лицом. Волосы собраны в пучок на затылке.

АРИАДНА ПАВЛОВНА. Вы к кому, простите?

ВАЛЕНТИН (с испугом, почти шепотом). Это моя жена, Ангелика.

АНГЕЛИКА (обращаясь к АРИАДНЕ ПАВЛОВНЕ тоном, не допускающим возражения). Что Вы от него хотите?

АРИАДНА ПАВЛОВНА (чувствуя надвигающуюся опасность). Он говорит, что у него проблемы в семейной жизни. Мы можем помочь их решить.

АРИАДНА ПАВЛОВНА не успела договорить, как вдруг поняла, что ей лучше ретироваться в сторону дивана. АНГЕЛИКА сделала несколько шагов к АРИАДНЕ ПАВЛОВНЕ, прыгнула на нее и начала подбираться к ее шее.

АНГЕЛИКА (агрессивно и весьма убедительно). Решить проблемы? Нет у нас проблем, понятно! И не лезь своим носом в чужую семью.

АРИАДНА ПАВЛОВНА издала душераздирающий крик, на который в кабинет вбежал ГЕННАДИЙ. АНГЕЛИКА увидела ГЕННАДИЯ, слезла с АРИАДНЫ ПАВЛОВНЫ, одернула платье, поправила волосы. АРИАДНА ПАВЛОВНА в шоке осталась лежать на диване. АНГЕЛИКА подошла к ВАЛЕНТИНУ и посмотрела на его рисунок.

АНГЕЛИКА. Это что за изобразительное искусство? Это что за живопись такая? А?

ВАЛЕНТИН (продолжая перебирать платок, шмыгая носом и запинаясь). Это я, (Пауза.) это ты…

АНГЕЛИКА (в ужасе). Это я?

ВАЛЕНТИН. Ну ты же сама всегда говоришь, что ты лошадь. (И на всякий случай отошел от нее на шаг.)

АНГЕЛИКА. Да, я лошадь. Я все везу на себе и тебя тоже. Ты у меня, как у царя за пазухой…, как у царицы. А ты вместо благодарности приходишь вот сюда и жалуешься.

ВАЛЕНТИН (почти закричал). А я не хочу быть у тебя за пазухой! Понятно?! И я не жалуюсь!

АРИАДНА ПАВЛОВНА, лежа на диване, и ГЕННАДИЙ молча наблюдают за семейной сценой.

АНГЕЛИКА. Пойдем! (Берет ВАЛЕНТИНА за руку. ВАЛЕНТИН попытался было сопротивляться, но тут же получил подзатыльник. После этого он подал руку АНГЕЛИКЕ, и они мирно удалились.)

АРИАДНА ПАВЛОВНА (поглаживая шею, хриплым голосом). Что это было?

ГЕННАДИЙ. Это применение тактильных методик для защиты и сохранения своей семьи. Каждый защищается, как может. (Он развел руками.)

АРИАДНА ПАВЛОВНА. Вас этому учили в университете?

ГЕННАДИЙ. Нет. Но я думаю написать диссертацию на эту тему.

Дверь открывается, входит МАРФА ТИМОФЕЕВНА (БАБУЛЕЧКА). Она опирается на палку и шаркает ногами.