Рецензии на книгу «Багровый лепесток и белый»

ISBN: 978-5-389-12491-2
Год издания: 2017
Издательство: Азбука-Аттикус, Иностранка
Серия: Большой роман
Язык: Русский

От автора международных бестселлеров «Побудь в моей шкуре» (экранизирован в 2014 году со Скарлет Йохансон в главной роли) и «Книга странных новых вещей» — эпического масштаба полотно «Багровый лепесток и белый», послужившее недавно основой для одноименного сериала Би-би-си (постановщик Марк Манден, в ролях Ромола Гарай, Крис О'Дауд, Аманда Хей, Берти Карвел, Джиллиан Андерсон).

Итак, познакомьтесь с Конфеткой. Эта девятнадцатилетняя «жрица любви» способна привлекать клиентов с самыми невероятными запросами. Однажды на крючок ей попадается Уильям Рэкхем — наследный принц парфюмерной империи. «Особые отношения» их развиваются причудливо и непредсказуемо — ведь люди во все эпохи норовят поступать вопреки своим очевидным интересам, из лучших побуждений губя собственное счастье...

Мишель Фейбер начал «Лепесток» еще студентом и за двадцать лет переписывал свое многослойное и многоплановое полотно трижды. «Это, мм, изумительная (и изумительно — вот тут уж без всяких "мм" — переведенная) стилизация под викторианский роман... Собственно, перед нами что-то вроде викторианского "Осеннего марафона", мелодрама о том, как мужчины и женщины сами делают друг друга несчастными, любят не тех и не так» (Лев Данилкин, «Афиша»).

Развернуть

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 4.5  /  4.2
И в процессе представленья создается впечатленье, что куклы пляшут сами по себе.

Чаще всего мы воспринимаем художественное произведение, особенно историческое, как окно в незнакомый мир, где автор рассказывает о людях, похожих на нас и в то же время чуть других, с их страстями, надеждами и мечтами. В романе Фейбера всё совсем не так.
Автор показывает нам девятнадцатилетнюю проститутку по имени Конфетка, которая при помощи ума, а также множества иных талантов делает головокружительную карьеру от обитательницы борделя до гувернантки в богатом особняке. Но он вовсе не собирается делать вид, что рассказывает нам историю, которая могла бы приключиться в викторианской Англии. Нет, его волей мы попадаем в один из обычных в то время в Англии балаганчиков, в театр кукол, где люди-куклы, созданные авторским воображением, обязаны подчинять свои поступки не своим желаниям и даже не элементарной человеческой логике, а лишь воле создавшего их демиурга. Их поступки порой нелепы, даже у тех из них, кто вызывает живое сочувствие. Так и кажется, что в головах у них не мозги, а вата, набитая кукольником-автором, и по воле своего кукловода они все маршируют к какой-то известной лишь ему цели.
Автор говорит нам:

Представьте себе девушку, которая всю свою жизнь подвергалась насилию, во-первых, ее матерью, а затем всеми, кого она встречала в своей жизни. К тому времени, когда ей исполняется 19 лет, она уже много лет проститутка. Но она умна. Очень умна. И когда один из ее клиентов влюбляется в нее, эффективно использует свой интеллект, сначала добившись привилегированного положения, а потом помогая ему управлять своим бизнесом. А через некоторое время она становится гувернанткой шестилетнего ребенка. Но мы все знаем, что цикл жестокого обращения с ребенком порочен. Отравит ли она душу этой маленькой девочки, подобно собственной матери?.. Происходит много других вещей - это долгая история, и у меня нет много места, чтобы рассказать об этом…

На этот вопрос ответить сможет лишь читатель. Или не сможет... А так, действительно, произойдет еще много разных вещей – автор собрал огромный материал об эпохе, в которую поселил своих героев. Эти мелкие детали максимально приближают его роман к реальности, но именно персонажи - испорченные, нелепые, возмущающие своей непредставимой логикой, заставляют читателя в нетерпении листать страницу за страницей.

Роман по-викториански длинный, более девятисот страниц, и в нем мы и впрямь увидим багровый лепесток и белый, как две половинки исторического бытия, в котором соединены респектабельные гостиные высшего общества и трущобы Ист-энда, богатство и самая горькая нищета, лишающая человеческого достоинства. Проза Фейбера очень яркая, чувственная и гротескная, и, несмотря на предельный натурализм, так беспокоющий многих читателей, невозможно не увидеть карикатурности героев, ситуаций и положений. Но если в викторианском романе сословное неравенство используется, как основной двигатель сюжета, то в постмодернистском романе Фейбера к этому добавится то, что присуще современному обществу - одиночество человека среди людей, неспособность человека изменить свой взгляд на мир или поверить в то, что другой может измениться. И это порождает резкие, порой непонятные читателю, совсем не свойственные литературе XIX века, поступки героев. Главная героиня романа Конфетка – это такой «маугли» трущоб, выросшая в этой среде и впитавшая в себя ее мораль. И хотя ум ее гибок и ясен, она неизбежно оценивает всё с позиций своего трущобного мировоззрения. Да и остальные герои не склонны выходить за рамки своего социального «гетто». Наверное, поэтому автор и не пощадил никого из героев романа – все они, Конфетка, Уильям, Генри, Агнесс, оплатят счастьем свои заблуждения.

И даже к своей любимой героине автор не будет добрее. О, мисс Конфетт, сотканная авторским воображением из мужского бессознательного, фата-моргана каждого мужчины! Женщина, всегда готовая «сделать мужчине все, что он пожелает», и своему создателю в том числе, по его прихоти начав мечтать о замужестве и тем самым подчеркнув свою непроходимую женскую дурость, так отличную от трезвого мужского ума! Но ведь ни одному разумному мужчине не придет в голову брать шлюху в жены! Нет, в жены он возьмет себе ту, рядом с которой будет чувствовать себя значительным и опытным красавцем, а не обделавшимся засранцем. А ты, нежная, решительная, умная Конфетка, способная из самого завалящего мужчины сделать хозяина жизни, вдохновить, втиснуть в него свою жажду красивой и свободной жизни, как … хм, впрочем, неважно. Ты не можешь быть живым человеком, ты только вечно недостижимая для всего мужского рода мечта, соединяющая в себе качества, несоединимые в одной женщине. Недаром автор накидывает флер тайны на твою дальнейшую судьбу, ты исчезла, развеялась во времени и пространстве, чтобы вечно тревожить мужское воображение!

На мой взгляд, автору удалось достойно продолжить традицию викторианского романа, наделив его современным звучанием – читайте!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии
Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 5  /  4.2
Вы меня все еще слушаете?

Всем привет, меня зовут Тони, и сегодня мы пройдемся по проституткам.
То есть подумаем о проститутках.
Да блин.
18+ от греха, потому что шинанайдаопа шинашинанай, как пела группа На-На.

Роман Мишеля Фейбера - это умело выполненный гид по телам, мозговым коркам и комнатам, эдакий конструктор, причем удивительно легко читаемый, словно последние страницы ежедневных газет за завтраком. И пусть его, эти многократные упоминания половых органов, поз и стремлений мужского пола оказаться в женском, холод улиц и потрепанные простыни. Читается без упоминания слово "скука" на периферии мозга, а самое интересное в том, что до последнего мгновения неясно, чем всё это закончится и куда приведет. Хоть кровища, хоть сахарный финал - возможно реально всё (хотя, конечно же, хочется кровищи, лето же). И это вот стремление узнать-дочитать и является самым ценным, пёс с ней, этой концовкой (хотя и тут автор все сделал правильно).

Композиционно в плане построения все прекрасно. Нам выдан рассказчик-путеводитель, который до последнего мгновения будет прятать свое лицо в тумане переулков и тихо усмехаться, пока мы не видим. В комплекте идет путешествие по миру, разделенному на два коржа: благопристойность высших и средних кругов, что на поверхности, и закоулки бедных кварталов и низших слоев населения, где смерть, нищета, торговля собой и гнилые зубы в порядке вещей. А в качестве смазки-крема выступят дамы, девочки и душечки-девушки. Рассказчик не будет надевать нам на глаза шелковую повязку для большей романтики, тот самый мир борделей и увеселения читатель увидит таким, каков он был/есть/мог быть. Фи эти ваши 50 оттенков серого , разное в разнообразное в человеческом теле засовывали издревле, просто народ умел держать язык за зубами. "Багровый лепесток и белый" - это помесь истории в стиле "Мулен Руж" (авторская нуар-версия, где все еще хуже) с романами Достоевского и Диккенса. Мир куртизанок, шлюх, мамок и трепетных до удовлетворения своих желаний мужчин, которые такие все в работе, но разрядки хочется (а спортзал тогда в моде не был, что поделать). И если в наши дни мир девочек и удовольствий скрыт налетом тени, которую нагло приоткрывает, маня, обложка журнала "Флирт" на лобовом стекле автомобилей, то что уж говорить о временах, когда существование этого мира отвергалось презрительным движением веера. Как про того суслика, который уперто есть везде, наверное даже икает постоянно.

Среди всего этого поделенного на лепестки красного и белого миров порока, мнимой святости и белизны гуляют главные герои романа Фейбера, каждый из которых покоцан или стремится к тому. У каждого тут свои грехи, проблемы, устремления к разрушению, смерти или коллапсу рассудка. Каждый пытается что-то доказать, откуда-то сбежать и стать кем-то иным. На всю эту карусель лиц, которая может на первый взгляд показаться довольно плоской, автор уверенно накладывает узоры обыденных движений и поступков, словно доказывая в очередной раз упертому собеседнику, что есть мозг, а есть тело. И оба умеют доставить хлопот. Вот, например, у нас есть Агнес, голова которой лопается от страхов, ошибок и предубеждений. Есть Конфетка, которая идет по стезе мстительной парии. Есть Генри, который сходит с ума от раздирающих его противоречий. Есть миссис Фокс, которая убегает от Костлявой, но все равно не находит себе покоя. Есть бедная девочка Софи, которая наслушалась такого, что шерсть дыбом. Есть Уильям, которого с первых страниц хочется удушить. И далее, и далее. И все эти вставки про, скажем так, бытовое, включая поносы, рвоту, кошачьи экскременты, совокупления всех мастей, драки, загулы, ладошки в паху и истерики - все это очередное доказательство того, что возвышенное разума в человеке всегда будет сочетаться с телесным, инстинктами и страстями. Другой вопрос, как найти между ними компромисс, как найти свое равновесие.

Но с равновесием у действующих лиц романа Фейбера все сложно. Автор словно нарочно подобрал такой паноптикум, чтобы показать умение персонажей уйти в себя, в свой делириум и забыть о том, что такое адекватность. Чего только стоит муж, знаток женских тел и борделей, который не удосуживается объяснить своей уже почти-помешанной жене, что месячные - это нормально. Мать, которая толкает дочь на панель, потому что чего это она одна должна страдать во грехе. Чопорная немного угловатая дама, которая не может понять, что ее отец-врач - почти садист в своей непреклонности и неумении увидеть реальные проблемы пациента. Отец, который думает только о себе и матушка, не умеющая признать, что ее ребенок - это плоть от плоти, а не демон. Они все могли бы хотя бы раз поступить правильно, если бы снежный ком накатанной тропки не достиг уже таких размеров, что остается только ждать развязки и гадать, когда же бомбанет. Потому что менять комплектацию мозговой начинки уже поздно, а нравственная составляющая соблазнов всегда будет сильна. Другое дело, что кому-то хочется посуду дома всю побить, а кому-то для разрядки надо близняшек на кровать завалить. Так, я отвлеклась.

Нельзя утверждать, что в этом романе есть ненужные персонажи, нет, каждый из них привнес свое обязательное, например, мой любимец-святоша Генри, у которого организм от разговора с блудницей волнуется как после марафон-забега. Но наибольший акцент все равно идет на два женских образа, в развитии судеб которых мне видится параллель с названием романа. Потому что главная героиня, Конфетка, очень подходит на роль багрового лепестка с ее непростой историей от детства и далее, а трепетная Агнес с ее участью самое то для лепестка белого, которого кровь и грязь портит, заставляет уходить в себя, терять себя, и вообще привет теме жены из того самого романа Шарлотты Бронте. Женские персонажи очень интересны у Фейбера, они получились сложными, многоходовыми, умеют не думать плашмя и поступать так, что другие только рот успевают открыть, будь то истерика на приеме или лицемерие, дабы угодить мужчине и прогнуть его. Но при этом они не теряют своей не то чтобы человечности, скорее теплых качеств, присущих им изначально, даже несмотря на нынешние обстоятельства. В чем-то им пришлось стать монстрами и хорошими игроками в шахматы, где-то приходится кусать и рвать, где-то есть привычки или поступки, от которого мурашки в мозгу. Но есть и моменты, когда они тихо шепчут, могут искренне улыбнуться или подумать о чем-то простом типа счастья. На фоне всего этого образ Уильяма, как наиболее яркого и почти одиночно важного мужского персонажа (потому что Генри у нас для другого), окрашивается в еще более мерзкие тона безумия, эгоизма и стремления доказать-показать-утвердиться и приобрести (см. ниже про призрак феминизма).

Среди разворотов сюжета на тему путешествия из грязи в князи и сильной женщины с ее устремлениями и умением выживать бонусом можно найти советы почище программы "Малахов +". Например, выяснилось, что я уже потеряна для генофонда нации, потому что много читаю волнительного и ванны принимаю. А еще на выпускной платье с корсетом надела и мороженку люблю. И думаю я много о лишнем вместо того, чтобы облака считать. Как страшно жить, а меня никто и не предупредил.

Можно ли считать "Багровый лепесток и белый" феминизм-романом? Есть что-то такое, но не в этом основная нагрузка. Идея скорее в червоточинах человечков, умелая зарисовка, где в голове людей бродит стремление к грязи, поту, телам и лапкам дев и мужей, в то время как за ширмой приличий и общества все носят перчатки, хотят казаться воздушными созданиями и/или средоточием сдержанности и ума. А те единицы, что борятся с собой, слишком часто обречены на поражение. В тихом омуте черти водятся, а если в омуте пару лет как стоячая вода, так жди вовсе беды. Очень интересный роман-эксперимент, картина дней и нравов давно ушедших, где так много от нравов сегодняшних. Берегите женщин, берегитесь женщин, они порой такое умеют, что задохнетесь от восторга. В буквальном смысле.

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 5  /  4.2
“Да проклянет Господь и Господа, и все немыслимо грязное творение его”

Этот роман похож на симфонию или многометровое полотно во всех жанрах сразу - на что-то из чистого искусства. Книги бывают нонфикшном, в отличие от музыки, например. В начале сюжета нет - есть Лондон, эпоха королевы Виктории, год 1875-ый. Если я говорю Лондон, то это именно весь Лондон - и тошнотворный Ист-Энд - и Вест-Энд - благопристойный относительно.

У Фейбера самый острый писательский ум во всей современной англоязычной словесности. Разве что Уилл Селф со своими Обезьянами может конкурировать с ним немного, но у Селфа больше вольтеровского ерничанья, а у Фейбера - искреннее желание вскрыть суть всего - самых крупных и самых мелких вещей - от условий нравственности до моды на корсеты:

Здесь уже культивируется образ прелестного демона, полупризрака, явившегося из загробного мира, - даром, что большинство этих дам суть просто развеселые светские красавицы, и ни единой демонической мысли в их голове не водится. Облекающий этих дам ореол затравленности есть всего только следствие чрезмерной тесноты корсетов. Слишком стиснутые в груди, отчего им вечно недостает кислорода, создания эти возвышенны лишь в том смысле, что дышат они так, точно уже добрались до вершины Эвереста.

В романе много деталей: описаны всякие мелочи вроде крюков для привязывания собак - собаковязей - у больших магазинов и начинка самих этих магазинов со всей дотошностью представлена на страницах большого формата. Поначалу кажется, что в этих деталях и заключена суть, что роман исторический - в том понимании, что никакого смысла, кроме себя самого, в себе не несет, как сама история или жизнь.

Главные действующие лица появляются на первых страницах - но особого интереса не представляют. Они - как немые экскурсоводы, их цель - водить за собой и показывать низы и верхи. Впрочем, до самых верхов мы там не доберемся: подлинное high society подразумевается, но не существует в книге. Промышленника Уильяма Рэкхема с его мылом душистым туда не пускают. Все присутствующие аристократы - прогрессивные - из тех, что держат нос по ветру и знают примерно, к чему приведет НТР.

Общий план сменяется крупным много позже, а где-то посередине - в самой своей толще - Лепесток становится мощной драмой. А по-настоящему захватывать начинает странице на семисотой. Этим он в точности повторяет Под кожей , роман столь же прекрасный, сколь и медленный. Обещанное в аннотации увлекательное чтение - немножко коммерческий ход. Это не означает, впрочем, что Лепесток можно не читать. Надо прочитать его обязательно - пусть даже напрягшись немного.

Еще несколько слов надо сказать про персонажей вообще. Они все - главные. В Войне и мире - при сопоставимом объеме - больше шестисот именованных героев, здесь их - два-три десятка от силы. И раз уж начали про Толстого с его морализаторскими громадинами, то главный роман Фейбера в точности повторяет Воскресение , если пересказать сюжет в трех словах, не считая местоимений и предлогов. Это книга о том, как проститутка поднялась. Не в вульгарном (путь п..ды), а в буквально-фигуральном смысле: падшая перестала быть падшей. Роль Нехлюдова исполняет здесь промышленник Уильям Рэкхем, о котором уже говорилось, Кати Масловой - проститутка по имени Конфетка. Sugar. Cахарок.

На этом нужно попрощаться с упомянутым почти всуе графом. Пусть дальше стоит в своем втором ряду на верхней полке. Потому что есть, кроме прочих, еще жена Рэкхема - страдающая психическим расстройством Агнесс, которую муж жалеет и по-своему любит. Ее припадки изображены с крайнем тщанием, страниц сто в сумме - по моим ощущениям - отводится ее безумствам, устрашающе-мрачным, порой физиологически безобразным.

Из всех романов, написанных в.. и о чопорной Викторианской Англии, где мужчина видит во рту дамы свой пенис чаще чем сигарету, Багровые лепесток по этой безобразности (и по уровню, кстати, тоже) на первом месте. Тут отвратительны не только трущобы, клоаки Ист-Энда - которые называешь так, потому что более дурных слов не подобрать, - но и развлечения важных господ (Чарльзу Диккенсу и не снились таковые):

Уильям придумал забавную эротическую игру. Девушки сидели вокруг него на корточках, широко раздвинув ноги, а он, пребывавший в центре круга, бросал, спокойно и метко прицеливаясь, монетки в их щелки. Правило было такое: если монета застревала, девушке дозволялось оставить ее себе.

Внешность героини важна, потому что она проститутка. Новый Лондонский Жуир - действительный каталог проституток тех лет (были такие) пишет: единственным же изъяном этой леди.. является то, что Перси ее своим размером едва превосходят детские. Это не так. Конфетка объективно некрасива и особенно для тех лет: сухопарая, долговязая, с мужским адамовым яблоком. Губы ее на редкость сухи, похожи не белую древесную кору, к тому же девушка страдает псориазом, переходящим в ихтиоз (не гуглите это слово!).

Впрочем, у Рэкхема свои критерии. Конфетка одна, кажется, на весь Ист-Энд, делает нечто такое, что любят все джентльмены, но от чего девиц попроще тошнит. Это точно не минет - его предлагают все. После этого самого и светской беседы Рэкхем начинает смотреть на Конфетку другими глазами. Все закручивается. Тайное умение Конфетки - первая загадка романа. Их будет немало, и среди них больше всего - исчезновений. Люди из книги имеют обыкновение пропадать куда-то по одному, а потом все оставшиеся, конечно, исчезнут на последней странице. Что там дальше, с середины 1876-го (роман, несмотря на колоссальный объем, охватывает своим действием год с небольшим) неизвестно.

Автор - не рассказчик, историю рассказывает тоже проститутка (другая?), и это важно. Во-первых, потому что она не стесняется говорить мерзости, во-вторых из-за нехорошего, какого-то блядского (прошу прощения за это слово, но его много в романе) взгляда на мужчин. Кажется порой, что она заведомо лжет. Вот, например, главный герой - лавандовый король Рэкхем - в первую ночь с возлюбленной обоссался пьяный и заснул, не сняв обуви. Разве такое бывает?

Возвращаясь к живописным аналогиям, нужно сказать, что magnum opus Мишеля Фейбера (он писал Лепесток двадцать лет) представляется ровно как обещано рассказчицей-проституткой - коллажем из Джеймса Тиссо и Эдварда Мунка - такая же детальность и такой же кошмар:
картинка outsight
картинка outsight
В истории возвышения Конфетки есть кое-что неожиданное для нее самой. Выползшая из самых мерзких трущоб, она методично и хладнокровно обретает знание, и это знание, как у Бэкона, сила, а цели ее - цинично-шкурные. А потом что-то случается. Мы не то чтобы начинаем любить Конфетку с середины романа, потому что узнаем ее лучше. Нет. Просто раньше любить было некого. Так представляется. Человечность рождается из человеческой жизни. И монетка, которую Конфетка бросила девочке-попрошайке на наших глазах еще в бытность шлюхой, не сдвинула чаши весов. Слишком легкая. Хотя задуматься стоило уже тогда.

То, что с ней происходит, как это описано - боль, унижение, утихающая ярость, вырастающее как будто из ничего женское достоинство, снова боль - достойно пера лучших из современников: не Фейбера даже, а Конфетки и Рэкхема. Еще есть кошмарная мерзость, прорывающаяся из прошлого - самого детства, в котором невинности не было. Купая господского ребенка - шести лет - она не фантазирует распущенным образом, а просто вспоминает себя:

Конфетка закутывает Софи в полотенце, замечает гладкую детскую письку, твердую, четко прорисованную, блестящую от воды - и невольно представляет себе, как в нее вталкивается разбухший член с красно-лиловой головкой.

Возраст согласия в романе удивляет не слишком сильно - другой грязи хватает, Уильям Рэкхем испытывает нечто, разглядывая прилично одетых 9-летних девочек на Трафальгарской площади, и ему нормально. Незатейливый рефрен, бордельное ругательство, сопровождает читателя на всем его долгом пути - и кажется, что оправданно.

Да проклянет Господь и Господа, и все немыслимо грязное творение его... и эту книгу тоже.

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 2.5  /  4.2
Все бабы дуры … или исповедь одной куртизанки, шизанутой психички и еще пары десятков малоприятных и возможно дурно пахнущих личностей слабого пола.

Внимание, рецензия написана в категоричной и саркастичной форме, что обычно присуще мне, если меня что-либо сильно бесит. Слабонервным, толерантным или ценителям этого … - просьба - не читать или же я вас предупреждала!!!
Впечатление о книге: это мерзкая тягомотина с закосом на величайшее откровение всех времен и народов!
Желание после прочтения: громко материться (обычно я этого не делаю), плеваться и срочно помыться!
Краткое содержание: Жили-были в великом и ужасном Лондоне (сером вонючем городе 19 века, где ежедневно от голода и холода загибается куча народу и всем плевать) две женщины. Одна, инфантильная леди лет 25, воспитанная в благочестии и ханжестве до такой степени, что не подозревает о существовании месячных у женщин, а каждое повторение цикла воспринимает как смертельную болезнь. И 19 летняя элитная проститутка Конфетка с тяжелым детством (голод, нищета, в профессию отправила мать), живет в роскоши, пишет книгу-исповедь, косит под умную. И что же их объединяет – правильно, мужик! Но, не какой-нибудь харизматичный красавец с волевым подбородком, а посредственный тютя-матютя с кучей комплексов и намечающимся брюшком. Конечно же, этого великолепного мужчинку и делят со всей серьезностью, как будто это какой-то мега супер приз. Еще в книге много проституток, какая от этого польза – непонятно.
Достоинства книги: обложка красивая, название загадочное (можно в метро книгой прикрываться и делать таинственное лицо) и книжка – увесистая, вот нападет на вас маньяк в темном переулке, будет, чем от него отбиться.
Недостатки: Да, целых 1000 страниц недостатков насчитала! Тут в биографии автора написано, что писал он этот ШЕДЕВР много много лет, вот действительности мыльная опера и получилась. Действо в книге чрезмерно затянуто, прочитали вы 100 страниц, 200 страниц, а ничего и не произошло. Книга полна грязи, вони, описаниями половых органов и различных выделений физиологического характера, ненормативная лексика опять же присутствует, но излишняя натуралистичность ничем не оправдана. Морали в книги, кроме явной мысли "все бабы дуры, только фамилии разные" – нет! Книге не хватает мрачности и остроты – чтобы драть изнутри, умных мыслей – чтобы вынести от чтения что-то важное, нет драмы, нет юмора, есть только скука. А почему, потому что нет души!!! Вот про это автор и забыл, с десяток лет переписывая сей фолиант! Без этой составляющей все смахивает на откровенное и беспощадное порно - сначала привлекает внимание и возбуждает, минут через десять воспринимаешь актеров как фокусников (как они это делают), а через двадцать минут – тебе скучно и хочется спать! Герои все на подбор или странные или мерзкие личности, к концу начинают пачками умирать. Про смазанный конец, когда на 1000 странице история резко обрывается, не писал только ленивый.
Итого: Читать не советую, так как книг достойных много вокруг, зачем тратить время на низкопробную литературу! картинка tozik

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 5  /  4.2

Не дай ублюдкам себя доконать (с)

Мужики-козлы
Конфетка, первоклассная лондонская проститутка девятнадцати лет, обвиняет мужчину. Не конкретного - самого Адама, породившего всю эту толпу подлых, неумытых, похотливых, тупых и жадных типов. Придумавших столько правил и условностей, что и самим дышать нечем. В этом стальном коконе они держат хороших женщин - добропорядочных жен, а чтобы глотнуть воздуха отправляются к шлюхам. Типов, что придумали платить за тело. Типов, которые вообразили, что их отростки - великая мечта и высшая ценность, и что ничегошеньки и делать не нужно, а только предоставить Его бабёнке в полное пользование. Бери, дорогуша, поработай над ним да и порадуйся мимоходом, ведь осчастливил же, осчастливил, ну, и не скрывай благодарной слезы, дура. Раскидывающих семя подобно похотливой кукушке по чужим гнёздам, чтобы не осквернить своего родного гнезда. Парадоксально - ведь великая ценность, откуда же тогда скверна? Ну да, женщинам не понять.

Бабы-дуры
А бабы-то! Кто, интересно, первой сообразил, что раздвигать ноги гораздо выгоднее, чем горбатиться на фабрике? Кто подал знак, намекнул этим самым типам, что да, можно, вот прейскурант, ведь сами бы они не допетрили скорее всего?
И кто такая сама обвиняющая весь мужской род Конфетка? Которая, метафорически выражаясь, не любит мужчин, а любит клубнику со льдом? Первостатейная шлюха, начавшая трудовую деятельность в тринадцать лет. Не сказать, что прямо уж и красотка, но весьма привлекательная хитрая и пронырливая самка. Интеллектуалка, прочитавшая несколько куч книг и потому возомнившая о себе. Романистка, ха. Великая мужемстительница, но только в мечтах, а в реальности - первый шлюхосорт, потому что "а поговорить" актуально всегда. Всегда было и всегда будет. Кто знает, может быть, волосатый неандерталец, утащив волосатую же неандерталиху в свою пещеру, тоже грустил, потому что эта баба ни бэ ни мэ ни кукареку, и в наскальной живописи смыслит не больше мамонтового бивня. Разговор, душевный разговор, ласкающий душу и самолюбие в самых непристойных уголках - вот мощнейший афродизиак, которым вышеуказанная Конфетка овладела в совершенстве. Любой бугай почувствует себя тонкой натурой в её объятиях, и это, дети, стоит дорого. А ещё дороже, кстати, стоит правильное молчание. Вовремя заткнуться - истинный талант и редчайшее явление.
Всё это так, но что мы в итоге видим, брезгливо поджимая феминистические губы? Что вот эта талантливая Конфетка оказывается на проверку всего лишь типичной бабой - подсознательно ожидающей принца, ищущей тепла, любви, семьи, тьфу, банальщина. А ведь какая была презентация.

Это, так сказать, конфликт на коленке. А сама история - несентиментальная история, да, потому что предельно честная. Что, снова вам голоса шепчут и молотки отбивают "не верю"? Это неприятный симптом, кстати. Ну так вот, а я верю. Верю, потому что с честностью Фейбер не пожадничал, отвесил по полной. Закройте, скажем, глаза на декорации (викторианский Лондон, предельно откровенно отработано по физиологии, нос зажать не забудьте, а то приключится чего) и сюжет (как лондонская проститутка пытается выбраться из грязи в князи, ощипывая глупого, но перспективного коммерсанта), и что останется? Останется вечная тема - отношения между мужчиной и женщиной. Да, банально, но как раскрыто. И оказывается, что отношения между людьми, женщинами и мужчинами, остались те же, что и в викторианскую эпоху. Вообще ничего не поменялось. Читаешь про метаморфозы характера и психики Конфетки и спокойно примеряешь это же на любую современную женщину. В отношениях наша героиня менялась так, как меняются и все прочие женщины. От свободолюбия до настоящей психологической зависимости. И так во все времена.
Мужчины тем более абсолютно не изменились:
будешь любить слишком сильно - сядут на шею,
будешь исполнять все прихоти - опостылеешь,
будешь помогать в работе или работать на него - будет относиться соответственно как к прислуге,
покажешь, что умнее - будут презирать и бояться,
не будешь вечно привлекательна - прогонят пинком под зад, когда подберут вариант посимпатичней.
Будь обольстительной мамашей, всегда свежей, всегда в хорошем настроении, будь ненавязчива, страстна, утешай его, оправдывай его грешки перед ним самим, да вслух, поцелуй в лобик, когда конкуренты прижали, и вообще - давай-ка, становись на коленки и займись наконец осчастливлингом.
И это будет сокрушительный успех.

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 5  /  4.2
Woman in Chains

Trades her soul as skin and bone
Sells the only thing she owns
Woman in chains...

Помню, много лет назад довелось пообщаться с одной проституткой. Она закончила девять классов, после чего пошла на фабрику. "Очень тяжело было, а получала копейки. Руки потрескались, сутками не спала. И представляешь, сейчас я за неделю больше получаю, чем там за месяц," - говорила она. Невозможной красоты была девочка и непробиваемой глупости. Интересно, где она сейчас? И где ее невозможная красота?
На самом деле в наше время графика, ТК, отпусков и прочих благ цивилизации сложно не возмутиться таким выбором. Но вот насчет 19 века - тут стоит подумать. Фабрики и производства эксплуатировали в хвост и в гриву, в адских условиях, в которых с трудом справлялись и мужчины и женщины. Работать в дом брали не каждую, не у каждой был и кров и семья. Нищие плодились не реже богатых, а жить и есть нужно было всем.
Я отношусь к проституции как к социально необходимому злу, ибо она нелегальна, а только легализация поможет наладить работу так, чтобы шли те, кто действительно этого хочет, причем так, чтобы быть защищенными. Вернемся к 19 веку. Времени, когда предохраняться фактически нечем, сифилис едет по стране на серебрянном коне, проституток одновременно и хотят и ненавидят. Каково жить женщине в мире, где одним приходится сосать и подставлять все щели за копейки, а другие думают, что умирают каждый раз, когда идут месячные, потому что с ними обходились настолько деликатно, что так и не удосужились объяснить эти элементарные вещи. Где ребенок рождается с осознанием собственной убогости, потому что ребенок этот - девочка. Или даже хуже того, девочка и дочь проститутки с предначертанной судьбой. Все они в аду, каждая по-своему.
Описание этого ада, надо сказать, подробное, со всей смачностью физиологии, какая только возможна. Герои этой книги будут оргазмировать, притворяться, размахивать вставшими членами направо и налево, мастурбировать, писаться в постель, подставлять свои отверстия - и все это подробно и реалистично. Паршиво, надо сказать, вовсе не это - все описания органично вплетены в повествование, хоть и могут шокировать нежные наши души, паршиво при этом то, что в том мире ни одна женская боль ничего не значит. Мы все, конечно, понимаем, что и в 19 веке жили по-разному, что где-то женщинам откровенно везло, а где-то характер был такой, что не сломать и не согнуть, но в книге таких нет. Всем так или иначе достается, всех ломает и крючит: кого-то мать подкладывает под мужчин, кого-то ломает жизнь, а кому-то недостает смелости признаться в любви. А что в итоге? Итога нет, каждая идет тропою тысячи солнц, и к чему-то да придет.

Я закончила ВУЗ, работаю в свое удовольствие. Я сплю с теми, кто мне нравится и не выхожу замуж за человека, которого хочется удавить в первую же брачную ночь. Где я была бы, родись я век назад? О, я была бы уже глубоко замужем, наштамповала бы кучу детишек, примерно по количеству раз, сколько занялась бы сексом. Не факт, что я бы получила бы удовольствие от этого. И у меня были бы не тонкие руки, а грубые, с детства натруженные крестьянские ладони.
В книге не раз вскользь говорится: Я верю, что в следующем веке будет иначе.
Ну да, сейчас многое иначе. И это стоит ценить.
It's under my skin but out of my hands
I'll tear it apart but I won't understand
I will not accept the Greatness of Man
It's a world gone crazy
Keeps Woman in Chains
So Free Her

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 4  /  4.2

Предупреждение: рецензия не рекомендуется к прочтению лицам, моложе 18 лет, а также трепетным душам и более старшего возраста.

Пути книгочейской судьбы неисповедимы и причудливы. Не знаю, как другие читатели, но я не перестаю удивляться странным совпадениям.

Прошлую читательскую неделю я «прожила» в Крэнфорде, идиллическом уютном английском городке, где обитают учтивые и благовоспитанные дамы и господа, преисполненные самых добрых чувств. Там юная леди могла отказать джентльмену, чтобы не оставлять вдовца-отца с больной сестрой, а джентльмен мог уехать служить в армии и через 10 лет (!), узнав о смерти родственников дамы своего сердца, примчаться к ней и тотчас повести избранницу к алтарю. Скромные шляпки, изящное рукоделии, чинные чаепития и прогулки, цветы и печенье, Диккенс как «скандальный» автор и проповеди доктора Джонсона как подобающее чтение для леди, если бедность – то благородная, если болезни, то только как испытание христианских добродетелей, служанка, имеющая «дружка» как верх безнравственности – всё это викторианская Англия.

И вот, на следующей неделе резко, изнанка этого благопристойного и изящного мира - «Багровый лепесток…» - грязь и зловоние улиц, ночные горшки и грязные простыни, жестокость и равнодушие друг к другу родителей и детей, мужей и жен, совсем не благородная бедность, тысячи «падших» женщин, которых, если верить классической английской литературе и вовсе в мире не существует, «дурные» болезни и чахотка, мужчины, использующие женщин и женщины, ненавидящие мужчин.

Насколько английские классики умели описать «светлую» сторону жизни и лучшие качества людей, настолько же ярко, рельефно, жестко и беспощадно Мишель Фейбер описывает «тёмную сторону» жизни, делая своей героиней не юную беззащитную сиротку, похожую на Джейн Эйр, не гордую наследницу состояния, похожую на Эмму Вудхауз, не остроумную и очаровательную, хоть небогатую юную леди, похожую на Элизабет Беннет, а девицу, у которой и имени-то собственного можно сказать, что и нет, - проститутку Конфетку, чья сладость доступна каждому, кто заплатит.

Читателей – моралистов героиня может шокировать И не потому, что она проститутка. Мы все уже привыкли сочувствовать и едва ли не восхищаться Сонечкой Мармеладовой, Катюшей Масловой и другими девушками, ступившими на «путь порока» в результате тяжелых обстоятельств.

Конфетка же принципиальным образом отличается от привычных героинь её профессии, да, у неё тоже было тяжелое детство, и особо выбора не было, но героиня Фейбера выбирает не уныло «нести свой крест», путь страданий ради-кого-то-там в надежде на спасение души в загробной жизни - не для неё,её дорога - путь осознания себя, своего места в жизни, путь достижения целей любыми средствами из тех, что у неё имеются. А имеется у неё немало: она не красавица, но умеет себя подать, молода, умна, любознательна, решительна, хорошо разбирается в людях, талантлива, и, что мне в ней особенно нравится – честна сама перед собой.

Для меня история Конфетки ( взлетов и падений, как в её собственном романе) – это во многом история профессионализма и непрофессионализма. Да-да, автор рецензии – аморальная особа и считает проституцию такой же платной услугой, как и все прочие, а разговоры об аморальности оной – ханжеством.

В первых частях книги Конфетка показана как настоящий профессионал своего дела – она умеет доставлять удовольствие клиентам не только «технически», но и психологически, и эмоционально, и интеллектуально, иными словами умеет хорошо работать не только задницей, но и головой, за и что пользуется заслуженной высокой репутацией («взлёт»). При этом ею собственные эмоции остаются «под замком» и выливаются лишь на страницах романа. Позднее же, Конфетка позволила себе эмоционально вовлечься в отношения с Уильямом, начала страдать бабскими глупостями, т.е. повела себя непрофессионально, за что с неизбежностью «огребла» разнообразные негативные последствия («падение»).

Но что это я всё о Главной Героине, ведь у нас есть и главный герой. Уильям Рэкхем как персонаж – на мой взгляд, большая авторская удача. Если в характере Конфетки чувствуется порой некая надуманность, она выступает рупором идей автора, её образ несет в себе элементы некой дидактики, то характер и поступки Уильяма поражают своей узнаваемостью и психологической достоверностью.

Недолюбленный в детстве ребенок, выросший юношей не без способностей, но крайне слабо осознающий себя, свои истинные склонности, желания и цели. Будучи взрослым женатым мужчиной и отцом, на момент встречи с Конфеткой по своему эмоциональному развитию Уильям остается ребенком, мечтающим о женщине-матери, чьим единственным смыслом в жизни будет исполнение его желаний. И кто-то, быть может, бедняжку Уильяма даже и пожалеет, (ведь по сути – он тоже несчастное, никому не нужное существо), но лично у меня такие мужчины-мальчики могут вызывать лишь чувство брезгливости, смешанное с отвращением. Уж слишком дорого обходятся взрослым женщинам их «детские» желания.

Многие читатели удивились, как это наш Уильям из вялого бездельника моментально превращается в успешного коммерсанта. А ведь всё просто – «мальчик» встретил идеальную «мамку-любовницу»: она готова и подтирать ему задницу и, вслед за этим, сразу же доставлять сексуальное удовольствие, и обсуждать с ним Мэттью Арнольда, и после всего этого считать Уильяма «неординарной личностью».

Впрочем, относительно чувств и мнений самой Конфетки в сознании Уильяма царит завидная незамутненность – он убежден, что она испытывает неподдельное наслаждение от секса с ним (!), однако считает, что она «изображала радость» от того, что получила свой дом. Уму непостижимо, как должны соединяться в голове извилины, чтобы так думать, однако, товарищи читатели, оглянитесь вокруг, и несмотря на то, что мы живем более ста лет спустя, вокруг нас немало таких Уильямов…

Вот и получается, что Фейбер, повествуя вроде бы о делах давно минувших дней, написал остро актуальный роман.

Сегодня, в 21 веке у женщин вроде бы нет необходимости выполнять все мужские капризы и быть игрушками в их руках. Все дороги открыты: можно получить образование, заняться наукой или политикой, стать кинозвездой или писателем, в конце концов основать своё собственное парфюмерное или иное дело.
И что же, наша образованная, обеспеченная и профессионально реализовавшаяся современница счастлива? Конечно же нет, так как общество, родственники, подруги и пр. не устанут ей напоминать, что все её достижения и «взлёты» - полная фигня и вообще – сублимация, если она не «реализовалась как женщина». А что для этого нужно?

Проявлять «женскую мудрость», иными словами всячески приспосабливаться к какому-нибудь уильяму: внимательно выслушивать его разнообразное нытье на темы «как-его-мамка-в-детстве-не-любила», «как-его-гнобит-сука-босс», «как-его-обманывают-нечестные-партнеры/сотрудники», «как-его-идеи-не-разделяют-друзья», "какие-у-него-проблемы-с-родственниками", "какая-у-него-сумасшедшая жена" (опционально, при наличии хоть какой-нибудь жены) и т.д. и т.п. , живо интересоваться работой/бизнесом/творчеством/игрой любимой футбольной команды (нужное вписать, ненужное вычеркнуть), давать советы, подкидывать идеи (причем всё это – в такой форме, чтобы уильям легко их мог принять за свои собственные мысли). Нужно проявлять нежность, ласку и заботу, создавать вокруг своего уильяма атмосферу уюта и комфорта. Уильям должен чувствовать себя «любимым сыночком» своей мамочки и, одновременно с этим, - «защитником» и «повелителем» своей женщины . Не спрашивайте, как это укладывается у них в головах, я не знаю.

Думаете, это все, что в наш «просвещенный век» должна делать женщина? Конечно же, нет. Женщина обязана быть богиней секса!

Откройте любой женский журнал или сайт, даже из тех, что рекламируются как издания для «современных и независимых женщин», вы непременно найдете там миллион советов о том, как доставить своему «уильяму» наслаждение, используя все имеющиеся отверстия, увидите рекламу эротического белья и соблазняющих ароматов, вас научат делать эротический массаж, «возрождать» уставший «символ мужественности», использовать плётки, наручники и другие милые игрушки, а всё для чего? Правильно! Чтобы ваше бесценное сокровище не «увела» более искушенная в сексе дама.

Итак, что же мы видим, - в нашем «просвещенном» 21 веке «приличная женщина» должна делать всё то же самое, что и проститутка «темного» 19 века. В чем же разница? Правильно! Сегодня, милые дамы, мы делаем всё это бесплатно, в дополнение к своему «парфюмерному делу», расходуя свой собственный ресурс и в ущерб своим собственным интересам.

Какие варианты развития событий для нашей «приличной женщины»: первый, строго по Фейберу, - обмануть саму себя, решить, что не можешь же ты совершать всё это безумие просто так и назвать это всё «любовью», соответственно, эмоционально вовлечься, привязаться, быть использованной до конца и .. брошенной.
Второй вариант, отчасти по Фейберу, осознать, что единственная «живая» эмоция, которую в такой ситуации можно испытывать к уильяму - это искренняя ненависть и желание сделать с ним то, что делала с мужчинами героиня романа Конфетки, ну а дальше…

Можно ли всего этого НЕ делать? Не «бороться за женское счастье», а просто жить счастливо не «по-женски», а по человечески? Можно. Это же свободный выбор свободной женщины, ха-ха. Вас всего лишь будут считать фригидной феминисткой и мировым злом.

Что же я хочу сказать в итоге о книге? Игнорируя своё же собственное предупреждение про 18+, я бы рекомендовала книгу каждой юной девушке, начиная лет с 16-и с тем, чтобы она четко понимала – будь ты хоть белый лепесток, хоть багровый, хоть фиолетовый в крапинку, если отдать свою судьбу в чужие руки – сорвут и растопчут. Если же быть хозяйкой своей судьбы, то можно вырастить свой собственный сад чудесных цветов.

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 4  /  4.2
Главные персонажи нашей истории, те, с кем вам хочется сойтись поближе, живут далеко отсюда. Они вас не ждут, для них вы — пустое место. Если вы думаете, что они повылезут из теплых постелей и проделают целые мили ради знакомства с вами, то сильно заблуждаетесь.

O tempora, o mores!
Готовы ли вы отправиться в место, где царит упадничество ценностей? Или же лучше выразиться, где, смотря на происходящий вокруг разврат, будете нервно прикрывать ладонью глаза, дабы не видеть этой пошлости? Вам стало неловко? Надеюсь, что да. Ибо я не стану скрывать от вас неприятные на слух речи. Раз уж решились взяться за сей труд, то готовьтесь ко всему. А я пожалуй начну свои рассуждения.

Проституция была всегда. Почему-то это стало естественно признавать сейчас, спустя столько веков. Сейчас, когда существует множество сайтов, где царит порнография - читать подобные книги, все равно что открыть самые ранние зачатки подобных проектов. Но каждый видит то, что хочет видеть: одни - разврат, другие - трагедию, третьи - нечто иное. Каждый сам решает, что он видит в нашей ГГ - Конфетке.

Странно, но я не знала чего ожидать от весьма внушительного кирпичика. Но, кто же знал, как только начала читать - оторваться становилось все труднее. Это Вам не та пошлость, написанная в "50 оттенков серого", здесь нечто иное. Для большинства, проститутка - это всего навсего женщина, готовая на все, ради денег. Но мало кто задумывается о том, как они пришли к этому ремеслу. Обращаются к ним - словно они не люди, а лишь игрушки. Да посмотрите на современный мир, в нем живет больше пустых и алчных бл*дей, чем на страницах Фейбера. Причем, многие из них намеренно живут так, а не из-за вынужденных обстоятельств.

Конфетка. Я не отношусь к ней, как к проститутке. Нет, она далеко не так проста, как кажется. В отличие от других, она идет к определенной цели. И давайте хоть немного задумаемся, как жилось в 1875 году девушкам, рожденным далеко не в высшем свете. И были ли хоть какие-то привилегии у женщин вообще? Нет, нет и еще раз НЕТ! Рождение девочки - все равно, что проклятие. Ей не передать свой бизнес, ибо они заведомо глупы и не способны к этому!!!!! Что за вздор!!! Это неслыханная наглость так думать!!!! Вот и Конфетка делает все возможное, что бы вырваться из оков стереотипности. Удалось ли ей изменить свою жизнь - то здесь нужно пройти очень долгий путь, но поверьте - это оправдает все ожидания.

Уильям. Что за мерзотная скотина! Как же его еще сифилис не свалил? Почему член не отсох? Да, думаю, что уже все поняли, как я к нему отношусь. Совершенно омерзительный тип. Порочная тварь, упс, занесло, недостойная личность. Размазня. Слюнтяй и нытик. Фуф, немного полегчало. Он совершенно неприятный тип, который вообще не вызывает симпатии. Эгоист, самовлюбленный Нарцисс. Абсолютно безнравственная личность. Тупой, слепой, бесхребетный малец, застрявший в теле взрослого мужика.

Помимо наших ключевых персонажей, не стоит забывать и про других. Агнес, жена Уильяма. Вот она для меня осталась загадкой. Странное, неживое создание. Она даже не помнит, что у нее есть дочь! Софи - вообще невинный ребенок. Ее не любит отец (Уильям), мать вообще не знает о ее существовании. Она настоящий изгой в семье. Я рада, спойлер, что хотя быКонфетка стала для нее той, кто смог подарить ей счастье и любовь. Генри, брат Уильяма, миссис Фокс, Каролина, два дружка Уильяма, мать Конфетки - миссис Кастауэй - все они может и не так много появляются в книге, но несомненно являются яркими персонажами.

Все, что вы прочтете на страницах Фейбер - несомненно заставит окунуться с головой в то место, где обитают наши герои. Удивительно, на сколько легко автор смог воплотить на страницах 19 век. Все это заслуживает отдельной похвалы, т.к. не каждый автор способен на такое! Я прошла этот долгий путь, и перевернув последнюю страницу в 3 часа ночи - было одновременно и радостно и грустно. Грустно ,т.к. интересует дальнейшая судьба героев, радостно, т.к. не знание дальнейшей судьбы, дает читателю вольность фантазии. Кто знает как сложилась их судьба, но каждый из нас сам напишет свою собственную концовку.

Внезапное расставание, я понимаю, но так всегда и бывает, разве нет? Вам чудится, будто Вы можете заставить это длиться вечно, и вдруг все кончено. Все равно, я рада, что Вы выбрали меня; надеюсь, я удовлетворила все ваши желания, или, по меньшей мере, доставила вам удовольствие. Как долго мы были вместе, и как много мы пережили, а я даже не знаю, как вас зовут! Но сейчас настало время отпустить меня.

4 из 5
P.s. говорят, что сериал ничуть не уступает книге. Побежала скачивать!
картинка Wolf94

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 5  /  4.2

Эта книга о проститутке.
Да, именно так – коротко и ясно – чаще всего характеризуют роман Мишеля Фейбера. И сразу можно прогнозировать две возможные (причем полярные) реакции на данную вводную: любители «клубнички» начнут довольно потирать руки, а читатели более ханжеского настроя брезгливо поморщатся. И обе реакции имеют основание для своего существования, ибо чего-чего, а откровенных описаний и натуралистических сцен, часть которых ещё и граничит с явными извращениями, настолько много и настолько сочно они представлены, что уже к середине книги ты чувствуешь себя участником десятков оргий, голова идет кругом, чувство подташнивания постепенно притупляется и ты уже перестаешь различать, что прилично, а что неприлично и всё боишься где-нибудь процитировать что-нибудь непристойное, почерпнутое тобой из страниц романа.

Однако утверждать, что эта характеристика романа: «книга о проститутке» - исчерпывающая, нельзя. Книга замечательна своей многослойностью, многоплановостью и, я б сказала, универсальностью: читатели с самыми разными запросами найдут в книге что-то близкое и интересное для себя.

Вот, к примеру, если вы любите атмосферные исторические романы – добро пожаловать в мир «…лепестка»: автор тебя с головой окунет в Англию конца 19 века, а поскольку роман является стилизацией под викторианский роман и викторианство характеризуется прежде всего критическим подходом к изображению реальности, то ты получишь возможность вдыхать запахи, в т.ч. и тошнотворные, буквально услышишь под ногами чавканье грязи, смешанной с дерьмом (простите мне мой французский), пройдешься по узким душным улицам, увидишь грязные стены домов, все в подтеках от вылитого прям из окна содержимого горшка, не раз шарахнешься в сторону от диких выкриков сварливых жен, гоняющих своих пьяных мужей, за считанные минуты пропитаешься нищетой и безнадегой, которыми веет от каждого дома, от каждого жителя данных кварталов… Совсем недавно я уже испытала подобные ощущения: Эжен Сю в своем романе «Парижские тайны» не менее реалистично окунал меня с головой в мир трущоб и дна жизни…. Но не только грязь и убожество тебя поджидает на страницах: несколько сменив свой маршрут передвижения, ты попадешь на тихие улочки, так сказать, элитного Лондона (ну, не самых сливок, конечно, но все-таки...), где ты сможешь восхититься изящной архитектурой, залюбуешься нарядами прекрасных дам и галантных мужчин… Автор романа, вероятно, серьезно изучил все возможные характеристики быта, моды, нравов тех времен – во всяком случае я вполне поверила каждому ему описанию…

Если вы – приверженцы психологического романа, то вам тем более стоит прочитать «…лепесток»: психология бедняков, психология дельцов, психология одиноких людей, психология мужей, жен, даже психология ребенка – всё это ярко, проникновенно и очень убедительно представлено на страницах книги. Введя нескольких рассказчиков (очень люблю такой прием!), да и в целом построив свой роман как некий экскурс в мир персонажей (в прямом смысле экскурс, вплоть до оборотов, свойственных речи гида: "пройдемте дальше...", "обратите внимание на..." и пр.), автор дает нам возможность проникнуть в святая святых – в сознание большого количества героев, а дальше уж как хочешь: можешь чувствовать свое моральное превосходство над ними и читать, пыжась от собственного прекраснодушия, а можешь и более адекватно взглянуть на описанные сомнения и страхи и признать, что все мы одной крови и, увы, никто не застрахован ни от каких ошибок…

Любители семейных драм, а также книг категории «о детях не для детей» будут вполне удовлетворены: тут тебе и взаимоотношения братьев (ох как мне жалко было Генри с его незадачливой судьбой), и семейная интрига в духе готического романа, и чудесный образ маленькой одинокой дочурки главного героя (держу кулачки, чтобы финал сложился самым справедливыми образом; каким? – прочитайте роман и приходите обсудить возможные варианты развития сюжета), и размышления о браке, и любовные треугольники…

И наконец, образы, выписанные в романе. Конфетка стала для меня одним из интереснейших женских персонажей, с которыми я познакомилась в последние годы. Верю в возможность ее интеллекта, начитанности, воспитанности, верю в сочетание холодного расчета с душевностью и отзывчивостью. С волнением следила за судьбой падшей женщины, у которой нам с вами можно кое-чему поучиться (и я не только о том, о чем вы сейчас подумали). Умение брать на себя ответственность, в т.ч. и за тех, кто слабее, вызывало у меня как минимум уважение.
ГГ Уильям показался мне таким мужчиной-мужчиной. Но, увы, не в брутальном значении этой характеристики, а как раз в несколько снисходительно-презрительном освещении нередко встречающейся у мужчин слабости духа, павлинистой кичливости, чрезмерной зависимости поведения от различных обстоятельств, в т.ч. и от своей похоти… Он далек от положительности, но был мне очень интересен.
Показались очень яркими, противоречивыми, запоминающимися и такие персонажи, как Агнес, мать Конфетки, Каролина и многие другие - характер каждого образа настолько живой, ощутимый, что можешь только восхититься талантом автора!

Книга многоплановая, да. Но все слои, на мой взгляд, стекаются к идее, скрытой за символичностью названия романа. Раз это символ - значит, мы имеем право каждый по-своему трактовать его значение.
Для меня это - противопоставление и единство основных составляющих человеческой природы: порок и чистота, страсть и нежность, если хотите – зло и добро. Ведь в романе практически нет ни одного только положительного или только отрицательного персонажа – всё как в жизни: кровавая тьма и возвышенный свет дополняют друг друга.

Мне книга очень понравилась, сразу же добавила ее в любимые. Но при этом не совсем понимаю, кому я ее могу посоветовать из своих друзей и знакомых, - боюсь шокировать своим советом.
Об этом романе (и в частности о каждом персонаже и его поступках) хочется говорить, спорить, не всё можно однозначно воспринять... Жаль, формат отзыва не очень-то позволяет пуститься во все тяжкие и обмусоливать каждый поворот сюжета (а их, этих поворотов немало, за что спасибо автору: роман получился увлекательный, порой захватывающий!).

КНИГА ПРОЧИТАНА В РАМКАХ ИГРЫ «ДОЛГАЯ ПРОГУЛКА», ТУР VII. БОНУС

Рецензия на книгу Багровый лепесток и белый
Оценка: 4  /  4.2

Ох, как нелегко мне было с этой книгой. Отношение к ней скакало, как кардиограмма. Она меня и жутко раздражала, утомляла, нервировала, но к концу я еле сдерживала слезы и не могла поверить, что все так обернется.

Полкниги я была уверена, что отзыв мой будет негативный и наполнен недовольным фырканьем. «Так себе бульварный романчик, пропитанный пошленькими сценами и наименованиями половых органов», - думала я. Временами от описаний еле сдерживала гомерический хохот. Хотя чего я ожидала от романа про жизнь проституток…

Раздражающие герои Уильям Рэкхем, живущий праздной жизнью, находясь на грани разорения, не хочет работать, не для барских это кровей на работу ходить. Но, влюбившись в проститутку, решает, что можно и побороть свою лень и влиться в бизнес отца. Зато каким гордым он потом ходил, как - будто дело с нуля создал. А его странная жена? Которая большую часть жизни проводит в кровати, придумывая себе болячки, вся она такая хрупкая и слабенькая. Она даже не знала, что такое менструация, и каждый раз думала, что умирает, истекая кровью. И это в 19 веке? Мало верится. А то, как она поступила с дочерью, в голове не укладывается.

Но…такое жирное НО! Вторая половина книги мнение мое в корне изменила, и вот уже не хочется смеяться, уже не взлетает скептически бровь. Я прониклась жизнью Конфетки. Нет, не ее эротическими талантами, а ее непростой судьбой. Ведь с детства у нее и не было выбора, чем зарабатывать на жизнь, к проституции ее склонила родная мать в совсем еще юном возрасте. Много мужчин повидала девушка, думала, что знает всю их подноготную. Пишет откровенный роман, мечтая, как эти излияния принесут ей славу. Но правда жизни сбивает ее столку и жуткая несправедливость толкает на серьезный поступок. Как же мне было обидно за нее в конце.

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

348 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов