Виктор Гюго - Отверженные
4,6

Моя оценка

Отверженные 4.6
Знаменитый роман-эпопея Виктора Гюго о жизни людей, отвергнутых обществом. Среди ""отверженных"" Жан Вальжан, осужденный на двадцать лет каторги за то, что украл хлеб для своей голодающей семьи, маленькая Козетта, превратившаяся в очаровательную девушку, жизнерадостный уличный сорванец Гаврош. Противостояние криминального мира Парижа и полиции, споры политических партий и бои на баррикадах, монастырские законы и церковная система – блистательная картина французского общества начала XIX века.
Серия: Pocket book
Цикл: Трилогия о роке, книга №2
Издательство: Эксмо-Пресс

Лучшая рецензия на книгу

Puchkina_Olga

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

5 января 2022 г. 21:42

493

4.5

Долгоиграющая книга... Вот уж более четырёх месяцев назад прочла, а всё не отпускает... А ведь могла бы и не прочесть никогда: после "Собора...", прочтённого ещё в школьные годы, я твёрдо решила - пусть это и прекрасная книга, но таких потрясений мне больше не надо, увольте. И зря боялась: "Отверженные" - история совсем другого плана! Всё начинается со священника, который хоть и является персонажем глубоко второстепенным, но именно его персона, а точнее личные качества, и задают тон всей последующей истории. И так как фигура эта была в высшей степени добродетельна, то и вся история в целом будет ею пропитана. Ему удалось уронить семена смирения, доброты, всепрощения и человеколюбия в душу главного героя, озлобленного сначала 20ти-летней каторгой, а потом и последующим отношением общества…

Развернуть

Отверженные — Виктор Гюго, роман

Перевод: Э. О. Выгодская

сокращенная версия

ISBN: 978-5-04-106865-3

Год издания: 2020

Язык: Русский

Сокращенный перевод с французского под редакцией Э.О. Выгодской.
В оформлении обложки использована репродукция картины "Юные патриоты" (1830) художника Ф.-О. Жанрона (1809-1877)
Страниц: 768
Масса: 376 г
Размеры: 179x115x30 мм

Виктор Гюго использовал в своем произведении «Отверженные» (Les Miserables) самое длинное предложение на французском языке, которое состоит из 823 слов.

Прототипом Жана Вальжана считается Франсуа Видок — многократно побывавший в тюрьмах французский преступник, который после построил успешную карьеру в полиции и был широко известен своей общественной деятельностью и благотворительностью. Гюго сотрудничал с Видоком в работе над рассказом «Клод Ге» и повестью «Последний день приговорённого к смерти». В «Отверженных», в частности, из биографии Видока заимствован эпизод с корзиной: в 1828 году он спас одного из работников бумажной фабрики, подняв тяжелую корзину на плечи.

Часто в качестве прототипа Вальжана называют реального каторжника Питера Морена, который в 1801 году и был приговорен к пяти годам тюремного заключения за кражу буханки хлеба.

Момент, когда Вальжан спасает матроса на «Орионе» основан на реальном случае, хотя Гюго не был его свидетелем. Гюго почти в точности записал письмо друга, изменив только концовку, где Вальжану удаётся совершить побег. Несколько моментов биографии персонажа написаны на основе собственного опыта писателя:

В 1841 году Гюго спас проститутку от ареста за нападение, как и Жан Вальжан спас Фантину.

22 февраля 1846 года Гюго стал свидетелем ареста человека, который украл хлеб. Рассматривать это как источник вдохновения для биографии Вальжана и основы для романа нельзя (роман был начат за несколько лет до этого), однако исходя из дневниковой записи писателя можно судить, что сцена произвела на него неизгладимое впечатление.

В декабре 1851 год на баррикадах сам Гюго присоединился к революционерам против Наполеона III, однако, не взял в руки оружия, а помогал раненым.

Число, присвоенное Вальжану на каторге — 24601, может быть отсылкой к дате рождения Виктора Гюго (24 июня 1801 года); кроме того, 24 июня отмечается день Св. Иоанна.

Студенческое восстание основано на Июньском восстании 1832 года.Прототипы

Жан Вальжан - одним из прототипов героя стал каторжник Пьер Морен, в 1801 году приговоренный на пять лет каторги за украденный кусок хлеба. Лишь один человек, епископ города Диня монсеньор де Миоллис, принял последовательное участие в его судьбе после освобождения, сначала дав приют, а потом - рекомендацию на работу. Морен оправдал его доверие: он стал храбрым солдатом и пал в битве при Ватерлоо. Кроме Морена исследователи также называют среди прототипов Ж.В. знаменитого Франсуа Видока, шефа уголовной полиции Парижа, в прошлом каторжника. Именно с Видоком произошел описанный в романе случаи спасения Ж.В. старого Фошлевана из-под опрокинувшейся повозки.

Гаврош - Жозефа Бар. Он жил и сражался за полвека до того, как герой Гюго поднялся на баррикаду, в те великие дни, когда французы шли в бой за свободу, равенство и братство, штурмовали Бастилию, вели войну со всей аристократической Европой, воевали с собственной контрреволюцией. В судьбе тринадцатилетнего барабанщика Жозефа Бара не так уж много общего с Гаврошем. Но писателю часто и не нужно, чтобы точно совпадали факты жизни реального прототипа и его героя. Для Гюго было важно нарисовать героический
характер, создать живой литературный персонаж. Жозеф Бара был в этом смысле великолепным "натурщиком", с которого было очень удобно писать образ юного героя. Его подвиг не мог не взволновать, не мог не вдохновить художника. И не случайно об этом маленьком храбреце было сложено столько песен и написано столько стихов, недаром его изображали в своих работах художники и скульпторы. Поэты Т. Руссо, М.-Ж. Шенье, О. Барбье посвящали ему стихи, художник Жан-Жозе Веертс, скульпторы Давид Д'Анжер, Альберт Лефевр создавали ему памятники, и даже Луи Давид, первый в мире великий живописец, ставший революционером, из трех картин, посвященных деятелям французской революции, "мученикам свободы" - Лепелетье и Марату, одну посвятил Жозефу Бара.
Жозеф Бара - маленький гражданин французской республики, отважно сражался в рядах патриотов. В середине октября так называемая католическая и королевская армия вандейцев была окружена под Шоле. Шли ожесточенные бои, мятежные войска упорно сопротивлялись. Чем безнадежнее было их положение, тем яростнее они бились, применяя хитрость и коварство. Во время стычки в лесу Жозеф Бара был окружен отрядом мятежников. Двадцать ружейных дул направили на юного барабанщика. Двадцать вандейцев ждали приказа своего главаря. Мальчик мог спастись ценой позора. Стоило лишь прокричать, как требовали враги, три слова: "Да здравствует король!" Юный герой ответил возгласом: "Да здравствует республика!" Двадцать пуль пронзили его тело. А через несколько часов революционные войска ворвались в Шоле, последний оплот мятежников. После победы у стен Шоле, комиссары доносили Конвенту, что в боях отличились многие храбрецы. Барабанщик Жозеф Бара был первым в списках отважных. К тому времени в Париже стал известен еще один юный герой - Агриколь Виала. Ему было почти столько же лет, сколько и Жозефу Бара. И он тоже был
маленьким солдатом - добровольцем вступил в небольшой отряд национальной гвардии в своем родном городе Авиньоне. Летом девяносто третьего года отряд принял участие в боях с контрреволюционерами. Роялисты, поднявшие на юге мятеж, шли на Авиньон. Им преградили путь воды реки Дюранс и отряд храбрецов. Силы были слишком неравными, чтобы сомневаться в исходе боя. Помешать продвижению мятежников вперед можно только одним способом: перерубить канат от понтона, на котором враги намеревались переправиться через реку. Но отважиться на это не могли даже взрослые - батальоны роялистов находились на расстоянии ружейного выстрела. Вдруг все увидели, как мальчик в форме национального гвардейца, схватив топор, бросился к берегу. Солдаты замерли. Агриколь Виала подбежал к воде и изо всех сил ударил по канату топором. На него обрушился град пуль. Не обращая внимания на залпы с противоположной стороны, он продолжал яростно рубить канат. Смертельный удар поверг его на землю. "Я умираю за свободу!" - были последние слова Агриколя Виала. Враги все-таки переправились через Дюранс. Мальчик был еще жив. Со злобой набросились они на смельчака, распростертого на песке у самой воды. Несколько штыков вонзились в тело ребенка, потом его бросили в волны реки.

Слово автора

"Сочинение этой книги шло изнутри вовне. Идея родила персонажей, персонажи произвели драму".
"Эта книга от начала до конца .в целом и в подробностях представляет движение от зла к добру, от несправедливого к справедливому, от ложного к истинному, от мрака к свету, от алчности к совестливости, от гниения к жизни, от скотского состояния к чувству долга, от ада к небу, от ничтожества к богу" - из первого предисловия к роману.
"историк нравов и идей облечен миссией не менее трудной, чем историк событий. В распоряжении одного - поверхность цивилизации: Другому достаются ее недра, ее глубь: Это два порядка различных явлений, отвечающих один другому, всегда взаимно подчиненных, а нередко порождающих друг друга"

Слово читателя

Достоевский очень высоко ценил роман Гюго. В одном из писем он утверждает: "Вопреки мнению всех наших знатоков, "Отверженные" стоят выше "Преступления и наказания"". Вместе с тем Достоевский замечает: "Но любовь моя к Miserables не мешает мне видеть их крупные недостатки. Прелестна фигура Вальжана и ужасно много характернейших и превосходных мест... Но зато как смешны его любовники, какие они буржуа-французы в подлейшем смысле!"
Своеобразное "продолжение" романа "Отверженные", было написано журналистом Франсуа Сереза (Francois Ceresa) - "Козетта, или Время иллюзий" ("Cosette ou le Temps des Illusions"). Издание этого романа вызвало даже судебную тяжбу между праправнуком Виктора Гюго, Пьером Гюго и Франсуа Сереза.

Считается, что Гюго затратил на создание «Отверженных» более тридцати лет своей творческой жизни, хотя писался роман с перерывами — иногда запойно, так сказать, и безостановочно, иногда же с затяжными паузами. Несколько раз переделывалось и переписывалось программное предисловие, которому писатель придавал принципиальное значение.
Более того, Гюго вообще наивно полагал, что книги, подобные «Отверженным», способны переустроить общество. Социальное зло и неравенство он считал причинами всех людских бед. Исправить положение можно путем улучшения нравственности. А для этого следует прислушаться и взять на вооружение то, к чему всегда призывали все великие пророки, мыслители, писатели. Еще короче: будь таким, как Жан Вальжан, и общество быстро избавится от поразивших его язв и пороков.История написания

Замысел романа из жизни низов, жертв общественной несправедливости, возник у писателя еще в начале его творческого пути. Узнав в 1823 году, что его друг Гаспар де Попе будет проездом в Тулоне, он просит его собрать сведения о быте каторжников. Интерес Гюго к каторге был, вероятно, пробужден наделавшей много шума историей беглого каторжника, ставшего полковником и арестованного в 1820 году в Париже. В 1828 году бывший префект Миоллис рассказал Гюго о своем брате, монсеньере Миоллисе, епископе города Динь, оказавшем в 1806 году гостеприимство освобожденному каторжнику Пьеру Морену. Духовно переродившись под влиянием епископа, Морен стал военным санитаром и затем погиб под Ватерлоо. В 1829 году Гюго поместил в XXIII главе "Последнего дня приговоренного к смерти" рассказ каторжника, отбывшего срок и сталкивающегося с первых шагов на свободе с предубежденностью и враждебностью окружающих; во многом это уже напоминало историю Жана Вальжана. К началу 1830 года Гюго стал представлять себе очертания будущего романа и набросал начало предисловия к нему: "Тем, кто спросил бы, действительно ли случилась, как выражаются, эта история, мы бы ответили, что это не имеет значения. Если волею случая эта книга заключает в себе урок или совет, если события, о которых в ней идет речь, или чувства, вызываемые ею, не лишены смысла, то она достигла своей цели... Важно не то, чтобы история была правдивой, но чтобы она была истинной..."

В 1832 году Гюго намеревался приступить к непосредственной работе над "историей", ибо в марте этого года он заключил с издателями Госленом и Рандюэлем договор на издание романа, название которого не было обозначено, хотя нет никакого сомнения, что речь шла о будущем романс "Нищета" ("Les Miseres"), первом варианте "Отверженных" ("Les Miserables"). Театр отвлек писателя от романа, однако замысел книги продолжал зреть в его душе, обогащаясь новыми впечатлениями, которые давала ему жизнь, и все усиливавшимся интересом Гюго к социальным вопросам (контуры будущего романа мы можем обнаружить и в повести 1834 года "Клод Ге", у героя которой немало общего с Жаном Вальжаном, и в стихотворениях 30-40-х годов, связанных с идеями социального сострадания). Наконец, шумный успех "Парижских тайн" Эжена Сю (1842-1843) обратил мысли Гюго к роману о жизни народа, хотя, конечно, вступая в явное соперничество с Сю, Гюго думал не о бойком романе-фельетоне, а о социальной эпопее. 17 ноября 1845 года Гюго начал
писать роман, о котором он столько мечтал и который был назван им "Жан Трежан"; через два года заголовок меняется на "Нищету", и в это время Гюго настолько захвачен работой, что решает в течение двух месяцев обедать только в девять часов, "чтобы удлинить свой рабочий день". События революции 1848 года прервали эту упорную работу, и Гюго вновь вернулся к ней в августе 1851 года. Затем последовал новый перерыв, вызванный переворотом 2 декабря. Последнюю часть Гюго заканчивает уже в Брюсселе. Первая редакция романа была готова, таким образом, к 1852 году. Она состояла из четырех частей и содержала гораздо меньшее количество эпизодов и авторских отступлений, чем окончательный текст. Когда в 1860 году Гюго решил переработать книгу, окончательно названную в 1854 году "Отверженные", он дал полную свободу лирическому началу своей прозы. За счет авторских. отступлений объем романа значительно увеличился. Появились в нем и ответвления от основной сюжетной линии. В 1861 году, во время поездки в Бельгию, Гюго за две недели создал описание сражения под Ватерлоо; в это же время в роман включаются новые главы, изображающие тайное
республиканское общество "Друзей азбуки", создается идеальный образ "жреца революции" Анжольраса. Некоторые новые оттенки появились в характеристике Мариуса, в которой нашли отражение отдельные черты молодого Виктора Гюго. Первое издание книги, появившееся в начале 1862 года, разошлось молниеносно: за два дня был распродан весь тираж - семь тысяч экземпляров. Тотчас же потребовалось новое, второе издание, которое и вышло через две недели.
Стихотворения Гюго периода написания книги:

Вам нечем драться? Ладно! Молот
Возьмите в руки или лом!
Там камень мостовой расколот,
Сквозь стену вырублен пролом.
И с криком ярости и с криком
Надежды, в дружестве великом, -
За Францию, за наш Париж! -
В последнем бешеном боренье,
Смывая с памяти презренье,
Ты свой порядок водворишь.

(Перевод П. Антокольского)

В 1815 г. епископом города Диня был Шарль-Франсуа Мириэль, прозванный за добрые дела Желанным — Бьенвеню. Этот необычный человек в молодости имел множество любовных похождений и вел светскую жизнь — однако Революция все переломила. Г-н Мириэль уехал в Италию, откуда вернулся уже священником. По капризу Наполеона старый приходской священник занимает архиерейский престол. Свою пастырскую деятельность он начинает с того, что уступает прекрасное здание епископского дворца местной больнице, а сам же переселяется в тесный маленький дом. Свое немалое жалованье он целиком раздает бедным. В двери епископа стучатся и богатые, и бедные: одни приходят за милостыней, другие приносят её. Этот святой человек пользуется всеобщим уважением — ему даровано исцелять и прощать.

В первых числах октября 1815 г. в Динь входит запыленный путник — коренастый плотный мужчина в расцвете сил. Его нищенская одежда и угрюмое обветренное лицо производят отталкивающее впечатление. Прежде всего он заходит в мэрию, а затем пытается устроиться где-нибудь на ночлег. Но его гонят отовсюду, хотя он готов платить полновесной монетой. Этого человека зовут Жан Вальжан. Он пробыл на каторге девятнадцать лет — за то, что однажды украл каравай хлеба для семерых голодных детей своей овдовевшей сестры. Озлобившись, он превратился в дикого затравленного зверя — с его «желтым» паспортом для него нет места в этом мире. Наконец какая-то женщина, сжалившись над ним, советует ему пойти к епископу. Выслушав мрачную исповедь каторжника, монсеньер Бьенвеню приказывает накормить его в комнате для гостей. Посреди ночи Жан Вальжан просыпается: ему не дают покоя шесть серебряных столовых приборов — единственное богатство епископа, хранившееся в хозяйской спальне. Вальжан на цыпочках подходит к кровати епископа, взламывает шкафчик с серебром и хочет размозжить голову доброго пастыря массивным подсвечником, но какая-то непонятная сила удерживает его. И он спасается бегством через окно.

Утром жандармы приводят беглеца к епископу — этого подозрительного человека задержали с явно краденым серебром. Монсеньер может отправить Вальжана на пожизненную каторгу. Вместо этого господин Мириэль выносит два серебряных подсвечника, которые вчерашний гость якобы забыл. Последнее напутствие епископа — употребить подарок на то, чтобы стать честным человеком. Потрясенный каторжник поспешно покидает город. В его огрубелой душе происходит сложная мучительная работа. На закате он машинально отбирает у встреченного мальчугана монету в сорок су. Лишь когда малыш с горьким плачем убегает, до Вальжана доходит смысл его поступка: он тяжело оседает на землю и горько плачет — впервые за девятнадцать лет.

В 1818 г. городок Монрейль процветает, и обязан он этим одному человеку: три года назад здесь поселился неизвестный, который сумел усовершенствовать традиционный местный промысел — изготовление искусственного гагата. Дядюшка Мадлен не только разбогател сам, но и помог нажить состояние многим другим. Еще недавно в городе свирепствовала безработица — теперь все забыли о нужде. Дядюшка Мадлен отличался необыкновенной скромностью — ни депутатское кресло, ни орден Почетного легиона его совершенно не привлекали. Но в 1820 г. ему пришлось стать мэром: простая старуха устыдила его, сказав, что совестно идти на попятную, если выпал случай сделать доброе дело. И дядюшка Мадлен превратился в господина Мадлена. Перед ним благоговели все, и только полицейский агент Жавер взирал на него с крайним подозрением. В душе этого человека было место только для двух чувств, доведенных до крайности, — уважение к власти и ненависть к бунту. Судья в его глазах никогда не мог ошибиться, а преступник — исправиться. Сам же он был беспорочен до отвращения. Слежка составляла смысл его жизни.

Однажды Жавер покаянно сообщает мэру, что должен ехать в соседний город Аррас — там будут судить бывшего каторжника Жана Вальжана, который сразу после освобождения ограбил мальчика. Прежде Жавер думал, что Жан Вальжан скрывается под личиной господина Мадлена — но это была ошибка. Отпустив Жавера, мэр впадает в тяжелое раздумье, а затем уезжает из города. На суде в Аррасе подсудимый упорно отказывается признать себя Жаном Вальжаном и утверждает, что его зовут дядюшка Шанматье и за ним нет никакой вины. Судья готовится вынести обвинительный приговор, но тут встает неизвестный человек и объявляет, что это он Жан Вальжан, а подсудимого нужно отпустить. Быстро разносится весть, что почтенный мэр господин Мадлен оказался беглым каторжником. Жавер торжествует — он ловко расставил силки преступнику.

Суд присяжных постановил сослать Вальжана на галеры в Тулон пожизненно. Оказавшись на корабле «Орион», он спасает жизнь сорвавшемуся с реи матросу, а затем бросается в море с головокружительной высоты. В тулонских газетах появляется сообщение, что каторжник Жан Вальжан утонул. Однако через какое-то время он объявляется в городке Монфермейль. Его приводит сюда обет. В бытность свою мэром он чрезмерно строго обошелся с женщиной, родившей внебрачного ребенка, и раскаялся, вспомнив милосердного епископа Мириэля. Перед смертью фантина просит его позаботиться о своей девочке Козетте, которую ей пришлось отдать трактирщикам Тенардье. Супруги Тенардье воплощали собой хитрость и злобу, сочетавшиеся браком. Каждый из них мучил девочку по-своему: её избивали и заставляли работать до полусмерти — и в этом была виновата жена; она ходила зимой босая и в лохмотьях — причиной тому был муж. Забрав Козетту, Жан Вальжан поселяется на самой глухой окраине Парижа. Он учил малышку грамоте и не мешал ей играть вволю — она стала смыслом жизни бывшего каторжника, сохранившего деньги, заработанные на производстве гагата. Но инспектор Жавер не дает ему покоя и здесь. Он устраивает ночную облаву: Жан Вальжан спасается чудом, незаметно перепрыгнув через глухую стену в сад — это оказался женский монастырь. Козетту берут в монастырский пансион, а её приемный отец становится помощником садовника.

Добропорядочный буржуа господин Жильнорман живет вместе с внуком, который носит другую фамилию — мальчика зовут Мариус Понмерси. Мать Мариуса умерла, а отца он никогда не видел: г-н Жильнорман именовал зятя «луарским разбойником», поскольку к Луаре были отведены для расформирования императорские войска. Жорж Понмерси достиг звания полковника и стал кавалером ордена Почетного легиона. Он едва не погиб в битве при Ватерлоо — его вынес с поля боя мародер, обчищавший карманы раненых и убитых. Все это Мариус узнает из предсмертного послания отца, который превращается для него в фигуру титаническую. Бывший роялист становится пламенным поклонником императора и начинает почти ненавидеть деда. Мариус со скандалом уходит из дома — ему приходиться жить в крайней бедности, почти в нищете, но зато он чувствует себя свободным и независимым. Во время ежедневных прогулок по Люксембургскому саду, юноша примечает благообразного старика, которого всегда сопровождает девушка лет пятнадцати. Мариус пылко влюбляется в незнакомку, однако природная застенчивость мешает ему познакомиться с ней. Старик, заметив пристальное внимание Мариуса к своей спутнице, съезжает с квартиры и перестает появляться в саду. Несчастному молодому человеку кажется, что он навсегда потерял возлюбленную. Но однажды он слышит знакомый голос за стенкой — там, где живет многочисленное семейство Жондретов. Заглянув в щель, он видит старика из Люксембургского сада — тот обещает принести деньги вечером. Очевидно, Жондрет имеет возможность шантажировать его: заинтересованный Мариус подслушивает, как негодяй сговаривается с членами шайки «Петушиный час» — старику хотят устроить западню, чтобы забрать у него все. Мариус извещает полицию. Инспектор Жавер благодарит его за помощь и вручает на всякий случай пистолеты. На глазах у юноши разыгрывается жуткая сцена — трактирщик Тенардье, укрывшийся под именем Жондрета, выследил Жана Вальжана. Мариус готов вмешаться, но тут в комнату врываются полицейские во главе с Жавером. Пока инспектор разбирается с бандитами, Жан Вальжан выпрыгивает в окно — только тут Жавер понимает, что проворонил куда более крупную дичь.

В 1832 г. Париж был охвачен брожением. Друзья Мариуса бредят революционными идеями, однако юношу занимает другое — он продолжает упорно разыскивать девушку из Люксембургского сада. Наконец счастье ему улыбнулось. С помощью одной из дочерей Тенардье молодой человек находит Козетту и признается ей в любви. Оказалось, что Козетта также давно любит Мариуса. Жан Вальжан ни о чем не подозревает. Более всего бывший каторжник обеспокоен тем, что за их кварталом явно наблюдает Тенардье. Наступает 4 июня. В городе вспыхивает восстание — повсюду строят баррикады. Мариус не может оставить своих товарищей. Встревоженная Козетта хочет послать ему весточку, и у Жана Вальжана наконец открываются глаза: его малышка стала взрослой и обрела любовь. Отчаяние и ревность душат старого каторжника, и он отправляется на баррикаду, которую обороняют молодые республиканцы и Мариус. Им в руки попадается переодетый Жавер — сыщика хватают, и Жан Вальжан вновь встречает своего заклятого врага. Он имеет полную возможность расправиться с человеком, причинившим ему столько зла, но благородный каторжник предпочитает освободить полицейского. Тем временем правительственные войска наступают: защитники баррикады гибнут один за другим — в их числе славный мальчуган Гаврош, истинный парижский сорванец. Мариусу ружейным выстрелом раздробило ключицу — он оказывается в полной власти Жана Вальжана.

Старый каторжник уносит Мариуса с поля боя на своих плечах. Всюду рыщут каратели, и Вальжан спускается под землю — в страшные канализационные стоки. После долгих мытарств он выбирается на поверхность только для того, чтобы очутиться лицом к лицу с Жавером. Сыщик разрешает Вальжану отвезти Мариуса к деду и заехать попрощаться с Козеттой — это совсем не похоже на безжалостного Жавера. Велико же было изумление Вальжана, когда он понял, что полицейский отпустил его. Между тем для самого Жавера наступает самый трагический момент в его жизни: впервые он преступил закон и отпустил преступника на свободу! Не в силах разрешить противоречие между долгом и состраданием, Жавер застывает на мосту — а затем раздается глухой всплеск.

Мариус долгое время находится между жизнью и смертью. В конце концов молодость побеждает. Юноша наконец встречается с Козеттой, и их любовь расцветает. Они получают благословение Жана Вальжана и г-на Жильнормана, который на радостях совершенно простил внука. 16 февраля 1833 г. состоялась свадьба. Вальжан признается Мариусу в том, что он беглый каторжник. Молодой Понмерси приходит в ужас. Ничто не должно омрачать счастья Козетты, поэтому преступнику следует постепенно исчезнуть из её жизни — в конце концов, он всего лишь приемный отец. Поначалу Козетта несколько удивляется, а затем привыкает ко все более редким визитам своего бывшего покровителя. Вскоре старик вовсе перестал приходить, и девушка забыла о нем. А Жан Вальжан стал чахнуть и угасать: привратница пригласила к нему врача, но тот лишь развел руками — этот человек, видимо, потерял самое дорогое для себя существо, и никакие лекарства здесь не помогут. Мариус же полагает, что каторжник заслуживает подобного отношения — несомненно, именно он обокрал господина Мадлена и убил беззащитного Жавера, спасшего его от бандитов. И тут алчный Тенардье открывает все тайны: Жан Вальжан — не вор и не убийца. Более того: именно он вынес с баррикады Мариуса. Юноша щедро платит гнусному трактирщику — и не только за правду о Вальжане. Когда-то негодяй совершил доброе дело, роясь в карманах раненых и убитых, — спасенного им человека звали Жорж Понмерси. Мариус с Козеттой едут к Жану Вальжану, чтобы умолять о прощении. Старый каторжник умирает счастливым — любимые дети приняли его последний вздох. Молодая чета заказывает трогательную эпитафию на могилу страдальца.Начало девятнадцатого века. Франция на пороге революции.

Бывший каторжник Жан Вальжан, отверженный, испытывающий злобу ко всему человечеству после своего 19-летнего заключения, попадает к католическому епископу Диньскому Мириэлю, изменившему его жизнь. Епископ отнесся к нему как к человеку, заслуживающему уважения, и более того, когда Вальжан украл у него серебряную посуду и подсвечники, простил и не выдал властям. Первое и единственное существо, пожалевшее его, каторжника, так потрясло Вальжана, что он очень резко переменил свою жизнь: под чужим именем основал фабрику по изготовлению мелких изделий из чёрного стекла, благодаря которой выросло благосостояние целого городка, и потом стал его мэром.
Оступившись на своем пути, он становится желанной добычей французской полиции и вынужден скрываться. Инспектор парижского отделения полиции Жавер считает его поимку делом всей своей жизни.

После смерти Фантины — женщины, за судьбу которой Жан Вальжан считал себя в ответе, единственным близким ему человеком остаётся её дочь Козетта. Ради счастья девочки Жан Вальжан готов на всё…

1. "Отверженные",фильм,1935 г.,США, реж. Р.Болеславский, в главной роли - Фредерик Марч.
2. "Жизнь Жана Вальжана",фильм,1952г.,США,реж. Л.Майлстоун.
3. "Отверженные",фильм, 1958 г.,Франция-Италия,реж. Ж. П. Ле Шануа, в главной роли - Жан Габен.
4. "Отверженные",фильм,1978 г., США. в главной роли - Ричард Джордан.
5. "Отверженные",фильм,1982 г., Франция,реж. Р.Оссейн, в главной роли - Лино Вентура.
6. "Отверженные",фильм,1998 г., США, реж. Б.Огэст. ,в главной роли - Лайам Нисон.
7. "Отверженные",фильм, 2000 г.,Франция, в главной роли - Жерар Депардье.
8. "Козетта", мультфильм, СССР, 1977
9. "Отверженные: Козетта", мультипликационный сериал Япония, 2007
10. ""Отверженные", фильм/мюзикл, 2012 г., США, Великобритания, в главной роли - Хью Джекман

Показать ещё

Кураторы

Я представляю интересы автора этой книги

Рецензии

Всего 366
Puchkina_Olga

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

5 января 2022 г. 21:42

493

4.5

Долгоиграющая книга... Вот уж более четырёх месяцев назад прочла, а всё не отпускает... А ведь могла бы и не прочесть никогда: после "Собора...", прочтённого ещё в школьные годы, я твёрдо решила - пусть это и прекрасная книга, но таких потрясений мне больше не надо, увольте. И зря боялась: "Отверженные" - история совсем другого плана! Всё начинается со священника, который хоть и является персонажем глубоко второстепенным, но именно его персона, а точнее личные качества, и задают тон всей последующей истории. И так как фигура эта была в высшей степени добродетельна, то и вся история в целом будет ею пропитана. Ему удалось уронить семена смирения, доброты, всепрощения и человеколюбия в душу главного героя, озлобленного сначала 20ти-летней каторгой, а потом и последующим отношением общества…

Развернуть

18 января 2022 г. 19:32

32

4

Слишком растянуто. Я читаю это произведение ради истории про Козетту и Мариуса, а не исторических фактов про Наполеона, канализацию и французские революции

Издания и произведения

Всего 73

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 284
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
`