Рецензии на книгу «Село Степанчиково и его обитатели»

ISBN: 978-5-389-10002-2
Год издания: 2015
Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус
Серия: Азбука-Классика

Молодой человек, выпускник Петербургского университета, получает странное письмо от своего дяди, полковника в отставке, владельца села Степанчикова. И вот юноша приезжает в имение дяди и узнает, что все в доме, включая хозяев, вынуждены исполнять капризы приживальщика Фомы Фомича Опискина... Образ российского Тартюфа занимал Достоевского в те годы, когда он находился в сибирской ссылке. Получив в 1857 году полную амнистию и разрешение публиковаться, писатель взялся за этот сюжет. Он возлагал на повесть большие надежды, рассчитывая укрепить свое положение в литературе. Однако современниками она была встречена прохладно; намного позднее, когда о творчестве Достоевского можно было судить ретроспективно, его ранняя повесть стала чрезвычайно популярной, а имя главного героя — нарицательным. В образе Фомы Фомича Опискина угадываются герои последующего творчества Достоевского, болезненно переживающие свое униженное положение и вместе с тем переполненные амбициями.

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Оценка: 4.5  /  4.3
Веселый Достоевский

Скажите мне только одно и успокойте меня: я в настоящем сумасшедшем доме или нет?

Абсолютно спонтанно взявшись за "Село Степанчиково", я неожиданно открыла для себя совершенно другую сторону творчества Достоевского - язвительно-ироничную. Ко всегда свойственному ему умению невероятно точно подбирать слова для выражения своей мысли и великолепному «вскрыванию» причуд и пороков отдельных представителей человечества здесь добавляется еще и гротескная "комедия положений", невероятный фарс, что делает это произведение необычным для автора, но крайне интересным для прочтения.

Здесь вы не встретите ни философских размышлений, ни бедных и угнетенных людей, ни серого Петербурга, ни даже чахотки и эпилепсии. Напротив, вас ждет деревня, лето, привольная и обеспеченная жизнь и... вечный праздник бессмертного идиотизма. Потому как на страницах этого небольшого романа Достоевский собрал целую галерею образов, один другого краше, так что не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать.

Повествование ведется от лица молодого человека по имени Сергей, который получил от своего дяди Егора Ильича довольно странное письмо с просьбой как можно скорее приехать, чтобы жениться на гувернантке его детей. Согласитесь, тут уже из одного любопытства стоило поехать, что племянник и делает. Но попав в Степанчиково, он видит не столько усадьбу достойного помещика, сколько некий парад уродов на дому.

Маменька-генеральша с толпой собачек и приживалок, дальний родственник с далеко идущими планами по устроению собственного благополучия, лакей-литератор, помешавшаяся от внезапно свалившегося богатства и всеобщего внимания перезрелая девица... И, конечно, сам дядя, добродушный и мягкий человек, идеалист, видящий во всех вокруг исключительно хорошее, которым каждый может управлять, как ему вздумается. Егор Ильич решительно ни за кем не хочет признавать никаких дурных наклонностей или помыслов, а если уж что и случается - то, уж конечно, виной тому никто иной, как он сам:

Оно, конечно, я виноват. Я, братец, еще не знаю, чем я именно провинился, но уж, конечно, я виноват...

А царствует надо всем этим Фома Фомич Опискин, великий манипулятор и непризнанный гений актерского мастерства. Будучи по сути своей никем (а в прошлом - шутом у старого склочного генерала), живя в доме полковника, он умудряется подчинить себе весь дом во главе с хозяином.

Представьте же себе человечка, самого ничтожного, самого малодушного, выкидыша из общества, никому не нужного, совершенно бесполезного, совершенно гаденького, но необъятно самолюбивого и вдобавок не одаренного решительно ничем, чем бы мог он хоть сколько-нибудь оправдать свое болезненно раздраженное самолюбие.

Фоме Фомичу крайне повезло встретить такого человека, как Егор Ильич. Уж тут его способности проявились в полной мере. Все вокруг заглядывают ему в рот, ожидают его одобрения, не смеют ни засмеяться, ни слова сказать, не оглянувшись предварительно на великого и ужасного Опискина.

А как же ж, он ведь образованный человек, литературой занимается. Не чета кому-нибудь там.

Сочинение пишет! — говорит он, бывало, ходя на цыпочках еще за две комнаты до кабинета Фомы Фомича. — Не знаю, что именно, — прибавлял он с гордым и таинственным видом, — но уж, верно, брат, такая бурда... то есть в благородном смысле бурда.

Надо отдать должное Фоме Фомичу - его ораторским способностям могли бы позавидовать многие. При других обстоятельствах он бы только с их помощью мог далеко пойти. Неподражаемый пафос и самоуверенность невольно заставляют людей не слишком большого ума прислушиваться к нему и видеть в нем сильную и мудрую личность. Его способность к манипулированию тем сильнее, что он и сам верит в то, что говорит - что он непризнанный, непонятый, всеми обиженный человек добрейшей души и непревзойденного благородства. А какой актерский талант! Хотела было написать "пропадает", но он вовсе не пропадает, а очень даже используется на всю катушку на благо своего обладателя.

Неужели вы не понимаете, что я, так сказать, раздавил вас своим благородством?

Фома Фомич у меня вовсе не вызывал никакого раздражения и желания поставить его на место. А над кем бы я тогда так смеялась?! Хотя остальные тоже способны подарить массу положительных эмоций, один Видоплясов с его воплями чего стоит (а как великолепно его чтец озвучивал в аудиокниге! Как и всех остальных, впрочем). Еще один из моих фаворитов - это господин Бахчеев. Так бы и слушала вечно это его ворчание.

Эх, прокисай всё на свете!

А Сережа, рассказчик наш то есть, бродит из угла в угол с разинутым ртом и пытается уяснить: это мир сошел с ума или он сам чего-то не понимает в этой жизни? Хотя сам-то он тоже недалеко от дяди ушел. Хоть и не до такой степени наивный и мягкосердечный, он из-за своей деликатности и неопытности столь же неспособен оказать хоть какое-то влияние на сложившуюся в доме нелепую ситуацию и остается пассивным наблюдателем. Хотя события и без его участия разворачиваются достаточно быстро.

Достоевский, оставаясь все же верным себе, и в этой книге нам подарит немало душераздирающих сцен со всеобщими слезами и экзальтацией, вот только здесь они настолько гротескны и театральны, что только большим усилием воли читатель может удержаться от приступа гомерического хохота. Впрочем, зачем и удерживаться? На то ведь и фарс, чтобы люди над собой немного посмеялись. Тем более, когда написано это настолько ярко, остро, живо и иронично.

А финал шикарен. И по всему видать, веселая жизнь в селе Степанчиково на этом не заканчивается... Хотя печально все это, конечно.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Оценка: 5  /  4.3
Операция "провинциальный Тартюф", или Спасение дяди.

«Село Степанчиково и его обитатели» - это поистине шедевр русской классики! Шикарный концентрированный гротеск, великолепная трагикомедия! Достоевский в роли сатирика – это лебединая песня мировой классической литературы! Повесть Достоевского о том, что добро должно быть с кулаками, читается на удивление легко. Язык произведения богат и колоритен, характеры персонажей показаны во всей многогранности.

Итак, главные действующие лица:

Полковник, он же дядя, - мягкий и слабохарактерный человек, истово нуждающийся в спасении, наивно обрекший себя на добродушное рабство ради матери и общего мнимого спокойствия. Он обманывается из лучших побуждений сам и принуждает других принимать игру некоего Фомы Фомича, «захватившего власть» в доме.

Матушка полковника - капризная идиотка, вторящая во всем запудрившему ей и без того засохшие мозги, приживальщику.

Фома Фомич (далее ФФ) - наследник гордой фамилии Опискиных (вообще фамилии героев в произведении говорящие – Опискин, Обноскин, Мизинчиков, Видоплясов). ФФ не имеет за душой ни гроша и долгое время подвизывался в доме генерала ничтожным чтецом-шутом, да так и достался по наследству пасынку почившего генерала, то бишь, дяде-полковнику. Теперь он занимает более важную должность в структуре помещичьего мирка – теперь он сатрапствующий неблагодарный приживальщик, эдакий провинциальный Тартюф, чьи основные достоинства - владение в совершенстве искусством осуждать ближнего и непомерно раздутое самолюбие. Опискин – редкостного полета мозгоклюй, способный довести до края любого, даже самого терпеливого человека, и вывернуть, казалось бы, безвыходную ситуацию в свою пользу, давя на лучшие человеческие чувства и порывы. Удивительный образ, яркий, двуликий – тут и плюгавенький лгунишка и деспотичный геракла, затмевающий своим длинным языком солнце для жителей имения. Как называет его сам автор – «бесполезный, малодушный выкидыш из общества», вот только выкидыш цепкий, тщеславный, хитрый и до омерзения прилипчивый. Весь мир вертится только вокруг него и покорен только ему.

Племянник – прифигевший от открывающихся перспектив молодой человек, хорошо воспитанный и жаждущий спасти погибающего дядюшку.

Прочие действующие лица из мещан и дворни либо служат декором в спектакле, либо являются орудием в руках главных действующих лиц и используются исключительно для достижения разнообразных целей.

Сюжет.
Попытка мозгоклюя ФФ при поддержке тяжелой артиллерии (капризной матушки полковника) женить полковника-дядю на деньгах и оттяпать оные деньги для собственного пользования, а также пожать все возможные плоды с нивы хлебного Степанчикова. Встречающееся сопротивление со стороны второстепенных действующих лиц немедленно сминается танковой атакой ФФ (угрозами не уважать/уйти/помереть) и редкими сбросами бомб (нравоучительно-мозговыносительными беседами). Действо изредка разбавляется безумными амурами сбрендившей от свалившегося на голову наследства старой девы из второстепенных действующих лиц.

И лишь само присутствие рыцаря в белом тарантасе (племянника), вынуждает тёмную силу ФФ сделать финт ушами и, получив в результате по тыковке, обиженно совершить недолгий, но показательный великий исход из земель Степанчиковых. Пораженный же молнией раскаяния и уподобившийся мокрой курице, ФФ по-хамелеоньи перелицевавшись в мудрого «гения добра», возвращается на тепленькое местечко.

Так, не столь благодаря умению действующих лиц, сколь волею случая, был спасен и осчастливлен счастием интимного толка полковник-дядя.

Занавес.

P.S. Прочитав эту замечательную повесть, по объему больше похожую на роман, я внезапно поняла, что мне очень хорошо знакомы некие двойники Опискина, Мизинчикова,… И вообще я ежедневно пребываю в селе Степанчикове, не таких, конечно грандиозных масштабов, но все же аналогия четко прослеживается. Офис ты мой родной, село моё, Степанчиково…

Оценка: 4  /  4.3
Достоевский уже не тот

Тут никто никого не убивает топором. Совсем. Никто не убивается по своей воле. Совсем. Никто не строит умопомрачительных теорий обо всём и всех. Совсем. Тут даже нету банальных убийств. Совсем. Нету ни одной проститутки. Совсем. И блэкджека тоже нет. Однако, традиционное достоевское ощущение «что-за-чёрт-тут-происходит?!» всё равно в полной мере присутствует.

Если коротко охарактеризовать, то почти всех героев можно назвать lucky idiots. И ещё там есть Серёжа, который не понимает, что вокруг происходит. Было бы логично, если бы он проснулся и понял, что всё это сон – так было бы всё ясно-понятно тогда. Или мы внезапно обнаруживаем, что это такой весёлый шутка и на самом деле эту книгу написал Кафка, например. Но это не сон, и это написал не Кафка, это происходит «на самом» деле; это — фарс.

Это такая дилемма: если ты в окружении дураков и ты ничего не понимаешь, то ты тоже дурак? С одной стороны, если ты разумен, то должен бы понять, что происходит; но с другой стороны, если ты понял дураков, то сам дурак, наверное.

Герои делают нелогичные поступки. Все они представляют какие-либо крайние степени всяких разных идиотизмов. Один подвержен влиянию других, причём, в своём же доме и от своих приживальщиков-дармоедов. Без истеричных капризных барышень не обошлось. Ещё есть самодур, который настолько самодур, что своей верой в свою избранность смог убедить не только себя в этом, но и других всех. Парочка любовных интрижек для проформы и сюжета. И ещё есть приехавший в это милейшее место Серёжа, который ходит, глазками хлопает, а в голове у него скачет обезьянка и орёт «что за достоевский тут происходит, Кафку вашего за ногу!», но Серёжа виду старается не подавать и обезьянку тщательно прячет внутри головы, затыкает ей рот и всячески улыбается.

Конечно, Достоевский уже не тот. Стоп, не так: конечно, Достоевский уже Гоголь. Стоп, опять не так, это уже у Белинского было. Хм. Во: конечно, Достоевский уже Грибоедов. Или не Грибоедов… Я запутался, кажись. В общем, Достоевский отличился от себя самого, это очень другой Достоевский в сравнении с более «популярными» его произведениями. Впрочем, почитать стоит определённо, хотя бы для того, чтобы увидеть талант Фёдора Михайловича в другом проявлении.

