Рецензии на книгу «Сто лет одиночества»

Бестселлер
ISBN: 978-5-17-104155-7
Год издания: 2017
Издательство: АСТ
Серия: Эксклюзивная классика (лучшее)

Одна из величайших книг ХХ века. Странная, поэтичная, причудливая история города Макондо, затерянного где-то в джунглях, – от сотворения до упадка. История рода Буэндиа – семьи, в которой чудеса столь повседневны, что на них даже не обращают внимания. Клан Буэндиа порождает святых и грешников, революционеров, героев и предателей, лихих авантюристов – и женщин, слишком прекрасных для обычной жизни. В нем кипят необычайные страсти – и происходят невероятные события. Однако эти невероятные события снова и снова становятся своеобразным "волшебным зеркалом", сквозь которое читателю является подлинная история Латинской Америки…

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 2  /  4.1

Как я не люблю вот этот момент у Маркеса, когда начинает пахнуть ближайшим инцестом.

Исследователи, вероятно, находят в этом произведении бездонную и почти сакральную глубину смысла и могут по каждой строчке написать трактат. Но это учёные, им положено. А мне было трудно. Я не против сложной литературы. Но мне было ещё и неинтересно. Как-то не зацепили меня все эти экскременты, завёрнутые в народную одежду, заброшенные на антресоль и зачервившиеся от времени и близкого соседства разного тухлого хлама. Вот! Вот оно! У меня получилось её описать!

Где-то между Аравией и Мексикой... Среди индейцев и испанцев... Где под звуки классических вальсов рождаются неклассические хвостатые младенцы... Чтоб вы поняли, что это за книга, вот вам одна характеризующая цитата:

Спокойно и уверенно, не мешкая, он отчалил от скалистых берегов печали и встретил Ремедиос, обратившуюся в бескрайнюю топь, пахнущую грубым животным и свежевыглаженным бельём. Отправляясь в путь, он плакал.


Вот столько вот чистого пафоса. Хотя куда там! Ниже расскажу, с чем этот пафос смешан.

В книге соседствуют алхимические опыты и проза жизни, что порой создаёт литературных монстров, например, как в случае с юной девочкой, вышедшей замуж и умершей от двойного выкидыша. После страниц ста всей этой каши мне так странно было прочесть о том, что в мире Маркеса тоже идёт дождь!

Воздух был настолько пропитан влагой, что рыбы могли бы проникнуть в дом через открытую дверь, проплыть по комнатам и выплыть из окон.


Это было хлопком холодной воды по голове: "Эй! Ты читаешь произведение живого человека из плоти и крови. Он написал это, потому что у него когда-то имелись какие-то впечатления и размышления, которыми он захотел поделиться". А было не похоже, знаете ли, что это не копипейст из плохого сонника. Ещё одна странность в книге: никто никогда никого не лечит. Наркотические духи Фернанды и шаманские ритуалы Санта Софии не в счёт. Потому и одиноки, что безразличны.

Есть правда у меня в книге и любимый момент - бойня на площади. Даже и не знаю, советовать ли читать книгу из-за него... А вообще я заметила, что "Сто лет одиночества" лучше идут подшофе.

...Книга из подборки семейных саг - многолетнее повествование о жизни рода Буэндиа. Вы спросите, в чем там обещанное автором одиночество? И правда, все на всех женятся, так сказать "запечатляются", изобретают, воюют, путешествуют, секс в любом месте и с любой степени родства людьми.

Они все такие. Сумасшедшие от рождения.


В тексте восемьдесят два упоминания "одиночества" в разном виде. Однако мне больше показалось, что книга не об одиночестве, а о поисках счастья. Именно это все герои и делают, только какими-то извращенными способами. Где у Маркеса может обитать Одиночество? Может оно стоит между двумя типами героев - тем, кто берёт, и кого берут? Есть, например, женщина. К ней в дверь с ноги (либо крадучись, что не более этично) заходит мужчина. И всё - она взята. Или война: повстанцы заходят в город и берут его, хотя некоторые жители даже не в курсе, что война идёт. И женщина в первом случае, и жители городка во втором воспринимаются, как материал, щепки, инструмент. А инструмент, натурально, счастлив быть не может.

Господи! Спасибо тебе за то, что эта книга закончилась! На большее моя детская психика не могла и надеяться!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

Где-то в потусторонних мирах мойры прядут полотно бытия. Когда на том его клочке, который отвечает за Латинскую Америку, встречается ниточка гнилая, тусклая, одним словом, недоброкачественная — будьте уверены, владелец этой судьбы родится в семье Буэндиа и звать его будут Хосе Аркадио или Аурелиано, а может быть Урсула, Амаранта или Ремедиос, как хромосома ляжет.

Вот мы смеёмся над наивными латиноамериканскими мыльными операми, вроде как страсти в них наигранные, чрезмерные, карикатурные. А после "Ста лет одиночества" понимаешь, что латиносы и есть такие, слегка карикатурные в своих страстях. Мы им, наверное, кажется пассивными амёбками без тени эмоций. Эту карикатурность Гарсиа Маркес доводит до гротеска, но всё же нельзя отрицать — семья Буэндиа не странная до ненормальности, наоборот, она нормальная до странности. Это типичные латиноамериканцы с их не слишком-то радостными судьбами: революционеры, домохозяйки, пылкие любовники, изобретатели, недотёпы... Целая энциклопедия человеческих характеров. Характеры слегка видоизменены, как, например, у Салтыкова-Щедрина, для более яркого эффекта. Но они всё же узнаваемы.

Чем должна быть пропитана ниточка судьбы, чтобы получился типичный Буэндиа?
Тягой к инцесту. Именно из него растут корни и семьи Буэндиа, и самого городка Макондо, чьё название приснилось фантазёру-основателю. От инцеста, верят Буэндиа, рождаются дети со свинячьими хвостами или вовсе игуаны. На протяжении всего романа игуаны и крокодилы остаются упрятанными в человеческие шкурки, но всё равно понятно, что в них кипит холодная кровь, пламень страстей берёт начало из того льда, на который смотрел малыш, будущий полковник Аурелиано. Когда свинячий хвостик всё-таки появляется, рыжие муравьи утаскивают сморщенную пустую шкурку этого уродца. Ему ещё повезло, потому что все остальные Буэндиа внутри такие же пустые, но так явно этого не видно, вот они и мучаются.
Пассионарностью. Не той, возвышенной и гумилёвской, а той, которая скорее называется "шило в заднице". Даже если Буэндиа получается спокойный и флегматичный, он фанатично предаётся какой-нибудь ерунде. Может быть, так они заполняют свою пустоту — шумом, гамом, видимостью действия.
Смертью и тленом. Со смертью у Буэндиа особые отношения, призраков в доме больше, чем живых. Кто-то после смерти стареет, кто-то молодеет, кто-то прибивается к берегу Буэндиа, чтобы умереть второй раз (а первый раз его засосало болото), а затем и третий раз, после смерти — уйти наконец. Где-то слышен клок-клок костей в мешочке, где-то полковник прислонился лбом к дереву да так и застыл, а под тем же деревом сидит престарелый основатель, который просто не обратил внимания, что помер. Кого-то перед смертью судьба скукоживает в крошечного ребёнка, так что хоронить приходится в корзинке. Кого-то присылают в ящике вместо рождественского подарка. Некоторым не везёт ещё больше, читайте, читайте, после смерти им не обрести покой.
Чудесами. Тут даже не столько заслуга Буэндиа, сколько вообще латиноамериканского народа. Даже не буду перечислять, потому что целый каталог бесовщины из романа можно издавать отдельной повестью.
Революцией. Война, бунты, либералы, демократы, восстания рабочих. Без этого не бывает Латинской Америки, увы. Золотых рыбок, волшебных магнитов и танца бабочек недостаточно для того, чтобы понять эту угрюмую, в общем-то, страну. Через все чудеса проглядывают эти чудовищные проявления реальности.
Цикличностью. Возможно нить судьбы сбивается в узелок, так что приходится вновь и вновь переживать одно и то же, только более тускло, менее масштабно. Время истончается и стареет, всё приходит в упадок, потому что если долго-долго ездить по одной и той же спирали, то рано или поздно она прорвётся, и всё сгинет в тартарары.
Одиночеством. Стоит ли раскрывать?

Много ещё чего интересного есть у Гарсиа Маркеса. Если уж браться за его прочтение, то "Сто лет одиночества" нужно ставить одной из первых книг, так много мотивов будет потом раскрыто и дополнено дальше. Хотя я прекрасно понимаю, почему многим этим книга не нравится. Уж слишком резко она пахнет чужаками, рисует непривычное. Что латиносу хорошо, то русскому — магический реализм.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

Я вообще часто перечитываю книги, но Сто лет одиночесва я перечитываю чаще остальных.
Я очень люблю ее, эту странную историю с самым красивым началом в мире:

Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца.



Я знаю ее на память, эту прекрасную фразу. Так же сильно, как ее, я люблю еще только одно предложение из Степного волка, после которого я стала любить то, как написано, так же сильно, как то, что написано. Ну, ту, знаете, там еще про красивую и грустную улыбку Галлера.

Кода я была маленькая, меня всегда пугали, что вот Маркеса нужно читать, составляя попутно генеалогическое древо персонажей, потому что иначе - никак не разобраться.

И это так неправильно.
Они ведь все разные совершенно. Вот как можно спутать Хосе Аркадио, мечтателя, отдавшего судьбу на откуп любви и основавшего целый город, Хосе Аркадио, изрисованного татуировками, как Квикег (хотя мне больше нравится его представлять Человеком в картинках Бредбери - чтоб они двигались и рассказывали истории), и Хосе Аркадио, который любил детей, деньги, и не любил оправдывать надежд?

Но больше всех я, конечно, люблю полковника.
Не за тридцать два неудачных восстания, не за то, что он родился с открытыми глазами и даже не за редкий талант к выживанию в сложные периоды жизни.
А потому что он делал золотых рыбок.

Вы только вслушайтесь, как это звучит - делал золотых рыбок.

Кажется, моя любовь к украшениям в виде рыб - именно от него.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

Историю рода Буэндиа рассказывает взахлеб, но плавно и с большим мастерством невидимый рассказчик. Запинаясь на полуслове, переходя от одной мысли к другой, путая тебя в повторяющихся именах, снова и снова теряясь в закоулках похожих судеб и увлекая тебя вместе с собой, и вновь и вновь находя дорогу обратно, он повествует о поколениях семьи, каждый член которой обречен на одиночество, но одиночество не внешнее, поскольку в фамильном доме довольно часто находится большое количество народу, нет, но на одиночество внутреннее, подстерегающее человека там, где он меньше всего ожидает с ним столкнуться.

События затягивают как трясина, как зыбучие пески, и с каждой новой страницей всё сложнее становится найти в себе силы, чтобы отложить книгу в сторону и заняться повседневными делами, ведь мир героев книги уже стал твоей реальностью, пусть немного необычной, но всё же убедительной, окружающей со всех сторон, обеспечивающей спокойный, привычных ход вещей или, напротив, преподносящей следующие друг за другом потрясения и волнения, которые, сколь волнующими бы не оказывались, оставляют тебя в относительно отрешенном состоянии.

Генеалогическое древо семьи Буэндиа разрастается на глазах, ветви его сплетаются с ветвями деревьев других родов, пусть мы и не видим их полностью; на нём появляются новые плоды, новые ветви, которые, подобно предыдущим, стремятся в стороны или вверх, или даже вьются вокруг других ветвей. Город Макондо появляется из ниоткуда, выстраиваемый смельчаками-основателями, затем преображается, разрастается, подобно дереву рода, чтобы потом уменьшиться, опустеть, обратиться в пыль, оставив после себя только там и тут засохшие деревья.

Есть в этой книге какая-то магия, какое-то неуловимое, но настойчивое, похожее на влияние музыки, воздействие, которое она оказывает на читателя, усыпляя его внимание и даруя даже не тайное знание законов вселенной, а, подобно рукописям Мелькиадеса, обещание их постижения, которое самостоятельно, как процесс, каким-то непостижимым образом становится ценнее тех самых знаний, которые будут получены в конце пути.

Вечность, завязанная в красивый бант, но кажущаяся бесконечной только с определенной точки, рассматриваемая с разных сторон, постепенно приводит читателя к заключению, что в этом мире заканчивается всё, исчезают даже самые прочные и нерушимые вещи. И хотя они могут продолжать своё существование в другом, им не под силу вернуться обратно, как невозможно было бы отклониться от предначертанной судьбы людям, проживающим свои жизни на страницах этой книги.

Закрывая книгу, ты в прямом смысле этого слова закрываешь двери целого мира уверенным, почти отточенным движением руки, как распахнул их когда-то столь же решительно, чтобы стать безмолвным наблюдателем, не способным и не желающим что либо менять в событиях, призванных из небытия и подготовленных уйти в него же, оставшись, если повезёт, в памяти нескольких людей, возможно, называемых безумцами, но способных поведать миру необыкновенные истории.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

¡Señoras y señores!

Добро пожаловать в совершенно особый мир, созданным сеньором Маркесом! Добро пожаловть в хлебосольный дом семейства Буэндиа! Здесь рады гостям, но зачастую равнодушны к самым близким (если только не испытывают к ним тайную страсть).
Здесь много секса и похоти, и так мало любви. Буэндиа плодовиты, но лишь самый последний представитель этого рода - плод любви. В большой семье Буэндия каждый страдает от одиночества. Жизнь членов этой семьи идёт по кругу из поколения в поколение - начиная с перетасовки одних и тех же имён, в которых диву даёшься, как не запутались сами Буэндиа, и заканчивая схожестью характеров и судеб многочисленных Аурелиано и Хосе Аркадио.

Если от слова "инцест" вы не падаете в обморок (ибо инцест - наваждение семейства), то смело можете отправляться в пропитанный одиночеством путь длинною в шесть поколений семьи Буэндиа. Вы сможете увидеть, как волевой и полный идей Хосе Аркадио Буэндиа основал Макондо - одинокий городок, затерянный на просторах Колумбии. Макондо рождается, развивается, увядает и гибнет в такт с семьёй Буэндиа.

Вас ждёт множество чудес - среди них вознесение на небо Ремедиос прекрасной; таинственные предсказания цыгана Мелькиадеса, которые станут понятны лишь одному Аурелиано Вавилонья в самом конце, когда будет уже слишком поздно; дом Буэндия кишащий призраками - и это никого не пугает и не удивляет; пятилетний дождь в Макондо, а также чудеса выносливости и силы духа, проявленные потрясающей женщиной - Урсулой Буэндиа, тянувшей на себе всю семью, и масса других чудес и необычностей.

Вас, возможно, поразят сексуальные похождения Хосе Аркадио и его брата - полковника Аурелиано, а также невероятная плодовитость второго. Не говоря уже о порочном влечении членов этого семейства друг к другу.

Конечно же нельзя не упомянусь о многолетней гражданской войне и банановой компании, оставивших свои отпечатки на судьбе Макондо в целом и семьи Буэндиа в частности.

Всего не перескажешь, да это и не нужно. Лучше просто сесть и прочитать самому. Не так страшен магический реализм, как его малюют. Я люблю это переплетение сказки и магии с реальностью. Хотя, конечно, это очень спорная книга, у одних она вызовет восторг, у других приспут рвоты, а третьих просто шокирует.

Может быть вам станет невыносимо тяжело на душе от обречённости и одиночества, которыми, словно пересыщенная водой губка, истекает этот роман.
Меня особенно поразило следующее: цветущий Макондо и обилие персонажей в начале и середине романа, постепенное запустение и опустение, и стопроцентная пустота в конце. Не остаётся и следа от рода Буэндиа и от Макондо.

Страшно быть одиноким в топле, ещё страшнее быть одиноким в кругу семьи. Семья без любви обречена на погибель рано или поздно.

"Сто лет одиночества" я читала во второй раз. Читала с неменьшим интересом чем впервые, четыре года назад. И перечитаю ещё, это точно.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

Маркес жжет напалмом. Если бы я читала роман не три дня, а один, то непременно сгорела бы дотла.
_________________________________________________________

/здесь должен быть мой стандартный текст о том, как я не хотела читать книгу, как все-таки начала, как она затянула меня.
здесь должны быть слова о том, как я понимаю одиночество, и как я сопереживала всем героям книги.
здесь надо было бы указать то, как при каждой новой смерти в книге я вкликивала и горевала.
здесь надо сделать вывод, что эта книга - шедевр./

Я не могу подобрать нормальных слов для того, чтобы написать об этой книге.
Я не могу говорить о ней нормальными словами.
Я не могу подобрать прилагательное, чтобы охарактеризовать эту книгу одним словом.
Я могу сказать одно - "Сто лет одиночества" произвело на меня такое впечатление, что прошло уже несколько часов после прочтения этой книги, а я сижу и не могу думать ни о чем другом, кроме как о книге "Сто лет одиночества", книга отхлестала меня по щекам холодными руками, протащила за шкирку по всем кругам ада, вылила на меня ушаты холодной воды, встряхнула так, что...

ОДИНОЧЕСТВО.

Как это страшно.
Так страшно, что и вправду: садись и жри землю, пока за окном льет дождь.

А потом по кругу, по кругу, по кругу.
А потом конец.

Эх...

Как жаль, что сейчас я не владею своими словами.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1
Приговоренные к ста годам одиночества

Как долго я крутилась вокруг этой книги, как долго. Сколько раз я бралась за нее, но, запутавшись в паутине бесконечных Хосе-Аркадио и Аурелиано, постыдно опускала руки и возвращала на полочку с бессменным "может быть, когда-нибудь...", в глубине души подозревая, что это злосчастное когда-нибудь никогда не наступит.
Но в многочисленных списках а-ля "ты обязан прочитать это, прежде чем сдохнешь" (которые я время от времени просматриваю, чтобы предаться самобичеванию) взгляд неизменно спотыкался о шедевр Маркеса и будил обычно спящий стадный инстинкт со своим "все побежали - я побежал".
И вот, друзья мои, я добежала таки этот марафон! Мало того, я получила от него огромное, просто неописуемое удовольствие.
Начну с того, что мои опасения погрязнуть в болоте из Аурелиано, Хосе-Аркадио, Аурелиано-Хосе, Аркадио, Аурелиано втором, Хосе-Аркадио втором и еще семнадцати Аурелиано (да, семейство Буэндия не заморачивалось по поводу имен) оказались напрасными, и мне не пригодились даже записная книжка и ручка, которые я предусмотрительно приготовила, чтобы разобраться в "запутанных лабиринтах кровных связей" неугомонного семейства. Понадобилось лишь немного терпения и чуть больше внимательности, и спустя пару десятков страниц я ориентировалась в их семейном древе лучше, чем в своем собственном.
Второе, что раньше смущало меня в книге - это магический реализм. Не привыкшая к особенностям жанра, я, мягко говоря, офигивала, когда Ребека ела землю и известку, и никого из героев это не удивляло. "Ну ок, допустим" - пожала я на этот раз плечами, продолжила чтение и очень скоро неожиданно для себя самой втянулась в этот магическо-реалистический мир настолько, что вознесение тела и души Ремедиос Прекрасной не стало для меня шоком. "Прощай, Ремедиос, ты была одной из полюбившихся персонажей" - думала я, когда девушку вместе с простынями унесло ветром.
Третье (и последнее), что прежде вынуждало меня бросать книгу - это не вызывающие симпатии персонажи. Не то, чтобы они меня раздражали (хотя были и такие, причем немало), скорее оставляли равнодушной. "Умер, да? Ну ладно, с кем не бывает" - согласитесь, не такой реакции на смерть героя ждешь от себя, взяв в руки книгу. Но и в этом случае проблема решилась по уже известной схеме - нужно вчитаться. Нужно привыкнуть к героям, присмотреться к ним, сродниться с ними (прости, Господи) и вот тогда начнутся эмоции, начнутся негодования и сожаления, надежда и разочарования, книга начнет дышать и сочиться жизнью, а читателю остается лишь впитывать восторги и удивляться.
Подводя итог, я, должно быть, озвучу очевидное и повторю слова из написанных ранее рецензий (я не проверяла, но наверняка об этом уже не раз говорилось) о том, что это прекрасная сага, удивительная летопись не менее удивительной семьи Буэндия, ее расцвета и угасания. История города Макондо с самого его основания до последнего дня существования. История, предсказанная и зашифрованная в многочисленных книгах старого цыгана, что умер от малярии в болотах Сингапура. История, продлившаяся сто лет. История о веке одиночества.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1

Десять лет предвкушения и опасений, что книга окажется сложным непонятным кирпичом, а потом всего несколько дней чистейшего удовольствия от «падения в кроличью нору».
Если меня попросят пересказать эту книгу, я, скорее всего, жестами покажу, что сорвала горло на концерте «Король и Шут» и не могу говорить, потому что словами не передать. Если начинаешь рассказывать сюжет, чувствуешь себя каким-то дурачком, самой начинает казаться просто очередной бесконечный латиноамериканский сериал. С тем же успехом можно попробовать пересказать фейерверк, или описать увиденное в калейдоскоп. Сюжет банален и стар как сама Литература. Перед нами несколько поколений одной семьи — мужики воюют и таскаются, бабы вышивают у окна и рожают. Тем не менее, это одна из самых чудесных, красивых и обворожительных историй, что я читала!
Забористый такой коктейль «Зелёный мексиканец колумбиец», где слоями реальность, мистика, волшебство, ил болотный. Пить залпом. Лёгкая горечь грусти в послевкусии.

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1
«За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента».

Формулировка комитета при вручении Нобелевской премии, 1982 год


А вы знали, что в 2006 году в городе Аракатака, где родился Маркес, проводилось голосование за переименование поселения в Макондо, в честь места действия этого произведения? Как роман, написанный менее полувека назад, мог так стремительно влететь в историю мировой литературы и стать одним из самых известных представителей целого направления? Все просто. Габриэлю Гарсиа Маркесу удалось невозможное: уместить в небольшой книжке мудрость и боль всего человечества.

Это история одного небольшого города и одной большой семьи по мотивам худших латиноамериканских сериалов и лучших снов душевнобольных. Реальность и вымысел. Мудрость и сумасшествие. Это и есть магический реализм и "Сто лет одиночества".

После прочтения, которое я сознательно и бессознательно растянула на два месяца, смакуя каждое слово, у меня впервые возникло чувство, что через меня прошла не одна книга, а целая многотомная серия. И дело не только в широком и детальном временном охвате и бесконечном числе главных героев, а главным образом в кладезе жизненной философии, обилие которой автор порой даже не старался скрыть между строк.

Одиночество - центральная тема романа, что понятно из самого названия. Все герои этого произведения, в частности представители семейства Буэндиа, страдают от своеобразного родового проклятья - патологического одиночества. Причем зачастую в самой трагичной его форме: в шумном доме, полном родственников, в объятьях любовников, в нетрезвой праздничной толпе. Это "свиной хвостик", которого опасалась Урсула, вступая в брак со своим двоюродным братом  Хосе Аркадио Буэндиа.

Город Макондо, о котором идет повествование, находится практически вне времени и пространства, отделенный от остального мира километрами непроходимых джунглей и нежеланием горожан верить во что-то дальше собственного забора.

– Значит, вы тоже не верите.
<...>
Священник измерил его взглядом, исполненным сострадания.
 – Ах, сын мой, – вздохнул он. – С меня было бы достаточно и веры в то, что мы с тобой сейчас существуем.


Даже с приходом железных дорог, телефона и банановой компании, жители города, кажется, до сих пор считают, что Земля плоская.

Все циклично в романе Маркеса, все происходящие события уже происходили двадцать страниц назад и произойдут снова через тридцать пять. Автор сознательно путает нас в водовороте одинаковых имен и ускоряет время, рассказывая все более кратко о каждом следующем поколении Буэндиа. И только в комнате Мелькиадеса "всегда март, и всегда понедельник". Замкнутый круг противоречий, ошибок и тотального одиночества с каждым новым витком становится все фатальней и душит героев все сильней. И даже не знающий концовки читатель догадывается о финале и тайно жаждет его.

Почему именно магический реализм? Потому что он призывает нас отключать контроль вездесущего логического полушария мозга, тем самым отказавшись от поиска логических оправданий отдельным ситуациям и жизни в целом. Ведь в поступках, продиктованных сердцем и чувствами, зачастую нет никакой логики. Да, конечно, можно препарировать чувства с научной точки зрения и объяснить их как банальный ряд химических реакций в головном мозге, но вряд ли подобные знания помогут в стремлении к счастью. Автор учит чувствовать сердцем, рассказывая об Амаранте, чье сердце зачерствело под гнетом сомнений и страхов, будучи всего лишь в шаге от счастья.

Знаете, в последний раз я писала, что писать рецензию трудно на Толстого с его тяжеловесной "Карениной", но теперь я понимаю, почему "Сто лет одиночества" никогда не будет экранизирован.

P.S. Вот так, написав много я не написала о книге практически ничего. И даже не буду пытаться, потому что охватить все поднятые Маркесом темы невозможно. На моих полках книга "Сто лет одиночества" заняла место рядом с любимейшими произведениями, к которым я буду возвращаться еще не раз. Ваша очередь!

Рецензия на книгу Сто лет одиночества
Оценка: 5  /  4.1
Макондо - мир в миниатюре

"100 лет одиночества"представляет собой уникальный литературный опыт, поражающий своей виртуозностью и масштабами. Используя множественные литературные приемы, Гарсиа Маркес установил новую эпоху дескриптивного резонанса.
Самым воодушевляющим элементом работы является авторский тон: разговорный, извилистый, но сжатый и совершенный повествовательный голос, который будоражит.
Если бы меня спросили что я вынесла из этой истории, я бы наверно ответила следующее:

"Этот роман показывает , что печаль и любовь идут рука об руку, и что жизнь легка и сложна одновременно. Он напомнил мне, что многие желания на самом деле сбываются, но не так, как мы этого ожидаем. А также, что существует столько рецептов любви, сколько в мире есть любовников.
Он еще раз доказывает, что мы всегда стремимся к тому, чего у нас нет, пока мы не получим то, к чему стремимся. Затем мы начинаем тосковать по тому, что мы потеряли, несмотря на то что наши мечты сбылись."

"В 100 лет одиночества" нет явного героя, противоположного своему антагонисту и имеющего четкие цели. «Сто лет одиночества» - это книга о времени и это держит весь роман; Иногда двигаясь отчаянно быстро, а иногда и очень медленно. Но «волшебные слова» Маркеса в сочетании с его тонкой и поэтичной формой изложения рождают, на мой взгляд, один из лучших шедевров нашего времени.

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

263 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов