Гюнтер Грасс - Собачьи годы
4,1

Моя оценка

Роман «Собачьи годы» (1963) - одно из важнейших произведений в творчестве крупнейшего немецкого писателя современности, лауреата Нобелевской премии Гюнтера Грасса. Это великая книга, в которой, как в жизни, есть место всему: трагическому и смешному, прекрасному и безобразному, обыденному и невероятному.
Цикл: Данцигская трилогия, книга №3
Издательство: Пальмира

Лучшая рецензия на книгу

18 апреля 2020 г. 12:51

1K

5 Лапищи

Репутация «сложных современных романов» плотно закреплена за американским постмодерном, который до нас доходит со скрипом, каждый новый толстенный том несёт за собой инфобурю, впрочем, её масштабы зависят от размеров издательства, иногда обходится. А между тем вот же оно, прямо под носом. Огромный, сложный, актуальный. Только немецкий и, соответственно, с другим генезисом. Автор не по кабинетам за океаном сидел, а полгода служил в СС, придя туда добровольцем в 1944, это же бесконечное поле для словоблудия в поле морально-аморально, а как же так, а можно или нельзя, а как теперь к этому относиться, и так далее, и тому подобное. В общем-то, на Западе, с момента этого СС-признания в середине нулевых, только этим и занимаются. А у нас как-то вяло. Может оно и к лучшему, но, так или иначе,…

Развернуть

Собачьи годы — Гюнтер Грасс, роман

Перевод: Михаил Рудницкий

ISBN: 978-5-521-00558-1

Год издания: 2017

Язык: Русский

Твёрдый переплёт, 736 стр.

Действие этого романа-гротеска происходит в те же годы, что и «Жестяной барабан». Это период перед приходом к власти национал-социалистов, время нацизма, война, атмосфера разрушенной послевоенной Германии, «экономическое чудо» и ложное, выставленное на показ «покаяние». В романе все получает политический подтекст: танцы на снегу, одушевленные вещи и люди-предметы, огородные пугала, производство которых наладил фабрикант Брауксель, мельник Матерн – предсказатель будущего по мучным червям, коричневые униформы роботов и др. Через все повествование проходит «собачий мотив»: история пса Принца. Сцена, когда приглашенным к фюреру разрешено видеть не его, а только его собаку, свидетельствует о том, насколько по-собачьи покорны были немцы, бездумно воспринимавшие нацистскую пропаганду. «История Принца становится основной нитью, скрепляющей разрозненные части сложной конструкции романа, активным элементом повествования, особенно в эпизодах, повествующих о бегстве собаки из гитлеровского бункера, ее скитаниях по Германии последних дней войны. Этот мотив звучит в сопровождении трагически-абсурдных аккордов бессмысленной гибели немцев, которым фюрер завещал… собаку. Гитлер и его любимый пес как бы меняются местами, уже не бесноватый ефрейтор правит Германией, а его собака, и кровопролитные бои немцы ведут… ради пса. Годы нацистской диктатуры предстают в романе как собачьи годы, а жизнь немцев при фашизме – как собачья жизнь».

Исследователь творчества Грасса И. В. Млечина пишет: «Структура романа такова, что в ней находят место и элементы сказки, саги или легенды, скетчи и жанровые сценки, анекдоты и плутовские истории, притчи и пародия, диалог и миниатюры (на эту специфическую черту композиции романа обращал внимание известный критик Марсель Райх-Раницкий). Как и многие современные романисты, Грасс исходит из убеждения, что сложную, полную противоречий эпоху невозможно передать в «гладкой» форме «старого романа» с его плавным изложением событий, последовательным переходом от прошлого к настоящему, «всевидящим рассказчиком», который всё знает о своих героях, и т. п. Тем не менее в «Собачьих годах», как и в «Жестяном барабане», ощущается связь с традиционным романом, в частности с классическим немецким романом воспитания, хотя преимущественно в пародийной форме.

Сам Грасс отмечает, в частности, связь «Жестяного барабана» с «Симплициссимусом», с такими романами воспитания как «Вильгельм Мейстер» Гёте и «Зеленый Генрих» Готфрида Келлера, подчеркивая, по словам К. Л. Танка, что решающее влияние на него оказал Герман Мелвилл с его «тягой к предметам», с его «Моби Диком». В другом месте он ссылается на влияние Джойса. В романах Грасса традиционные повествовательные элементы сочетаются с современной техникой монтажа (и здесь правильно было бы упомянуть прежде всего Дос Пассоса), объединяющей разностильные и разнохарактерные компоненты, с чередованием временных плоскостей, исключающих «линейное» изложение событий, с «потоком сознания», внутренним монологом и т. д. Приверженность конкретно-чувственному миру, обилию предметных реалий соединяется с невероятными порождениями фантазии, аллегорическими элементами и абстрактными символами, с неожиданными комбинациями страшных и шутовских эпизодов»

Кураторы

Я представляю интересы автора этой книги

Рецензии

Всего 6

18 апреля 2020 г. 12:51

1K

5 Лапищи

Репутация «сложных современных романов» плотно закреплена за американским постмодерном, который до нас доходит со скрипом, каждый новый толстенный том несёт за собой инфобурю, впрочем, её масштабы зависят от размеров издательства, иногда обходится. А между тем вот же оно, прямо под носом. Огромный, сложный, актуальный. Только немецкий и, соответственно, с другим генезисом. Автор не по кабинетам за океаном сидел, а полгода служил в СС, придя туда добровольцем в 1944, это же бесконечное поле для словоблудия в поле морально-аморально, а как же так, а можно или нельзя, а как теперь к этому относиться, и так далее, и тому подобное. В общем-то, на Западе, с момента этого СС-признания в середине нулевых, только этим и занимаются. А у нас как-то вяло. Может оно и к лучшему, но, так или иначе,…

Развернуть
noctu

Эксперт

Эксперт продавленного дивана

4 марта 2015 г. 21:07

2K

2.5

Как ни горько признавать, но в этой книге я не нашла никакого отклика. Читала, вникала, вновь возвращалась к уже прочитанному, чтобы стереть первое инфантильное впечатление, стереть пыль безразличия и скуки. Не получилось. После "Луковицы памяти" это произведение показалось невероятно-тягостно-скучным. Вчитывалась в описания, но оставалась глуха, внимала жизни героев, но не могла пропустить их через себя. Увы. Грешным делом подумала, что развлекательная литература разъела мой мозг, превратила его в кеселеподобное вещество. Ничего не было вреднее, чем сама эта монотонная жизнь поселения на берегу Вислы, эта странная жизнь и увлечения двух друзей, эти стечения обстоятельств, сопутствовавших рождению Туллы. Вмешаться в жизнь Данцига и его окрестностей было почти невозможно, но даже малейшее…

Развернуть

Подборки

Всего 79

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 232