Новинка Хит! Рейтинг 2017
Поделиться:

Манарага

ISBN: 978-5-17-102757-5
Год издания: 2017
Издательство: АСТ, Corpus
Серия: Весь Сорокин

Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового Средневековья и Второй исламской революции? В романе «Манарага» Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, профессионала своего дела, заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Твердый переплет, 256 стр.
Формат: 84x108/32
Возрастные ограничения: 18+

Книга в подборках

Книги строго "18+"
Хочется собрать в подборку художественные книги для взрослых с ограничением по возрасту 18+. Сейчас многие издатели помещают на обложке книги соответствующий…
jump-jump
livelib.ru
Анонсы книг. Скоро в продаже
Книги, которые еще не вышли из печати, но скоро появятся на прилавках. Информация берется со страниц издательств и крупных книжных магазинов. Книги…
Katerina
livelib.ru

Рецензии читателей

15 марта 2017 г., 17:01
5 /  3.902
Шеф-повар русской литературы

Так сложилось в этом странном мире, что тут не просто живут люди, а некоторые ещё зачем-то пишут книги. Вот живёт такой странный человек и пишет книги, пока другие смотрят сериалы, пьют пиво и ковыряются в своём бездонном носу. Впрочем, это не самое странное, что он их пишет, а гораздо более удивительным мне кажется то, что есть люди, которые их покупают, скачивают, воруют или как-то ещё к этому относятся и участвуют в сём мероприятии. Иногда такие люди не один год к этому относятся и со временем становятся гуру вопроса и раздают мнения по поводу и без, к которым некоторые даже прислушиваются и зачем-то ими интересуются. К некоторым никто не прислушивается, но они есть и имеют место быть, тиражируются, повторяются и тем самым всё равно как-то пассивно оказывают влияние на ситуацию.

Не столь уж редко можно услышать небрежно брошенное "этот товарищ уже не тот" в адрес какого-либо бедолаги, десятки лет маравшего чистые страницы своими закорючками слов, и масса начинает колыхать волнами "не тот! не тот!", вторя эхом голосу авторитета; или ещё так, что кто-то скажет, что вот тот товарищ не тот, но всем дела до этого нет, но они однако повторят при случае, что вот слышали, что тот — уже не тот, но вроде бы как и не совсем это так и с этим ничуть не согласны, но мнение таким образом укрепляется и живёт. Вот, да. Писал, пишет, будет писать такой писатель, но уже не совсем то, что он писал — другой продукт дескать. По сути, если бы это произошло с моим любимым Чивас Ригал, и, внезапно, купив очередной литр я бы обнаружил внутри нечто похожее на Баллантайнс, то я бы сильно расстроился и возможно бы даже громко ругался, разбив бутылку о голову кассира. Это плохо. И даже если бы я там обнаружил не двенадцатилетнее добро, а более старый продукт той же марки, то явно обрадовался бы, но всё равно — не то же уже, что хотел изначально! Человек — ему свойственно меняться. Жизненный опыт и всякие прочие штуки оставляют на нас шрамы, морщины, татуировки, лишний вес и мы меняемся, меняется и наше отношение ко многим вещам. Меняются и писатели, они же ведь тоже люди, да. И это нормально. Просто, мы (простые смертные) обычно не пишем книг и эту тенденцию вряд ли кто заметит, как мы меняемся... да и мы сами обычно так плавно становимся хуже, что этого не обнаруживаем в столь явной форме сами. Но если бы мы писали и нас читали, то непременно были бы те, кто сказал бы "ты, чувак, уже не тот". Я даже не знаю... я, наверное, обрадовался бы. А теперь, внезапно, — Сорокин Владимир Георгиевич.

Дальше — виски...

20 марта 2017 г., 19:31
2 /  3.902
We have plenty of matches in our house

Это один из тех не радостных случаев для читателя, когда в аннотации синопсис практически полностью описывает сюжет текста и даже его идею. К тому же на сегодняшний день вышло несколько интервью с самим автором касательно “Манараги”, а самые известные литературные критики написали свои статьи, поэтому я не буду ещё раз повторять то, что вы и без меня узнаете (если не знали), а сразу перейду к изложению своих мыслей о том, почему мне не понравился роман.

Я люблю произведения Владимира Сорокина и с удовольствием посмотрел все доступные интервью с ним на YouTube за разные годы. Впервые я начал его читать тогда, когда его роман “Теллурия” попал в сеть – появилась раздача торрента на Рутрекере. Тогда же я начинал активно пользовался Лайвлибом и читать рецензии – одним из самых интересных читателей для меня был HLDK, который спровоцировал меня своими текстами на то, чтобы я подумал: “а что мне мешает прочитать “Теллурию” кроме того, что я прежде не читал Сорокина?”. Сказано – сделано, а прочитано – вроде за один день: я помню, что не мог оторваться от планшета, с которого читал роман и даже взял его с собой на пару по физкультуре, которая проходила на улице, а поскольку погода была плохая (дождь) и студентов было не больше пятнадцати (из трёх групп), то нас оставили “наворачивать круги”, что довольно бессмысленно, особенно когда ты получаешь техническое образование, но удачно и к месту дополнило абсурдность реальности в “Теллурии”, от чего роман только выиграл. Я многое забыл и могу спокойно читать роман снова, не боясь, что мне будет скучно читать, но я помню чувство восторга и читательского кайфа, которые вызвал во мне этот текст (поэтому лично мне странно читать в критической статье о “Манараге” Галины Юзефович, что “хаотичная и избыточная “Теллурия”” она считает недостатком – я же нахожу это хорошим примером того, как можно заставить читателя поверить в объёмность и даже в необъятность художественного мира, который описан в “Теллурии”, не превращая текст в обычный, энциклопедический по обхвату вопросов текст постмодернистского романа или же в традиционную фантастику, при том что информационная плотность текста вместе с постоянным стилистическим изменением языка романа очень высока [я даже не могу так сразу привести пример похожего текста, в котором темп и сложность так гармонично существуют друг с другом от начала и до конца - ведь дело здесь не только в постоянной смене глав и стилей, а в чём-то другом – в мастерстве автора в том числе]).
Но дело, конечно, не только в мастерстве – тогдашняя среда была богата на “мемичность”, ей нужен был только певец как чеховской степи. В “Манараге” этого нет.

Поэтому я сомневаюсь: с одной стороны я могу понять пустоту романа и его простоту - какие времена такие и нравы, но мне не нравятся такие тексты – тексты “берлинского” Набокова (о чём я думал написать сразу, как только прочитал “Манарагу”, но увидел, что сам Сорокин об этом говорит в своём интервью). Один из критиков уже написал о схожей космополитичности романа с произведениями Брехта, сравнил с “Зимней войной в Тибете” Дюрренматта. Многие читали “горячим” прошлогоднее интервью Сорокина журналу Esquire и догадывались, что “Манарага” раскроет то, о чём в нем говорится. Я не рад, когда получаю ровно то, о чём подозревал: худшее, что может быть – это когда от художественного произведения получаешь ровно то, что ожидаешь. Это скучно, а главное – зачем?

И на этот вопрос я сам же себе отвечаю: “Манарага” заслуживает читательское внимание уже тем, что в ней сформирована и получила художественную обработку идея о “жаренной книге” как атрибут к еде – кажется, что она уже была всегда, просилась быть “снятой с языка”. Сорокин же воплотил идею в реальность. И этого мне могло бы быть достаточным, если бы я так не любил его романы, как люблю их сейчас. Я не хочу звучать как старый пердун – “Opeth уже не тот! Джармуш уже не тот!”, но получается, что звучу. И “Ады” Набокова в “Манараге” нет, метафорически выражаясь, что парадоксально, если вы уже прочитали “Манарагу”.

Что такое “Ада” для Сорокина? Если вы не знали – то это книга, которую он неоднократно называл своей любимой, которую “можно читать, открыв на любой странице”. Это как для меня были одно время романы “Infinite jest", “Доктор Живаго” или “Игра в классики”; это как OkComputer для многих меломанов, как Nevermind, как In the Court of the Crimson King; это как фильм “Сумерки” для одного известного стримера – 10 из 10. То есть отводится центральное место “Аде” не просто так: что-то любимое, базисное ставится в основу того, чтобы воспринимать с помощью этого что-то Новое. Компас, свечка в темноте, опыт. В этом особое очарование “Манараги” – за внешней отстранённостью автора скрывается нешуточная заинтересованность – неспроста многие говорят, что Сорокин, парадируя во многих произведениях классический русский роман, сам – русский классик. И при этом в “Манараге” про “Аду” как роман практически ничего не сказано – в этом для меня главная метафора романа, раскрывающая мир будущего, в котором содержание книги и вправду ничего не значит, потому что даже про содержание самой любимой книги ничего не написано. И поэтому, возможно, мне не нравится “Манарага”, что в ней нет того, что есть в “Аде” – в ней нет сложности. Это опасная игра – заигрывать с читателем, говорить что “всё так и задумывалось”, ведь в итоге осталась книга, которую мне не хочется оставлять в своей библиотеке, в отличии от “Тридцатой любви Марины” или “Нормы”. Если использовать метод “в контексте” (не важно – творчества Сорокина или современной действительности, например) – то “Манарага” – хороший роман, если использовать “лично тебе понравилось или нет” – не смешная повесть с парой по-настоящему интересных и важных мест, которая так заигралась с вторичностью, что сама стала такой.

Первое и второе место сопряжены между собою – они оба примеры того, как может выглядеть художественный текст будущего: эпизод “Толстой” и текст неизвестного автора, описывающий (возможно) любовь зооморфа-волка к зооморфу-овце (текст представляет собою “поток сознания”, без пунктуации, похож на прозу Эльфриды Элинек, но больше на что-то “снобистское” от Пруста и с сентиментальностью текстов Генри Миллера – в общем то, что появилось в первой половине прошлого века – модернизм. И в будущем “Манараги” он возвращается как виток спирали).
Первый эпизод – самое интересное для меня в “Манараге” – это характерный пример того, что мы наблюдаем сейчас – что-то такое сентиментальное и прекрасное, смеяться над чем вроде бы надо и смеёшься – ведь пародия же, но над чем смеяться не хочется. Это то, что некоторые называют метамодернизмом– когда постоянный хохот и обесценивание ценностей в постмодернизме (внешне [я могу много говорить и доказывать, что постмодернизм в литературе ничем не уступает в “душевности” Толстому, Достоевскому, что романы Пинчона ничем не уступают Фолкнеру по степени человечности]) надоедают и хочется реальных обсуждений проблем, а если и сказки, то не той, что уведёт тебя в далёкие дали, а всё-таки поближе к земле и к реальности. Вспомните недавний “Ла ла лэнд”, “Зверополис”, восторг зрителя от “Логана”, вспомните экранизацию “Дома странных детей”, которая и сказка, но что-то не похожа на сказку – герои там какие-то не сказочные, даже …рациональные! Вспомните фильм “Патерсон” Джармуша. И дело не в том, как это назвать – я не хочу цепляться к определению "метамодернизм" или какому-то ещё - меня интересует сам феномен, от которого нельзя отмахнуться.
“Толстой” в Манараге – это не только пародия – это то, что я вижу сейчас вокруг себя – люди сыты стёбом, надоело “ничто не ценность, когда всё равноценно” – хочется зацепиться за что-то реальное, поэтому сегодня даже в сказках, даже в пародии не удаётся далеко оторваться от реальности и серьёзности, а главное – и не хочется. Я уверен, что не я один прочёл “Толстого” не как пародию – я считаю, что это самое интересное и важное место в романе, в котором Сорокин формирует моральный ориентир, над которым не удалось посмеяться так, как прежде, потому что само время и настоящее сейчас не позволяют смеяться.

Сорокин в одном (если не во множестве) из своих интервью говорил, что в России писатель – больше чем просто писатель (я не дословно цитирую) – он как седовласый, бородатый старец, к которому приходят спросить совета, когда что-то непонятное творится вокруг. Вы можете сказать, что Сорокина не читают так, но тогда посмотрите, о чём пишут критики, какие вопросы задают Сорокину в интервью – к нему не обращаются как к постмодернисту, к нему обращаются как к Толстому.

откройте последнюю страницу романа, если он у вас под рукой. «Мортен изображает волну и изумительно извивается солнечных лучах» - по-моему не хватает предлога.

We have plenty of matches in our house - я хочу верить больше в это, чем в "Манарагу", пусть это всего лишь и добрая сказка.

16 марта 2017 г., 13:06
5 /  3.902
Книга о вкусной и здоровой пище

Действие нового романа Владимира Сорокина происходит в мире Нового средневековья, так вкусно описанного в «Теллурии». Европа пережившая исламское нашествие, распалось на калейдоскоп мелких государств, где высокие технологии переплетаются с архаикой. В этой послевоенной Европе появляется новое элитарное увлечение – приготовление пищи на огне от сжигаемой книги, book’n’grill. Мода эта вне закона, так как бумажные книги, от которых человечество отказалось в пользу голограмм, инфоимплантов-«блох» и прочих «умниц», представляют историческую ценность. Вокруг book’n’grill сложился черный рынок, всем заправляет Кухня – корпорация книжный поваров, нечто среднее между мафией и масонской ложей. Не всякая книга годится для приготовления пищи – главный герой с отвращением отмахивается от охапки постсоветской литературы, в которой без труда угадывается пародийный Прилепин. Лучше всего горит мировая классика, впрочем, горят и рукописи.
Перед нами мелькают лица заказчиков – трансильванские бандиты, евреи, скитающиеся по морю на яхте, самопальный Лев Толстой из норвежского поместья, зооморф, живущий в горах. Один раз герою бьют морду за испорченный ужин – книга оказалась сырой.
Все эти метафоры литературного цеха оживают у Сорокина как всегда весело и ярко. Тема связи «большой жратвы» и «распада литературы» одна из ключевых в его творчестве. Но если раньше автор расправлялся с литературой как заправский мясник, - например, в рассказе «Сonсretные», где герои пожирают само тело текста, разрывая челюстями Моби Дика и капитана Ахава, то теперь это изящное препарирование пресыщенного эстета. Сорокин стал сентиментален, начиная с «Метели» шокирующие детали стали лишь приправой к основному блюду, стройному повествованию, почти в духе русской классики (критик Данилкин даже обвинил его в строительстве новых литературных иерархий, пришедшему на смену их слому, но это, конечно, преувеличение)
Образ повара готовящего на книгах – это, конечно, доведенная до логического финала идея литературного посредника, выдвигающегося на первый план в сетевом пространстве. В перенасыщенном пространстве читатель постепенно начинает поглощать не сами книги, а некий продукт их переработки – списки, дайджесты, стоит открыть фейсбук и увидеть зазывные заголовки «10 книг которые вы должны успеть прочесть до обеда», «Почему важно на этой неделе прочесть эти 25 романов». Конечно же, никто не будет читать ни эти 10, ни эти 25. Повар уже приготовил блюдо.

25 марта 02:43
5 /  3.902
"Блеск и нищета русской литературы" (с)

Так уж вышло, что когда я открыл для себя Сорокина, лет в 19, мода сравнивать его с Пелевиным уже прошла. Этим все равно занимались все кому ни лень, в том числе и я, но занятие это было глупое и неполезное. Потому что когда Сорокин все еще блистал, Пелевин уже заканчивал. После хорошей "Ананасной воды" Виктора Олеговича я прочитал убогий по своей середняковости "SNUFF" и на этом с ПВО закончил. И вот уже 2017 год, а Пелевин до сих пор раз в год выпускает свою однообразную поебень (я намеренно использовал нецензурную брань, рецензия на Сорокина же).

Что же делал Владимир Георгиевич все эти годы? Он скакал полуголый на биеннале, писал картины и изредка выкидывал в люди свою литературу. Можно было бы попробовать обвинить ВГС в эпатаже, но в поведении человека, накормившего говном целое поколение людей, вряд ли может что-то удивить. "Теллурию" я ждал, помню, очень сильно. Протащился неимоверно. До этого и "Метель" и "Опричники" были годнотой. Разве что "Сахарный Кремль" и "Моноклон" подкачали, но этим Сорокин и хорош. Тем, что не всегда хорош.

Случайно зайдя на медузу какое-то время назад я наткнулся на рецензию Юзефович на НОВУЮ КНИГУ СОРОКИНА. Я был очень приятно удивлен, потому что его книг в назначенное время не ждут, и это было настоящим сюрпризом. Купить ее удалось в один из первых дней продаж, неделю назад. Прямо перед поездом из Москвы домой в Питер. Половину я прочитал пока не вырубился в купе, вторую половину - на следующий день. "Манарага" затянула и не отпускала. А теперь по пунктам, чем же она хороша.

1. Стилизация. То, за что мы любим "Голубое сало" отчасти присутствует и здесь. Да и вообще "Манарага" это такой, можно сказать, спин-офф "Сала" но во вселенной "Теллурии". То есть персонажи тесно связаны с русской литературой и местами кто-то даже пытается ей подражать.

2. Построение вселенной романа. "Манарага" - классическая антиутопия, заимствующая лучшее, переделанная на новый лад. Каждый элемент окружающего мира неимоверно интересен. Начиная с профессии главного героя и заканчивая местами, которые он посещает. Детализация чем то напомнила недавний прекрасный боевик "Джон Уик 2", где мир киллеров показан как особый такой закрытый клуб со своими законами.

3. Сюжет. Рассказывать его в рецензии - это портить даже первые три страницы романа, где раскрываются все карты о том, кто главный герой и чем занимается. Но раз уж вы полезли читать рецензии, то каких-то подробностей явно хотите, помимо синопсиса. Протагонист работает профессиональным book'n'grill шефом. Готовит изысканные блюда на редкой литературе. И весь мир вокруг него построен на том, что люди хотят его услуги, дорого за это платят, а закон запрещает этим заниматься, поэтому он считается преступником. Ну, и его клиенты тоже. Больше не могу. Слишком это все хорошо, чтобы рассказывать. У меня давно не было желания ПЕРЕЧИТАТЬ книгу сразу же после прочтения.

4. Термины. Это отдельная тема. Вы поймете о чем я пишу после 20 страниц, и оцените насколько тонко Владимир Сорокин решил воскресить русский роман спустя 30 лет после "Романа", где роман умер. <--- Сложное предложение, написанное для фанатов ВГС.

5. Целостность. Это последний пункт. Для поклонников творчества Сорокина не секрет, что он не любит ограничивать себя какими-то рамками. Пишется как пишется, что есть, то есть. Не всегда это удачно. Его сборники рассказов - чаще эпатаж ("Пир" - исключение, там эпатаж эквивалентен качеству текста). "Теллурия" прекрасна, но это бессюжетное полотно. "Метель" - туда же. Со времен "Опричника", за 11 лет, это - первая история с началом, серединой и концом. Когда Георгиевич все свои супер мысли может как-то собрать в сюжет, получается шедевр, ни много ни мало.

Советую прочитать эту книгу всем и каждому, а любители Сорокина будут довольны особенно. Единственное, это уже никакой не концептуализм, а самый такой типичный постмодернизм, так что если вы ждете каких-то откровений формы, то этого здесь не будет.

21 марта 2017 г., 12:14
4 /  3.902

очень компактная, прямая и ясная книга. вставные номера ("Толстой") узнаваемые - смешные, психоделичные. при этом есть ощущение, что писалось всё изначально под перевод - на немецкий, к примеру. читается лучше громоздкой "теллурии".

20 марта 2017 г., 20:29 , Русский
4.5 /  3.902
Мало...

Являясь фанатом творчества Владимира Сорокина, я с нетерпением ждал эту книгу. Когда в сети появились первые отрывки, я ещё больше загорелся прочитать это произведение. Прочитал.
О сюжете и смысле книги я говорить особо не буду, я думаю тут и так всё понятно и лежит на поверхности, да и в рецензиях всё очень верно подмечено. Я же хочу высказать своё мнение о самом тексте, как поклонник автора.
1) Наконец-то, наконец-то глоток свежего воздуха в творчестве Сорокина. Мне немного приелась эта его тема с новым средневековьем и теперь он нам показывает будущее, но уже после этого средневековья. Этакие 60-е. И это очень круто. Всё таки 4-х летний перерыв пошёл на пользу.
2)Стилизация. История про клопика - это просто вышка. Я перечитывал отрывок с Толстым несколько раз. В этой сцене шикарно всё. Образ Толстого, история про клопика, история про попрошайку. Так же не знаю, как вам, а мне показалось, что Сорокин троллит. На протяжении чтения этой клопиной трагедии, я ожидал какую-то жёсткую развязку, такую Сорокинскую. И когда я дошёл до конца, то сильно удивился.
Стёб над современной лит-рой. Даже Прилепину досталось.
3)Сам сюжет. Простите дядя Вова, но за мной грешок. Читал я ваше произведение на kindle. Предатель я...
Ну а теперь конечно о минусах...
-Мне показалось очень мало. Я прям только начал наслаждаться, бах, и всё. Очень жалко, что такая короткая книжечка. Я хотел больше стилизаций, хотел больше издевательств над формой. Я очень расстроен. Мой аппетит не утолён.
Но в целом книга доставила приятные чувства и надеюсь, что следующий шедевр не заставит долго ждать. Хочу уже пожрать ржать рвать рожать ожра рож жор мор рага мана ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа

27 марта 12:03

Главный герой - шеф-повар будущего, мира, где люди получают удовольствие от еды, приготовленной на книгах. Да, именно так - бумажная книга давно превратилась в дорогостоящий раритет, а повара делятся на "русских" и "евреев" в зависимости от того, на каких авторах готовят. Статусное потребление стало таковым и в прямом смысле.

Сорокин в общем и целом описал культуру потребления книги, близкую нашему времени, когда в приоритете имя, тема и актуальность, а не содержание; когда люди делятся на "своих" и "чужих" на основании круга чтения; когда стремление первой прочесть новинку и всем-всем-всем рассказать о ней превалирует над личными интересами зачастую.

Я это пишу, отчетливо осознавая, что сама принадлежу отчасти к тем самым шеф-поварам, о которых пишет Сорокин. Он прошелся по краю, высмеяв критиков как класс, а теперь те же критики пишут на его роман восторженные проникновенные рецензии, уверенные, что постигли суть произведения. Книжные блогеры не отстают. И все мы - посмешище.

Читать Сорокина всегда - как погружаться в воду. Либо бултыхаешься на мелководье как трехлетка, либо уверенно гребешь за буйки, либо плюхаешься где-то посередине, не в силах преодолеть себя. Я к его романам отношусь без восторга, но с уважением - он разрабатывает одну тему годами, в его произведениях легко прослеживается магистральное направление.

На книгу недели в моем личном рейтинге Манарага не тянет, но всем, кого интересует моделирование будущего, рекомендую прочесть хотя бы бесплатный ознакомительный отрывок в интернете. Может, вас зацепит, и вы прочтете День опричника и Теллурию - именно в таком порядке.

24 марта 2017 г., 21:56
3 /  3.902

это рассказ. очень хорошо вписался бы во времена сборника "пир"...

Рецензии критиков

13 марта 2017 г., 14:52
5 /  3.902
Как правильно жечь книги Отличный роман — куда более цельный, чем хаотичная и избыточная «Теллурия», куда более ясный и простой, чем мутноватая и переусложненная «Метель», да и вообще, пожалуй, самая удачная книга писателя со времен «Голубого сала», на него же в наибольшей степени и похожая.

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
86 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов