Бремя страстей человеческих

4,5

"Бремя страстей человеческих" (1915) — во многом автобиографичный роман Сомерсета Моэма. Он был переведен едва ли не на все языки мира и трижды экранизирован, а также вошел в список 100 лучших англоязычных произведений XX века. Прочитав этот роман, Теодор Драйзер назвал Моэма "великим художником", а его книгу — "творением гения". "Бремя страстей человеческих" можно назвать "романом воспитания", где автор прослеживает жизнь главного героя Филипа Кэри от детства к отрочеству, от юности к зрелости. На его долю выпадает немало испытаний: ранняя смерть родителей, отчаянные поиски своего призвания в мире, обреченные отношения с легкомысленной женщиной. Претерпев немало разочарований, меняя свои взгляды, от подчинения собственным страстям до самоотречения, Филип пытается нить за нитью сплести узор собственной жизни…

Серия: NEO-Классика
Издательство: АСТ, Neoclassic

Лучшая рецензия на книгу

Anastasia246

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

Содержание

Бремя страстей человеческих — Сомерсет Моэм, роман
Перевод: Е. Голышева, Б. Изаков

Дополнительная информация об издании

ISBN: 978-5-17-103086-5

Год издания: 2017

Язык: Русский

Твердый переплет, 704 с.
Интересные факты

● По словам Моэма, «Бремя страстей человеческих» — «роман, а не автобиография: хотя в нём есть много автобиографических деталей, вымышленных гораздо больше». И всё же следует отметить, что подобно своему герою Моэм рано лишился родителей, воспитывался дядей-священником, рос в городке Уитстэбле (в романе Блэкстебл), учился в королевской школе в Кентербери (в романе Теркенбери), изучал литературу и философию в Гейдельберге и медицину в Лондоне. В отличие от Филипа, Моэм не был хромым, однако заикался.
● Сам Моэм считал, что роман перегружен избыточными деталями, что многие сцены были добавлены в роман просто для увеличения объема или в силу моды — роман был издан в 1915 году — представления о романах в то время отличались от современных. Поэтому, в 60-х годах Моэм существенно сократил роман «…прошло немало времени, прежде чем писатели поняли: описание размером в одну строку часто дает больше, чем в полную страницу». В русском переводе этот вариант романа получил название «Бремя страстей» — чтобы была возможность отличить его от оригинальной версии.

Предисловие автора,
написанное им специально для этого
сокращенного издания своего романа

Эта книга появилась впервые сорок пять лет назад и с тех пор выходила в разных изданиях и по разной цене. Но из-за объема (около 700 страниц) этот роман нельзя было выпустить в мягкой обложке по общедоступной цене.
Каждый автор желает, чтобы его читало как можно больше людей, и когда американские издатели мне дали понять, что хорошо бы эту книгу сократить, я согласился, ни секунды не раздумывая. Ведь роман — это не фуга, из которой вырезали двадцать тактов, и не картина, в которой один элемент строго уравновешивает другой. Роман имеет очень свободную форму. С ним можно делать почти что угодно. Я уже где-то подробно об этом писал, так что буду здесь предельно краток.
Профессиональный романист обязан подчиняться издательским условиям своего времени. Так, например, Диккенс по договору с издателями писал романы, которые должны были выходить в двадцати четырех отдельных выпусках заранее оговоренного объема, и поэтому ему иногда приходилось вставлять туда эпизоды, которые лишь прерывали ход повествования, а иногда и бессовестно затягивали его. Толковые критики единодушно говорят, что если романы Диккенса подсократить, они бы лучше читались.
Бальзаку тоже платили в зависимости от количества написанных им страниц, а так как он вечно страдал от нехватки денег, то, хоть и был величайшим романистом, он без всякой застенчивости добавлял страницы, не имеющие никакого отношения к рассказываемой им истории. Однажды, например, он без всякой причины — кроме собственной прихоти — вставил в роман длиннейшее рассуждение об итальянском искусстве. А может, в те времена у людей было больше свободного времени, и их меньше раздражали такие отступления. Но теперь-то это точно не так — хотя бы потому, что увеличилась скорость жизни; кроме того, нынешний читатель инстинктивно требует от романов большей элегантности формы. Значит, надо строго придерживаться темы и писать по делу.
Однако всякий автор художественного произведения подвержен влиянию не только издателей и читателей, но и самого времени, когда он творит. На него влияют привычки, мнения, мода. Скажем, в эпоху романтизма были в моде описания ради самих описаний, и писатели вставляли в свои тексты длинные и чрезвычайно подробные описания природы, которые нынешний читатель почти наверняка пропускает. И прошло немало времени, прежде чем писатели поняли: описание размером в одну строку часто дает больше, чем в полную страницу.
Когда я писал «Бремя страстей человеческих», было модно писать полу-автобиографические романы. Я говорю «полу-», потому что, конечно, это были художественные произведения, и авторы обращались с фактами как им заблагорассудится. Мой роман был таким же. Когда я решил его написать, я уже был популярным драматургом; пришлось на пару лет оставить театр: я знал, что если напишу этот роман, то смогу избавиться от многих малоприятных воспоминаний, которые продолжали меня мучить. Так и произошло.
Вообще-то, писать роман с такой целью — опасно. Если автор озабочен, как бы ему избавиться от болезненных воспоминаний, он уже думает не о читателе, а о собственном освобождении. Его связь с читателем нарушается. То, чему он придает большое значение, может оказаться интересным и важным только для него, автора — потому что это случилось с ним самим. Наверняка в моем романе оказались эпизоды, которые были интересны только мне, или которые потеряли свой интерес с течением времени или из-за изменения моды. Я не знаю. Пусть другие судят. Дурак тот писатель, который думает, что всякое его слово — свято и что если не туда поставить запятую или сделать лишнюю красную строку, то его роман будет безвозвратно испорчен. Роман — это не научный труд и не архитектурное сооружение. Если говорить о читателях, то роман — это лишь возможность культурно развлечься. И если этот сокращенный мною роман найдет новых благодарных читателей, я буду вполне удовлетворен.

История

«Первый вариант этого романа я написал, когда мне было двадцать три года. Получив диплом врача после пяти лет учебы в медицинском институте при больнице св. Фомы, я отправился в Севилью, преисполненный решимости литературным трудом зарабатывать себе на хлеб насущный. У меня сохранилась старая рукопись, но я не прикасался к ней с тех пор, как прочитал ее, получив от машинистки, и не сомневаюсь, что это было очень слабое произведение. Рукопись я послал Фишеру Энвину, издателю моей первой книги (еще будучи студентом, я опубликовал роман "Лиза из Ламбета", и он имел успех), но Энвин отказался заплатить мне сто фунтов, которые я просил за новый роман, а все другие издатели вообще не пожелали иметь со мной дело. Помню, тогда я совсем пал духом, но сейчас я понимаю, это была сама судьба. Ведь если кто-нибудь из них взялся бы издать мою книгу, я погубил бы тему, до которой просто не дорос по молодости лет. Я был еще не способен взглянуть на события с необходимой дистанции времени, и мне не хватало жизненного опыта; он пришел с годами и поистине обогатил тот роман, какой я в конце концов написал.

Итак, получив везде отказ, я спрятал рукопись с глаз долой. Написал другие романы, их напечатали, попробовал себя в драматургии. Пьесы принесли мне известность, и само собой пришло решение до конца жизни посвятить себя театру. Но такой выбор я сделал без глубокой внутренней убежденности и, вероятно, поэтому впоследствии изменил ему. Я был счастлив, вполне преуспевал, много работал. В голове теснились замыслы новых пьес, просились на бумагу. Не знаю, чем это объяснить - то ли успех не принес мне ожидаемого удовлетворения, то ли это было своего рода защитной реакцией на него, но в самом зените драматургической славы меня вновь начали одолевать воспоминания о прошлом. Они неотвязно преследовали меня во сне, на прогулках, на репетициях, в гостях, став столь тяжелым бременем, что не оставалось иного способа избавиться от них, как написать книгу. Работая для театра, я был связан строгими законами драматургического жанра и теперь предвкушал неограниченную свободу, какую открывает перед писателем роман. Я знал, что задуманная книга потребует немало труда, и хотя продюсеры наперебой предлагали новые контракты, я отказался от всех предложений и на время отошел от театра. В ту пору мне было тридцать семь лет.

"Бремя страстей человеческих" - автобиографический роман, но не автобиография. Факты неотделимы в нем от вымысла. Я рассказал о том, что пережил сам, но изменил последовательность некоторых событий, а кое-какие эпизоды взял из жизни моих хороших знакомых. Книга не обманула моих ожиданий. Едва она вышла в свет (в то время свирепствовала жестокая война и кругом было столько страданий и горя, что, казалось, никого не могла взволновать судьба литературного героя), как я навсегда избавился от терзавших меня мучительных и горестных воспоминаний


Сомерсет Моэм О своём романе «Бремя страстей человеческих»

Сюжет

Первые главы посвящены жизни Филипа в Блэкстебле у дяди и тёти и учёбе в королевской школе в Теркенбери, где Филип терпит немало издевательств из-за своей хромой ноги. Родственники рассчитывают, что после окончания школы Филип поступит в Оксфорд и примет духовный сан, однако молодой человек чувствует, что у него к этому нет настоящего призвания. Вместо этого он отправляется в Гейдельберг (Германия), где учит латынь, немецкий и французский.

Во время своего пребывания в Германии Филип знакомится с англичанином Хейуордом. Филип сразу же проникается симпатией к своему новому знакомому, его не могут не восхищать обширные познания Хейуорда в литературе и искусстве. Однако пылкий идеализм Хейуорда не подходит Филипу: «Он всегда страстно любил жизнь и опыт подсказывал ему, что идеализм — чаще всего трусливое бегство от жизни. Идеалист уходит в себя, потому что страшится напора человеческой толпы; у него не хватает сил для борьбы, и потому он считает её занятием для черни; он тщеславен, а так как ближние не соглашаются с его оценкой самого себя, он утешается тем, что платит им презрением». Другой приятель Филипа, Уикс так характеризует людей, подобных Хейуорду: «Они всегда восхищаются тем, чем принято восхищаться — чем бы это не было, — и на днях собираются написать великое произведение. Подумать только — сто сорок семь великих произведений покоятся в душе ста сорока семи великих мужей, но трагедия заключается в том, что ни одно из этих ста сорока семи великих произведений никогда не будет написано. И на свете от этого ничего не меняется».

В Гейдельберге Филип перестаёт верить в Бога, испытывает необычайный душевный подъём и осознаёт, что тем самым сбросил с себя тяжкое бремя ответственности, придававшей значительность каждому его поступку. Филип чувствует себя зрелым, бесстрашным, свободным и решает начать новую жизнь.

После этого Филип предпринимает попытку стать присяжным бухгалтером в Лондоне, но оказывается, что и эта профессия — не для него. Тогда молодой человек принимает решение отправиться в Париж и заняться живописью. Новые знакомые, занимающиеся вместе с ним в художественной студии «Амитрино», знакомят его с ведущим богемный образ жизни поэтом Кроншоу. Кроншоу — антипод Хейуорда, циник и материалист. Он высмеивает Филипа за то, что тот отказался от христианской веры, не отбросив вместе с ней и христианскую мораль. «Люди стремятся в жизни только к одному — к наслаждению, — говорит он. — Человек совершает тот или иной поступок потому, что ему от этого хорошо, а если от этого хорошо и другим людям, человека считают добродетельным; если ему приятно подавать милостыню, его считают милосердным; если ему приятно помогать другим, он — благотворитель; если ему приятно отдавать силы обществу, он — полезный член его; но вы ведь даёте два пенса нищему для своего личного удовлетворения, так же как я для своего личного удовлетворения пью виски с содовой». Отчаявшийся Филип спрашивает, в чём же тогда, по мнению Кроншоу, заключается смысл жизни, а поэт советует ему поглядеть на персидские ковры и отказывается от дальнейших пояснений.

Филип не готов принять философию Кроншоу, однако он соглашается с поэтом в том, что абстрактной морали не существует, и отказывается от неё: «Долой узаконенные представления о добродетеле и пороке, о добре и зле — он сам установит для себя жизненные правила». Филип даёт себе совет: «Следуй своим естественным наклонностям, но с должной оглядкой на полицейского за углом». (Тому, кто не читал книгу, это может показаться дикостью, однако следует учитывать, что естественные наклонности Филипа вполне соответствуют общепринятым нормам).

Вскоре Филип понимает, что из него не выйдет великого художника, и поступает в медицинский институт при больнице святого Луки в Лондоне. Он знакомится с официанткой Милдред и влюбляется в неё, несмотря на то, что видит все её недостатки: она некрасива, вульгарна и глупа. Страсть заставляет Филипа идти на невероятные унижения, сорить деньгами и приходить в восторг от малейшего знака внимания со стороны Милдред. Вскоре, она, как и следовало ожидать, уходит к другому человеку, но через некоторое время возвращается к Филипу: оказалось, что её благоверный женат. Филип немедленно порывает связь с доброй, благородной и неунывающей девушкой Норой Несбитт, с которой познакомился вскоре после расставания с Милдред, и повторяет все свои ошибки во второй раз. В конце концов, Милдред неожиданно влюбляется в его институтского товарища Гриффитса и бросает несчастного Филипа.

Филип пребывает в растерянности: философия, которую он для себя придумал, показала свою полную несостоятельность. Филип убеждается в том, что интеллект вообще не может всерьёз помочь людям в критическую минуту жизни, разум его — только созерцатель, регистрирующий факты, но бессильный вмешаться. Когда наступает время действовать, человек бессильно склоняется под бременем своих инстинктов, страстей и ещё бог знает чего. Это постепенно приводит Филипа к фатализму: «Снявши голову, по волосам не плачут, ибо все силы были направлены на то, чтобы эту голову снять».

Через некоторое время Филип встречается с Милдред в третий раз. Он уже не чувствует к ней прежней страсти, но по-прежнему испытывает какое-то пагубное влечение к этой женщине и тратит на неё кучу денег. В довершение к этому он разоряется на бирже, теряет все свои сбережение, бросает мединститут и устраивается на работу в мануфактурный магазин. Но именно тогда Филип разгадывает загадку Кроншоу и находит в себе силы отказаться от последней иллюзии, сбросить с себя последнее бремя. Он признаёт, что «жизнь не имеет никакого смысла, и существование человека бесцельно. […] Зная, что ни в чём нет смысла и ничто не имеет значения, человек всё же может получить удовлетворение, выбирая различные нити, которые он вплетает в бесконечную ткань жизни: ведь это река, не имеющая истока и бесконечно текущая, не впадая в никакие моря. Существует один узор — самый простой и красивый: человек рождается, мужает, женится, производит на свет детей, трудится ради куска хлеба и умирает; но есть и другие, более замысловатые и удивительные узоры, где нет места счастью или стремлению к успеху, — в них скрыта, пожалуй, какая-то своя тревожная красота».

Осознание бесцельности жизни вовсе не приводит Филипа в отчаяние, как можно было подумать, а наоборот делат его счастливым: «Неудача ничего не меняет, а успех равен нулю. Человек — только мельчайшая песчинка в огромном людском водовороте, захлестнувшем на короткий миг земную поверхность; но он становится всесильным, как только разгадает тайну, что и хаос — ничто».

Дядя Филипа умирает и оставляет племяннику наследство. Эти деньги позволяют Филипу вернуться в мединститут. Во время учёбы он лелеет мечту отправиться в путешествие, посетить Испанию (в своё время на него произвели огромное впечатление картины Эль Греко) и страны Востока. Однако новая подруга Филипа — девятнадцатилетняя Салли, дочь его бывшего пациента Торпа Ательни — сообщает о том, что она ждёт ребёнка. Филип как человек благородный решает жениться на ней, несмотря на то что это не позволит осуществиться его мечтам о путешествиях. Вскоре оказывается, что Салли ошиблась, однако Филип не чувствует облегчения — наоборот, он разочарован. Филип понимает, что нужно жить сегодняшним, а не завтрашним днём, самый простой узор человеческой жизни и является самым совершенным. Поэтому он всё-таки делает предложение Салли. Он не любит эту девушку, но чувствует к ней огромную симпатию, ему с ней хорошо, к тому же, он, как ни смешно это звучит, питает к ней уважение, а страстная любовь, как показала история с Милдред, зачастую приносит одни огорчения.

В конце концов, Филип даже примиряется со своей хромой ногой, ведь «без неё он не мог бы так остро ощущать красоту, страстно любить искусство и литературу, взволнованно следить за сложной драмой жизни. Издёвки и презрение, которым он подвергался, заставили его углубиться в себя и вырастили цветы — теперь уже они никогда не утратят своего аромата». На смену вечной неудовлетворённости приходит душевное спокойствие.

Экранизации

1934 - Бремя страстей человеческих. США. Лесли Говард в роли Филипа и Бетт Дэвис в роли Милдред.
1946 - Бремя страстей человеческих. США. Пол Генрид в роли Филипа и Элеонор Паркер в роли Милдред.
1964 - Бремя страстей человеческих. Великобритания. Лоуренс Харви в роли Филипа и Ким Новак в роли Милдред.

Кураторы  Anvalk

Подробнее о книге

Напишите рецензию!

Текст вашей рецензии...
Yulichka_2304

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции