Рецензии на книгу «Бойня №5»

ISBN: 978-5-17-103599-0
Год издания: 2017
Издательство: АСТ
Серия: Эксклюзивная классика (лучшее)
Язык: Русский

Доброволец в рядах американской армии во время Второй мировой войны, попавший в плен к немцам, свидетель почти полного уничтожения Дрездена, Воннегут перенес этот опыт на страницы своего самого знаменитого романа – "Бойня номер пять, или Крестовый поход детей", в котором стираются грани между настоящим и прошлым, миром и войной, реальностью и фантазией, безумием и трезвостью.

Развернуть
Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка foxkid:   5  /  4.0

Когда-нибудь мы вспомним это, и не поверится самим...
Дорогой Курт!
Вас уже нет, но мне очень хочется, чтобы вы знали то, что я хочу рассказать.
Среди тех прошедших войну людей, что я знаю, ни один бы не заикнулся даже про "можем повторить". Поверьте, те, кто в пекле побывал, возвращаться не захочет. И сделает все, чтобы не повторять. Беда нашего мира в том, что войны зачинают те, кто в гуще событий окажется вряд ли. Они ездят в сопровождении охраны, в кортежах, совещаются и устраивают конференции, они вещают, что активно борются за мир, хотя "борьба за мир" все равно что "рок против наркотиков". Они не бывают в горячих точках, их дети не теряют руки и ноги, не получают контузии от взрыва, и кровь у них из ушей никогда не потечет. В этом боль и слабость нынешней системы, где главные всегда во главе, но позади, простите за каламбур. И потому мы имеем то, что имеем.
Дорогой Курт, я знаю, что многие поддерживают те или иные военные действия, и мне за них стыдно. Говорят, в финском языке есть слово myötähäpeä, что значит чувство неловкости за поступки другого человека. Мюётяхяпея со мной происходит постоянно, стоит только посмотреть новости, поэтому я их больше не смотрю, да. Я не знаю, что такое убивать другого человека. И не знаю, что такое пережить огненный ад Дрездена. Но мне, знаете ли, не хочется узнавать. И другим людям желать этого не хочется. Даже во имя вселенской гармонии и всеобщего блага. Мне очень жаль, что в наше якобы прогрессивное время мы все еще трясем и кидаем копья друг в друга вместо того, чтобы договориться.
Я прочла вашу книгу, полную абсурда и сюрреализма, но не могу сказать, что это испугало. Мне кажется, вся жизнь в военное время сплетена из абсурда, потому что сама война абсурдна по сути своей, по цели и смыслу. Ее итог всегда одинаков: остается море трупов, искореженных судеб, и кто-то побеждает. Если войны начинают, значит, это кому-нибудь нужно, но это нужно не мне, не вам, не тем, кто горел в Дрездене и не тем, кто задыхался в газовых камерах или падал в шурфы донецких шахт. Изначально, это не было нужно и тем, кому внушили идею, что "наше дело правое, давайте всех уничтожим". Однако, люди легко внушаемы, а толпой управлять еще проще.
Вы писали, что бродили по Дрездену и думали, что город стоит на трупах. А я родилась в тех местах, где дети играли в остатках окопов. И мне кажется, я вас понимаю. Еще мне кажется, что мир сошел с ума, и что ваши размышления о времени, войне и смысле всего этого все же прошли впустую. Знаете, книга в списках лучших произведений, ее читают, а толку ноль. И я согласна с одной стороны, что антивоенные книги писать бесполезно. А с другой думаю, что и борьба с ветряными мельницами нужна. Вдруг рано или поздно поможет?
Такие дела.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии
Оценка Felosial:  5
Рецензия насыщена спойлерами и другими вредоносными веществами. Не рекомендуется к прочтению как непосвящённым, так и ярым противникам данной книги.


Моё знакомство с Воннегутом произошло года четыре назад, при обстоятельствах чтения "Механического пианино", а в этом году продолжилось.
Перед метанием спойлеров и сугубо субъективных имхо стоит сказать, что Курт Воннегут - один из немногих американских военнопленных, выживших при бомбёжке Дрездена (их было семеро), и сей факт очень важен при дальнейшем рассмотрении книги. Второй важный для анализа факт - пацифистские взгляды Воннегута.
Итак, открываем книгу и видим, что она о том, как американец, участник войны, собирается написать книгу о Билли Пилигриме, участнике войны. Теперь вспоминаем, что Воннегут сам побывал в то жуткое время в Дрездене, отсюда вывод - перед нами книга участника войны, о книге участника войны про участника войны. Для начала неплохо, неправда ли?
Абсурд и сюр станут нашими попутчиками на протяжении всего повествования. Потому что именно эта черта войны - абсурдность - как раз-таки и подчёркивается Воннегутом. Рассмотрим же всё тщательнейшим образом.

Название. Бойня номер пять, или Крестовый поход детей. Придётся лезть в бабу Вику (см. Википедия) за разъяснениями. Оказывается, что был такой Крестовый поход детей, которым обещали много чего, а в итоге продали в рабство. Сплошное читерство. Здесь есть параллель с тем же Ремарком о том, кто идёт на войну. Большая доля полков, дивизий, рот - это мальчишки, которые только вчера гоняли голубей по дворам и прогуливали школу, т.е. дети.

Мы забыли, что войну ведут младенцы. Когда я увидал эти свежевыбритые физиономии, я был потрясён."Бог ты мой! - подумал я. - Да это же крестовый поход детей!"


А во-вторых, когда война заканчивается, опять-таки страдают дети, оставшиеся без отцов и матерей голодные рты на руинах баталий. А в-третьих, рабство - это плен. Шли за славой, а попались в немецкий капкан.

Сквозные темы, мотивы, намёки и прочие приятности.

1. Время.
- путешествия Билли во времени - это одна из главных в этом подразделе.
- упоминание часов, разбросанные по всей книге: русские солдаты, везущие в тачке будильники (бредятина несусветная); призрак отца с часами; жена, которая постоянно спрашивает: "Который час?"; опять-таки русские солдаты с лицами-циферблатами; постановка Золушки в бараке англичан с большим макетом часов, тральфамадорцы, которые постоянно "химичат" со сменами дня-ночи.

2. Смерть.
- запах роз и горчичного газа.
- ноги цвета слоновой кости с просинью.
- бесящая многих фразочка "Такие дела" после каждого упоминания о том, что кто-то умер. Следовательно, частое употребление фразы "Такие дела", показывает, что во-первых, постоянно умирают живые существа по причинам самым разным, во-вторых, смерть стала обыденным делом.

3. Присутствие творца.
- специально не говорю "автора", так как непонятно, кто это говорит, американский солдат-писатель или же сам Воннегут:

Хорошая была бы эпитафия для Билли Пилигрима. И для меня тоже.


4. "Кочующие" детали.
- на поезде с пленниками немецкой армии видим флаг чёрно-оранжевого цвета. В следующей главе свадебный тент имеет "чёрно-оранжевую" окраску.
- приводятся мысли Дарвина о том, что "трупы идут на пользу". Далее находим упоминание сюжета книги Траута, где под денежным деревом трупы жадных людей стали удобрением.

5. Абсурдность.
- этого добра навалом, но всё-таки хочу обратить внимание на следующие два эпизода. Эпизод № 1: Билли смотрит фильм о войне задом наперёд. Получается так, что бомбы залетают обратно в самолёты, а разрушенные дома восстанавливаются. Абсурдно, кто ж смотрит фильмы задом наперёд? Но ещё абсурднее, что именно таким образом он становится "правильным", "добрым", так что абсурден тут не поступок Билли, а война и сама жизнь.
Эпизод № 2: Бойня становится убежищем. Вернее подвал под бойней, где хранили убитые туши до войны.

Итак, Воннегут в своей книге не стремится романтизировать войну. Здесь нет толстовских описаний оторванных ног, ремарковских ремарок насчёт синюшного цвета лица задохнувшихся от газа и обделанных штанов, хемингуэевских постулатов "Мужик должен" и "Любите бокс". Диагноз таков: совсем не простая книга, но ведь и война не игра в городки, двумя словами не расскажешь, особенно если эти два слова говорились и писались стопятьсот раз до тебя.

Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка Bookoedka:  4
Дальше будет лучше? Хочется, чтобы так и было.

Читать – как будто плыть на спине в яркий солнечный день. Соленая вода отлично держит на плаву, но приходится крепко зажмуриться. В какой-то мере по этой истории пробираешься тоже наощупь, как слепой. По мере привыкания, когда более-менее держишь баланс и открываешь глаза – оказывается, что солнце не такое уж яркое и вполне успело спрятаться за тучу. Так и с этой книгой – на первый взгляд все это множество линий сюжета никак не пересекаются.

Неудивительно, потому как Билли Пилигрим не только бороздит просторы временных пространств, его еще и как-то похитили тральфамадорцы, летающие на блюдце. Этой книге, помимо интересной стилистики текста, присущ в полной мере антивоенный гуманистический посыл. Герою суждено не только пройти ужасы войны, но и потерпеть крушение собственной жизни. Такие дела. Реальные события переплетаются с вымышленными, что вносит немного смеха для нас, не прошедших тягостного пути Билли; для него мы тоже немного инопланетны, как и он для нас.

Оценка autumnrain:  5

Я читала Бойню в апреле 2013 года, а сегодня ночью я её перечитываю. Правда, тогда, в апреле 2013 года, я не дочитала несколько последних страниц, кажется, четыре или пять. Потом весь май и всё лето, пока не уехала в Питер, я держала её где-то неподалеку от кровати, чтобы дочитать эти последние пять страниц и написать рецензию. В Питер я повезла целую груду всяких разных, больших и маленьких, книг. Бойню я с собой не взяла.

Тогда, в апреле 2013 года, мой друг, который был в армии, очень радовался, что будет маршировать на Параде 9 мая. Он очень нервничал и переживал: говорил, что там будут все эти важные люди, Путин там и тра-та-та. Я сказала, что читаю Воннегута, читаю "Бойню номер пять, или Крестовый поход детей". А он рассказывал, что в армии довольно забавно, и что он целыми днями сидит в буфете, поедая плюшки и читая про Швейка. А потом он рассказывал, что их месяцами, с утра до вечера, учат красиво маршировать.

В этой маленькой книге столько правды, сколько не наберется, полагаю, в сотнях серьёзных и важных томов, особенно, если это какие-нибудь учебники и пособия. Особенно, если это какие-нибудь великие и многомудрые труды, художественные и нехудожественные, рассказывающие как правильно жить, как правильно умирать и так далее.

Хотите, поговорим о войне? Нет? И я не хочу.
Может, помолимся? Не хотите? А я вот, пожалуй, да.

ГОСПОДИ, ДАЙ МНЕ
ДУШЕВНЫЙ ПОКОЙ,
ЧТОБЫ ПРИНИМАТЬ
ТО, ЧЕГО Я НЕ МОГУ
ИЗМЕНИТЬ,
МУЖЕСТВО -
ИЗМЕНЯТЬ ТО, ЧТО МОГУ,
И МУДРОСТЬ -
ВСЕГДА ОТЛИЧАТЬ
ОДНО ОТ ДРУГОГО.


Сейчас очень красиво на улице: южная ночь, тёмная, звёздная. Заледеневший снег, хоть его совсем мало, даёт некоторое представление о текущем времени года. Руки мёрзнут, нужно найти перчатки. А ещё сейчас кто-то умирает, и у кого-то свадьба. Много кто умирает, и много у кого свадьба. Тысячи солдат идут на войну, тысячи супругов изменяют своим "половинкам" и тысячи детей играют в мячик. Всё как обычно.

Зашла на страничку Воннегута на лл. Там написано, что за год до своей смерти он опубликовал в одной газете нехитрую просьбу:

Если когда-нибудь я всё же умру — не дай бог, конечно — прошу написать на моей могиле такую эпитафию: «Для него необходимым и достаточным доказательством существования Бога была музыка».


Довольно шаткое доказательство, конечно. Но, с другой стороны, достаточно сильное и мощное. Как существование Тральфамадора. Кстати, Тральфамадор.
Я вот думала: как нам, людям, было бы тяжело жить, умей мы видеть мир так, как тральфамадорцы - в четырёх измерениях. Хотя, наверное, мы бы привыкли, и всё стало бы очень просто, и всякие чувства атрофировались бы напрочь. Ибо можно ли оставаться живым и психически невредимым, обнимая, например, кого-нибудь и одновременно видя его в объятиях кого-то другого прошлой весной, а заодно видя его вообще мёртвым какой-нибудь будущей весной? Хотя... Так ли уж действительно мы не умеем этого сейчас?

В общем, читайте Воннегута. Он о многом расскажет вам.

И если бы войны даже не надвигались на нас, как ледники, всё равно осталась бы обыкновенная старушка-смерть.


Такие дела.
И так далее.
Да, и так далее.

Оценка lerch_f:  2

Я не хотела писать отзыв на эту книгу. Совсем не хотела. Но несказанные речи требуют рецензии. Что ж, возможно, это правильно и мое мнение должно быть как-то зафиксировано.

Дело в том, что какими тапками б в меня сейчас не кинули, но книга мне не понравилась. Совсем.
Мне не понравился герой. Никак, ни как человек, ни как военный. Он сам оставил меня равнодушной, а история его военных приключений никакого впечатления на меня не произвела.

Мне не понравилась война. То бишь ее полное отсутствие. Автор ходит вокруг нее кругами, иногда подходит чуть поближе, но сразу же очень быстро уходит. А книга вроде как бы претендует на то, что она (война) там есть. И антивоенным я могу назвать его с трудом.

Мне не нравится язык То ли перевод, то ли оригинал виноват не знаю, но это и не мое дело - я читаю готовый продукт и по этому параметру он не есть надлежащего качества. Да и фраза "такие дела" невероятно раздражала.

Я не могу написать подробнее, так как книга довольно быстро стерлась из памяти, а то что я написала есть лишь выжимка ощущения, в некоторой степени сохранившегося и по сию пору.

Мне жаль, если мой отзыв расстроит кого-то из поклонников, но мне странно, что кто-то называет "бойню" лучшей книгой о войне.

Вся линия этих трафальдорцев мне показалась либо лишней вообще, либо ее надо было делать как-то иначе.

Возможно это просто не моя книга. А жаль. Из идеи перемещений во времени можно было сделать действительно здоровскую вещь!!

Оценка TibetanFox:  5

В юношестве мне иногда казалось, что меня когда-нибудь похитят тральфамадорцы, потому что даже самые пассионарные и шиловжопные поступки в своей жизни я совершаю с какой-то отстранённостью наблюдателя извне, так что не исключено, что когда-нибудь это всё сложилось бы в обычную мозайку жизни, за которой наблюдать можно, а изменить что-то уже нельзя. Сейчас понимаю, что нафиг я тральфамадорцам не сдалась, впрочем, как и Билли Пилигрим, упрямо совершающий паломничество по фрагментам собственной жизни, но так никогда и не собирающий её воедино в цельную картину. Билли Пилигрима вообще не существует даже в рамках задумки Курта Воннегута, есть только его размазанная абсурдная проекция, собирательный нелепый образ одной идеи. Настоящий герой "Бойни номер пять" — сам Курт, пусть и появляется он только в одном не слишком красивом эпизоде. С другой стороны, а какие там на настоящей войне эпизоды уж больно красивые? Никаких героических картинок, открытка "Воннегут на войне" по мотивам "Бойни номер..." вам бы вряд ли понравилась. С другой стороны, у дяди Курта жопная дырка на автографе, так что всё вполне в единой стилистике.

Не нужно глубоко копать, чтобы найти автобиографические мотивы в "Бойне номер пять", но вот вопрос, а нужно ли вообще это копание? Воннегут даёт материал о войне и бомбардировке Дрездена только потому, что с ним знаком не понаслышке и может за эту информацию зуб давать, но любая война абсурдна и странна сама по себе. В мире Воннегута все играют в войну собственными телами, придумывают какие-то красивые героические мизансцены, делают игрушечные подкопы, стреляют из пистиков. Вот только погибают почему-то по-настоящему, так что остаётся только развести руками в недоумении, такие дела. "Такие дела" уравнивают всех: расстрелянных и замёрзших солдат, издохшую собачку и распятого Христа. Войну превратили в игру со своими правилами, по ним положено любить Родину, втыкать штыки в противника и сражаться до последней капли крови, точно так же, как положено при виде Большого каньона охать от восхищения и закатывать глаза. Билли Пилигрим при виде Большого каньона готов наложить в штаны, ведь это пугающая опасность. При виде войны он готов наложить не только в штаны, но кого это волнует в крестовом походе восемнадцатилетних юнцов с засранными пропагандой мозгами? Хотя неправда, не только у юнцов мозги набекрень по этой теме. Взрослые играющие в плен англичане так же адекватно к ней относятся, как и "Золушку" показывают с рыжими усами и волосатыми плечами в нежного цвета сапожках. Вот такая она, война, красиво?

Фрагментарный метод написания романа не только иллюстрирует тральфамадорскую картину мира (а точнее, он и вовсе её не иллюстрирует, потому что никакая у Пилигрима не тральфамадорская картина мира, а побочные эффекты наподобие оной), но и отвлекает нас от главного. Какое самое яркое событие в жизни Воннегута и героя "Бойни номер пять"? Правильно, бомбардировка Дрездена. И книга посвящена ей. Но видим ли мы её? Фига с два. Фрагменты прыгают вокруг да около, от событий вот чуть-чуть до и сразу после, от рассказов о бомбардировке до рассказов о её эмоциональной оценке. Но самой бомбардировки нет, ни словечка, словно и не было, так что какая уж тут тральфамадорская картина мира, если ты хочешь втихушку вырезать самый болезненный нарыв из своего жизненного пути. Не получится, как бы ни хотелось.

Воннегут завораживает своей кажущейся небрежностью и разгильдяйничеством повествования, но это такой же айсберг, как и у Хемингуэя, только действительно более шизофренический. Если начинать разбирать его на уровне литературоведов, то быстро разовьёшь в себе паранойю, потому что ни одна малейшая деталь не поставлена в роман случайно и не проходит бесследно, так что стоит найти ей только пару, как надо возвращаться опять к первому упоминанию и заново пытаться расшифровать, к чему была эта абсурдная мелочь. Упоминания ложечек, упоминания трёх мушкетёров - совсем мелкие штучки, стоит только на них сосредоточиться, и расплывётся общая картина, но всё же и они важны.

Билли Пилигрим допилигримствовал до блаженнейшего состояния, когда ты не несёшь ответственности за собственную жизнь, мотаешься по ней туда-обратно и никогда не оказываешься в настоящем, потому что никакого настоящего у него нет и не было, а значит не было и отвратительно абсурда войны, как таковой. Увы, настоящие люди лишены возможности так просто умыть руки и повязаны своими поступками по рукам и ногам. Может, так оно и правильно.

Оценка SubjectiveOpinion:  2.5

«Телеграфно-шизофренический роман» с глубоким подтекстом, щедро нафаршированный тяжеловесными идеями и смыслами, к тому же имеющий автобиографический пласт. На страницах романа Воннегут методично и одновременно раздробленно-хаотично посредством своего героя-паяца доводит до читателя модель устройства современного мира. Милитаризм, агрессия, насилие в ответ на насилие, что порождает дальнейшее насилие, обреченность и бездействие в ключевых вопросах развития человечества и человека как его части – вот краеугольные камни системы, которая нещадно высмеивается Воннегутом в «Бойне…».

Все, связанное с военной тематикой, спародировано до омерзения и доведено до состояния «идиотического компота». И бомбардировка Дрездена, и сама Вторая мировая война, и война во Вьетнаме – чудовищные события, для которых невозможно подобрать правильных, нормальных слов, которые немыслимы для восприятия нечеловеческого разума (инопланетян с планеты Тральфамадор). Хотя их представления и повадки на деле не столь далеки от человечества будущего, ведь «механизированность» гуманоидов в представлении тральфамадорцев сродни безразличию, отсутствию воли и индифферентности современного земного общества. Взять того же Билли Пилигрима, то ли свихнувшегося от абсурда и ужасов войны, то ли обретшего тайное умение путешествовать во времени и пространстве, благодаря богатой авторской фантазии замечательно демонстрирует немалый багаж проблем современного индивида: страх незащищенности, невозможность противопоставить что-либо военной агрессии, влекущие за собой психические сдвиги и подсознательную блокировку сознания, неразборчивость в интимных партнерах, безразличие к проявлениям насилия и расовой нетерпимости, апатию.

В «Бойне…» на передний план постоянно выходят пространственные и понятийные сдвиги: страшное становится смешным, а смешное – страшным, абсурдное меняется местами с логичным, а фантастическое принимает на себя роль реального и наоборот, узкое расширено до размеров черной дыры, а большое уменьшено и незаметно.

Запутана в произведении и композиция. Воннегут максимально усложняет читателю задачу, разрушая логические связи между элементами произведения. На мой вкус, автор местами непростительно переигрывает, пугает и отталкивает читателя, а кое-где сам роман становится скучен до ужаса, несмотря даже на некую постановочную динамичность.

Необычность произведения в том, что процесс чтения «Бойни…» мне не доставил никакого удовольствия, и если бы объем был чуть больше, то первый роман Воннегута, который я читал, мог остаться недочитанным, при этом есть одно НО! Послевкусие, оставшееся от «Бойни…», оказалось приятным, и желание поэкспериментировать с другими произведениями Воннегута у меня по-прежнему есть.

P.S. Долго подбирал сравнение для «Бойни…» Пожалуй, остановлюсь на таком: этот роман, как старый дедовский свитер, колючий и некрасивый, но теплый, но великоват…

Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка Wolf94:  2
Книга такая короткая, такая путаная, Сэм, потому что ничего вразумительного про бойню написать нельзя. Всем положено умереть, навеки замолчать, и уже никогда ничего не хотеть. После бойни должна наступить полнейшая тишина, да и вправду все затихает, кроме птиц.

Частенько видела в ленте творчество Воннегута, но все никак не бралась за его творчество. Может и не стоило начинать? Я пыталась проникнуться книгой, но на деле получила абсолютное ничего. А что вообще хотела увидеть? Точно не то, что прочла.

"Бойня номер пять, или Крестовый поход детей" Видимо проблема нарушения моего восприятия текста заключается в самой стилистике. Я совершенно нормально читала до того момента, как появился Билли Пилигрим. После того, как главенство в книге завоевал данный персонаж, в голове напрочь перестала воспроизводиться картина всего происходящего. Я не могла как следует "зацепиться" за сюжет. Мне не понравился язык и попытка автора показать в своей книге антивоенный настрой - полностью прошла мимо меня.

Вообщем не повезло мне начать свое знакомство с данного романа. Попытку еще одну сделаю, зря что ли скачала на планшет другую книгу - "Колыбель для кошки"? Но если и она не зайдет, то прекращу всяческие попытки понять автора.

Такие дела, 2 из 5
картинка Wolf94

Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка greggy1984:  3.5

Нет, это все-таки не мой писатель. Книга хороша, персонажи интересны но вот... что-то не так. Не могу объяснить что именно. Сюжетная линия про другую планету и существ, живущим в четвертом измерении просто насмешила. Да, для годы выпуска это было сильно, но сейчас показалась забавной и избитой. И вроде тематика книги со всеми своими подтекстами на высоте. Концлагеря; юноши, отправленные на войну против опытных и жестоких солдат; отношения отцов и детей, неудачный брак и многое другое... Но нет.
Может, не в настроение пошло. Не знаю. Затрудняюсь ответить, что же не так.

Рецензия эксперта А мы тут плюшками балуемся...
Оценка Count_in_Law:  5

Самая восхитительная антивоенная книга из всех, что я читала.
Война показана настолько бессмысленной, что даже не способна занять центральное место в повествовании, а люди - настолько потерянными перед лицом этих событий, что жалкими выглядят в равной степени все - американцы, немцы, русские.
Нет, пожалуй, англичане жалкими не кажутся. Только напыщенными, пафосными и оттого вдвойне смешными. Ну, так то понятно - у американцев с островными жителями вечные тёрки, переходящие едва ли не в экзистенциальную плоскость, так что сатирическому восприятию этой нации американцем Воннегутом удивляться точно не стоит.

Больше всего меня восхитила композиция книги.
Главный герой Билли Пилигрим вроде как побывал на некой планете Тральфамадор, посидел там в подобии зоопарка, развлекая местную публику и крутя любовь с подкинутой ему, тоже похищенной с Земли, голливудской актрисой, а потом научился перемещаться во времени, поскольку пришельцы объяснили ему, что время не течет, а раз и навсегда дано, а значит, можно видеть сразу и любую его точку.
Всю книгу Билли этим и занимается - якобы скачет из холодного леса 1944 года в свою уютную жизнь десятилетиями позже и так далее.

Странно, что многим это кажется приметой научной фантастики.
Билли явно страдает от посттравматического стрессового расстройства после войны, немецкого плена, бомбардировки Дрездена да еще и пережитого крушения самолета годы спустя. Детали истории про инопланетян самым непредсказуемым образом пересекаются со штришками той части его истории, где он лежит в больнице с зашитой после падения авиалайнера башкой. Примерно тогда же он и начинает рассказывать про все эти тральфамадорские зоопарки.
Думается мне, что автор имел в виду, скорее, способ переживания конкретной личностью своего опыта. Осмыслить подобное тому, что произошло с Билли, нелегко. Смириться и научиться с ним жить - еще сложнее. Воспоминания будут бегать по кругу без конца, и спрятаться за идею стройной философской системы тральфамадорцев куда проще, чем просто потонуть в них без остатка. Мозг, в конце концов, штука сложная, а теории вытеснения-замещения и прочего еще никто не опроверг...

В любом случае, как это всё ни воспринимай, роман действительно великолепен (хотя и печально короток).
Здесь нет четкого развития сюжета, а есть только беспорядочно раскиданные по повествованию эпизоды жизни Пилигрима. Проникновенные, но без перегибов, достоверные, но без намеренной слезовыжималки, сдобренные черным юмором, неуемной сатирой и без конца повторяющимся оборотом "Такие дела", сопровождающим упоминание чьей-либо смерти.

И лучше всего впечатление от этой книги укладывается в слова одного из тральфамадорцев, объясняющего герою суть их планетной литературы:

Между этими сообщениями нет особой связи, кроме того, что автор тщательно отобрал их так, что в совокупности они дают общую картину жизни, прекрасной, неожиданной, глубокой. Там нет ни начала, ни конца, ни напряженности сюжета, ни морали, ни причин, ни следствий. Мы любим в наших книгах главным образом глубину многих чудесных моментов, увиденных сразу, в одно и то же время.

Приятного вам шелеста страниц!

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

18 день вызова

Я прочитаюкниг Принять вызов