Рецензии читателей

30 марта 2012 г., 08:35
5 /  4.349

Разве я старушонку убил? Я себя убил.


Преступление и наказание.
Одна моя читающая одноклассница уговаривала прочитать, соответственно я и настроилась позитивно.
Но когда все начали спрашивать: "что ты сейчас читаешь?", на ответ воротили нос.
"Да я еле как домучил эту книгу" - таково было мнение, когда я только открыла ее.

А теперь хочу сказать: читалось на одном дыхании.
Меня захватил вихрь мыслей, событий, чувств.
О каждом персонаже тут можно отдельно роман написать )

Что же больше всего меня поразило, дак это психология. Ну кааааак можно быть таким гениальным ?
Самое смешное, что раньше я думала: "Зачем нам нужны эти уроки литературы. Прочитала книгу и все. А нет же, мы дотошно каждый листик разбираем. Если он там сказал что-то - все, это знак ! Ну что за брееед. Я сама могу написать книгу. Мы ищем смысл там, где его нет !"

А теперь я поняла, почему мы разбираем всегда все - писатель, классик, не пишет просто так.
Он вкладывает смысл в каждое свое слово.

И так было у Достоевского.
Фантастика !)))

И напоследок :

- Угадай, - проговорил он с прежнею искривленною и бессильную улыбкой.
[...]
- Угадала ? - прошептал он наконец.

19 ноября 2011 г., 11:17
5 /  4.349

Интересно, зачитывались ли достоевским японцы, которые создали аниме Тетрадь Смерти? - так я думал начать рецензию где-то на середине книги. Для тех, кто смотрел и кто читал, сходства очевидны - такой же герой, те же переживания, те же отношения, те же противостояния... Но даже если японцы и читали Преступление и Наказание, то за основу своего сериала они взяли далеко не самую важную часть книги. Чем ближе к концу, тем меньше сходств остаётся, потому что Преступление и Наказание - это глубокая психология жизни. И именно поэтому я и прочитал её только сейчас. В то время, когда эта книга должна была быть прочитана по школьной программе, я увлекался фантастикой и фэнтези, и заинтересовать меня в творении Достоевского смогли лишь первые страниц 50. Мне не хватало экшена, драйва.
Сейчас же мне Преступление и Наказание оказалось в самую пору, и я ничуть не жалею, что не прочитал её в школе. Книга, в которой нет чёткого главного героя. Нет, изначально кажется, что это Раскольников, но это лишь потому, что повествование начлось с действий именно этого персонажа. Далее появляются всё нвоые персонажи, рассказываются всё новые истории, происходят невероятные события. И всё это переплетается в один большой клубок без единой торчащей ниточки - всё на своих местах, всё связано, всё просто до ужаса затягивает в процесс чтения. А главное - всё это заставляет задуматься, "тварь ли я дрожащая или право имею?" И далеко не только об этом. Тема семьи Мармеладова, меняющаяся на протяжении всей книги, Сонечка, бедное создание, которое так и хочется обнять и не дать никому обидеть, Разумихин, добрый и верный друг, семья Раскольникова и Лужин, да и Свидригайлов... Всего не перечислить. И Достоевский просто гениально умудрился все повествования связать воедино, при этом у каждого из них своя мораль, ни одно из них не оставляет равнодушным.
Но как бы я ни отрицал "главность" Роди, его фигура всё равно привлекает больше внимания. Его ум, не дающий ему покоя, его душевные терзания, постоянный поиск вызова, поиск противостояния, которое делает его живым. И его любовь с Сонечкой, трудная до последнего момента...
Я знал, что эта книга хороша и её стоит прочитать, но оказывается, меня обманули. Это неправда. Книга гениальна и обязательна к прочтению.

29 июня 2011 г., 14:40
5 /  4.349

Не совсем отзыв, скорее размышление на тему.
Склонна полагать, что данная книга написана совсем не про Раскольникова и не про его юношеские искания. Его история приводится скорее для отвода глаз, для контраста. В конце концов на все вопросы ответил одним своим появлением Свидригайлов. И, думается мне, именно он и есть центральный персонаж книги, ради которого всё это затевалось.

Раскольниковых таких - вся страна, которые под влиянием максимализма мучают себя похожими вопросами, другое дело, что грань не все переходят. Но и Раскольников перешёл грань потому что так хотелось автору. Но это всё не важно. Важна бессмысленность. Нет цели для так такового человеческого существования, и во-многих своих книгах Достоевский копает именно это. То есть по сути выбор стоит не "Тварь ли дрожащая или право имею?", а "смириться или не смириться?". И правильный ответ - "смириться". Раскольников потрепыхался-потрепыхался да и сдался. Пришёл к освобождению через любовь и раскаяние, хотя тут ещё спорно, лично я считаю, что там было больше страха и отчаянья.

А Свидригайлов, думаю, уже понял и не боялся. Всё попробовал, но смысла не нашёл и бога своего не нашёл, веры так называемой. Попробовал было в любовь удариться, как Раскольников, но и там всё глухо. И суицид - лишь логичное завершение жизни, которая уже не приносит ничего. На его _глубине_ уже нет разницы живёт он или нет, всё одно. Вечность - банька с пауками.
Эта же тема потом нашла своё более развёрнутое воплощение в Бесах. Когда Кириллов не принимая бессмысленность жизни пытался найти смысл в смерти, а Ставрогину уже просто было на всё плевать, почти как Свидригайлову. В Карамазовых бессмысленность воплощали собой Смердяков и Иван. Но, если Иван ещё сомневался, то Смердяков уже только развлекался.

Вообще, выходы то может Достоевский и предлагает в своих книгах, но не для таких как они. Не для тех, кто пытается искать ответы. Тут скорее так, не лезьте куда не просят, живите себе. Верьте в Бога или любовь, или хоть во что-то, главное верьте. Потому что, если начнёте искать - ничего не найдёте, только веру потеряете, а без веры - выход только смерть.

21 декабря 2013 г., 23:01
4 /  4.349
Тварь ли я дрожащая или право имею? (с)


В какой-то момент я поймала себя на мысли, что 10 с небольшим лет, прошедших с момента прочтения "Преступления и наказания", в голове удержалось буквально несколько весьма поверхностных ассоциаций: Раскольник с чертами Кошевого, топор, старуха-ростовщица; Соня Мармеладова с "желтым билетом"; вагон и маленькая тележка невообразимых душевных страданий. Вот, пожалуй, и все. Кроме смутного ощущения, что в свое время книга мне понравилась.

Делать нечего - пришлось перечитать, дабы восполнить пробелы, вызванные девичьей памятью. Все написанное ниже ни в коей мере не должно считать рецензией (да и бессмысленно разбирать по косточкам произведение, о котором писано и говорено за 150 лет уже столько всего, что сложно что-либо добавить). Это просто несколько "зарубок" на память, потому что есть у меня ощущение, что лет через 10 руки снова потянутся к Достоевскому, а сличить впечатления и ощущения меня теперешней и меня будущей было бы любопытно.

Во-первых, в отличие от первого прочтения книга шла со страшным скрипом. В школе я проглотила "ПиН" довольно быстро, а вот сейчас маялась почти месяц. Причем даже не из-за тяжелого языка и окончательно вышедших из употребления слов, о которые время от времени спотыкалась, а скорее из-за ощущения чего-то липкого, грязного и безнадежного, пытающегося просочиться наружу с каждой страницы книги. Мне уже довольно давно не приходилось испытывать настолько гнетущего ощущения отчаяния и безысходности, поэтому естественной реакцией организма было отложить книгу куда подальше. Но нет уж. Как в том анекдоте мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус.

Второе. Намного интереснее Раскольникова, не вызывающего ни жалости, ни сострадания, мне показались Свидригайлов и Сонечка. Первый - своим отчаянием, своими попытками вычерпать до дна все, приготовленное жизнью, нежеланием смириться, знанием ответа на вопрос "смириться или не смириться". А Соня же оказалась единственной, кого хотелось от души пожалеть, кто не заслужил выпавших не ее долю поворотов судьбы. И единственной, кто нашел в себе силы перешагнуть через все ужасы петербургского дна.

И напоследок - диву даюсь, что делает такая могучая, страшная вещь в школьной программе? Что могут понять эти пятнадцатилетние балбесы, которым не хватает ни экспириенса, ни усидчивости? Зачем отбивать у них и так не большую охоту к хорошей литературе? Ведь когда у тебя за плечами уже есть какой-никакой опыт, то "ПиН" воспринимается совсем иначе - и вдуматься заставляет глубже, и чувствовать острее, и сопереживаешь уже как-то совсем по другому, с пониманием с жалостью.

Несомненный шедевр не только российской, но и мировой литературы. Я, пожалуй, не встречала пока столь же глубокого анализа человеческой души, как у Достоевского. Однозначно читать и однозначно перечитывать.

5 декабря 2015 г., 06:20
5 /  4.349
Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением вечной книги.

Подумалось: а ведь всю эту последнюю неделю я сам читал вечную книгу - "Преступление и наказание". Мне никогда не доводилось читать Евангелие. В какой-то степени эта вечная книга доходит сегодня до читателя лишь внутри других книг в качестве переработки, и "П и Н" - одно из таких произведений-носителей, содержащих в себе (и переносящим сквозь века) многие библейские сюжеты; одна из "вечных" книг нашего поколения. Есть вероятность, что теперь уже книги Достоевского через 100-150 лет будут переработаны и дойдут до читателя лишь отрывками и общими мотивами; также вероятно, что у новых поколений в будущем вовсе не будет своих "вечных" книг, а будет лишь нечто вроде пабликов в соцсетях. Лично же я, прочитав "П и Н", взял с бабушкиной полки Новый Завет и добавил его к себе в "резерв" (так у меня называется большая стопка книг, которые я собираюсь прочесть не вскоре, а в несколько отдалённом будущем), при том в Бога я не верую, но описанными темами, вроде воскрешение Лазаря, весьма заинтересовался.

Это уже пятый роман, который я читаю у Достоевского, и всякий раз его произведения оказывают на меня неимоверное психическое воздействие. Например, после (и во время) "Братьев Карамазовых" было просветление, благость; после "Бедных людей" - меланхолия, зачатки депрессии; после "Идиота" и вот теперь "П и Н" - глубокая задумчивость, в некотором роде ступор. Почему-то вот уже в какой раз книги Достоевского мне совсем не хочется препарировать и анализировать - не потому, что я ничего не понял, а потому что его тексты для меня, как то же Евангелие, как будто священны, монолитны, и разбивать их на части кажется занятием мелочным. Поэтому сегодня я побольше напишу не о сюжетных линиях и заложенных смыслах, а о том, что меня наибольшим образом эмоционально возбудило.

Меня поразило то, что Раскольников не может пройти мимо кого-то. Я сначала думал: зачем в романе сцена с девочкой в рваном платье и жирным франтом? Это один из случаев, когда Раскольников проявляет своё участие. Пьяная девочка на скамейке, сбитый лошадью человек, нищета Мармеладовых, забиваемая до смерти лошадь (ибо сны - тоже часть героя), и т.д. - наш герой не может оставаться в стороне. Сколько сегодня людей проходят мимо лежащего на земле бомжа или просящей милостыню бабушки! 99 из 100. И ведь я сам - в числе девяносто девяти, и не чувствую при этом никаких угрызений совести.
Кроме того, как подметила достоевист Т.Касаткина, Раскольников ещё и всем раздаёт деньги, которых у него и без того почти нет: Катерине Ивановне, проститутке, городовому...

Меня поразило то, что он признался. Забыв школьные читки, я до последнего надеялся, что он каким-то образом обернёт всё в лучшую сторону, ускользнёт от подозрений и успокоит совесть. Казалось бы, я не должен покрывать преступника, но пусть отзовётся тот читатель, который хотел, чтобы герой был как можно скорее пойман и наказан! Нет такого! А если и есть, то в той же пропорции: 1 из 100. И когда Родион стоит у двери, в которую ломятся двое, а колокольчик заливается - никто не хочет, чтобы дверь взломали. Я очень не люблю экстраполировать книжные реалии на себя, но всё же если пофантазировать, то я, какое бы преступление не соверши, (убей старуху, или своруй пирожок) вряд ли признался бы при том условии, что на меня нет ни единой улики. Чудесным, истинно чудесным образом герой скрывается с места преступления, ему очень сильно повезло. Справшивается: зачем нужно такое везение, как не для того, чтобы ни в коем случае не раскрыть себя?

Меня поразил эпизод с утопленницей. Жара, вонь, духота и пыль; безнадёжность, тлен, уныние; ноги несут тебя к мосту, и где-то в уголку сознания уже теплется эта мысль; и вот, когда осталась всего пара шагов, из-за спины как будто появляется твой двойник, ты видишь себя со стороны - видишь, как ты переносишь ногу через перила, потом другую, и... Нет тебя.
Какой ужасный, жуткий эпизод! Как если бы я сам стоял на краю моста и собирался сброситься в воду. Утопленница Афросиньюшка, заметим, выжила, её выловили. Это символично и встаёт в один ряд образов под общим мысленным заголовком "Воскрешение": опричь того, что комнатка Родиона была как будто гроб; опричь того, что говорит: "Я не старуху убил, я себя убил!", читай, он уже мёртв.
А утопленница - это к тому же один из вариантов исхода, которые Провидение (или что бы там ни было) указывает (подсказывает) герою. Иные варианты: исход Свидригайлова - самоубийство как результат неспособность полностью покаяться; исход Сони/подсказанный Соней - полное и безоговорочное покаяние и признание.

Меня поразило и то, что (как я уже отметил выше) мы сочувствуем всем героям, у которых есть значительные изъяны, грехи или даже преступления за душой (убийце, блуднице, сладострастнику, алкоголику и т.д.), и не любим Лужина, который на вид вполне себе "чистенький" и "правильный". У нас с вами нет чётких, непоколебимых моральных принципов; наши воззрения в морали и грехе, понятия о справедливости варьируются в зависимости от огромного множества обстоятельств. Книжным и киношным персонажам мы почему-то почти всегда сочувствуем, а настоящих убийц и преступников - без раздумий общественно осуждаем. Чужие злодеяний мы не приемлим, а на свои готовы закрыть глаза. И т.д., и т.п. Посему, я готов признать, что развязка книги правильная - какой бы ни была справедливость, восторжествовал таки закон!

Простите за такую концовку рецензии, но меня также поражают слова друзей и знакомых, которые говорят, что им не интересен Достоевский и иже с ним, потому что они читали "Преступление и наказание", "Обломова", "Мёртвые души" и т.д. - в школе. Вы даже не помните что делали в прошлом месяце - как же вы упомните то, что читали 5-10 лет назад?! Если для вас в книгах главное - сюжет и рассказанная история, то оставлю вас в покое; читайте краткое вики-содержание. Ежели вы всё таки зрите в корень и надеетесь хотя бы на йоту приблизиться к разгадке тайны человека, которую Фёдор Михайлович всем своим творчеством пытался разгадать, то знайте, что вы не потратили время зря, открыв и перечитав эту книгу.

18 апреля 2014 г., 13:07
5 /  4.349

Через сотни лет. Голоса

— Это гордость, Дуня?

Только в стране-мясорубке, пускающей собственных граждан на колбасу, могли додуматься до того, чтобы читать «Преступление и наказание» в школах да еще и писать по этой книге сочинения. Если же не брать в расчет очевидные садистские побуждения, то ничего не сходится.

«Преступление и наказание» и «Мастер и Маргарита» Булгакова — для многих самые яркие читательские впечатления школьных лет. Интересно, что книга Достоевского появилась в программе к 150-летию автора, в начале 70-х годов прошлого века. «Оттепель» и вольница уже закончились, начинался «развитой социализм». А тут, непонятно от чего, в школьной программе появился один из самых идеологически неудобных романов с его экзальтированным христианством и развенчанием «новомодных» революционных идей.

Остроумное предположение в том, что «Преступление и наказание» пустили в программу по линии профилактики правонарушений. Старух убивать нельзя, иначе придет капитан милиции и посадит тебя в тюрьму, если сам с повинной не явишься. Но скорее всего, роман Достоевского должен был показывать, до какой бездны доводил людей проклятый царизм.

Вот что пишут филологи. В романе «Преступление и наказание», согласно советским школьным программам, прежде всего, необходимо было подчеркнуть «боль за человека как основу авторской позиции, а также суровую правду изображения безысходности и одиночества «маленького человека» в безжалостном мире эксплуатации и угнетения».

Мне же кажется, «суровая правда» мало кого интересовала, а вот садизма было хоть экспортируй. Школьная программа прямо-таки по-свидригайловски решила показать беззаботным, счастливым, свежим 16-летним юношам и девушкам страны с населением в 250 миллионов душ, что жизнь не сахар, а смерть нам не чай. Что «маленький человек» на пяти сотнях страниц — это убийство четырех человек, непроглядная нищета, постыдная проституция, труп утопленницы, пуля в висок, петля на шее, щи с тараканами, помутнение рассудка. А еще жуткий сон воспоминание, как пьяное мужичье стегает по глазам неповинную клячонку и забивает ее насмерть. Эту книгу, в которой нам с вами говорят, что счастье покупается страданием, надо издавать исключительно в черной обложке и давать читателям под расписку, дескать, претензий не имею. А то мало ли… И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.

lsswnPS.jpg?1?8397 EGqjOV2.jpg?1


1.

Позавчера, то есть 16 апреля 2014 года, житель Ленинградской области по имени Родион получил девять лет тюрьмы за убийство пенсионерки, отказавшейся дать тому в долг двести рублей и получившей за свой отказ топором по голове.

До суда в прессе писали примерно следующее. 28 июня 2013 года в железнодорожной бытовке мужчина обнаружил под кучей горящего тряпья свою 73-летнюю жену с раскрошенной головой. Женщину успели доставить в больницу, но она умерла, не приходя в сознание. По «горячим следам» местные Порфирии Петровичи задержали 43-летнего безработного Родиона Минченко, уроженца Вологодской области. Тот почти сразу сознался. Выпил, пошел к знакомой занять 200 целковых, получил отказ, разозлился и ударил ее топором по голове. Чтобы скрыть следы преступления, накинул на старуху бумаги и тряпки, попытался поджечь бытовку. Вот и весь разговор.

в ходе ссоры с полицейским схватил нож и топор, затем он нанес потерпевшему множественные удары… после ссоры с родителями, которые просили сына бросить пить и устроиться на работу, дождавшись, когда те уснут, зарубил их топором… малолетнего сына, которому было всего 1 год и 7 месяцев, в рюкзак для переноски детей, и прихватив с собой топор, пришла к озеру, расположенному недалеко от деревни… топор был у щуплого 17-летнего Никиты — он не только отрубил голову, снял скальп, отрезал уши, нос и язык, но сыграл головой в футбол… как только они вошли, он быстро запер дверь, взял в руки топор и заявил, что медиков не отпустит…

2.

Мне было двенадцать лет, когда сорок пять лет тому назад я впервые прочел «Преступление и наказание» и решил, что это могучая и волнующая книга. Я перечитал ее, когда мне было 19, в кошмарные годы Гражданской войны в России, и понял, что она затянута, нестерпимо сентиментальна и дурно написана. На эту дрянь у меня нет свободного времени. А кто скажет, что это нуднятина – получит от меня в глаз! Спасибо Автору! Эта книжка, прочитанная в детстве, уберегла меня от МММ-ов, Хопров, Властелин и прочей сволочи. Меня вот Достоевский в антисоветизме укреплял… Какой дурак заставляет читать эту фигню в финансовом колледже? В университете я лекции с семинарами прогуливал, читая в это время того же Достоевского. С творчеством Достоевского я познакомилась в тринадцать лет исключительно благодаря желанию потешить своё ЧСВ. До того, как Раскольников убивает бабусю я дохожу, а дальше не идет. Люблю Достоевского, слушаю рок и волосы зеленые. Роман оставил ощущение как будто я заболел пока читал, а потом вернулся в обычный мир. Читать приказано было именно «Преступление и наказание». Какой это был кошмар для детской психики, в частности, моей. Я потеряла сон и буквально заболела. Как ни странно, но именно благодаря произведению «Преступление и наказание» я полюбила читать. В школе-то мне это произведение показалось мрачным, депрессивным. Читать не стала, а после того, как я лет десять отработала следователем в прокуратуре, то взяла и прочла ее снова. Так было захватывающе заглянуть в голову и мысли убийцы… Прочитав роман я понял что свидетелей нужно убирать сразу!!! Неплохо бы убийце Джона Леннона почитать ее - глядишь, что-нибудь дойдет. Вообще после этого произведения, кажется, я априори не посещая ни разу в жизни этот город, возненавидела Санкт-Петербург и его жителей. Ненавижу депрессию и серость. Он был актер провинциального театра. И когда он напивался, он шел в милицию. И громко плакал. И причитал: Простите меня, люди добрые! Это я убил старуху процентщицу и сестру ее Лизавету!

— Гордость, Родя.

19 декабря 2010 г., 00:26
5 /  4.349

Писать рецензию на классическое произведение ,проходимое в школе - это как минимум неудобно и по-детски. Но! Если ты читал "Преступление и наказание" лет этак 11 назад, то мыслишь уже по-другому совершенно и книга для тебя - это не только галочка об очередном собрании страниц, который надо прочесть в 9 классе школы. Это открытие нового литературного мира, про который ты помнишь, но почему-то открыл для себя впервые.
Начну с Родиона Романовича Раскольникова. Убийца старушки и милой набожной дамы (сестры старушки Лизаветы) уже в своем имени скрывает три топора. РРР. Мотив убийства есть, сам факт убийства есть, а вот потом наказание предстает не ссылкой в Сибирь, а в душевных муках, в медленном сдвиге психики. И это на самом деле страшно. (Меня поймет тот, кто подумал об этом во время чтения сцен полубезумия Родиона на диване). Вылечиться захотел способом помощи обездоленным и раскрытием души той, которая, по его мнению, находится в худшем положении и пала ниже, чем он. Не помогло.
Софья Семеновна. Софья - мудрая. Мудрость приходит не с опытом, а с добротой. Сонечка сердце, душу и тело отдаст за того, кто проявил хоть каплю милосердия по отношению к ней или родным. Неконфликтная, мягкотелая. Имея "желтый билет", краснеет практически каждую секунду. И это удивляет. Достоевский в своем произведении вообще всех женщин сделал жертвами: Авдотья Романовна - готова выйти за Лужина, лишь бы Роде было хорошо, с ней и мама ради сына готова таким образом и дочь продать; Катерина Ивановна - чахоточная мачеха Сони, крепится до последнего, а когда понимает, что дальше хуже уже не будет, женщина сходит с ума.
Разумихин, Свидригайлов, Лебезятников, Порфирий - они сами по себе не плохи, только служат они своим убеждениям, поэтому со стороны могут показаться ужасными или неприятными для восприятия субъектами.
Вообще, у Достоевского Петербург представлен грязным, падшим, без солнечного света и просвета счастья. Все угрюмое, с каждого переулка несет вонью. Изучив биографию Федора Михайловича, причины несложно понять.
В 15 лет прочитала книгу и подумала: "Ну убил бабку и что? Ну думал он, заболел и что?". А сейчас другие мысли. Другие ощущения. Мысленно восхищаться автором, который такое шикарное произведение написал за 16 дней.

11 августа 2013 г., 01:15
5 /  4.349

Вот в чём же загадка Достоевского и его повествования? Я читал-читал, и каждая прочтённая страница обидно приближала повествование к концу, а его так не хотелось, хотелось дальше жить с этими персонажами, с прекрасной Сонечкой, с загадочно-умным Раскольниковым, с их ярким окружением, с колоритными «врагами». А когда настал конец книге, персонажи не умерли для меня, как часто говорится во всяких литературных местах. Я не ощутил горечь от конца книги, хоть и считал страницы, надеясь, что нет, их тут не всего лишь 50 остаётся, а целая сотня, просто я не так подсчитал. Я ощутил огромное удовлетворение от того, что прочёл эту блистательную историю. Мощную, красивую, блестяще написанную.

Но я начал с конца. Хотя грех было не задать сразу этот важный риторический вопрос. И грехом же будет не отметить, как я ранее писал в рецензии на «Братьев Карамазовых», гениально описанных героев. Да насколько гениальных! Если бы не присущая всем персонажам Достоевского истеричность монологов, то я бы влюбился без памяти в выдуманного персонажа, в Соню Мармеладову, настолько она хороша! Описание не пошлое в своей сладости и красоте, она не выглядит специально помещённым в свинарник бриллиантом, чтобы писатель мог тыкать пальцем в него и утверждать, что именно из грязи родятся драгоценности, нет. Она выглядит человеком. Это — высшая похвала, какую может только заслужить литературный герой в произведении такого типа. Вот она реально меня очаровала. Не чем-то там, а просто, как девушка. Она выглядит естественно и гармонично, и потому каждое её доброе движение задевало некоторые струны души, как это принято говорить. В общем, награда за лучший женский персонаж эвар отходит Соне. (Оффтопом, весьма интересная интерпретация её от какого-то сербского художника. Не по книге, но интересно, ибо прочувствовал персонажа, ибо даже в таком вот рисунке чувствуется неиспорченность её самой, «святой блудницы».)

Раскольников, надо сказать, тоже хорош. Причём насколько! Я, как и большая часть людей, читал в школе «Преступление и наказание», и оно мне понравилось ещё тогда. Однако в связи со спецификой раскрытия Достоевского в программе, был сделан акцент не на всех моментах его личности. Я был удивлён, мол, есть же Алёша Карамазов, понаслышке я знал весьма немало хорошего о князе Мышкине, и был удивлён, почему же такая любовь именно к Раскольникову? Понятна любовь к книге: она мощная, как «Братья Карамазовы», но короче, концентрированнее и так далее (хотя я бы отдал предпочтение «Братьям»). И вот сейчас понял. Да, это персонаж невероятной силы. Культ страдания, говорите? Скорее уж ответственности за действия и мысли, ответственности, которая может вести на страдание, культ желания идти вперёд, даже если ради этого придётся страдать. Именно таков Раскольников. Ему пришла в голову идея, и он не мог отказываться уже от своих слов. Он поверил в неё, пошёл её реализовывать и принял последствия. И не вина Достоевского, что слишком много в жизни приходит через боль, через страдание и горечь. Он лишь описывает.

Вот именно эта цельность, это желание жить за свои взгляды, серьёзное отношение не только к физическим факторам, но и к идеям, его личным или мировым законам, так привлекают в Родионе. Он реально умён и честен, его ложь Порфирию Петровичу («не я убил») — тоже часть честности перед своей идеей, что надо переступить старушку и идти дальше в Наполеоны. Понял, что был не прав — заплатил по счетам. Всё правильно сделал. И остальные части личности только подтверждают то, что Раскольников весьма хорош. Доброта его не приторна, не требовательна и не альтруистична, он делает то, во что верит. он может быть жесток, но если он жесток зря, то он поругает себя. В общем-то, на нём работает правило «скажи мне кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты» (а если ты мне добавишь то, в каких конкретно отношениях вы с ним состоите, кто кого как уважает и кто о ком что думает, то я вообще вам всё выскажу, ага). Соня, Разумихин, Дуня — весомые аргументы в пользу Раскольникова.

Продолжил ещё я удивляться тому, какие все персонажи у Достоевского невротики, истерики и так далее, и как это не вредит их образу. Они не перестают быть интересными и живыми. И именно вот эти истерические монологи являются моментами, когда чтение Фёдора Михайловича превращается из удовольствия в удовольствие плюс мазохистское удовольствие. Иногда его читать реально больно. Слова режут ум и сердце своей беспощадностью. Это не чернуха, чернуха вызывает отвращение, «На дне» — чернуха. Это — особого рода обратная сторона монеты мира, людской психологии и прочего, которая повсюду. И особо этот эффект проявляется не из-за бедности обстановки, а от ужаса, который царит в головах людей. Такой монолог произнёс и Свидригайлов, богатый человек, который не имеет к чернухе ну никакого отношения. Эти персонажи живут, они реальны, и накопили столько боли, что она бьёт читающего, будто это пред ним сидит человек и рассказывает свою душераздирающую историю. Почему же мучительное, но наслаждение? Не знаю. Может быть, автор писал их и испытывал подобную гамму эмоций и сумел заложить её в книгу? Вероятнее всего.

Ещё мне очень нравится стиль преподнесения истории у Достоевского. Обычно происходит так: герой куда-то идёт, писатель описывает мысли, окружение, ощущения. Либо что-то одно, либо всё вместе, либо комбинации. Далее он куда-то приходит, следует описание того, куда, может ещё дополнительные описания, и диалог, иногда сбивающийся на монолог. И сцена убийства — это невероятная редкость для Фёдора Михайловича. Гораздо характернее для него было бы, чтобы Раскольников пришёл, что-то сделал, и ушёл, а описание сцены проскочило бы в монологе каком-нибудь. Практически ничего и никогда герои не совершают, они говорят. Это, может сбивает весь экшон в плане действий, но кому он нужен, когда истинный экшон в монологах, в том, как каждый персонаж рассказывает что-то, в его темпераменте, слоге и прочем? У него нет сцен действий. И это позволяет максимально полно раскрыть персонажей, придать им такой объём, что хочется пожать им руки и поговорить с ними. Решение, я считаю, прекрасное. Если же это стандартная практика для писателей того времени, то Фёдор Михайлович в ней очень уж преуспел, ибо заметил и выделил я эту технику только у него.

В общем, стоит ли её перечитывать после школы? Да. Произведение обладает невероятной силой, прекрасными персонажами и затягивает так, что слово «оторваться» просто выпадает из лексикона в принципе.

7 июня 2010 г., 20:42
5 /  4.349

Писать рецензию на такое произведение, о котором уже тома и тома критики написаны, какое-то беспонтовое занятие. Ничего нового точно не скажу. И ничего интересного, соответственно.

Поэтому зайду издалека: удивительно странно у меня сложились отношения с русской классикой. Читала немного, практически все забылось, и налепился ярлык "не нравится" на все разом. Это при том, что школьная учительница литературы мне досталась прекрасная, профессионал, влюбленный в свое дело, и я к литературе всегда была более способной,чем ко всему остальному, и читать любила, и осмысливать прочитанное научили. И при поступлении надо было сдавать русскую литературу, потому мусолили программу до дыр. Тем не менее.

Вот о "Преступлении и наказании" осталось невнятное "Тварь ли я дрожащая", нищенствование Раскольникова да Соня Мармеладова, "телом своим кормившая семью". И столько при втором прочтении нашлось сюрпризов, столько поводов задуматься. Тут не только и не столько даже сама идея крови по совести, которая меня не очень завлекает; здесь скорее многогранные натуры персонажей, очень настоящие и живые; здесь болезнь Раскольникова, не только физическая, но и психическая, которая проходит лишь в эпилоге; здесь вытекающий из болезни характер Родиона, поначалу кажущийся однозначно мерзким. Поначалу думается, что Раскольников попросту самолюбивый эгоист - так он относится к непонятно за что любящему его другу Разумихину, не лучше и к родной сестре и матери. И постепенно проясняется, что все далеко не так просто. Здесь и удушающая атмосфера кошмарного сна наяву, которую потом перенял Кафка и которую я у него так полюбила. В конце концов, здесь, помимо глубокой философии, и множество сюжетных линий помимо собственно убийства старухи: трагедии семейства Мармеладовых, отношения Дуни и Лужина, затем Свидригайлова...

За что я скептически отношусь к большей части русской классики - за слепую веру. Все-то у нас упирается в Бога на втором же шаге, а дальше следует отключить голову и слепо идти за Ним, остальное не наше дело. Мне куда ближе подход Бердяева, который считал, что Богу нужен свободный человек, собеседник, сотворчество в лице человека. Бердяев, конечно, ссылался на Достоевского; неудивительно. У Достоевского совсем иная религиозность, именно осмысленная. Разные персонажи по-разному осмысляют веру, есть вот та же Соня, мыслящая в лучших традициях русского слепого православия. Но если объединить эти подходы - получается всестороннее осмысление и некое взвешенное решение (а не слепое следование многолетней традиции).

Еще хочется сказать, что вызывают интерес и уважение размышления персонажей, их моральные проблемы, точнее даже, порядок этих проблем. В сравнении с ними Каренина - неумная истеричка, например. Правда, мне она такой и не в рамках сравнения с романом Достоевского казалась.

Достоевский мне кажется, взрослее, что ли, почти всех остальных русских авторов XIX века, и даже, пожалуй, многих - XX века. Он не боится лезть в самые дебри, не боится спорить. И с ним самим можно, и главное, интересно спорить. При этом он не читает никаких нравоучений, предоставляя и читателю думать и решать самому.

PS Да, специально для тех, кто жуть как боится спойлеров. Убийца - Раскольников!

22 января 2009 г., 22:34
5 /  4.349

Первый раз прочитала, как положено: летом перед изучением в 9-ом классе (по старому, т.е. в 10-ом по-новому).
Было очень интересно, переживала, волновалась, возмущалась, переводила дух, ужасалась, плакала.
Но истинная глубина и философичность романа до меня "дошли" уже позже, со второго, третьего прочтения - и так далее, далее....
Роман многослойный, очень спорный, задающий множество вопросов, на которые в разные периоды жизни мы даем разные ответы.

25 марта 2013 г., 17:37
5 /  4.349

Как можно писать отзыв на Достоевского? Не понимаю) Уже пожалела, что взяла эту книгу в рамках Долгостроя, ибо там принудительно нужно отчитываться отзывом. С другой стороны, если бы не Долгострой, то я вообще бы до Преступления и наказания не добралась. Достоевский для меня в школе был одним из самих страшных авторов. Страшных в том смысле, что я их боялась как огня - вдруг опять читать заставят?! Из Преступления в школе прочла всего пару сцен, самых нужных для урока и благополучно отложила на долгие годы. А сейчас думаю - зачем? Почему? Почему в школе мне он так не нравился? Почему я его так боялась? Март для меня вышел очень неудачным месяцев в плане книг - ничто не понравилось.. кроме Достоевского! Он буквально спас мне месяц от глобального разочарования. Я влюбилась в книгу и наверняка не раз еще буду перечитывать! Вот так и ломаются мои детские стереотипы. Ну не готова я была к восприятию такой литературы в том возрасте, зачем детей мучают в школе?! Ведь зрелом возрасте совсем иное восприятие литературы, а я решила победить свой страх перед Достоевским только по чистой случайности. В общем, отзыв я на эту книгу написать не могу, простите, одни невыразимые словами восторги! Надеюсь, хоть такой отчет по долгострою будет принят =)

18 сентября 2016 г., 15:06
4 /  4.349

Откуда-то набежала дрожь, с чего бы это, ты всего лишь вновь собираешься читать "Преступление и наказание". Ну, в 4-й раз, тем более, должно было давно приесться. Ты трепещешь гораздо более явственней, чем перед долгожданной книгой другого автора, которую хотел больше года и на которую смотришь с вожделением. Намного сильнее, чем запретную в детстве книгу - страницы заплетаются под твоими трепетными подрагивающими пальцами. Тебе не нужно напрягать память, вызывать воспоминания, ощущение какого-то нервического беспокойства приходят сами по себе при виде одной только обложки, где выведено "Преступление и наказание". Память хранит что-то большее.

Атмосфера произведения такова, что не только давит откуда-то сверху вместе с постоянным жабророждающим питерским мелким дождиком, но еще тебя сажают на поводок, далеко не отпуская, постоянно напоминая, что ты читаешь Достоевского, что-то тебя подталкивает "читай! читай!", какие там еще могут быть другие авторы. А стиль Достоевского - он прекрасен. Кого еще можно читать так вслух, захлебываясь и проглатывая слова, непрерывным песенным длинным сочетанием, убегая мыслью куда-то в следующее предложение, в следующий абзац, в небытие темных подворотен. Так же, как и в первый раз, ты снова сочувствуешь убийце старушек, искренне надеясь, что преступление он сможет пережить, что не пойдет сдаваться ментам, что путь страдальца ему ни к чему. И куда деваются логика и здравый смысл? Они потом вернутся, напомнят, что все герои Достоевского нереальные, хотя и находятся в очень живописной среде. Раскольников, он если бы и решился в итоге на убийство - в самый ответственный момент сам себе бы топором пальцы оттяпал. Индустрия продажной любви если и предполагает наличие Сонь Мармеладовых, то только в архивной категории "неудавшаяся проститутка".

Набоков изображал теорию Раскольникова фашистской, сравнивая Достоевского с Гитлером. На уровне примитивной логики можно далеко не ходить, а сравнить, скажем, Свидригайлова с Раскольниковым. Причем на это мы имеем гораздо больше прав, ибо они оба вышли из-под пера одного автора в одном же произведении. Есть шанс, что наткнемся на одинаковое мировосприятие. Жизнь не имеет значения и для Раскольникова, и для Свидригайлова. Но если Раскольников (не без поддержки Сони) остается в этом мире страдать, взвалив на себя великую христианскую ношу, то Свидригайлов трусливо кончает с собой. С таким же успехом можно обвинить Иисуса в том, что для него гораздо логичнее было бы продолжать страдать в миру и держаться подальше от неминуемой кончины. Смысл в том, что равноценно оценивать можно только самого себя 5 минут назад. И то - с известной долей погрешности. А до тех пор, пока будут встречаться необыкновенные индивидуумы типа Достоевского - будут попадаться и тонны критиков, желающих прикинуться не тварью дрожащей.

Идеалистический реализм Федора Михайловича - единственный в своем роде. Если где-то природа и совершает подвиг - создает нового потенциального Достоевского, то ему никогда не выбиться в писатели и не прожить настолько насыщенной жизнью. А потому и сравнивать его можно только с тем, что ему равнозначно.

6 октября 2008 г., 20:59
5 /  4.349

Эта книга входила в мое сознание неровными глотками - то я читала в день по странице и дальше никак, то заглатывала по 50 подряд. А когда дочитала захотела перечитать снова. Но решила подождать лет 15, чтобы сравнить ощущения. Я сейчас скачусь на банальности, но для меня Достоевский - величайший психолог. Хотя... психолог больной, израненной человеческой души, которая мечется между своими страхами и надеждами. "Преступление и наказание", по-моему, ярчайшее тому подтверждение.

25 мая 2011 г., 10:01
5 /  4.349

Мое первое знакомство с Достоевским состоялось много лет назад жарким летом уже не помню какого года. Мне около шестнадцати, я не то чтобы очень много читаю, но понимаю, что мне необходимо одолеть обязательную часть списка «что читать к такому-то классу». Особого восторга от «Преступления и наказания» в первом чтении я не испытывала – мне больше хотелось гулять, чем копаться в раздираемой на части личности Родиона Раскольникова, при этом у меня постоянно болела голова, стоило мне только прикоснуться к книге с таким, казалось бы, интригующим названием. Но Тони пересилила себя, Тони прочитала, сделала пометки на тему того, что Достоевский явно не тот автор, которого атмосферно читать летом на даче, и на этом радостно продолжила отдыхать на каникулах.

Второе чтение одного из самых известных романов пятикнижия Достоевского состоялось уже осенью – пасмурно, сумрачно, впереди маячит темная тень сочинений, которые мне еще предстоит написать, и я далеко не в восторге. С чего вдруг, спросите вы меня, Достоевский стал одним из самых любимых моих писателей? Здесь более чем велика заслуга нашей школьной учительницы по литературе – И.Л. – которая не просто заставила меня перечитывать к каждому уроку весь роман по главам, но и давала более чем обширные и интересные комментарии, помогала понять «Преступление и наказание», пробудила интерес покопаться в личности каждого из персонажей и в тех или иных деталях. С тех пор написание сочинения по Достоевскому было не каторгой, а даже скорее радостью – как для daghut было радостью получить задание по Мастеру и Маргарите .

Желтый цвет как знак болезни и беды, который появляется тут и там. Петербург Достоевского, от которого хочется бежать и никогда его не видеть. Идейные «двойники» Раскольникова – Свидригайлов, Сонечка, Порфирий Петрович, Лужин – они ищут, помогают, сбивают с пути, показывают недостатки своего «оригинала» и дно, к которому может привести дорожка безнравственности и отсутствия морали. Идеи Раскольникова, его проблема выбора и его поведение, кривые зеркала его снов и мыслей. Тема религии, прощения и искупления, судьбы и предназначения. Все это я перебирала, словно пытаясь составить свою собственную картинку того, каким видит Достоевский мир и человека в этом мире, пыталась понять, отчего каждого из нас порой нет-нет, но душит таинственный двойник, который составляет темную часть нашей натуры, который показывается лишь в кривом отражении зеркала и ехидно ухмыляется, когда беды уже не миновать…

Великолепный роман. Я перечитывала «Преступление и наказание» множество раз, в несвойственной мне манере дотошно копалась в книге, делала пометки на полях и записи в тетради. Первая книга пятикнижия была прочитана, впереди были непростые и страшные Бесы , на фоне которых история Родиона Раскольникова просто детская книга, но это уже совсем другая история.
10 из 10.

9 июля 2012 г., 20:22
4 /  4.349

Да, там, произведение великое, заволакивающее и неотпускающее. Великий Федор Михалыч со своим могучим языком, тончайшие человеческие образы, Раскольников со своей дурацкой теорией, тварь ли я дрожащая иль право имею бить старушек топором и т.д. и т.п. Об этом все знают, помнят, перечитывают, надоело уже. Что несколько бьет в глаза - совсем не противоречивая натура Свидригайлова, не слеполюбящие мать и сестра, а именно главные герои. С натурой Раскольникова все ясно, но несколько неправдоподобным представляется то, что все за ним бегают, а он при этом еще и сопротивляется. Если человек хочет сбежать от общества, то либо общество дает ему такую возможность, либо он плохо и несколько притворно бегает. Что касается "сохранившей душевную чистоту проститутке", то это величайшая из сказок, придуманных Достоевским не столько для читателей, сколько для самого себя. Очевидно таким образом он пытается повернуть этот мир к свету или пребывает в счастливом неведении. Федор Михалыч, не смотря на то, что описал кучу ужасов, привык видеть в людях только хорошее. Излишняя душевность сыщиков, счастливый конец - все делает честь светлым сторонам автора, но это все тоже сказка. Реалистичная такая сказка-страшилка, издерганая миллионом терзаний, которая называется "Преступление и наказание".

17 сентября 2013 г., 09:59
5 /  4.349

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

Как говорится, все мы крепки задним умом, но чтоб вот сразу правильно поступать - это нет. Как легко нам бывает ошибиться, сделать неверный выбор, опрометчиво шагнуть не в ту сторону... Как часто мы считаем, что один поступок может изменить нашу жизнь, сделать ее лучше, а в итоге или ничего не менялось, или все становилось намного хуже, чем раньше. А еще чаще мы мним, что мы являемся не совсем обычными людьми, людьми, рожденными для великих свершений, как Наполеон или Гитлер, но великие свершения для каждого свои - для кого-то великим свершением будет захватить мир, а для кого-то - воспитать хорошего ребенка. Нельзя ведь всех под одну гребенку, нельзя, потому что все разные.

Достоевский у меня всегда читается сложно, но удовольствие, которое я получая от чтения его книг ни с чем иным не сравнимо. Его дождливая мрачность и серость, его герои, в умах которых он ковыряется, словно в тарелке с лапшой... Нет писателя, который был бы лучшим психологом, чем Федор Михайлович. Вот если бы я вдруг решила пойти к психологу, то, несомненно, выбрала бы именно Федора Михайловича, правда. Вот берешь его книгу, погружаешься в мятущиеся души героев, что напоминают заблудших овечек, и начинаешь немного лучше понимать самого себя.

А в "Преступлении и наказании" мне более всего прочего понравилась концовка. Все было настолько мрачно, что казалось, тучи уже никогда не исчезнут, но в конце читателю дарят лучик света, который, словно прожектор, освещает будущее героев, говоря, что все еще может быть хорошо, что все еще может измениться. И, знаете, это вселяет надежду и на то, что в реальной жизни такой лучик обязательно рано или поздно появится на горизонте, что осветить дорогу.

Почему-то на произведение Федора Михайловича Достоевского у меня получаются довольно странные рецензии... Наверное, это потому, что в случае с Федором Михайловичем, надо читать не рецензии на его книги, а сами книги. Обязательно.

12 октября 2009 г., 12:51
5 /  4.349

Одна из самых-самых.
Атмосфера Петербурга, духоты и мрачности окутывала с самого начала.
Не скажу, что читалась книга легко, порой приходилось переступать через себя, но это все фигня.
Книга стоящая и знать ее должен каждый уважающий себя человек.

30 ноября 2013 г., 13:10
5 /  4.349
- Но я про то говорю: если убедить человека логически, что, в сущности, ему не о чем плакать, то он и перестанет плакать. Это ясно. А ваше убеждение, что не перестанет?
- Слишком легко тогда было бы жить.


Певец мятущейся души. Достоевский - концентрированное отчаяние, мрак и ужас, истерическая любовь, болезненное самопожертвование. Любовь, по идее, должна помогать, поддерживать, а что получается? Вот семья Раскольниковых - это очень любящая семья. Мармеладовы - тоже самое, любовь, привязанность, жертвы, жертвы... Любовь по Достоевскому - тот же мрак и мучение, особенно когда понятно, что все равно не поможешь дорогому существу, не защитишь его. Как Дуня и Пульхерия Александровна не могли спасти Родю, как Сонечка с ее жертвами ничем не помогла отцу и Катерине Ивановне, как Разумихин ничего не мог сделать, чтобы вернуть покой и равновесие в семью Раскольниковых. Так много страдания из-за любимых!

Что все-таки на самом деле хотел доказать себе Раскольников? Мне думается, что тут не столько вопрос о возможности преступления (тварь ли я дрожащая или право имею?), сколько о гордости. Да ведь он знал, что не имеет права, не имеет - поэтому и пошел. И если бы уверен был, что такое право есть, то не было бы всех этих сомнений, страхов, презрения к себе. Доказал ли он, что не "тварь дрожащая"? Чувствовал ли себя Наполеоном? Конечно же, нет. И так это нестерпимо гордой натуре показалось...

Свидригайлов - на первый взгляд кажется, будто он полная противоположность Родиону. Но нет - просто он уже успел "перегореть", обо всем передумать, во всем извериться. И внутри себя возрождения уже не ищет - хотел бы любви, сострадания, да не вышло. В чем-то мерзок, в чем-то, наоборот великодушен. Встреть он вместо Марфы Петровны женщину, подобную Дуне, возможно совсем по другому сложилась бы его судьба.

Что всегда характерно для Достоевского - его герои живут настолько интенсивной духовной жизнью, что практически забываетсят о быте, об их естественных потребностях. Все они злодеи, ангелы, страдальцы кажутся и не людьми вовсе, а духами, которым до обыденного дела нет. Даже красильщик Миколка, безграмотный деревенский парень, и Настасья, и Прасковья Павловна... Действительно ли автор так верил в безграничность русской души?

И этот роман единственный у Достоевского, где оказался возможен светлый финал. Здесь есть надежда.

22 декабря 2008 г., 06:47
2 /  4.349

Мне вот всегда было интересно за что так любят Достоевского, а особенно эту книгу. После прочтения это недоумение не то что не исчезло, оно и вовсе переросло в негодование.
Что же интересного в том, чтобы читать про главного героя, который настолько бесполезен и глуп, что даже выживать толком не способен. Я конечно ценю столь занимательную критику ницшеанства, вот только это не идёт в плюс книге.
Вычурный слог Достоевского тоже изрядно напрягает. Весьма вероятно, что я должен получать удовольствие от насыщения своего лексикона пафосными речевыми оборотами и старорусскими словечками, но почему-то это больше провоцировало меня на то, чтобы забросить чтение побыстрее. Желательно навсегда.
Вплетённые в сюжет родственники Раскольникова, по-идее, должны дополнять картину его психических болезней, однако я всё никак не мог избавиться от чувства жалости к ненужным героям.
Можно ещё многое написать о странностях этой книги, только от этого нет никакого смысла, ибо книга для меня так и останется совершенно безинтересной унылостью возвышенной непонятно кем и почему.

1 августа 2015 г., 19:40
5 /  4.349

Если честно читать эту книгу было тяжело. Начало (ну хоть убейте меня) показалось мне скучным, потом я втянулась и началось... Книга оказывала на меня очень сильное воздействие, я переживала всё вместе с Раскольником. После прочтения книги советовала её всем друзьям, в итоге прочитала одна подруга. Эту книгу надо читать до конца, если в начале она не понравится, потом всё равно втянитесь.

14 июля 2009 г., 12:17
5 /  4.349
Если ты возьмёшь в дорогу книгу - то произойдёт нечно удивительное: книга начнёт собирать твои воспоминания. Позже тебе нужно будет только открыть её, чтобы оказаться там, где ты читала её в первый раз. Начальные строки книги возвратят тебя назад: ты увидишь всё, что тебя окружало, почувствуешь знакомые запахи, ощутишь вкус мороженого, которое ела... Поверь мне, книги подобны липучке. Ничто не сохранят наши воспоминания лучше книжных страниц. ©

Как мне кажется, я читала "Преступление и наказание" в подходящих декорациях. На крыльце, на даче, под непрекращающийся дождь. И теперь у меня будут только такие ассоциации с этим романом.

А сама книга - омут. Твое желание/нежелание читать уже ничего не решает. Затягивает и не отпускает до последней страницы.
Книга, выносящая сознание.
Достоевский - Бог. Ни больше, ни меньше. И теперь мне хочется читать его еще и еще.
Он заставляет тебя выворачивать самое себя, пересматривать какие-то жизненные ориентиры и нравственные ценности.
Да что там, если даже не принимать во внимание философию романа, то все равно это потрясающее по силе воздействия произведение.
Даже сама история убийства, его истоков, последствий, расследований - держит в напряжении.
Есть там одна сцена, которую я безумно полюбила именно за динамичность. Когда красильщик признается в убийстве, и Порфирий приходит к Раскольникову якобы "вину загладить напрасными обвинениями нанесенную", и состоится долгий разговор, во время которого Раскольников уже верит, верит, что все наветы с него сняты, и вот тут - как обухом по голове - "да вы убийца, батюшка Родион Романыч."
И весь роман и состоит вот из этих фантастических, то напряженных, то обманчиво лениво-расслабляющих на мгновение кусочков, которые причудливым образом создают полотно человеческой души.
Реалистично. Динамично. Переворачивающе.
Это нужно просто прочесть.
30 октября 2015 г., 16:32
4.5 /  4.349

— Преступление? Какое преступление?
— вскричал он вдруг, в каком-то внезапном бешенстве,
— то, что я убил гадкую, зловредную вошь, старушонку процентщицу,
никому не нужную, которую убить сорок грехов простят,
которая из бедных сок высасывала, и это-то преступление?


Вошь ли человек?

Начну с хорошего. Это гениальное произведение. Прочла впервые, в школе не изучала, с автором знакома только по "Идиоту".
Догадываюсь, что про книгу сказано уже много, обмусолена каждая, даже самая ничтожная мысль. Так что извините, если я во многом повторю общеизвестные рассуждения.
Очень тяжело писать о своих впечатлениях, они слишком яркие, мысли так и перебивают друг друга.

Дальше много текста

9 августа 2012 г., 23:55
3 /  4.349

Первая мысль после закрытия книги- наконец-то. Я потратила на эту книгу свыше недели... Вот именно, что ПОТРАТИЛА, а в виде бесплатного приложения получила тяжкие думы на сон грядущий, депрессивное состояние и постоянные головные боли.
Безусловно, философия этого произведения заслуживает внимания и рождает интересные мысли, но, как говорит моя учительница литературы "Достоевский не писал для учеников 10-х классов".
Тем не менее, я жду того момента, когда с замылиными уроками мозгами, подпирая голову рукой, я буду сидеть на первой парте 34-го кабинета и слушать рассуждения Анны Ивановны о том, можно ли оправдать Раскольникова и можно ли назвать его преступником.
Но по наивным предположениям я до сих пор считаю, что чтение помимо всего прочего должно доставлять человеку удовольствие, поэтому, спасибо, книжка, спасибо, Анна Ивановна, но для себя я усвоила, Достоевский-не мой писатель.

21 декабря 2014 г., 23:58
5 /  4.349

Клочки и отрывки каких-то мыслей так и кишели в его голове; но он ни одной не мог схватить, ни на одной не мог остановиться, несмотря даже на усилия...


Ох... Вот уже третья попытка начать рецензию - все не то! Все кажется каким-то искусственным, недостойным и вообще не тем. Но, если не напишу сейчас, то не напишу никогда. А частичку воспоминаний сохранить в их первоначальной форме, все же, хотелось бы.

Итак... Сразу признаюсь: не умею я читать Достоевского быстро! Более того, совершенно не понимаю людей, которые читают его творения взахлеб. Это ведь как пить вино с вековой выдержкой, не смакуя каждый глоток, а просто с целью - быстрее и внутрь. Тут уж я лучше побуду в числе гурманов. Ведь у Фёдора Михайловича в сюжете все так взаимосвязано: один мимолетный взгляд, одна встреча или случайно брошенное слово, - могут сыграть решающую роль. Какой-то чумазый мальчик, стоящий возле распивочной и просящий копеечку, может стать последним толчком к преступлению. Или же случайно услышанный диалог на улице может привести к весьма удручающим последствиям. А что, пожалуй, еще страшнее, едва уловимая мысль может впоследствии обернуться целой теорией.

Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся...

Так уж у Достоевского выходит, хотя, почему у Достоевского? У жизни так выходит. Что один, казалось бы, неприметный на первый взгляд человек, совершенно не привлекающий внимания, в конце концов играет решающую роль. И если не уделять должного внимания, то все бесцветные нити сюжета, все детали (погода; состояние Петербурга, который играет огромную роль, как известно уже, пожалуй, каждому, в творчестве Фёдора Михайловича; мрачный свет на лестницах, грязь, ошметки вместо одежды и т.д) попросту пройдут мимо, не дотронувшись до сердца и не оставив отпечатка в душе.

Ко всему-то подлец-человек привыкает!

Во время чтения этой книги я словно пережила падение в бездну собственного разума вместе с Раскольниковым. Словно тоже совершила все то, что совершил он. Эта книга медленно, но верно выкачивала из меня остатки того живого и радостного, что мне так дорого. И что самое удивительное было для меня самой - это моя уверенность в том, что непременно дочитаю ее до конца. Это теперь я знаю, что мою душу вернули, пусть немного измятую, но во время чтения я сомневалась в том, заполнит ли книга ту пустоту, которую образовала, или же мне придется справляться самой.

Смело могу сравнить чтение романа "Преступление и наказание" с попыткой пробраться через заросли, которые полны пчел, ножей и змей, жалящих, режущих и кусающих, лишая крови, а порой и кусков тела. Но в перерывах чтение было чем-то сродни диалога с человеком, который знает и понимает все происходящее в душах и головах людей. Диалога с Человеком, который не так давно появился в моей жизни, но который сразу занял место на пьедестале. С Учителем, с которым взгляды на жизнь могут различаться, но он все равно не перестанет от этого быть Учителем.
Ведь кто, лучше Достоевского, может показать людей "изнутри" да еще и так, что ты словно чувствуешь, думаешь и желаешь того же, чего и они?

А еще, моя рецензия получилась каким-то объеденным фантиком, если сравнить с тем, что я хотела бы написать. Впрочем, это, может, и хорошо, что есть, куда стремиться. И спасибо Вам, Фёдор Михайлович, за то, что в конце этих диких зарослей меня ждала полянка с речкой и Людьми, которые заставили меня закрыть книгу с облегченной и благодарной улыбкой.

Станьте солнцем, вас все и увидят. Солнцу прежде всего надо быть солнцем.
27 марта 2013 г., 16:10
5 /  4.349

Должооок!

Роман «Преступление и наказание» как известно, входит в обязательную школьную программу по литературе. Вот со школы и начну.
Все произведения школьной программы прочитывались мною задолго до официального изучения. Исключением стал этот роман. Я не могу объяснить этого феномена, но читала я его долго, трудно и закончила уже в процессе изучения на уроках. Никогда, ни до, ни после него такого не происходило.
Это и послужило причиной того, что Достоевского я для себя закрыла на долгие и долгие годы.
Романом, вернувшим меня к писателю, стали «Братья Карамазовы». Иного, как потрясение, я не могу придумать определения тому, что я испытала от его прочтения. Как, почему я долго ходила мимо Достоевского?! А все оттуда, из детства, со школы.
И началось знакомство с Достоевским. Теперь, когда я прочитала очень многое у автора, решила вернуться к «Преступлению и наказанию». Это был мой долг по отношению к Федору Михайловичу.
Ну вот, с прелюдией закончила, перехожу к роману.

Не без трепета я начинала перечитывание. И поначалу мои страхи оправдывались, не находила я того, что могло бы меня привлечь.
Меня оставили равнодушной все метания Раскольника, как физические, так и духовные. Весь детальнейший психологический анализ преступления: причин, его породивших; состояния преступника накануне, во время совершения и после убийства; побуждений свидетелей, дающих те или иные показания; приемов, используемых следователем (цитата из аннотации) шел мимо. Для меня это было лишь скелетом произведения.
Единственное что понравилось, персона Порфирия Петровича. Остроумная натура бедненького следователя, игривый ум тонкого психолога впечатляет. Умен-с.

Но Достоевский сумел меня зацепить, иначе он бы не был Достоевским.
Выразительность изображения социального дна заслуживает всяческих похвал. Семья Мармеладовых – то, что не оставило безучастной. Редко, когда литературные персонажи вызывают столько боли и сострадания, редко когда собственное сочувствие их судьбе такое искреннее, редко когда герои настолько живые.
А как точно подмечено про гордость бедных.

Для меня главная героиня – Сонечка. Вот кто покорил меня своей внутренней чистотой. Ей свойственна врожденная порядочность, не зависящая от социального положения. Она живет по принципу - всегда, в любых обстоятельствах нужно оставаться человеком, сохраняя совесть.

Сонечка и Раскольников – два мира, две позиции: это противопоставление – главная мысль романа для меня. Сонечка носитель высших духовных убеждений: не все разрешено, не все можно оправдать.

P.S. Второе обретение романа пришло.

1 2 3 4 5 ...

Читайте также

• Подробнее о книге
• Лучшие рецензии за месяц
• Что почитать