Рецензии на книгу «Мы. Бич Божий»

Рейтинг 2017
ISBN: 978-5-4444-5056-7
Год издания: 2017
Издательство: Вече
Серия: 100 великих романов

Евгений Замятин (1884-1937) был революционером в искусстве, по словам Константина Федина, "гроссмейстером литературы".
Действие его романа-антиутопии происходит в далеком будущем. Строитель космического корабля ведет записи своей жизни для потомков, рассказывая о "высочайших вершинах человеческой истории" в Едином Государстве во главе с Благодетелем.
По словам самого автора, его произведение - "сигнал об опасности, угрожающей человеку, человечеству от гипертрофированной власти машин и власти государства".

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 5  /  4.1
«Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа» (с)

Единая религия, единый закон, единое человечество, единое государство – было вожделенной мечтой многих, начиная с религиозных проповедников и заканчивая основателями империй. Никто не допускал, что, будучи реализованной, идея единства приведёт к созданию «живой тюрьмы», внушившей мысль о возвращённом рае. Наверное, впервые эта идея обретает настолько монструозные очертания в антиутопии Евгения Замятина «Мы». После Великой Двухсотлетней Войны, оставившей в живых лишь около 0,2 населения планеты, возникло Единое Государство, покорившее себе весь мир. Новой его задачей становится завоевание иных обитаемых планет. Неутолимая жажда власти. Элиминирование всех преград на пути к тотальному превосходству. И вот люди или, как их здесь называют, «нумера», возводят Интеграл. Новое «божество» в мире, где боги мертвы. Как мы помним, когда-то Единое Человечество было разделено на народы, дерзнув построить Вавилонскую башню. Очевидно, строители Интеграла искали возможности наступить на те же грабли. Огородившись Зелёной Стеной, нумера, подобно рабам, проходят стройными рядами, одетые в голубые юнифы. Здесь нет «я», его заменило обезличивающее «мы». Нет имён, от них осталась лишь буква и нумер. Осуществился мой дурной сон – «стеклянная архитектура» вытеснила Камень, крепость, силу, величие. Деятелям культуры и искусства здесь вменяется в обязанность прославлять Единое Государство и его Благодетеля, «нового Иегову», белого Паука. Творения мастеров больше не создаются в порыве вдохновения, теперь достаточно покрутить ручку музыкометра, чтобы произвести три сонаты в час. Вдохновение объявлено «неизвестной формой эпилепсии». Поэт, музыкант, скульптор, художник – все они стоят на службе у Государства. Трагедия «Опоздавший на работу», настольная книга «Стансы о половой гигиене», до дыр зачитанные «Ежедневные оды Благодетелю»…Не придёт ни Шекспир, ни Петрарка. Будут только нумера. «Наши поэты уже не витают более в эмпиреях: они спустились на землю; они с нами в ногу идут под строгий механический марш Музыкального Завода». Ars totum requirit hominem (лат. Искусство требует целостного человека). Нумер – всего лишь дробь.
Жизнь каждого нумера строго регулируется Часовой Скрижалью. Разрешены лишь два Личных Часа: с 16 до 17 и с 21 до 22. Это время досуга, когда нумерам можно перестать быть нумерами и на краткий срок вспомнить о том, что у них есть (а вернее когда-то были) лица, сердца, особенности. Автор записок, Д-503, один из строителей Интеграла, проводит свои Личные Часы за письменным столом. В мире, озабоченном «математически безошибочным счастьем», о прошлом человечества говорят как о жизни «в свободном, неорганизованном, диком состоянии». Нумера даже не могут вообразить себе, как «древние» обходились без Скрижали. Должно быть, время Свободных виделось им временем воцарения Хаоса. В Едином Государстве любая проблема решалась математически, доходило до абсурда – нумера логически мотивировали свой собственный смех.

Единое Государство контролировало ВСЁ. Сексуальная жизнь не была исключением. Партнёра можно было выбрать подобно книге в библиотеке. Сексуальное Бюро обо всём позаботится. Нумер подавал заявление и получал в пользование нумер противоположного пола, не забыв заполнить свою талонную книжечку. Если один нумер вожделел другой, тот не имел права ответить ему отказом. Кроме того, существовала Материнская и Отцовская Норма. Не смешно ли читать подобное признание: «…получил удостоверение на право штор. Это право у нас только для сексуальных дней»? Всё остальное время нумера живут как ладони в своих стеклянных домах, бесстыдно обнаживших бытие тех, кто, строго говоря, уже не жил, а только бесполезно длился, как след на снегу, оставшийся от полозьев. Всё стало механизированным, бездушным, приземлённым, загнанным в рамки, просчитанным. Всё должно было быть простым, ясным, плоским. 2+2=4, а если кто-то скажет о пяти, его сочтут помешанным. Иррациональное было вражеским, недопустимым, разрушающим привычный порядок. «Просто, правильно и ограничено» - нерушимое правило. «Истина – одна, и истинный путь – один; и эта истина – дважды два, и в этом истинный путь – четыре», - рассуждает Д-503. Нумерам больше не снятся сны. Их считают психическим заболеванием. Государственная Машина изъяла всё, высушила изнутри каждого. «Величественный праздник победы всех над одним, суммы над единицей…» Нумера не знают, что такое «хлеб». От него осталось пустое слово. Желудки порабощённых нумеров насыщаются нефтяной пищей.

Жёлтые дни, «желтый иссушенный путь», «стеклянная, залитая жёлтым солнцем пустыня», желтые пальцы покойника…Замятин не зря выбрал этот цвет. В своих негативных проявлениях он символизирует предательство, ложь, ревность, трусость. Известно, что в средневековой Европе двери преступников измазывали жёлтой краской. Во время второй мировой войны в странах, оккупированных нацистами, евреям было приказано носить повязки с жёлтой звездой («повязки позора»). Испанские инквизиторы отправляли своих жертв на костёр в жёлтых одеждах, что символизировало их измену богу. Жёлтый считался и цветом болезни. В антиутопии Замятина жёлтый – не цвет божественной, солнечной власти, а иссушающий, смертоносный враг, с которым боролся Фёдор Сологуб.

Порой достаточно малого, чтобы вырваться из трясины и осознать, что ты тонешь, и тонешь так нелепо, что в невежестве своём называешь гибель счастьем. Когда в жизни Д-503 появляется I, происходит нечто невероятное, не укладывающееся в привычную систему и, наконец, яростно этой системе противостоящее. Нарушение запрета – вот что на какие-то мгновения исторгает нумер из математически точного мирка, из механизма, где каждый опредмечен, где «никто не «один», но «один из»; трансгрессия, выход за предел – вот что позволяет вступить в область сакрального. Д-503 вдруг посмотрит в зеркало и впервые в жизни поймёт, что есть личность и сущность, и вторую в нём пытается пробудить бунтарка I. Первую – украло Государство, предложив нумерам иллюзорный рай, в котором всё «детски просто». «Наша несвобода – то есть наше счастье», - разве не чудовищны, не абсурдны эти слова в устах поэта?! Д-503 начинает задаваться вопросами, которые раньше не приходили ему в голову: кто он такой, какой он, что там – выше неба? Эти вопросы некогда беспокоили лишь «древних». Нумер, строитель Интеграла, приходит к пониманию того, что в мире на одинаковых правах существуют и квадратный корень из единицы, и квадратный корень из минус единицы, и когда мы закрываем глаза на последний, выносим его за Зелёную Стену, мы, тем самым, делаем своё видение неполноценным, ущербным. Его новое состояние настолько непривычно, что Д-503 мнит себя больным. «Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа», - слова врача подобны приговору. Душа. I в буквальном смысле выводит Д-503 за грань дозволенного: оба совершают преступление, оба оказываются за Зелёной Стеной. Д-503 между двух огней: О – как огонь домашнего очага, I – как огонь вулкана; одна правильная, простая, нормальная, лишённая загадки. Другая – вся порыв, вся гибельный рывок к бездне, вся бунт (!) и сексуальность; О – Ева, I – Лилит. И Д-503 опьянён второй настолько, что готов всё бросить и уйти вместе с ней за Стену. Там живут те, кто против системы. Их тела покрыты шерстью. «С вами хуже: вы обросли цифрами, по вас цифры ползают, как вши». Застенные жители планируют революцию и захват Интеграла. А тем временем Единое Государство вовсю агитирует нумера сделать Великую Операцию – прижигание мозгового узелка, отвечающего за фантазию – то единственное, что пока ещё отличает нумер от машины. Фантазия названа болезнью, «последней баррикадой на пути к счастью». Д-503 готов на предательство, ради любви к I он способен дать пощёчину Единому Государству и стать изменником, но его опережают и делают предателем любви, а затем подвергают Великой Операции, навсегда отрезав преступнику крылья.

Юлиус Эвола говорил, что «истинное и законное право господствовать имеет только реально божественное существо». В антиутопии Замятина мы видит предельную профанацию идеи высшей власти, извращение Традиции, сакрального порядка, когда «пал иерархическо-аристократический идеал». Эвола, настаивающий на тотальном перевороте, был склонен утверждать, что диктатура в некоторых случаях является необходимостью, но при этом не «истинным и достаточным решением», а не более чем переходным этапом, «фатальным следствием проигранной в колоссальном напряжении войны». Диктатура как константа есть явление для государства губительное, тем более для Государства в статусе Единого. Реализация плана по возведению Интеграла говорит о страсти к завоеваниям ad infinitum, но однажды не останется ничего, что можно было бы ещё завоевать, и тогда крушение необратимо. Единое Государство – печальный пример того, как Горизонталь материи смещает земную Ось, отказываясь от Вертикали духа. Мы видим механизированный мир, где человек (не нумер)- «метафизическая субстанция оскорбления, нанесённого Единому Государству». Мир, описанный Замятиным, это угроза, нависшая над человечеством. Настанет ли день, когда люди последуют в сети белого Паука с довольными улыбками на лицах? Будет ли написана последняя глава в Книге Вселенной и чья рука поставит в ней точку? В Едином Государстве не любили задаваться такими вопросами, а потому ими задаюсь я. Отказываясь от «мы», тем не менее, я адресую их Вам. Пока человечеству снятся сны, оно способно пробудиться. Когда же сны его покинут…

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 5  /  4.1

Люблю антиутопии, а "Мы" Замятина, пожалуй, одна из первых антиутопий, которые я когда-либо читала. Я влюбилась в неё сразу и бесповоротно, поэтому приступила к перечитыванию с радостным предвкушением.

Читать "Мы" нелегко, нужно вжиться в эту атмосферу, понять как люди жили в этом мире. Меня не отпускала мысль, что в этом мире не хватает камер видеонаблюдения, как-то мало прозрачных стен и "уха", слушающего, что говорят на улице. Но, учитывая, когда написано произведение, это понятно. В 1920 о таком ещё рано мечтать. Меня долго мучал вопрос, какой пол в стеклянных домах, но в итоге, я пришла к выводу, что всё же непрозрачные. А было б забавно видеть, что происходит под тобой и над тобой. Мне было интересно, сколько времени прошло с момента окончания Двухсотлетней войны, но так и не поняла.

Меня потряс образ главного героя. По сути этот человек - глупец. В нём недостаточно храбрости, самоотверженности, мудрости, везения и много чего ещё. В нем живёт великий математик, но мы можем судить об этом лишь потому, что он Строитель Интеграла, и, видимо, главный строитель, хотя на это лишь намёки, хоть и очень прозрачные. Ещё он верит в Единое Государство. Верит слепо и наивно. Только верит недостаточно, чтоб сдать властям заговорщиков. Но и I любит не на столько, чтоб пойти вслед за ней. Любовь О к ещё нерожденному малышу оказалась сильнее, она то готова на всё, чтоб её ребёнок был рядом с ней.

Стиль самого произведения интересен. Не каждый автор решится писать таким несвязным слогом. Кажется, ближе к концу стиль становится ещё более несвязным. Абзацы обрываются, Д перескакивает с темы на тему. Но читая это, понимаешь - так было нужно. Д опьянен, в его размеренную жизнь ворвалось что-то непонятное, он заболел страшной болезнью - фантазией. Любовь, вино, заговор, несогласные с голосованием, в его жизни это быть не может... Но случилось. Пожалуй, операция, уничтожающая фантазию, для него хороший исход. Наверно, если б герой имел какой-то стержень внутри, что-то помимо его математических способностей, я б его пожалела. Но ограниченность героя не позволяет даже надеяться, что он заслужил чего-то большего. Это грустный и страшный финал. Но он ожидаем.

==============================

В этом издании кроме романа "Мы" есть повесть "Бич божий". Я читала её в первый раз и еле оторвалась. Вначале правда я решила, что это про Европу в начале Первой мировой войны, не знаю почему. Очень быстро выяснилось, что я не права.

Это произведение переносит нас в совершенно другую эпоху. В центре повествования Атилла, сын хуннского вождя. Мы знакомимся с мальчиком, которому суждено стать великим вождём, но здесь до этого ещё далеко. Волчонок, запертый в клетке, он вырвался на волю лишь в конце повести.

С самого начала повествование наполнено событиями. Мелкие происшествия не идут, а бегут друг за другом. Это ещё сильнее погружает в те времена, в эпоху великого переселения народов. Но разогнавшись, сильнее грустишь в финале, потому что его нет. Аттила уехал, мы видим, как он повзрослел, и можем догадаться, что вождем изберут его, но что дальше можно узнать уже из учебника истории, а не со слов Замятина, очень жаль. Замятин гораздо интереснее учебника.

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 3  /  4.1

Простите меня, любители этой книги, не разделяю восторга. Тем более не понимаю включения в школьную программу этого произведения.
Начитавшись положительных отзывов, я приобрела "Мы" и принялась за чтение. Но с первых же страниц, я буквально заставляла себя читать, пыталась сосредоточиться, но мои мысли постоянно улетали далеко в другом направлении от страниц. В голове не откладывалось абсолютно ничего. И, вот, когда последняя страница была прочитана я с облегчением выдохнула. Я прочитала не мало антиутопий, но ни одна не вызывала такого лютого отторжения. Я была рада, что больше не нужно мучить себя чтением этой книги. Она не вызвала никаких эмоций и не нашла отклика в моей душе.
Может она просто попала не в то время, так бывает.

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 5  /  4.1

Черт, это восхитительно! У меня редко случается такой экстаз от книги, чтобы прочесть ее запоем за день, но "Мы" меня околдовала с первых строк.

Начнем с того, что эту антиутопию я прочла последней. Задолго до прочтения романа Замятина я ознакомилась и с удручающим миром Оруэлла, и с жутковато-прекрасным дивным миром Хаксли, и со стремительным и безмятежным миром Брэдбери. Все три книги оставили пространство для размышлений, но сердце ёкнуло только при прочтении "Мы". Уж не знаю, щепотку какого лингвистического героина Замятин добавил в свой роман, но факт остается фактом - спустя почти столетие ты не в состоянии оторваться от сюжета, жадно глотая главы час за часом.

Зараженный логикой своего мира, Д-503 восхищается и любуется всеми его математически вывереными гранями. Потому и речь его скупа на эмоции, и поступки направлены на восстановление идеального баланса. Но вдруг! Неожиданно его жизнь начинает меняться, наполняться хрупкими материями,яркими красками. И это преображение становится катализатором уже внутренних изменений.

Благодаря тому, что роман написан в виде дневника - ты погружен в сознание героя, а потому все преображения которые случаются с его душой - это и твои преображения. И в конце, друг мой... в конце тебя ожидает Катарсис.

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 5  /  4.1
Любовь - двигатель внутренней трансформации

Главный герой – Д-503 (да-да, никаких вам имен собственных). Он строитель Интеграла, невиданной махины, которая должна полететь в космос и донести до всех обитателей вселенной мощь и величие землян («математически безошибочное счастье») и непосредственно Единого Государства. После Двухсотлетней Войны – войны между городом и деревней – была изобретена «нефтяная пища», полностью заменившая обычные продукты питания. Лишь 0,2% населения земного шара смогло приспособиться к новым условиям и «вкусить блаженство в чертогах Единого Государства».
Благодетель
Замятин, таким образом, рисует перед нами традиционную антиутопическую картину: тоталитарное единое государство с четко установленным регламентом жизни (все действия строго расписаны по минутам в «Скрижали», ведется строгий контроль рождаемости и сексуальной активности, фантазия и свободомыслие не приветствуется, выборы честны как в Беларуси, а великая Зеленая Стена огораживает население от животных, растений и всех других природных явлений). Покой этого государства охраняется Хранителями (то бишь шпионами), Благодетелем (правитель, диктатор и судопроизводитель в одном лице, привет Большому Брату) и его Машиной, единственной мерой наказания в этом упорядоченном счастливом мире (любой проступок карается одинаково – машина в мгновение ока расщепляет счастливчика на атомы, оставляя от него буквально лишь мокрое место)...

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 5  /  4.1

Я не представляла, что "Мы" произведёт на меня такое впечатление! Я вообще взяла ее почитать только для галочки... а тут! Прежде всего, не верится, что книга была написана почти 100 лет назад, в 1920 году. Она современна, безусловно. Но кuажется волшебным то, что обычный человек мог связать обычные слова в такой узор. Это совершенно что-то невероятное! Такое ощущение, что читаешь одно большое стихотворение, потрясающие описания, все такое живое, сочное, как будто смотришь прямо на солнце, это нектар для глаз, сам текст, это и сладко и больно, все как у главного героя. И это при том, что описывается стерильное, математически выверенное общество! Игра на контрасте, но эффект великолепный. Ощущение, что ты стоишь на гитарной струне, и в этот момент на гитаре играют... и каждая клетка твоя наполнена эмоциями, голый нерв, тотальная светочувствительность и звукопроницаемость.

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 4  /  4.1

Когда я только начал читать эту книгу, мне показалось, что в ней нет совсем никакого сюжета. Какие-то непонятные буквы вместо имен. Непонятные места, тот же самый завод "Интеграл", розовые занавески. Но на середине книги ты понимаешь, что автор не так уж плох и ты все таки ощущаешь его утопичное настроение. Когда все равны и делают согласно мышления правительства. А если у тебя есть какое-то свое мнение, то считаешься изгоем и тебя нужно лечить. Книга понравилась. После ее прочтения можно даже провести не большую аналогию с Джорджом Оруэлом и его книгой 1984. Так что если есть люди которым понравился Оруэл , то и это книга займет почетное место на полке с надписью "Понравившиеся".

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 2  /  4.1

Серьезно... Что я прочитала?..
Меня немного завораживают антиутопии, но это что-то немыслимое. Да, сначала было довольно интересно читать о том, как изменился мир, каким считают наше общество. Сравнения, описания, недоумевание главного героя насчет некоторых особенностей нашего мира. И только за это я поставила роману 2 звезды, а не одну. Так как дальше пошел бред...

спойлер
Появилась I-330, и дальше совершенно перехотелось читать. Как он боролся со своими "чувствами", как он чуть ли не ползал перед ней на коленях, даже как за нее чуть не убил. Он изменился, стал отличаться от обычных людей. Ладно, смирились с новым поведением героя. Я даже уже хотела, чтобы они поскорее совершили революцию, хотя не представляла, как люди 32 века с заложенными в них идеалами, смогут выжить в новом мире. А ведь главному герою даже сложно было вступить на обычную землю. Блин, но конец окончательно расстроил, нельзя так заканчивать книгу. Считай всю прочитанное было напрасно...
свернуть
Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 0  /  4.1

Инстинктивное стремление человека к свободе всегда омрачается инстинктивным же стремлением оградить себя от всяческих опасностей. А главной опасностью для человека, практически победившего природу, был и остаётся сам человек - его свобода выбора мыслей, желаний и поступков. Запретить самозащиту, запретить наркотики, запретить открытую одежду, запретить слово, запретить частную собственность, запретить, запретить, запретить… Что дальше? Запретить самостоятельно воспитывать родных детей? Запретить любить? Думать? Дышать? Существует ли предел? В книге описывается именно такой лагерь, закрытый стеклянным куполом от внешнего мира с его свободами и, значит, опасностями.Узники таких тюрем являются наиболее безопасными друг для друга. «Большой Брат» следит за ними постоянно.

Жители купола в романе живут в стеклянных камерах-одиночках, без друзей и родственников (детей отнимает государство сразу после рождения), личная и даже интимная жизнь каждого «нумера» (у них даже имён нет) регламентирована государством: по команде проснуться, по команде съесть завтрак, по команде идти на работу, по графику зарядка, по графику приём пищи, по графику прогулки и отдых, по графику интим. Полная прозрачность и полная безопасность. Зато никаких преступлений, никакой неопределённости или зависти, никаких волнений и никакого страха.

Я была поражена смелостью автора, его способностью настолько глубоко видеть и понимать сущность человеческого сознания и подмечать все его слабости и черты характера, что, излагая свои идеи с предельной ясностью, он буквально простреливает любого, способного думать, насквозь.

Рекомендую всем, кому интересны антиутопии противоположного, по отношению к тренду, характера.

Рецензия на книгу Мы. Бич Божий
Оценка: 3  /  4.1

Говорят, счастье для каждого своё. И самая главная задача жизни - найти свое и стать счастливым. Но что если однажды вам скажут, что счастье можно вычислить? Привести к общему знаменателю? Готовы ли вы будете стать счастливым принудительно? Рассказ об этом новом мире ведется от одного такого счастливца. Он един с каждым человеком в своем Государстве, он гордится своей идентичностью и подчиненностью общим правилам и законам. Государство - механизм, где каждый человек - лишь винтик, ничего не значащий отдельно, заменимый и ничтожный, но такой важный как часть общего. Если изъять из человека личность, что останется? Можете представить? Государство говорит: останется счастье. И мы видим мир с позиции стада, помешанной в зону абсолютного комфорта. Не думай - делай, существуй. Но я вижу этот мир с позиции Государства - удобный, подчиненный мир, в котором нет места неожиданности. Возможно ли подобное? Сейчас мне кажется, что нет. Но эта повесть была написана не сейчас. Она сквозит советчиной, и в идеализации государства, всех его структур, и в самом изложении. На протяжении всей книги мне мерещится запах советской пыли, слышался отзвук маршей. Меня отталкивало и построение предложений. Вроде бы, все как я люблю: образы, образы, незаконченность, воздушно, на кончиках пальцев... Но не здесь. Не в этом математически точном, сухом пространстве, где люди думают формулами и цифрами, где все живут по четко выверенным шаблонам, где нет места романтике и мечтательности, где нет души. Слишком явный диссонанс между размышлениями героя и его стилем изложения, слишком нарочито, слишком чересчур. Пожалуй, скажу , как итог, что книга заслуживает внимания, но этот жанр, видимо, просто не мой.

1 2

У вас есть ссылка на рецензию критика?

263 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов