Рецензии на книгу «Камо грядеши»

№78 в Топ 100
ISBN: 978-5-699-87575-7
Год издания: 2016
Издательство: Эксмо
Серия: Библиотека Всемирной Литературы

"Камо грядеши" — один из лучших исторических романов известного польского писателя Генрика Сенкевича (1846 - 1916). Действие романа развивается на протяжении четырех последних лет правления Нерона (64 - 68 гг. н. э.), открывая перед читателем драматическую страницу римской и мировой истории.

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 4  /  4.5
Quo vadis, Domine?

Начинает у меня в последнее время складываться традиция во время отдыха читать какую-нибудь непростую книгу. Не знаю уж, с чем это связано, но как-то так получается. То были "Братья Карамазовы" в отпуске, а теперь, на новогодних праздниках, я, вместо того, чтобы, как все нормальные люди, читать милые и теплые рождественские истории, решила погрузиться в историю совершенно иную - а именно последние годы правления императора Нерона.

Впрочем, риска, что книга может не понравиться или "не пойти", не было практически никакого. Это же Сенкевич! А его книги, ставшие в прошлом году моим личным открытием, я читаю с неизменным удовольствием и интересом. Так было и теперь. Яркий, живописный и очень правдоподобный исторический фон, тесно переплетенный с ним сюжет, колоритные персонажи и солидная порция пищи для ума и души - вот причины, по которым романы Сенкевича просто не могут оставить равнодушным практически никого. И "Камо грядеши" - не исключение.

Что до меня, я заметил одну странность: среди безумных сам становишься безумным и, более того, начинаешь находить в безумии некую прелесть.

Писатель не зря выбрал для своего романа именно это время. Время контрастов. Время наивысшего расцвета и преддверие будущего упадка великой империи. Могущественный Рим, воплощающий в себе мировое господство - и безумный император-лицедей на троне. Дикие оргии, пиры, величайшая роскошь - и сотни замученных людей, разорванных львами, распятых и сожженных заживо. Многие сцены романа определенно не для слабонервных читателей, обладающих чересчур живым воображением. Великий пожар, игры, казни... Сенкевич умеет воссоздать картины прошлого так, словно он сам там присутствовал. Но не только показать "снаружи", но и "изнутри": какими они были - эти люди, что жили тогда? О чем они думали, чего боялись, чего хотели?

Шутовской хоровод будет нестись и дальше под предводительством Нерона, а коль Нерон сгинет, найдется второй такой же или еще худший, ибо при таком народе и таких патрициях нет никакой надежды, что найдется лучший. Будет новая оргия, и, наверно, еще более мерзкая и безобразная. Но ведь оргия не может длиться вечно, после нее надо идти спать, ну хоть бы просто от усталости.

Это и время появления первых христианских общин и первых гонений на них. Я далеко не любитель религиозных мотивов в литературе, а особенно явной пропаганды, но здесь нечто совсем другое, хотя этой теме уделено внимания очень и очень много. Складывается ощущение, что автор хотел, в том числе, показать и напомнить читателю, в чем изначально был смысл христианского учения и как сильно эти основы отличаются от того, во что оно превратилось потом.

Почитать Христа недостаточно, надо еще жить согласно его учению.

Не зря же роман сначала бурно приветствовался католической церковью, а спустя некоторое время стал вызывать нарекания с ее же стороны. Не все там так просто. Взять хоть противопоставление апостолов Петра и Павла фанатичному проповеднику Криспу. А если вспомнить, что Сенкевича обвиняли еще и в том, что он якобы изобразил христиан чересчур однобоко, а языческий Рим получился более ярким и притягательным...

Тут, конечно, немалая "заслуга" Петрония, который как бы противопоставлен одновременно и христианам, и Нерону с его приближенными. Очень уж этот герой получился интересным и вызывающим симпатию - больше, чем кто бы то ни было в этом романе. Причем, по всей видимости, настоящий Петроний тоже был личностью весьма интересной и неординарной. Его диалоги с императором и другими героями, его меткие ироничные высказывания - настоящая изюминка книги.

Император пишет стихи, и все подражают ему. Не дозволяется только писать стихи лучше, чем император, и по этой причине я слегка опасаюсь за Лукана… Я-то пишу прозой – правда, не щадя ни самого себя, ни других

Не зря при императорском дворе он прозван "Арбитром изящества". Он истинный ценитель красоты, знаток искусства, этакий высший судья всему пошлому, примитивному и грубому. Умный, скептичный, ловкий, он с напускной небрежностью управляет и самим императором, добившись того, что тот полностью полагается на его вкус.

Ты знаешь, Вителлий, чтобы облегчить себе желудок, пользуется палочками из слоновой кости, засовывая их себе в глотку, другие применяют перья фламинго, смоченные в оливковом масле или в отваре чабреца, - я же читаю стихи Нерона, и действие их мгновенное. Потом я могу хвалить их - коль не с чистой совестью, то с чистым желудком.

По натуре настоящий патриций, Петроний берет от жизни все наслаждения, которые только можно получить, делает все, чтобы избежать скуки. Но и понимает, что ведет опасную игру. Симпатии императора переменчивы, а любовь играть с огнем до добра не доводит. Но он и это превращает в своего рода искусство. Одно из моих любимых мест в книге - это определенно письмо Петрония Нерону. Ну шедевр же! Уходить тоже нужно красиво.

Будь здоров, но не пой, убивай, но не пиши стихов, отравляй, но не пляши, поджигай, но не играй на кифаре — такие пожелания и такой последний дружеский совет шлет тебе Арбитр Изящества.

А на фоне всего этого разворачивается история любви римского патриция Марка Виниция и христианской девушки Лигии. Сильной, всепобеждающей любви друг к другу... и к Христу. Любовь, способная полностью изменить человека, сделать его другим, перевернуть его жизнь. Но... зачем я буду об этом рассказывать, вы и сами прочитаете. Не главное она здесь. Хотя... это как посмотреть. Слишком символично все. И любовь тоже не исключение.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 4  /  4.5

Чего только я не ждала от этой книги... Скуки, зевоты, крепкого сна по ночам? Ждала. Медленного прочтения? Ждала. Исторических предпосылок развала Римской империи и прочей лабуды, навевающей на меня дрему еще со школьных времен? Ждала. И очень сильно ошиблась. Никто бы, наверное, не ошибся сильнее. Эпик фэйл тебе, Юля, в карму. Что же я получила?

Мощную историю двух влюбленных, друг в друга и в Христа, на фоне великолепнейших исторических декораций Древнего Рима. Амфитеатры для зрелищ, акведуки для воды, Аппиева дорога то тут, то там мельтешит, тоги, туники, рабы и рабыни, правление безумца Нерона, пьяные оргии, гладиаторские бои, умерщвление животных, предатели на предателях, интриги, скандалы, расследования... и тут же чистая, как капелька воды в ручье, христианская дева с розовыми ланитами, в просвечивающей тоге с невинным взглядом, и тут же брутальный телохранитель с преданным сердцем, способный разорвать зубра на арене, и тут же ослепленный желанием (возможно похотью, а возможно любовью, так чем же?) воин из высокородной семьи, и тут же хитроумный интриган, сибарит и эстет приближенный Нерона, и тут же сам Нерон со всеми задатками великого правителя, но обезумевший от неограниченной власти... и тут же история обретения веры. Как она могла тебе, Юля, не понравиться, окстись? Что же меня зацепило?

История обретения веры, да. Виниций, и его обращение в христианина, чудесное превращение из брутального похотливого воина в агнца божьего, во Христа верующего, возлюбившего всех врагов своих, как самого себя. Для меня это крайне щепетильная тема, поскольку вот сейчас меня, возможно, берут на прицел спецслужбы РПЦ в связи в последующим оскорблением чувств верующих, но я не переношу все эти бутафорские золотые колокола, 160 церквей, понатыканных в каждом городском палисаднике, куда ни взглянь, попов, зарабатывающих на вымерших обрядах и так далее. Снимите колокола, накормите старушек. Постройте вместо пятой церкви на район детский сад. Пустите помолиться со своей свечой, бесплатной. Так. Кажется, я увлеклась. Ну, в общем, посредников с рясами и бородами в чрезвычайно личные отношения между человеком и всевышним нематериальным я допускать не хочу. Простите меня.

Однако здесь, у Сенкевича, я прониклась. Виниций на протяжении всей книги медленно и постепенно, с очень большим трудом меняется, проникается любовью к чуждому ему Христу и уважением к его идеям. Как? Почему? Вообще любопытно было читать и рассуждать о природе этого вероучения. Почему именно Христос? Ведь наверняка в то смутное время было много проповедников и лжепроповедников. Почему именно он? Харизма? Настолько верил в то, что он и есть Божий сын? Это ли не безумие, иное, чем у Нерона, но все-таки безумие.
Или все дело-таки в смысле учения? Вероятно, на фоне всеобщего разврата, злодеяний, оргий, бесконечных убийств, такое учение (тогда еще и не религия вовсе) было как луч света, как капля росы в пустыне. Люди в Риме банально устали от сумасшедшего правителя и приносимых им ценностей.

Какие же могли быть ценности в мире, где правит безумие? Мир, в котором лучше жить незамеченным, всеми забытым, от власти подальше (что-то тут смешно стало), мир, в котором даже искусство принесено в жертву мании величия одного лишь человека. "Какой великий артист погибает". Воистину. Калигула, Тиберий, теперь Нерон запустили закат величайшей из цивилизаций (на мой, естественно, вкус). Страшнее бога-императора зверя нет. И единственный, кто может хоть как-то управлять Нероном, а то и противостоять ему, - Петроний. Мой любимый герой. Да-да, интриган, сибарит и эстет - мой любимый герой. А его последнее письмо - это просто услада для моих ушей, цитировать, не перецитировать.

"Ваше учение не для меня. Мне любить вифинцев, которые носят мои носилки, египтян, отапливающих мои бани, Агенобарба и Тигеллина? Клянусь белыми коленами Харит, что, даже если бы я хотел, все равно не сумею. В Риме найдется не менее ста тысяч человек, у которых либо торчащие лопатки, либо толстые колени, либо иссохшие икры, либо круглые глаза, либо чересчур большие головы. Прикажешь мне также и их любить? Где же мне взять эту любовь, если я не чувствую ее в сердце?

Кто любит красоту, по одной этой причине неспособен любить безобразие. Другое дело - не верить в наших богов, но их можно любить, как любили Фидий, и Пракситель, и Мирон, и Скопас, и Лисипп.

<...> запах фиалок также будет мне всегда приятней, нежели вонь грязного "ближнего" из Субуры".

"Я жил как хотел, и умру как мне нравится."



Скорее всего, поляк Сенкевич ратовал в этой книге за холодную строгость христианства, подчеркивая мудрость и справедливость последних апостолов Петра и Павла и противопоставляя им фанатизм проповедника Криспа. Но вышло так, что я, и вроде бы многие другие читатели, увидели другой призыв. За Петрония. За красоту. За гармонию. За чистоту. А влюбленные... а что влюбленные, не будем мешать любящим сердцам, пусть даже в этих отношениях их трое, навеки связанные во Христе.

Аминь.

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 5  /  4.5

Я из тех, кто находясь на развалинах старинных строений замолкает и прямо кожей ощущает ток времени. Меня повергает в оцепенение сама мысль о том, что я прикасаюсь или хотя бы просто приближаюсь к предметам, хранящим в своей памяти многовековую историю человечества. Это какая-то особого рода мистика, которая творится со мной в таких местах. Да, я пока повидала их не так и много, но то, что мне увидеть удалось, неизменно вызывало это электрическое напряжение. "Камо грядеши" снова перенес на улицы Древнего Эфеса, раскопки которого я посетила в Турции в 2010 году, и в катакомбы раннехристианских захоронений начала нашей эры в г. Печ, что на территории современной Венгрии, неподалеку от границы с Хорватией. Эфес был прямо упомянут на страницах романа, венгерский же город сохранил до наших дней свидетельства развития христианства на этапе его зарождения, во времена гонений и скитаний. Это взаимопереплетение текста и реально увиденного, осязаемого, создало все необходимые предпосылки к тому, чтобы я прожила этот месяц в Риме времен правления Луция Домиция Агенобарба, принявшего имя Нерона Клавдия Друза.

"Камо грядеши" - роман мощный, насыщенный, плотный, монументальный. Речь идет и о содержании, и о подаче. С первых страниц становится очевидна грандиозная работа, проведенная автором над историческими материалами, документальными источниками, свидетельствами очевидцев. Тем не менее, наряду с этим поражает и мастерство рассказчика, оплетающего читателя прекраснейшей вязью слов, представляющей непосвященному быт, нравы и обычаи того времени. Богатое вкрапление в ткань текста терминов и понятий времен династии Юлиев-Клавдиев изначально повергает в некоторый культурологический шок, ведь понять все их с ходу, несомненно, не просто, а точнее, даже и невозможно. Однако чуть позже меня это культурологическое напряжение отпустило, а мой пассивный словарь пополнился немалым количеством слов, да и активный на время чтения книги явно преобразился.

Генрик Сенкевич создал многоплановое произведение. Тут и судьба юной пары влюбленных сердец, Виниция и Лигии, и трагическая часть жизненного пути сиятельного Петрония, закат правления порочного, мятущегося от собственных страхов и амбиций императора Нерона и укоренение христанского вероисповедения на землях Вечного Города. Теме романа сложно дать исключительно лаконичную оценку. Все-таки подобные романы тем и хороши, что их мощь позволяет о них судить в разном измерении. Удивительно, но и критики-литературоведы в течение всего XX века отмечали самое разное отношение к роману со стороны католического лагеря, находились и те, кто упрекал писателя в антиклерикализме. А ведь изначально роман был принят католическим сообществом Польши и Европы с восхищением.

Почему я назвала роман плотным? Я люблю читать книги, где требуется немалая работа ума, потребны остановки для осмысления, "переваривания" текста. Однако самое начало книги не произвело впечатления именно такого произведения, за исключением необходимости восполнить свои пробелы в знаниях относительно греко-римского быта, религиозных традиций. Но уже с момента, когда влюбленный Виниций сталкивается с убеждениями христиан, проявившимися в сохранении ему жизни по итогам встречи Урса и Кротона в борьбе за Лигию, я получила именно то, чего мой ум и душа так жаждали. Невероятная сила человеколюбия, истинной любви и преданности - вот что поразило меня. Косность сознания и потрясающая вульгарность души приспешников Нерона и его самого - вот что стало для меня антитезой христианской догме. Петроний - из тех, кто еще нет, потому что уже давно да. Эту фразу даже сложно разъяснить, но мне почему-то кажется, что ее поймет прочитавший этот роман. Петроний в моем представлении путник, странник, обретший гармонию в пути, хотя путь его совершенно не очевиден для других идущих. Но чувства, которые обуревали меня в процессе чтения романа, были не так просты и однозначны. Я не могла не сравнивать христианство нынешнее, времен развращенной цивилизации доступных благ, и христианство времен гонений и притеснений. Вероятно, автор, даже представляя лишь свою, писательскую, точку зрения, затронул крайне важный аспект - чистота зарождающейся идеи. Род человеческий веками доказывал, что то, к чему приобщились массы, не может остаться незапятнанным. Как поэзия и музыка теряют свою чистоту и вдохновляющую силу в устах и под пальцами Нерона, так современные формы христианского волеизъявления зачастую уродливы и ужасны.

Пожалуй, это один из самых сильных по своему воздействию на меня как на читателя исторический роман. Градус моего восприятия менялся непрерывно. Я сменила массу чувств. От неги и умиления до гнева и щемящей безысходности. Я даже разрыдалась... Эта сцена с бездыханной Лигией на челе быка в амфитеатре... Потрясенный Виниций... Дрогнувший Петроний... Неистовый Урс... Это было очень сильно.

Несомненной кульминацией романа является пожар. Рим в огне. Гибнущие и умирающие под обломками и стопами бегущих. И все по изъявлению чьей-то извращенной воли. Воистину извращение - взирать на горе человеческое как на нечто само собой разумеющееся, как на необходимую потерю во имя чего-то более стоящего. Как это похоже на то, что происходит в мире сегодня.

Страшно. Страшно от того, как актуальная эта книга сегодня.

Куда идёшь, Господи?

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 5  /  4.5

Бывают книги, которые меняют тебя. Бывают книги, от которых бросает в дрожь и желудок сокращается в рвотных спазмах. А еще бывают книги, над которыми рыдаешь как ребенок, навзрыд и не можешь остановиться. И тебе ни капельки не стыдно. А чего стыдиться? Разве только с каких-то неведанных времен стало стыдно быть человеком сочувствующим, думающим и переживающим. Если вы ищите произведение, которое как минимум не забудется через неделю (а в некоторых случаях, согласитесь, это происходит и того раньше) после прочтения, то вам одна дорога - Quo vadis.
Сказать, что это прекраснейшая книга – значит ничегошеньки не сказать. Роман этот – редкое сочетание истории, любовной драмы, религиозного экстаза и неимоверного чувства долга.
Я не буду останавливаться на том, что и так все знают: историческая ценность, осведомленность автора о эпохе, очень живые персонажи… Все это можно найти в бесконечных статьях критиков еще времен СССР. Но одной сухой критикой невозможно описать тот экстаз, то блаженство, которое испытываешь, перелистывая одну за одной страницы.
Quo vadis первый раз прочитала еще в школе, классе в 9. И помню, что не спала ночами, читала с фонариком под одеялом, потому как папа запрещал читать: я же только этим и занималась, порой несколько суток не спала, лишь бы почитать. Тогда я еще не понимала всей глубины и красоты книги, но были и слезы, и искусанные в кровь губы, и расцарапанные от волнения ладони. А главное: была уверенность, что я только что узнала нечто такое, о чем до этого не подозревала, и моя жизнь изменилась, стала чуточку лучше, чуточку светлее.
Сейчас, спустя столько лет, брала книгу в руки со смешанным чувством. А вдруг «взрослые» заботы перевесят всю красоту и прелесть? Вдруг будет такое ненавистное разочарование? Но с первых строк поняла – нет, «эта музыка будет вечной». И опять все повторилось. Слезы, боль, гнев, обида, умиление…
Одно владение автора языком вызывает бурю восторга и эмоций. Самые банальные вещи, самые обыденные мысли Сенкевич превращает в разговор о вечном, о чистоте и правде. Любовь, которая во многих произведениях отличается унылым однообразием и пошлой ноткой, здесь предстает перед нами абсолютным самопожертвованием, отречением от себя, погружением в предмет своей страсти. Религия, к которой я питаю, мягко говоря, не очень теплые чувства, в книге превращается из пустословия, с помощью которого можно управлять толпой недалеких людей, в силу, способную сдвинуть с основания мир. И дело даже не в христианстве, и не в другом религиозном учении. Дело в вере. В непоколебимой, не терпящей двусмысленностей, безграничной, преданной вере. И не важно, во что верит каждый конкретный человек: в Христа, Аллаха, Сатану, деньги, свободу, секс… Сенкевич, на мой взгляд, очень точно подметил, что только верой можно изменить жизнь. Если ты не веришь, то все будет бесполезно. И мне кажется, что самая главная ниточка романа заключена именно в этом утверждении, и только ради этого и стоит прочитать книгу.
Словом, это одна из лучших книг, которую я когда либо читала. Независимо от вашей любви или нелюбви к истории и римской эпохе, к религии и любовныи переживаниям, Quo vadis нужно читать. Хотя бы потому, что хороших книг много, а гениальных – раз, два и… все :)

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 5  /  4.5

Каждой книге свое время и свое место, даже если это порой не так уж зависит от тебя самого.
"Камо грядеши" как-то упоминал наш учитель всемирной истории в десятом классе, мол, есть роман с тремя названиями, суть одно, но на разных языках. Если бы я принялась за книгу Сенкевича тогда, кто знает, как много (или мало) я бы из него вынесла.

Я нынешняя сразу отодвинула романтическую линию в "Камо грядеши" на второй план - конечно, история того, сколько несчастий может повлечь одно лишь желание обладать, задевает, но все же это не настолько моё, чтобы смотреть только лишь на историю любви и ее возрождения и осознания. Первый план я уступила вопросам веры (об это ниже) и Риму. Риму, городу грешников и забытых праведников, осужденному на гибель, дабы иметь возможность воскреснуть. Описание той эпохи, того народа смело делит первое место с темой веры, христианства и того, как сильные мира сего умеют кровью и ужасом уничтожить то, что уничтожению не подлежало. Меня всегда поражало, как по какой-то малой прихоти человека, власть имеющего, его слуги готовы разрушать города, вырезать народы и льстить до упаду, лишь бы их сумасшедший правитель улыбнулся и добавил еще одну кровавую каплю в чашу своего эгоизма и самомнения. И Петр, чуть ли не со слезами на глазах вопрошающий Господа о том, почему он решил основать свою столицу именно в этом проклятом городе.

А толпа... этот самый великий в мире предатель и лицедей, который то боится говорить правду и лебезит, а то от одного выкрика показывает свой оскал и кусает за ноги. Что управляет этим безумием толпы, где те рычаги, которые есть суть ее анархии и ненормального азарта получить, убить, увидеть, растерзать? Откуда это животное и бессознательное стадное чувство, где человек теряет себя как человека, но не понимает этого, а все больше жаждет расправы над людьми и требует, чтобы на арену выпустили львов? Сенкевич не щадит своего читателя, и если первая часть романа - это история любви, веры и осознания веры с примесью нравов той эпохи, то после того, как сгорит Рим, откроются врата ужаса и безумия, начнутся гонения христиан, а читателю ничего не останется, кроме как затаить дыхание и верить-ждать, что когда-то эта расправа должна закончиться.

Как я уже говорила выше, вопрос веры - языческой и особенно христианской - занимает в романе одно из центральных мест. И тема эта рождает по мере прочтения много вопросов: каково это - общаться тет-а-тет с апостолом Петром? Какой сильной должна быть вера, чтобы ради нее простить самого жестокого своего врага? Смогла бы когда-нибудь я так верить, чтобы перебороть самую страшную боль и кошмары? При моем страхе смерти все эти вопросы повисают в воздухе и не дают думать о чем-то другом. И среди ужасов гонения христиан, среди крови арены и болезни тюрем - эпизод возвращения Петра в Рим. Ибо увидел о учителя своего, и спросил у него Петр: "Quo vadis, Domine?" И, получив ответ на свой вопрос, идет обратно, чтобы в ужасный час не бросить своих оставшихся в живых пасынков.

Истовой вере первых христиан, которые если и сомневаются, то тут же заново обретают веру, ибо рядом наставники, противопоставлена чуть ли не продажная вера римлян в своих богов - не ради веры, а лишь бы умаслить, замолвить пару слов за свои грешки, которые сами боги не так уж и порицают. Недаром тут и там бегает мысль, что слишком мстителен новый бог Христос, что если пойдешь против него, то случится с тобой беда. А старые боги - считай словами того же Петрония - в них верит разве что блаженный, а нормальным людям истово верить не есть прилично. Жизнь после смерти - все это не более чем грезы, жить надо сейчас и здесь, пить, вкушать явства, обладать женщинами, воевать - а новая вера какая-то странная и неправильная - и для Петрония (который как персонаж прекрасен и личность из него толковая), и для всей остальной римской когорты, из которой вырывается Марк Виниций, полюбивший дочь царя иного народа.

"Камо грядеши" - роман-зеркало, где не только история, но и противопоставление людей разной веры, разного положения, мысли и восприятия этого мира и этой жизни. Петроний и поздний Марк Виниций, апостол Петр и Нерон, Лигия и жена императора, противостояние и смирение, смерть и надежда на возрождение, вера и проклятье, война и спокойствие мира, прощение и ярость, сумасшествие и разум. Здесь бездна всего в едином круговороте событий, каждый читатель найдет в "Камо грядеши" что-то свое. Отельное спасибо за письма Петрония, самое то, чтобы прочувствовать мир персонажа-тени, который здесь и там, умеет найти подход ко всем и к никому. А Рим...что ж, проклятый город Нерона сумел восстать из пепла.

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 3  /  4.5

Роман Генрика Сенкевича "Камо Грядеши" охватывает несколько лет жизни Рима в период правления императора Нерона, и в основном посвящен теме становления христианства в «вечном городе». В основе сюжета лежит вымышленная история любовных отношений между римским патрицием Марком Виницием и молодой христианкой Лигией. Встретив красавицу Лигию в доме своих друзей, Марк воспылал к ней страстной любовью, растеряв при этом остатки своего весьма недалекого разума. Привыкший брать от жизни все, что хочет, Марк неожиданно сталкивается с сопротивлением со стороны целомудренной Лигии. Недоступность христианки сводит его с ума, толкая на самые отчаянные поступки. Но, в итоге, для того, чтобы завоевать доверие и любовь девушки, молодому человеку невольно приходится проникнуться учением Христа, а позднее и самому стать христианином.

Историческим фоном для кульминационных событий сюжетной линии служит знаменитый пожар Рима в 64 году и последующие преследования христиан, обвиненных в поджоге города. Сенкевич придерживается версии поджога Рима самим императором Нероном. Этот факт, кстати, ставится под сомнение большинством современных историков. Вообще, автор явно грешит предвзятым отношением к отражению исторической составляющей книги. В романе слишком много мнения и взглядов самого Сенкевича, и слишком мало объективного обзора на происходящие события. Практически отсутствуют полутона, черное – строго черное, а белое - строго белое. Император и его свита сплошь нравственные и моральные уроды, христиане же все святые страстотерпимцы и образцы благочестия, настоящие «воины духа», которые стойко переносят все испытания, выпавшие на их долю.

Основным лейтмотивом романа я вижу противопоставление, отжившего свой век периода античности с естественными упадком язычества и пришедшего ему на смену христианства. Все, что было хорошего в античности, а именно, умение видеть и любить красоту мира, отражая свои наблюдения и любовь через произведения искусства, воплощено в противоречивом персонаже Петрония, с ним же все это и умирает. Весь мрак, бессмысленность праздного бытия и катастрофическое падение нравов в период античности заключаются в Нероне, и также все это позднее погибает вместе с императором. Но святое место пусто не бывает. Система взглядов на мир, присущая античности, на тот момент исчерпала себя, на смену выдвинулась новая система – христианство. И хотя христианство станет официальной религией Рима лишь через 250 лет после описываемых в книге событий, фундамент для этого был заложен именно тогда, когда Нерон устраивал массовые казни христиан, обвиняя их в поджоге Рима.

Эх, знали бы апостолы Пётр и Павел, присутствующие в книге в качестве героев, во что христианская церковь исказит учение Христа. Что через тысячу лет христианство перестанет быть религией любви и добродетели, и будет повсеместно насаждаться огнем и мечом крестовых походов. Что христиане сожгут язычников и своих же собственных братьев и сестер на кострах аутодафе в период инквизиции многократно больше, чем это сделал Нерон. Такая вот ирония исторического процесса. Как показал практический опыт, принятие христианства взамен языческого мировоззрения Древнего Мира оказалось лишь сменой формы сосуда. Наполнение осталось тем же. У кого в душах была пустота или гниль, у тех все осталось на своих местах. Человеческая цивилизация стремительно развивается, исторические эпохи сменяются одна за другой, а духовно человек не намного спрогрессировал за прошедшие тысячи лет.

Не слишком обильный на исторические события, роман у Сенкевича получился сильно затянутым. Воистину, чтобы одолеть "Камо грядеши", надо обладать не малым запасом таких христианских добродетелей, как терпение и смирение. За редким исключением, жанр исторического романа нельзя назвать захватывающим. Нет в нем ни напряженности триллера, ни интриги детектива. Но и меньше всего ожидаешь встретить в историческом романе патоку любовного дамского романа. А в этой книге столько патоки, что сводит скулы, а временами, как и от любой передозировки сладким, подкатывает тошнота. Я ничего не имею против любви. Бывает, что любовь случается с людьми. Бывает, что любовь случается в суровые и тяжелые времена. Есть даже немало хороших книг на эту тему. Но здесь... Бесчисленные ахи-вздохи: «О, Лигия!» и «О, Марк!», терзания и экзальтация чувств, как в дешевом женском романе из серии "Искушение" издательства "Harlequin". Даже не верится, что сцены любовных излияний писал мужик в возрасте 50 лет.

В итоге, испытываю некоторое разочарование. Дилогия Роберта Грейвза об императоре Клавдии, посвященная истории Рима, и не так давно прочитанная мной, смотрится на порядок сильнее произведения лауреата Нобелевской премии. Честно говоря, ожидал от «Камо грядеши» гораздо большего, чем получил. Но, похоже, уже и в начале 20 века Нобелевку по литературе авторам раздавали не за таланты, а за политически правильные и выверенные позиции. В данном случае, не иначе, Папа Римский подсуетился в пользу Генрика Сенкевича за отражение им в романе христиан в максимально благоприятном свете.

Рецензия на книгу Quo vadis
Оценка: 5  /  4.5

Стыд и позор мои белым тапочкам, но несмотря на пятилетку, проведенную в стенах истфака, дожив до своих... эээ... 18 лет я так до сих пор и не прочла ни одной книги Сенкевича. Великолепная польская экранизация "Огнем и мечом" засмотрена до дыр (и на русском, и на польском), по творческому пути Богдана Хмельницкого я там вообще курсак в свое время писала. А про Сенкевича только слышала. Рассказывали много хорошего, хвалили... Но объять необъятное невозможно, поэтому пан Сенкевич не один год пылился в моем ридере. И если бы не флешмоб и замечательный совет замечательной Roni , то покрываться ему толстым слоем пыли не один год. Но, наконец, свершилось.

Во-первых, я получила несказанное удовольствие от авторского языка. Обычно книги на русском я читаю быстро, а следовательно бегло. Удовольствие, конечно, получаю, но не такое. "Камо грядеши" я взялась читать на польском, а поскольку язык у Сенкевича очень красивый и насыщенный, то читалось не быстро. И это было книге только в плюс.

Во-вторых, всяческих похвал заслуживает сам сюжет. Я в принципе знала, что история разворачивается во времена сумасшедшего Нерона, пожара в Риме и что история, собственно, о любви. Казалось бы достаточно. На деле так и оказалось, вот только благодаря тому, что книга читалась без малого месяц, Рим настолько поглотил меня, что я порой удивлялась, выходя из автобуса, где же толпы людей, спешащих в амфитеатры, чтобы увидеть кровавое зрелище? Где толпы христиан, идущих в последний путь? Куда испарились дворцы римской знати и сами патриции?

Обычно в любом романе я подсознательно выбираю для себя сюжетную линию, на которой сосредотачиваюсь. Это примерно так же, как девочки в школе читают "Войну и мир": батальные сцены по диагонали, а про любовь - вдумчиво и с замиранием сердца. Читая "Камо грядеши", я разрывалась между Римом, христианством и любовью. Рим - столица всего цивилизованного мира, город, ежедневно требующий хлеба и зрелищ, погрязший в разгуле и разврате, захлебнувшийся своими пороками и едва не погибший, неконтролируемая толпа, управляемая сумасшедшим императором и его приспешниками... Новорожденная вера, которая еще не успела покорить весь мир, но осторожными маленькими шажками укрепляется среди тех, кто умудрился сохранить чистое сердце в эпицентре роскоши и порока. При чем я бы даже не сосредотачивалась на христианстве - для меня было главным отнюдь не оно, а, скорее, то чистое чувство, та вера, которая может перевернуть мир с ног на голову... И любовь, которая начинается с безумного желания обладать, приносящего несчастья и горе, а заканчивается трогательной историей, которая заставляет звезду Ромео и Джульетты померкнуть на ее фоне.

Хотя я и дочитала "Камо грядеши" два месяца назад, стоило взяться за отзыв, как вся боль, весь надрыв романа снова нависли надо мной. Именно такой для меня и должна быть Книга с большой буквы. Must read.

128/300

ФМ-2014: 09/15

Рецензия на книгу Камо грядеши
Оценка: 5  /  4.5

Император Нерон вошел в историю далеко не самым симпатичным образом. Он не остался в памяти потомков как мудрый правитель, но это, пожалуй, его бы не удивило. Куда более существенный удар по самолюбию амбициозного и самолюбивого императора обязательно нанес бы тот факт, что и как великого артиста его тоже никто не вспоминает. Нерон мнил себя служителем муз. Он сочинял стихи и поэмы, и не упускал случая представить их на суд широкой общественности. Публика же, само собой, неизменно оставалась в восторге, ибо любая критика могла стоить критикующему жизни.
Разумеется, Нерон был всего лишь одним из тысяч правителей-самодуров в мировой истории и запомнился не этим. Его имя дошло до нас, овеянное куда более скандальной славой. Пожалуй, каждый вспомнит о римском императоре как минимум два факта, прославивших его на века: он сжег Рим и преследовал христиан. Именно на основе этих событий и построен роман Генриха Сенкевича "Камо грядеши".

Действие романа разворачивается в последние годы жизни Нерона. Этот молодой еще человек предстает перед нами кровожадным, глупым, зависимым от чужого мнения безумцем. Под влиянием собственных психических расстройств, неустанно подпитываемых лестью окружающих, он чувствует безнаказанность и мнит себя богом. Будучи уверен, что с рук ему сойдет любая мерзость, Нерон все глубже топит Рим в разврате. А потом и вовсе отдает приказ поджечь Вечный город, для развлечения и пущего вдохновения. И в этот момент ворота истории распахиваются для императора. В самом ли деле Рим сгорел по приказу Нерона, или это была роковая случайность, мы уже не узнаем. Так или иначе, нужен был козел отпущения, и его нашли довольно быстро.

Молодой солдат Марк Виниций вернулся в столицу после долгого отсутствия и сразу влюбился. Если бы он знал, к каким последствиям приведет его эта юношеская неосторожность, возможно, он бы сначала хорошенько подумал. Но он ничего не знал, а потому с первого взгляда и на всю жизнь оказался покорен красавицей Лигией. И все дальнейшие события книги развиваются на фоне этой безумной любви.
Нравы в те времена были вполне свободные. Разводы и повторные браки никого не удивляли, и заполучить понравившуюся женщину мужчина мог без особых усилий. Каково же оказалось удивление Виниция, когда стало ясно, что с прекрасной варварской царевной все эти древнеримские штучки не пройдут. Не будет ни обворожительных заигрываний, ни сладких поцелуев, ни манящих возлежаний бок о бок на императорском пиру. Ему попалась девушка строгих правил и совсем иного воспитания. Лигия оказалась христианкой.
И здесь мы переходим к сути. Потому что роман этот не только о Нероне, и, уж конечно, не только о любви. Сердца требуют мести, а месть требует жертв. И когда жители Рима потребовали возмездия, они получили ответ: "Виноваты христиане".

Апостол Петр был уже немолод, когда очутился в Риме, где царствовал Нерон. Этот старец, лично знавший Христа, говоривший о любви и всепрощении, несущий удивительные, незнакомые доселе истины, уверенно обращал в свою веру новых людей. Христианская община Рима росла, привлекая все больше внимания и вызывая у окружающих все больше раздражения.
Обыватели были бы рады найти любого виновного, но гибель непонятных и пугающих христиан, которые, если верить слухам, убивают младенцев и отравляют воду в колодцах, должна была доставить им ни с чем не сравнимое удовольствие.
Толпа хотела хлеба и зрелищ, она жаждала крови, и Нерон залил кровью весь Рим.
К религии вообще, и к христианству в частности, можно относиться как угодно, но описание пыток, которым были подвергнуты первые христиане, то мужество и отчаянная вера, с которыми они шли на смерть, поистине впечатляют. Напряжение растет, и уже не знают границ зверства императора, его приближенных, и толпы, наблюдающей за гибелью сотен людей. Сенкевич создает картину ада на земле, и читать некоторые фрагменты книги невероятно сложно, а местами и просто отвратительно.

Генрик Сенкевич написал очень непростой, но восхитительный роман. В нем - замечательный культурный и социальный срез древнеримского общества. В нем - персонажи, приятные и ужасные, и их поступки, часто непредсказуемые, и любовь, и религия, и интриги. И отдельные человеческие трагедии, и трагедия целого государства. И Рим, который, несмотря ни на что, все же, стал столицей христианства.
Увлекательно, душераздирающе, прекрасно и гениально.

Рецензия на книгу Камо грядеши. Ганя. В прериях
Оценка: 4  /  4.5

Куда ты идешь, Господи? Зачем не остановишься, зачем не крикнешь от отчаяния? Откуда столько сил и любви в тебе, Господи? Я вчера всю ночь гуляла, и мне было больно, больно от красоты. Ибо очень сложно было всю её вытерпеть, принять, впустить. Человек не создан таким, чтоб вместить в себя всю красоту и не сойти с ума, не ослепнуть, не умереть от разрыва сердца. Так и в меня не вмещалось столько: крутило, мутило, сдавливало и терзало со всех сторон, только усталость и спасла меня от слёз – ранним тихим утром, во всей его безбрежной спокойности и иллюзии нескончаемости, во всем изящно-динамичном сплетении деревьев, опоясывающих жизнью центр земли, в невыразимой понятливости крика птиц, щебечущих к пробуждению души свежей нежностью утра и осознанию того, насколько счастлив может быть человек от простого и ясного взгляда на тайное великолепие всего вокруг. До этого сидела у реки, и не было мне ничего роднее всех этих стихийных вод, неторопливости барж, скуляще-жалобного крика чаек и одиночества запертого на острове звонаря. Потом великолепие стоячего утра было истрогано сонной прогулкой. Все встреченные статуи великого города на Неве пронзительно вглядывались в меня, а я не могла подобрать слов, чтоб как человек человеку донести моим друзьям блаженство, охватившее и одурманившее меня. И вот мы с ними молча слонялись всю ночь, и я жадно мечтала, чтоб это закончилось, но осталось внутри прекрасным волшебным целительным сном, за который можно держаться в самые тяжкие и горькие минуты жизни, помня, как счастье рвет внутри всю боль, всю мелочность, преодолевает старение, и из неестественной нечеловечности делает меня существом сопричастным к маленькому подаренному всем чуду просто быть и видеть, прикладывать руку сердца к неизведанной ежесекундной гармоничности окружающего.

И куда ты идешь, Господи, и как терпишь всю это красоту вот уже вечность??.. не говорю уж о том, как терпишь ты всё остальное?..

На моем пути мне встречалось много отчаянных пессимистов, и я наблюдала, как они мастерски рушат всё вокрг себя, иногда даже не подозревая, как они чудовищно круты в своей тотальной деструктивности. Я много читала о таких людях, слушала рассказы друзей о них, смотрела фильмы, представляла их жизнь. И вот в очередной раз. Майская книга Сенкевича – о тотальном внутреннем непонимании красоты и блага любви, непонимании чудесной и необъяснимой магии жизни.
Император, народ, вся империя, весь мир словно бы рухнул под своей слепотой и, разбежавшись, вдребезги скатился с ума в какие-то непроглядные обрывы безумия. Трудно быть богом. Да. Трудно быть Богом именно человеку. Сам Бог-то идет и идёт себе по своему божественному пути, непонятному человеку, невиданному человеку. Человек только и может иногда оборачиваясь видеть лишь тень деяний и замыслов господних. И кто бы он ни был, наш Бог – сама жизнь, тайная сила, мистическая сущность, универсальный закон природы, внутренней богатство человека, выведенное наружу в символический образ кого-то, кто устраивает всё извне, или же кем-то еще – он настолько прекрасен и настолько необходим, что тут и закончится это моё предложение, так как я не смогу это описать.

А эти книжные римляне, этот обумажненный Нерон , вся эта горсть заплутавших в дебрях дерьма гордецов – это хороший пример непонимания, хороший, горький больной пример отступничества от света, простого и ясного, не дающего человеку стать слабым и по своему сойти с трона здорового сознания – ибо поправ всю красоту и благодать мира – невозможно против обескрасивленного мира выстоять. Загнешься, словно проломленный заразой. И если катясь в тартарары мира, не успеешь за свет зацепиться – горе тебе, горе! как не единожды повторялось в книге. Нельзя отвергать высшее, сильное, честное - оно ведь всё равно доберется, неспешной дрожью жуткой подкрадется и укусит за бочек, словно серенький кардинал медленной мучительной смерти. Только Хилон в книге и смог спастись, только один из всех извергов и отвергателей. Заплатив всё, заплатив самого себя за самого себя. Не то чтобы прагматически выгодный обмен, но единственный сохраняющий и единственный достойный. Платить честно по счету. Познать мучения своего врага на своей шкуре. Познать так этого врага, как родного брата, с тем, чтоб вражда перестала быть - и воцарилась любовь - единственная не надоедающая Богу константа-кит, опрокинувшая на свой нежные плечи всю громадину мироздания.

Вся околонероновая шайка – все они придумали искусственый персональные раи, заперлись в них, дышали ядами обмана, называли себя богами искусств, силы, воли, власти, а по сути были бедны и ничтожны. Жалко мне императора. Наверно я бесспорно Бог, не иначе. Ибо как по-другому объяснить сострадание к такой идиотской жестокости.) Вот человек убил, вот человек разрушил, вот человек загубил, вот человек сжег, вот отверг, вот предал, вот отомстил, вот оно, вот оно, вот оно – злодеяние, злодеяние, злодеяние. Уж не знаю, может и правда Антихрист постоянно навещает нашу землю, как может. В виде грозного императора, в виде диктатора, в виде извращенного учителя, парня с ягуаром, пнувшего собаку, в виде идиотки-мамаши, хер поклавшей на ребенка, и т.д. и т.д. и т.д. в виде кого угодно, кто забывается. И да, конечно, есть причины. У всех этих грёбанных людей есть причины. И, может, и в этом всем есть гармония, и их по благости там свыше примут и простят непременно. Но мне бы очень хотелось попробовать утопических миров любви, вечно ценной и вечно сильной.
В книге, утрированно и с некоторым изящным и приятным пафосом такими описаны первые христиане, с их просто божественной силой милосердия и мягкости. Быть сжигаемым заживо и прощать виновника твоей смерти– это уже на грани сверхтонкой фантастики . Это уже как памятник потенциальному духовному пьедесталу человечности. В книге вообще так много невыносимо наотмашь бьющих моментов, что я очень благодарна судьбе, что когда-то давно видела фильм, пережила его, и читая, уже не воспринимала сюжет, как новый и неизведанный мир удивительных и горьких происшествий.

Но всё же о чуде. Сколько ж его в мире? Сколько его можно выдумать? А ведь в реальности еще больше. Чудо люби, чудо красоты, чудо преображения, чудо очищения, чудо открытия великого и сильного, чудо неодиночества, чудо радости, чудо понимания и т.д. И все это есть в этой книге. Стройная неспешная драматическая история скитания первых людей нового времени гуманизма в черном затхлом мире лжеправителей и лжеценителей того, чем правят, блуждания в мраке тотального невидения другого человека, как живого человека.

Куда ты идешь, Господи?.. надеюсь в сторону от всего этого. Очень надеюсь, что мы движемся, может быть, и к концу, но счастливому, сильному, нежному, глубокому. Без мелочности кровопролитий бессмысленных, ничтожных, но тотальных. Без боли, придуманной сугубо человеком для защиты друг от друга как зверь от зверя, только лишь с болью гармонично-природной. С такой болью, с какой жил Петроний, не способный быть понятым пророком в своем избранном отечестве. Петроний - один из редких приятно-интересных персонажей книги, кто не статичен, не скуп на душевность, не ординарен духовным ремесленничеством, а одухотворен творчествованием. Петроний - прелестный ленивый ангел старого мира, последний истинный любимец всех римских богов, последний понимающий истинную суть красоты внешних форм и проявлений. Милый мужественный Петроний, так и не предавший себя.

Не знаю, что там хотел своим романом хороший человек Сенкевич, но я рада, что я еще раз услышала именно то, что я услышала. И что еще раз дала себе отчет в том, какой неистовой энергией обладает любовь и открытость к перерождению, открытость каждое мгновение становиться большим, чем ты есть – тянуться за светлой тенью Бога по волшебным тропам мира во всех его точках и моментах.

Рада, что Сенкевич прославился как чудо-мастер гуманизма и радетель человечности в человеке. Все он сделал хорошо – дотошно-исторически, поэтично, философично, сбалансировано – показав через жизнь прежнюю жизнь нынешнюю – и еще раз напомнив, что история учит нас развитию и потенциальному будущему, а не зацикливанию на прошедшем, и в этом главная сладость исторически-философских романов, в этом главная сладость мыслящих и старательных писателей, умеющих выражать красивым языком красивые и ярко-образные картины характеров, быта, событий и интерпретаций.

Не могу сказать, что понравилось до одурения, ибо давно и глубоко пережит фильм, а Сенкевичу просто все моё глубокое почтение, и, если бы ему было надо, - даже коленопреклонение, так как не то что замахнулся на какого-нибудь Уильяма чьего-то Шекспира, а замахнулся на Бога, и, замахнувшись, прикрылся рукой от слепящего божьего света, я уверена, но всё же пронзительно-упорно глядя глаза в глаза, вдруг понял и принял, куда же ты идешь, Господи, знающий все переливы тьмы, и почему ты всё это терпишь, и во имя чего тебе бы следовало неистово подражать.

картинка nedkashtanka

Рецензия на книгу Quo vadis
Оценка: 5  /  4.5
"Quo Vadis, Domine?" (c)

Место действия: Римская Империя
Время действия: 64-68 г.н.э.
Сюжет: На фоне последних лет правления Нерона, отличающихся особенно безумными и кровавыми выходками цезаря, приведшими к жестокому истреблению первых христиан на аренах и уничтожению Рима в огне, разворачивается трагическая любовь христианки Лигии и военного трибуна Виниция Марка.

(В отзыве присутствуют СПОЙЛЕРЫ.)
Впечатления: Начиная читать "Quo vadis", я и не сомневалась, что этот исторический роман мне понравится, но вот уж никак не ожидала, что он окажется настолько серьезным философским произведением, поднимающим настолько важные религиозные, моральные и этические проблемы тогдашнего, да и по сути, нашего нынешнего общества тоже. Признаться после его прочтения, я на пару дней была выбита из колеи и долго не могла в своих мыслях сложить хоть немного связный отзыв на книгу.

Структурно роман "Камо грядеши" автор поделил на три части. Я когда его читала, неосознанно сделала точно также и только потом заметила это деление:) Итак...
Часть 1. Любовная.

"...Не двор цезаря, а война и любовь - вот ради чего стоит родиться и жить."

картинка KatrinBelous
Здесь у нас главы, посвященные вспыхнувшим робким чувствам прекрасной Лигии к трибуну Виницию Марку, и страсти последнего к принцессе-заложнице Римской империи. Изначально мне понравился этот приятный молодой воин, умеющий любить искренне и горячо. И только я начала его мысленно расхваливать как ударил ему в голову разврат, и мне пришлось в трибуне спешно разочароваться. Его недопустимое и оскорбительное поведение по отношению к возлюбленной, которую он казалось спутал с одной из развратных римских вдовушек, на пиру Нерона вызвало у меня отвращение, а у самой Лигии ужас (эх, а ведь терпением и нежностью он смог бы добиться взаимной любви намного быстрее! и чего мужики вечно торопятся?). Дальше было еще хуже: убийство старого верного раба в припадке ярости, преследование сбежавшей от него куда подальше девушки, истязание опять же невинных рабов... Виниций в первой части устойчиво вызывал у меня чувство гадливости, которое так часто посещало эстета Петрония. Вот Петроний, персонаж который заинтересовал меня сразу же и которого я не уставала изучать до самого конца романа. Хотя тут стоит заметить, что общих восторгов насчет Петрония я не разделяю, его лень, не желание действовать, изменить жизнь свою и граждан к лучшему (ведь была у него такая возможность!), не поддается моему пониманию.

Эта часть не сильно меня заинтересовала, наверное, потому что я просто не ожидала в серьезном историческом романе, что с самого начала на меня свалится история о любви, любовных муках и страданиях, я-то ждала пыток, убийств, отравлений, инцестов наконец, а тут одна любовь:) Но я мужественно продиралась через поток сознания Виниция, охваченного любовной лихорадкой в течение нескольких дней, а дальше...дальше от книги уже меня было не оторвать:)

Часть 2. Религиозная.

"И я увидел Его, как видели все, и был Он светом и радостью сердец наших, ибо уверовали мы, что воистину воскрес Господь и что моря высохнут, горы обратятся в прах, а слава Его не минет."

картинка KatrinBelous
Эта часть оказалась для меня самой интересной. Автор настолько (как бы правильно подобрать слово) трогательно что ли повествует о главных принципах христианской веры, такие правильные и проникновенные слова вкладывает в уста апостола Петра и Павла, что даже я прочувствовала на себе силу их убеждения через книжные страницы, что уж уговорить тогда о казалось бы закоренелом грешнике трибуне Марке. Хотя был ли он таким уж грешником? Просто он не знал другой жизни, не знал, что устройство мира может быть совершенно иным. И тут я даже прониклась к Виницию сочувствием и в итоге уважением. Признаться я была поражена как истинная вера и доброта этих людей, в окружение которых попал развратный и самолюбивый трибун, еще недавно хотевший притащить Лигию насильно за волосы в спальню, изменила его. Теперь он даже боялся прикоснуться к любимой, считал ее своим самым большим сокровищем, готов был бороться за нее и отдать свою жизнь! Да и образ жизни он поменял, увидел наконец в своих домашних рабах таких же людей как он сам, понял, что добротой и любовью может добиться от них намного больше, чем держа в постоянном страхе перед своим гневом ибо

"Любовь - более крепкий обруч, чем насилие."

Тут же автор прекрасно показал разницу между истинно верующим человеком и религиозным фанатиком. Сцена, когда Лигия призналась в своей любви сначала Криспу, а потом Петру была как по мне очень знаковой. Крисп не нес свет христианам, он их подавлял, осуждал, призывал покаяться и призывал кары на их голову, забывая что Господь был милостивым и всем прощал. Крисп осудил ее любовь и поверг в отчаяние, и кто знает как бы она поступила после его отповеди, если бы не Петр, который утешил ее и подарил надежду на счастливое будущее с возлюбленным. После этой главы я прониклась огромным уважением к старому апостолу.

Часть 3. Историческая.
картинка KatrinBelous
Наиболее тяжелая морально и жестокая часть произведения, проникнутая безумием сошедшего уже полностью с катушек императора Нерона. Гибель массы римских граждан, уничтожение целого города, по сути центра тогдашнего мира, на потеху цезарю, который никогда не видел пожара и возомнил себя вторым царем Приамом. Далее еще хуже: заставить отвечать за свои преступления других, совершенно безвинных людей... "Этого убью и этого убью, а тебя за компанию убью". Такой человек достоин лишь презрения и отвращения, также как и все его окружение.

Главы третьей части порадовали меня и Петронием, который немного вышел из своей спячки и начал борьбу за жизнь и счастье своего любимого племянника, при этом совершенно не заботясь о своей собственной жизни.

"- Я очень волновался за тебя. Я думал, что ты был пьян и погубил себя окончательно. Помни, что ты играешь со смертью.
- Это моя арена, - небрежно бросил Петроний, - и мне приятно сознавать, что на ней я - один из лучших гладиаторов."

Не смотря на то что как язычником родился, так язычником и остался на всю жизнь, Петроний мне очень симпатизировал. То что он не примет христианство, хотя и не будет ему противостоять, было сразу мне ясно ибо такова его натура. Жить ради жизни, наслаждаться прекрасными предметами искусства, поэзией, музыкой, а иногда развлекать себя рисковой игрой с цезарем, который когда пожелает и кому пожелает может отправить смертный приговор - такова была его игра в жизнь, сыгранная более чем достойно.

"- Неужели ты думаешь, господин, что я покину тебя? Если бы боги захотели дать мне бессмертие, а цезарь - власть над миром, я все-таки пошла бы за тобой."

Как по мне прекрасный конец жизни: умереть по собственному желанию в объятиях возлюбленной, наслаждаясь музыкой и изысканным обществом, дав прощальный щелчок по носу цезаря. Так вместе с Петронием и Евникой погибли поэзия и красота, то что было еще прекрасного в мире Нерона.

"Если душа нечто большее, чем думает Пиррон, то моя прилетит к вам по дороге на край океана и сядет у вашего дома в виде мотылька или, по верованию египтян, ястреба. Иначе я прибыть не могу."

Финал истории. На протяжении всего романа я совсем не прониклась любовной линией между Лигией и Виницием. Мне было интереснее наблюдать как меняется мировоззрение последнего. Но в финальной части мне пришлось очень за них попереживать. Я отдавала себе отчет, что автор вполне способен убить главных героев, но после всех испытаний выпавших на их долю, мне очень хотелось верить в счастливый конец. Слава Богу, так и вышло! Но при этом очень жаль было Петрония с Евникой, хотя такой конец для них я предугадала практически с самого начала. В их истории просто не могло быть иного конца. Но их история любви была так красива! Я очень прониклась этой парой и мне очень понравилась Евника!

"Я хотел дать ей свободу, и знаешь, что она мне ответила? "Я предпочла бы быть твоей рабой, чем женой цезаря." И не согласилась."

Пару слов о моментах, которые наиболее меня растрогали.
1. В последней части был великолепный момент, когда трусливый император, налюбовавшись пожаром, сбежал от разбушевавшейся толпы, послав ее успокаивать Петрония. Ох, я восхищалась выдержкой этого эпикурейца: без оружия, без охраны, лишь с одной тросточкой, со скучающим выражением лица, направить коня в самую гущу жаждущих расправы людей...
2.

"Народ блаженствовал, упивался смертью, вдыхал ее, насыщал глаза ее видом и с упоением следил за борьбой."

Сцены на арене все были сильными. Я и представить себе не могу насколько нужно иметь сильную веру, чтобы идти в пасть льву или на меч гладиатора, не дрогнув и не попытавшись даже спасти собственную жизнь. Ведь инстинкт самосохранения силен в каждом человеке. Христиане же даже не защищались, просто становились на колени и молились, ждя когда их растерзают дикие звери под вопли безумной толпы. Некоторые сказали бы что это трусость, слабость, я же считаю, что это нечеловеческая храбрость и сила. Вот вы бы смогли глядеть в пасть льву и даже не сделать попытки убежать? Я лично на свой счет очень сомневаюсь.
3. Сцена казни Криспа на кресте. Признаться мне не нравился этот персонаж на протяжении всего романа, но последнее его появление на страницах мне запомнилось. Он единственный осмелился в глаза цезаря обвинить его в убийстве своей семьи и предсказать ему скорую смерть.
4.

"- Что я должен сделать перед смертью?
- Верь и свидетельствуй истину!"

Также не нравился мне и Хилон, я сразу же распознала в нем предателя. Натура у него такая была. Тем неожиданне для меня стало его раскаяние в совершенных преступлениях, а затем и крещение. Хоть и прожил он жизнь предателем, но умер он достойно. Всю жизнь боявшийся побоев жалкий старик-грек, добровольно пошел на пытки и смерть. Меня это поразило. Признаться именно его казнь на кресте вызвала у меня слезы.
5.

"- Куда идешь, Господи?..
- Ты хочешь покинуть народ мой, поэтому иду в Рим, чтобы распяли меня там во второй раз!"

Очень сильный момент, момент искупения, подлинной веры, жертвенности, торжества добра и любви над злом. Мне сложно подобрать более менее осмысленный слова к этому эпизоду встречи апостола Петра с его великим Учителем на выходе из Рима. Эту главу просто нужно прочитать и осознать, описать же испытанные мною эмоции я не в силах.

"- Куда идешь, господин...
- В Рим, - тихо ответил апостол."

Пару слов о пытках. На разных ресурсах мне встречались мнения читателей, что книга "Камо грядеши" излишне кровава, что в ней слишком много описаний пыток и истязаний христиан. Я бы так не сказала, мне их наоборот показалось мало. Не потому что я кровожадная, просто главы на арене наиболее важны для передачи атмосферы и исторических реалий романа, а также они прекрасно показывают стойкость и истинную веру христиан в своего Бога. К тому же как по мне Сенкевич при описании пыток очень щадил читателя. Я вот до него успела ознакомиться с "Житиями святых" и после них уже ничего не страшно. Так вот там такие пытки описываются, что Рамси Болтон о таком только мечтает и восхищенно вздыхает:) А если серьезно, то перед выходом на арену многие узники и будущие мученики подвергались страшным истязаниям: им ломали конечности, выкалывали глаза, снимали кожу, не кормили и не давали пить. Поэтому собственно Нерон и придумал кресты, многие из арестованных были уже не в состоянии выйти, а тем более защищать свою жизнь на арене на потеху публике. Кстати, знаковая сцена с Лигией на спине быка тоже не самое страшное. Как по мне пытка, когда человека садили в железную клетку и затем ее буцали по арене острыми рогами и копытами разъяренные быки как-то по-страшнее будет. В общем, хотите читать "Камо грядеши" со спартанским спокойствием - почитайте сначала религиозную литературу!

Итого: Добротный историко-философский роман, который интересно, полезно и познавательно было прочесть. Этот роман в некотором смысле кардинально поменял мои воззрения на некоторые вещи. Например, я упрямо романтизировала до сих пор образ императора Нерона, не хотела верить, что то плохое, что о нем говорят, непреложная истина и он был на самом деле безумец и жалкий актеришка. Но, черт возьми, Сенкевич меня переубедил.

"- ...Прости, божественный император, в Риме пожар! Большая часть города в огне!
- Боги!..Я увижу пылающий город и кончу свою "Трою"! Выехав немедленно, успею ли я увидеть пожар?"

Вот некоторые говорят, что ни за что не хотели бы оказаться в Вестеросе, а вот я теперь с удовольствием там оказалась бы, только бы не попасть в имперский Рим:) Это я к чему, произведение которое заставляет задуматься и переосмыслить собственные воззрения, расстрогаться и где-то даже очень сильно расстроиться, чуть ли не до слез, определенно заслуживает самой высшей оценки и обязательного перечитывания со временем. И да, теперь я собираюсь плотно взяться за другие книги Генрика Сенкевича.

"Так ушел в прошлое Нерон - как минуют вихрь, буря, пожар, война или моровая язва, а базилика Петра до сих пор с ватиканских высот царит над миром и городом."

картинка KatrinBelous
Флешмоб 2016

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

263 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов