И. В. Зоткина - Отважные Вампирши

Отважные Вампирши

И. В. Зоткина
0

Моя оценка

Добавить цитату

Глава 1. Знакомство с инопланетянами

Две сестры

Девочка с распущенными волосами, которые ниспадали ей на плечи, как большой пучок рыжей соломы, сидела перед красным зеркалом и, рассматривая себя в нём, приговаривала:

– Почему инопланетянка назвала меня страшилищем? Я с таким трудом пробралась к ней, чтобы принести ей еду. У меня такие же, как у неё глаза, уши, и лицо, такое же, как у неё. Вот только волосы не такие гладкие и блестящие, и зубы выпирают, особенно вот эти, – она потрогала свои резцы и продолжала сокрушаться: – Они у меня такие острые, белые, все считают их красивыми. Моя мама, вообще, зовет меня красавицей и говорит, что я похожа на фею. Но когда я сказала об этом девочке-инопланетянке, она расхохоталась и сказала: – Вампирша не может быть феей!

– Почему она меня обозвала Вампиршей? Я такая же девочка, как и она. И имя у меня красивое – Меся.

Пойду, спрошу у мамы. Она поднялась и направилась к двери, которая неожиданно распахнулась. В комнату вошла старшая сестра.

– Кеся, скажи, мне, пожалуйста, почему инопланетянка назвала меня страшилищем. Да ещё Вампиршей? – обратилась к сестре девочка.

Кеся посмотрела на неё с нежностью и, протянув к ней руки, мягко проговорила: – Дорогая моя, эти инопланетяне такие странные! Они сами не знают, что говорят! Возьми, хоть этого черноволосого мальчишку, он такой задавака, мне знаешь, что сказал? Он сказал, что я – крокодил! Я, конечно, ему ответила, что я никакой не крокодил, что я думаю, он не прав. Потом я ему растолковала, что я важная персона, причём очень красивая и, что я на своей планете имею титул королевы красоты. Крокодилом меня ещё никто не называл. Но на мои слова, он только рассмеялся и спросил: – Ты в зеркало-то, смотришься? – сунул мне какую-то стекляшку прямо в лицо, в которой я ничего не увидела.


Рис. 1. Девочка рассматривала себя в зеркале


– Конечно, смотрюсь, – ответила я. – Затем достала своё зеркальце, которое мне подарил папа, посмотрелась в него и протянула его мальчишке. Он взял моё зеркальце, повертел в руках и отметил, что это очень дорогая вещица, одних брюликов грамм сто, а потом спросил:

– Это, что?!

– Как что? – я удивилась: – Это зеркало!

– Какое же это зеркало?! – захохотал он, – это же пластинка. Вот у меня зеркало, посмотрись, – он опять протянул мне свою стекляшку.

Я пожала плечами и сморщилась, он начал опять смеяться:

– Я теперь понял в чём дело, – проговорил он, – ты же Вампирша и не можешь видеть себя в серебряном, обычном зеркале.

– Почему же? – спросила я, – вот в своём зеркале, я себя вижу даже очень хорошо.

– Может, ты себя видишь красавицей в нём? – ехидно переспросил он.

– Конечно, так оно и есть, – заверила я его. Тогда он стал так хохотать, что я даже перепугалась.

– Какая же ты красавица?! Волосы, как пакля! Глаза… – Он остановился и добавил, – ну глаза ещё ничего! А губы?! Я даже и сравнить их ни с чем не могу, они такие мясистые и большие. А зубы? Это же настоящие зубья. Ну, фигура тоже ничего. А ноги? Они же, как две палки, какие-то ходули, а не ноги. А твоя одежда? Такие платья носили в пещерный век мои прапрабабушки: бантики, рюшечки, ленточки, дырочки. А расцветка? Она просто ужасная: блёклая, в разводах, будто бы платье долго мочили в отбеливателе. А туфли? Я сейчас умру. Носы-то сейчас убегут: – один на Запад, другой на Восток. Дурацкие штаны торчат из-под платья. Вообще, вся ты, как огородное пугало!

– И ты ему не возразила? – удивилась младшая сестра.

– Я ему даже возразить не могла, он меня совсем заговорил.

– Какой он? Опиши, его мне, – попросила Меся.

Но сестра отмахнулась от неё. Она кокетливо поправила копну своих волос и предложила: – Иди, сама посмотри, но он тебе ничего хорошего не скажет.

– Ты же знаешь, мне мама не разрешает с ним общаться. Она говорит, что дети с других планет плохие и научат меня всяким глупостям.


Рис. 2. Кеся влезла в окно


– Эти уж точно, научат, – подтвердила старшая девочка, – судя по тому, каких слов этот мальчишка наговорил мне.

– Как ты видела девочку-инопланетянку?! Мама же тебе запретила, – заинтересовалась Кеся, уличая младшую сестру в нарушении маминого запрета.

– Так же, как и ты видела мальчишку? – парировала нарушительница.

– Очень просто! Первый раз я его видела, когда он был в служебной комнате. Я влезла в окно, села на подоконник и стала его рассматривать. Он сидел с опущенной головой, и о чём-то размышлял.

Он даже не взглянул на меня, а только произнёс:

– Что тебе нужно?

Я честно сказала, что мне любопытно и хочется с ним познакомиться. Тогда он поднял голову и ничего мне не сказал. Второй раз я его видела, когда его посадили в нижнюю комнату, где обычно держат провинившихся людей. Я спустилась к нему через окно и подошла к нему. А он начал смеяться надо мной…

Но сестра перебила её:

– Как выглядит его зеркало? Я бы хотела посмотреться в него.

– Сейчас и посмотришься, он отдал мне его, – старшая сестра протянула ей зеркало.

– Какая-то стекляшка! – удивилась девочка. – Я в ней тоже ничего не вижу. Что, он видит в ней своё отражение? – усомнилась она.

– Я даже видела в этой стекляшке его лицо. Это и есть зеркало. В моём зеркале я не видела его лица. Правда, он мне позже объяснил, почему так происходит, но я ему не поверила. Он сказал, что поскольку я Вампирша, я не вижу себя в серебряном зеркале, а вижу себя только в красном.

– Интересно, почему так происходит и, кто такие Вампирши? – давай, спросим у мамы или бабушки, они наверняка знают? – предложила младшая сестра.

– Нет, у мамы спрашивать, не будем. Она будет нас ругать. Нам же не разрешено встречаться и разговаривать с инопланетянами, – отвергла её предложение старшая сестра. – Вот у бабушки можно спросить. Мы ей скажем, что прочитали об этом в книжке.


Рис. 3. Кеся спустилась к инопланетянину


– Ты же знаешь, что у нас таких книг нет. У нас же только книги о нашей планете, – возразила Меся.

– Это ничего. Ведь бабушка не читала всех наших книг, поэтому она нам поверит.

– А, вдруг не поверит? – засомневалась младшая девочка, – вдруг она велит принести эту книгу? Что мы будем делать?

– Принесём ей самую толстую книгу-грамматику межпланетного языка. Она же не знает его, а мы знаем, – успокоила её сестра. Она не поймёт.

– Правильно, так и сделаем. Послушай, Кеся, а почему у нас нет книг на межпланетном языке, кроме учебников? Есть только один наш долговязый учитель, который толком ничего рассказать не может о других планетах. Как можно изучать язык, если не знаешь, для чего он нужен? Нам надо поставить этот вопрос перед родителями, – заметила младшая сестра.

– На каком же языке, ты разговаривала с девочкой с другой планеты? – спросила Месю старшая сестра и добавила, – вечно ты испортишь настроение, Меська. Зачем ты напомнила об учителе? Он такой противный и ботинки у него противные, тупоносые и без каблука. И заметь, всегда нечищеные. Не говоря уж о костюме: брючки короткие, пиджачок, как у студента. О рубашках и говорить нечего. Ты не находишь, что он похож… – она наклонилась к уху младшей сестры и что-то прошептала. После чего, они обе расхохотались. Насмеявшись, они снова вернулись к инопланетянам.

– Кеся, давай сходим к ним, после уроков – предложила младшая, – мы накинем на себя что-нибудь, чтобы нас не узнали, и проберемся к ним. Вот только ключ, как достать?

– Ключ я возьму на себя, – уверенно ответила старшая сестра. – Мама ни за что его не хватится. Она знает, что мы ничего не берём без спроса. – Мы же примерные девочки? – как любит повторять наша воспитательница. Кеся сгорбилась и, отклячив попку, картавя, произнесла писклявым голосом:

– Вы пгимерные девочки. Вы хорошего года. Ваши годители должны гогдиться вами. Я гогжусь, что служу у них.

Я до сих пор не понимаю, почему она иногда выговаривает букву «р», а иногда нет? Почему она чаще всего произносит вместо неё «г»?


Рис. 4. Меся придирчиво осмотрела свой наряд


– Я тоже не понимаю, – пожала плечами младшая девочка. – Может она притворяется?

Они снова рассмеялись.

– Пора собираться на занятия, – сказала старшая сестра, – ты меня не жди. Я должна сменить платье. Мне не нравиться это. Оно, действительно, какое-то старомодное, и ботинки надо сменить.

Да и волосы надо привести в порядок.

– Понятно! – протянула младшая девочка.

– Чего тебе понятно? – переспросила сестра.

– То и понятно. Этот инопланетянин сделал своё дело: и платье не то, и волосы не такие. Всё, что было модным с утра, вдруг сразу вышло из моды, – подшучивала Меся и, показав старшей сестре язык, вытолкала её из своей комнаты. После ухода модницы, Меся подошла к большому зеркалу и придирчиво осмотрела свой наряд. Придраться было не к чему. Платье с длинными руками, которые венчали высокие буфы, отлично сидело на хрупкой фигуре девочки. От талии отходили своеобразные длинные полы, из-под которых виднелись штанишки, отделанные двумя рядами кружев, спускавшиеся чуть ниже колен. Взглянув на свои ботинки, с загнутыми носами, она отметила, что они тоже достойны уважения. Особенно хороши были металлические пряжки, украшенные двумя крупными жемчужинами.

– Конечно, это не такой наряд, как у девочки с другой планеты, – отметила она и прищелкнула языком, – но тоже хорош!

Спустя минуту она вбежала в комнату старшей сестры и спросила:

– А, что же ты оденешь? Ведь у тебя нет такого красивого платья, как у инопланетянки. Вот у неё действительно красивое платье, – мечтательно проговорила она, закатив глаза. – Я даже хотела отобрать его у неё, но передумала. Мама тогда уж точно бы догадалась, что я у неё была.

– У меня есть что одеть, – заверила её Кеся. – Я надену тот костюм, что мне папа привёз, над которым мы долго смеялись и говорили, что он для мальчиков. И клепочки надену, помнишь, такие туфельки, как лодочки.

– Почему ты, назвала их клепочки?


Рис. 5. С трудом Меся пробралась к инопланетянке


– Их так наша воспитательница называет, – она опять передразнила свою воспитательницу и рассмеялась.

– Ладно, хватит смеяться. Пойдём, а то опять будем на горохе стоять, – предупредила младшая сестра.

– А ты, что в этом пойдешь к инопланетянам, и с такими волосами? Ты хочешь, чтобы они опять смеялись и обзывали нас? – спросила Кеся.

– Пусть смеются. Они же иноземцы. У них своя мода, а у меня своя, – заметила Меся с гордостью. – Это ты, под чужую дудку пляшешь. Такое платье, такие туфли… Единственное, что бы я сделала, – она задумалась, – я бы причесалась, как девочка инопланетянка. Мне очень понравилась её прическа и волосы. Они такие блестящие, не то, что наши.

– Поступай, как знаешь, но я в таком наряде с тобой не пойду к ним, – упиралась старшая сестра. – Хочешь, иди одна.

– Кеся, послушай, нам же на уроки идти, – младшая девочка попыталась вразумить старшую сестру. – Если ты переоденешься, то куда спрячешь еду для инопланетян?

Да и смешно будет, мальчик посмеялся, а ты сразу с ним согласилась. А ещё, если мы сейчас переоденемся, то долговязый учитель обязательно наябедничает нашим родителям. Мама начнет проводить дознание, а воспитательница будет чирикать: – Так воспитанные девочки не поступают. Так не одеваются. Тебе это надо?

– Почему чирикать, она же немного картавит и всё? – улыбнулась старшая упрямица.

– Так говорят у нас в кружке. Мы сейчас разучиваем новую пьесу про людей, которые живут на планете… Забыла, как она называется. Руководитель кружка перевёл эту пьесу, на наш язык. Там такие смешные персонажи, похожи на наших инопланетян. А ещё, там живут птички, они не поют, а чирикают, вот откуда мы взяли это слово. Правда, прикольно?! – не получив подтверждения на свой восторг, Меся строго заметила: – У нас ещё есть немного времени, подумай и реши, в чём ты пойдёшь? Я, в свою очередь, соглашусь привести волосы в порядок. Пойду, посмотрю, что из этого получиться и есть ли какая-нибудь лента.


Рис. 6. Женщина показала клыки


– Только, красную не бери, – прокричала Кеся, – я выбрала красную ленту, – добавила она вслед, убегавшей сестре и вернулась к зеркалу. Посмотрев на себя, она решительным шагом направилась в ванную комнату и принялась за голову. Собрав, вспукленные волосы в пучок, она перевязала их красной лентой. Она не стала менять свой наряд, послушав младшую сестру, схватила учебники и собралась бежать, надеясь что-нибудь съесть перед занятиями, но столкнулась с матерью. Вошедшая женщина была богато одета. Её волосы, такие же ржавые, как у девочек, торчали в разные стороны на каких-то палочках. Женщина устало опустилась на стул и обратилась к дочери:

– Посмотри, на моё приобретение, Кеся, – открыв рот, мать показала два клыка, закованные в золото.

– Кеська, долго я буду ждать тебя? – раздался голос за дверью, и в комнату влетела Меся.

Увидев мать, она остановилась и уставилась на её зубы:

– Ой, мамочка! – воскликнула младшая дочь, – тебе же, наверное, очень больно?

Мама громко рассмеялась. При этом она выставила свои белоснежные зубы с золотыми клыками, отчего её лицо приняло такое выражение, будто бы она хотела заплакать.

– Ты, ничего не понимаешь, дочка? Это сейчас очень модно.

Кеся, – обратилась она к старшей дочери, – как тебе нравится моя новая причёска?

– Причёска? Разве это можно назвать причёской, мама? – возмутилась дочь. – У твоего парикмахера совсем нет вкуса. К твоим новым клыкам подошла бы другая прическа, помолчав, дочь добавила: – Гладкая!

Женщина озадаченно посмотрела на старшую дочь, удивляясь прямоте ответа:

– Кеся, с каких пор, ты стала высказывать своё мнение в таком тоне?

– Мамочка, что мы носим, всё давно не модно. Мы похожи… – она замолчала.

– Кто же тебе это сказал? – спросила мать, подозрительно, глядя на девочку.

– Мамочка, наша воспитательница показывала нам журнал мод, в нём мы и увидели новые фасоны и прически, – вмешалась младшая дочь, – но Кеся не разобралась. Это будет мода следующего года. А, сейчас, ты самая модная и красивая. И зубки тебе эти идут, папочка будет в восторге.

– А…, – протянула мать и спросила – Вы сейчас на уроки? – и, не получив ответа, добавила: – не забудьте, поесть.

– Хорошо мамочка, – за двоих ответила младшая дочь. Дернув сестру за руку, она потащила её к двери.

Как только двери закрылись, она прошептала:

– Ты Кеська, дура! Ты, не можешь ничего скрывать. Если бы мамочка узнала про наши дела, она бы так рассердилась, что посадила нас в клетку на три дня. Вот тогда бы и была нам мода!

– Ладно! – согласилась Кеся, – ты, как всегда права, малявка. У нашей мамы очень дурной вкус. Она всегда выглядит нелепо. А парикмахер у неё просто чокнутый, мне кажется, что он нарочно сооружает у неё на голове такой ералаш. Ведь она похожа на дикобраза в этих папелётках, – огорченно добавила девочка. – А наши волосы? Верно, инопланетяне говорят, что они, как пакля. Хотя я не знаю, что это такое. У них волосы, как шёлк, струятся и блестят.

– Давай, спрячем инопланетянам по пончику? – прервала её сетования младшая сестра, – мороженое растает, а пончики нет. Может, они тогда не будут ругаться с нами?

– Задобрить хочешь?

– Да, нет! Я просто, не люблю, когда ругаются и смеются надо мной, – добродушно ответила малявка.

Старшая сестра положила руку на плечо девочки и, посмотрев на неё с улыбкой, согласилась угостить инопланетян пончиками:

– Куда же мы спрячем пончики, карманов-то, у нас нет?

– В ботинки положим, как раз по четыре пончика войдёт, я уже пробовала прятать пончики в ботинке, – моментально решила вопрос младшая девочка.

– Ты, что? Кто же будет, есть их, после этого?

– Но другого выхода у нас нет. Не положишь же их в рукав? Вдруг выскочат. Если увидят, будет взбучка. Ты же знаешь, в класс еду нельзя приносить.


Рис. 7. – Я пять пончиков взяла! – похвасталась Меся перед сестрой


– Зачем восемь пончиков? Это очень много. Они столько съедят? – поинтересовалась сестра.

– Ещё как съедят. Я в прошлый раз принесла булку, так девчонка в момент её съела. И вдобавок выпила целую бутылку молока. Они подошли к столовой, намереваясь взять восемь пончиков. Но, войдя в столовую, растерялись:

– Послушай, Кеся, как мы возьмём столько пончиков? Нас сразу засекут, – засомневалась младшая сестра.

– Может, мы такие голодные? Не трусь, бери! Давай, возьмем шесть, ты три пончика, и я три возьму.

– Почему три? Мне-то тоже пончик надо?

– Мы сегодня с тобой без пончиков. Ясно! – предупредила старшая сестра.

– Мы так не договаривались, – пропищала младшая девочка, – кидая пончики в свою тарелку. – Я пять взяла! – похвасталась она перед сестрой. Они не успели отойти от стола, как в дверь вплыла воспитательница. Окинув столовую, она прямиком направилась к девочкам. Видя у них гору пончиков, она сердито спросила: – Это, что такое? Где чувство мегы? Почему у вас столько еды? Вы же девочки, – она бесцеремонно отобрала у них пончики, оставив по одному для каждой особы, проводила их к столу.

Девочки, помня о том, что им надо спрятать пончики, ждали, когда воспитательница уйдёт и не ели. Но она, как нарочно, не отходила от них. Когда она отвернулась, они уже хотели забрать пончики и уйти, но голос остановил их: – Вы, девочки, почему не кушаете?

– Что-то не хочется, – быстро ответила Кеся.

– Ну, вот и хорошо. Калорийную пищу есть вредно, – мучительница сгребла пончики в свою тарелку и уселась за стол со словами: – Идите, девочки, я вас сейчас догоню. Мороженого сегодня нет, а Крефт вам нельзя, это очень калорийный напиток. Идите, идите!

Девочки встали из-за стола и направились к двери.

– Кто тебя тянул за язык?! – возмутилась Меся. – Не хочется! – передразнила она сестру, растягивая слова.

– Зато у меня есть вот, что, – успокоила сестру Кеся, вытаскивая из рукава большую шоколадку.

– Фу, с морковью! Я люблю больше со свёклой, – проговорила возмутительница, схватив шоколад. Она уже хотела его разломить, но остановилась! – Мы отнесём его инопланетянам.

– Он же растает в ботинке? Да и не засунешь в носок такую большую шоколадку, – сказала Кеся, – давай, съедим половинку.

– Обжора! – обозвала Меся сестру, разламывая плитку пополам. Одну половинку она положила в книжку. – Вот смотри, у книги толстая обложка, как коробка. Никто не догадается, что здесь тайник. Потом, разломив оставшуюся часть поровну, протянула шоколад сестре, – держи, свою долю. – Встречаемся после занятий, я тебя буду ждать у нашего входа, – предупредила она сестру, запихивая в рот большой кусок шоколада.

– Я не могу после занятий, у меня балет, – ответила Кеся. – Прилетела балерина с другой планеты, она будет показывать мастер-класс. Знаешь, какое у неё красивое платье! Правда, немного смешное, коротенькое, так что видны голые ноги, на ногах тряпичные туфли, как мои клепочки, только с вырезом и лентами. Я папе обязательно такое закажу, пусть он мне привезёт.

– Я тоже закажу папе такое платье, он мне привезёт, – поддержала её сестра.

– Тебе-то зачем? На арфе в таком не играют. В таком платье только танцуют, глупенькая, малышка. Встретимся позже! Я побегу! Ты приготовься к вечеру, примерь моё белое платье. Ещё, приготовь белую скатерть и жди меня. Да смотри, не попадись на глаза родителям или воспитательнице, а то всё дело сорвёшь, – назидательно проговорила старшая сестра.

Они разошлись по классам.

– Вот так всегда! – сокрушенно заметила Меся, – мне только поручения даёт, а сама танцевать идёт.