Оценка: 5  /  4.3

Каждый человек видит других людей по разному. Кто на что обращает внимание - кто-то на внешний вид, кто-то на манеру вести беседу, кто-то ловит слова или ждет поступков. Соответственно, писатели пишут о своих героях, показывая нам то, что видят в людях они. Что же видит ФМ? Видит неловкость каждого своего являемого. Видит неуют его жизни. Видит его кругозор. Еще - обязательно - его материальное положение и как он в нем уживается. Изюминкой же его взгляда является последствия перенесенного унижения героя. За ней то он и гоняется, ее то и смакует. Что это было за унижение? Какая глубина борозды в душе? Куда затянет оно потом, в какие дебри? В смирение ли? В добродетель? В смерть? В страх? В желание оправдаться или отыграться? В ярость? Как униженного будут видеть другие? Захотят тоже унизить или спасти?

В расстановке сил села Степанчикова прожженные обитатели играют против добрейших, а главный, униженный в прошлом, антигерой хочет выжить. И не только выжить, а утвердить свое превосходство над всеми остальными. Он свое возьмет, всех себе подчинит используя то, что сумеет понять о других. Они ему охотно позволят. Почему? Им нравится быть униженными. Хотя бы чуть-чуть. Без боли этот мир не прочувствовать. Пусть будет лучше так, чем по другому. Не хотеть быть униженным это гордыня. Гордыня это грех. Получается, не антигерой он вовсе, никому не навредил, а даже помог.

Если попытаться объяснить одним критерием как видит ФМ своих героев, то проще сказать о них, что они либо игроки, либо идиоты. Игроки всех мастей и идиоты тоже. А потом уже стоит говорить, что Униженные есть в обеих командах и главный двигатель всего происходящего - страдание от унижения. А вот как его отработать - два пути. Путь лукавства и путь святости. Причем, вопреки здоровому принципу "сын за отца не в ответе, а вот отец за сына еще как". Все наоборот! У ФМ еще как в ответе! Унижение отца это мина замедленного действия в мировоззрении сына. Или не замедленного.

Путь святости он и есть путь святости. Мышкин, Алеша, теперь еще и дядя этот Егор. Полковник, к тому же. Бедные рыцари, хоть и не бедны. Доброта, смирение, способность видеть хорошее и светлое, набираться от этого недюжинных сил. С воды и то узор снимут. ФМ бессилен перед ними, он их любит и любуется ими. Перед этим идеалом православного человека. Настолько, что повествуя об их качествах не может привнести в их образы разнообразие. У него от них руки в восхищении опускаются. И не поднимаются окончательно очернить весь этот мир, униженных и оскорбленных. Он верит, что у мира есть шанс, пока есть такие люди.

С игроками он пожестче. Со смаком, пониманием и бесконечным многообразием в вариациях. Их у него много. Этих мужчин и женщин... Умных и глупых. Толстых и тонких. Франтов и оборванцев. Богатых и бедных. Жизнь проживших и только начинающих ее проживать. Расчетливых педантов или самодуров с изощренной фантазией. Пройдох и приспособленцев. Истеричных и зануд. Готовых унижать с умыслом или по неосторожности.

Вот у кого, у какого еще автора можно увидеть этот концентрат унижения в таком масштабе? Русская классическая литература, в основном, творчество дворян. Дворянин значит рабовладелец. Будет ли рабовладелец писать со смаком о своей хозяйской власти во всех ее проявлениях? Сильно ли он замечает то, что унижает уже тем фактом, что является хозяином? Придает ли этому значение? Будет ли писать об этом, если заметит? Граф Толстой со своими причудами писал, но сейчас речь не о нем. Достоевский не был дворянином. Значит, не был рабовладельцем. Но жил в среде рабовладельцев и рабов, хоть бы и бывших (бывают ли бывшие те и другие?). У него был другой взгляд. Когда, в следствие этого понимаешь, что он объективен, в силу происхождения, как никто другой из одаренных талантом - становится страшно. Страшно за наследодателей национального характера в лице его героев. За такую наследственную массу страшно. За такую антропологию. Где на пару сотен игроков и десятка не наберется идиотов и кротких, за которых тоже страшно. Где если не игрок и не идиот, то просто с диагнозом - дурак. А обыденных людей то и нет вовсе. Кто в русских корнях 120-летней давности по-Достоевскому, что за обитатели?

Очень хотелось бы предположить, что ФМ не объективен. Что все дело в его особенном, индивидуальном видении, том самом взгляде. Что пишет он об общечеловеческих проявлениях и смятении, через призму собственного гипертрофированного ощущения неуюта. И национальный колорит тут не при чем. И вообще: преувеличил, фарс это все. Фарс. Но страшно реальность напоминает. Наверное, фарс все же унаследован.

Оценка: 3.5  /  4.3
Всё это было-бы смешно, если-бы не было так грустно...

При всей своей давней любви к творчеству Достоевского, здесь вынуждена признать, что мы с автором оказались не на "одной волне ", " не сошлись характерами", восторга, даже просто удовольствия не случилось, к сожалению. С таким удовольствием и предвкушением бралась я за это произведение, ожидая очередного препарирования человеческих душ и пороков, меры падения в пропасть и слабостей людских. И ведь в чём автору не откажешь - всё это здесь есть. Как и целая галерея колоритных персонажей на любой вкус : проходимцы, тунеядцы, невежды, манипуляторы, сплетники и паразиты, живущие за счёт других, слабохарактерные и легко подверженные чужому влиянию люди, прекрасная задумка и мастерство автора в каждом слове и диалоге. И я честно пыталась проникнуться рассказываемой автором ситуацией, кому-то посочувствовать, с кем-то вместе посмеяться над происходящим. но всё описываемое вызывало только недоумение и всё нарастающее раздражение по мере продвижения вглубь . Понимая , что автор специально избрал такую форму выражения ( иронично-сатирическую ) и порой прибегает к гротескному изображению действительности, чтобы лучше и выпуклее показать пороки и их поклонников, но меня , несмотря на присутствие сатиры, всё это нисколько не смешило. По сути своей, грустно от того, насколько один человек, не имеющий особых талантов, кроме умелого манипулирования, как прекрасный кукловод, может управлять мыслями и чувствами стольких людей, среди которых есть и достойные люди, но не умеющие дать отпор таким Опискиным.

Оценка: 5  /  4.3
Он был в последней стадии восторга. И я тоже.

Я так отчетливо представляю, как хихикает Гоголь, пожимая руку Федору Достоевскому.
Ха-ха-ха…
Хи! Хи!
А Достоевский бубнит:

Про себя же скажу, что несчастье есть, может быть, мать добродетели. Это сказал, кажется, Гоголь, писатель легкомысленный, но у которого бывают иногда зернистые мысли. Изгнание есть несчастье!

Но я чуть отвлеклась, почувствовала виртуальную усмешку Гоголя.
Не могли они встретиться.
Но встретились. Пересеклись.
Гоголь дал жизнь русской действительности.
В этом сила его. Розанов называл Гоголя неувядаемым…
Снова отвлеклась. Село Степанчиково и его обитатели.
Там обитают т-а-к-и-е колоритные персонажи!!!
Один другого фантасмагоричнее. Никто не замечен в простоте. У каждого свой выкрутас имеется. И этот выкрутас, вытащенный Достоевским из нутра человеческой сути, уникален.
Вот взять, к примеру, дядя Сергея Александровича, от лица которого рассказ, хозяин села Степанчиково – Егор Ильич Ростанев.

Это ребенок в сорок лет, экспансивный в высшей степени, всегда веселый, предполагавший всех людей ангелами, обвинявший себя в чужих недостатках и преувеличивавший добрые качества других до крайности, даже предполагавший их там, где их и быть не могло. Был добр до крайности, человек утонченной деликатности, высочайшего благородства.

Все люди, окружающие его и живущие за его деньги, не стеснялись сибаритствовать за чужой счет. Приживалками и приживалами был полон дом дяди. Да и сам Сергей, потеряв в раннем детстве родителей, воспитывался и учился за счет дядя и очень его любил.
А вот какие люди водились в доме, когда племянник приехал по настоятельной просьбе дяди. Очень любопытны. Чуть-чуть самый небольшой экскурс
Павел Семенович Обноскин с матерью; молодой человек, но высочайшего ума человек что-то зрелое, незыблемое… (Определение сих персонажей с точки зрения дяди).
Татьяна Ивановна – девица, немолодая, но… с приятностями девица; богата так, что два Степанчикова купит. Она такая болезненная …, что-то фантасмагорическое в характере…
(Определение сих персонажей с точки зрения дяди).
И так далее. Важно одно – все живущие за счет дяди – интересные для него люди, несмотря на их чудачества, ложь, козни, воровство и склоки. Он упорно терпелив., но, наверное, человеколюбив.
Но самое главное начинается в этом необыкновенном произведении, когда в жизнь дяди и всего села Степанчиково входит Фома. Да, чуть не забыла: в дом к сыну введет его мамочка, вздорная старуха, вдова генерала с повелительными манерами.
Что же есть такое Фома Фомич Опискин?

Сначала приживальщик генерала Крахоткина, приживальщик из хлеба – ни более, ни менее. Он поступил к генералу в качестве чтеца и мученика. Не было унижения, которого бы он не перенес из-за генеральского хлеба. Генеральша же питала к нему мистическое уважение

.
А после похорон генерала – переезд к сыну в село Степанчиково.
И так начинается непостижимое и бесчеловечно-деспотическое влияние Фомы Фомича на дядю.

Представьте себе человека, самого ничтожного, самого малодушного, выкидыша из общества, никому не нужного. Совершенно бесполезного, совершенного гаденького, но необъятно самолюбивого и вдобавок не одаренного решительно ничем, чем бы мог он хоть сколько-нибудь оправдать свое болезненно раздраженное самолюбие. Фома Фомич есть олицетворение самолюбия самого безграничного. Самолюбия оскорбленного, подавленного тяжкими прежними неудачами, загноившегося давным-давно, и с тех пор выдавливающего из себя зависть и яд при каждой встрече, при каждой чужой удаче. Все это приправлено самою сумасшедшей мнительностью и самою безобразной обидчивостью

.
И что он будет вытворять в доме, где он всего-навсего приживальщик, уму не постижимо. Иногда мне хотелось его сильно-сильно укусить, избить, выгнать, приструнить, поставить на место, а дядюшка у меня не вызывал никакой жалости, он представлялся мне невыносимым дураком, тюхой, киселем, рохлей, потом я снова понимала и любила его, а Фома Фомич вызывал жалость. И так происходило все время. Я жила среди героев.
Достоевский так умело бросает гирьки, уравновешивая весы чувств, так умело, что нам кажется, что судьи мы, и мы вправе решать и судить. У автора, якобы, нет своего мнения. Он полностью доверяет читателям. Иллюзия проглочена. Наживка съедена и до чего же она вкусна!
Я уверена Достоевский будет читаем ВЕЧНО!!!
Фома Опискин – это один из нас.
Дядя Егор Ильич – один из нас.
Все дамочки произведения живут среди нас. Герои живы.

Ссылаясь на Шекспира, скажу, что будущность представлялась мне, как мрачный омут неведомой глубины, на дне которого лежал крокодил. Я чувствовал, что моя обязанность предупредить несчастье

.
И это Фома. Представляете?

Рецензия написана в рамках «Игры в классики»

Оценка: 4.5  /  4.3
«Однако здесь что-то похоже на бедлам»

Вот не ожидала даже такого от Достоевского. Правда , правда. Столько лет прожила и думала , что он может писать только про униженных и оскорбленных. Впрочем в этом произведении они тоже есть, но как написано… я в восторге просто. Какие персонажи нарисовал нам автор, каждый любопытен, интересен, необычен. А с каким остроумием написан роман, какими красками все нарисовано.
Конечно на первом плане образ Фомы Фомича Опискина, его никто не затмил конечно. Хотя т есть и еще любопытные- и приживалки, и лакеи и просто знакомые. Это же надо было собрать всех в один дом, в одну кучу, всех этих тунеядцев, которые живут за чужой счет, манипулируют хозяевами.

Ну, чудаки! их как будто нарочно собирали сюда!» – подумал я про себя, не понимая еще хорошенько всего, что происходило перед моими глазами, не подозревая и того, что и сам я, кажется, только увеличил коллекцию этих чудаков, явясь между ними.

Конечно нарочно, чтобы показать во всей красе , все пороки.
А уж хозяева конечно тоже поразили. Дядюшка какой то инертный совсем . Вот на кого я злилась , так это на него, терпеть такое столько лет и подчинятся прохвосту.Ну нет слов просто.
Если честно , образ Фомы Фомича , хоть и отрицательный, но вызывает и уважение- умеет же человек манипулировать . Хотя конечно его унижение остальных персонажей было просто невыносимо. И как радовалась, когда ему дали пинка под зад, но … увы, не срослось.
Конечно, в некоторых героях я видела других более поздних созданных персонажей Достоевского или более ранних - есть в них общие черты во всех его произведениях. Всегда понятно по диалогам, по поступкам героев, , что это это Достоевский их создал..
Да, вот столько лет прожила и не знала откуда название группы- Вопли Видоплясова, которую я просто не перевариваю, слыша пару раз- хватило . Оказалось не зря.

Оценка: 4  /  4.3
Спросите у Шекспира как страдал Фома Фомич

Книга прочитана и обитателями села Степанчиково я сыта по горло. У меня нет того ангельского терпения, которым обладает дядюшка нашего героя, и Фомы Фомича Опискина оказалось для меня в переизбытке, несмотря на все его заявленные таланты:

– Давеча, например, я выказал ум, талант, колоссальную начитанность, знание сердца человеческого, знание современных литератур; я показал и блестящим образом развернул, как из какого-нибудь комаринского может вдруг составиться высокая тема для разговора у человека талантливого. Что ж? Оценил ли кто-нибудь из них меня по достоинству? Нет, отворотились!

Да, Фома Фомич оратор еще тот, а наставлять и поучать как любит! И перебить его невозможно - сделает вид, что не замечает (вот и приходилось безмолвно его выслушивать), то впадает в ярость, стоит кому-то лишь намекнуть о своем несогласии, то причитает, что ему тошно, когда все ему потакают и соглашаются. А еще у Опискина талант уходить: он это делает так ловко, что все потом на коленях умоляют его остаться (даже те, кто грозились давече выгнать его в шею). И он великодушно всех прощал и оставался.
Короче, мне с ним ужиться было очень сложно.
Но непросто мне было и с Егором Ильичем. Этот утомлял своим самоуничижением, постоянным покаянием в несодеянных грехах: "Сколько раз я бывал раздражителен, безжалостен, несправедлив, высокомерен, да и не к одному Фоме".
Но как бы все удивительно не было в этой истории, а обитатели села Степанчиково все же сумели примириться с Фомой и полюбить его. Человек - существо непостижимое.

И еще один важный пунктик: теперь я знаю откуда взяла своё название группа «Вопли Видоплясова».

Оценка: 5  /  4.3

Когда хочется чего-то изысканного, я берусь за книгу русского классика. Чем старше я становлюсь, тем больше я понимаю слово "литературный гений", с каждым разом открывая для себя мастерство того или иного автора. Ну, и само собой, газа и рот тоже иногда открываю от восхищения. Да, каждый мой отзыв - это не критика, не проба пера. В каждом отзыве у меня сплошные ассоциации вперемешку с восхищением, сарказмом, удивлением и негодованием. Я не умею писать так, как пишут умные люди. Не пишу сочинений на тему "Что хотел сказать автор, в чем смысл его книги, ее влияние на политику, сколько философии по сравнению с пустым содержанием и т.д.". Я обычный читатель, который хочет читать хорошие книги. Я читатель, который отдыхает с книгой, я та, которая именно с художественной литературой узнает историю, я та, которая любит читать. неважно где, как и с чем. Книги - мой антистресс, мое лекарство, мой отдых. И именно поэтому не будет в отзыве разбора произведения. Достоевского нужно читать любя.
У Достоевского мной уже кое-что читано, от рассказов до романов, а вот о "Селе Степанчиково..." не слышала ни разу, наткнулась на книгу, просматривая на Ливлибе одну серию одного издательства. После удачного знакомства с "Униженными и оскарбленными" я решила, пока не наступила унылая осень, прочесть и это произведение. За это свое решение я открыла в творчестве Достоевского другие ноты, неприкрытый сарказм, иронию и фарс, комедию положений. И никакой депрессухи и Санкт-Петербурга.
Весь сюжет держится в рамках нескольких дней, но вмещает в себя большое количество персонажей. Персонажи разношерстные, яркие, комичные, но при этом у каждого своя драма. Самый главный герой, конечно же, Фома Фомич - эта мечта всех психологов и научных сотрудников. Невзрачный человек, нашедший в одной семье пристанище и поле для реализации своих моральных садистских утех. Он измывается над другими, он получает удовольствие от ситуаций, когда перед ним преклоняются, лебезятничают и занимаются шутовством, как он когда-то делал перед ныне покойным генералом. Фома вершит судьбы обитателей села, и его решения зачастую нелогичные и выходящие за рамки понимания. Не понимаю, как можно было его терпеть. Все жители села, все приезжие гости знали натуру этого изверга, но, видимо, по тем временам говорить прямо и толкать взашей другого было просто неприлично. А Фома нашел себе теплое место и всеми правдами и неправдами держится за него.
Глава семейства - обратная сторона медали. Типичный мазохист и тряпка. Самоуничижается, переживает, принимает одно, верное решение, и тут же под гнетом страха и возможного возмездия его тут же отменяет. Садист и мазохист под одной крышей - тендем, а все события в книге карусель с клоунами на ярмарке. Иногда хотелось крикнуть:"Остановите, я больше не могу читать про таких идиотов! Это совсем не смешно!", но карусель никто не останавливал, а Федор Михайлович, подсыпав еще больше интереса, спрятал от тормоза ключик и ушел. Остальные персонажи живые, важные с точки зрения событий и указанных выше двух персонажей. Чего стоят старая дева Татьяна Ивановна, гувернантка Настасья, слуга Видоплясов, Мизинчиков. Сплошной колорит!
Очень хочется рассказать про свое личное маленькое открытие: всего лишь два раза Федор Михайлович употребил словосочетание "Вопли Видоплясова", а каждый раз при чтении этого у меня в голове всплывала песня "Весна, весна прыйдэ". Зауважала я украинских парней, которые выбрали такое необычное литературное название своей музыкальной группе.

Оценка: 5  /  4.3

Никто не знает "Село Степанчиково". Никто. Так же, как никто не знает село Екатеринославка, в котором я живу. Все знают только идиотов, братьев и бесов. И абсолютно зря. Потому что я получил огромное удовольствие в области головного мозга, читая эту повесть. Да, она, пожалуй, в большей степени игривая, чем знаменитые романы автора, и несёт в себе меньше потайных смыслов, но если оценивать книгу по эстетическому воздействию, то я бы поставил 6.0.

Низкая душа, выйдя из-под гнёта, сама гнетёт.

Речь о ГГ, о Фоме Фомиче Опискине. Сам автор не стесняется в выражениях, называя его "тварью", "идиотом" и т.д. Согласен, друзья. Низкая душа, как говорит сам рассказчик. Забегаю вперёд и скажу, что когда смотрел фильм, попытался взглянуть на эту фигуру иначе: злоба к нему поутихла, и я попытался по-настоящему понять его, проникнуться его судьбой, нащупать мотивацию его поступков. В целом, мне это удалось, и я взглянул на него другими глазами. "Дорвавшись", получив в свои руки власть управлять окружающими, он мог поступить иначе. В этом и проявилась его "низость" и малодушие - "как фурий", он принялся унижать и верховодить местными (пусть они и сами не подозревали об этом). Давайте же, после того, как отобразили пороки и недостатки героя, извлечём из нутра своего хоть немного благородства и пожалеем его. Вера в человеческое добро у человека, который при генерале слыл придворным шутом и любыми унижениями зарабатывал свой кусок хлеба, безвозвратно потеряна.

- Где, где она, моя невинность? - подхватил Фома, как будто был в жару и в бреду, - где золотые дни мои? где ты, мое золотое детство, когда я, невинный и прекрасный, бегал по полям за весенней бабочкой? где, где это время? Воротите мне мою невинность, воротите ее! [...] Где, где они, те дни, когда я еще веровал в любовь и любил человека? - кричал Фома, - когда я обнимался с человеком и плакал на груди его? а теперь...

А теперь он не любит человека. И, на мой взгляд, имеет маленькое, прям таки щепоточку, но всё же - право поступать так, как однажды поступали с ним, и изгаляться над жителями Степанчикова. Мы ведь почему то не ругаем генерала, который держал у себя шута-Фому, не клянём Ежевичкина, который стал шутом уже у самого Фомы, а спускаем всех собак на Опискина, который этого, несомненно, достоин, но который заслуживает снисходительности ещё и в связи с преображением, происходящим с ним в конце. Напомню: он мог продолжать гнуть свою линию, а вместо этого благословил полковника и Настю. Разумеется, он сделал это с тонким расчётом - чтобы уж теперь вовеки воцариться в Степанчикове - не без этого. Детали же нам скажут, что Фома Фомич всё таки изменился: стал мягче, терпимее. Например, вопрос на засыпку: зачем в повести Коровкин? А затем, что в начале Фома, потирая руки, обещается "проэкзаменовать" Коровкина, когда тот приедет, и поставить, так сказать, того на место; в конце же Коровкин является вдрызг пьяным - какой! какой повод для Фомы (который запретил танец потому, что он якобы восхваляет пьянство) для криков и нравоучений! И - Фома лишь только весело смеётся! А знаете чем заканчивается фильм? Тем, что на дворе слышится музыка, Фома встаёт с кресла - и давай плясать комаринского!!! а за ним уж и все - в пляс!!!

Потому и говорю только о Фоме, что это уникальный образ в русской литературе. Перекликается он с образом Иудушки Головлёва - своими недюжинными ораторскими способностями (что является одним из ответов на мой вопрос во время чтения: "Зачем они слушают этого дурака и не прогонят его?") и умением выдать чёрное за белое, и наоборот. А ещё я вспомнил Джеймса Броуди. Опискин и Броуди - это единственные 2 героя в литературе, кого мне хотелось, чудесным образом попав на страницы книги, задушить собственными руками! В этом смысле данная повесть - хорошая проверка на доброту и терпимость: если вы чувствуете, что надо перестать злиться и попытаться "понять и пррростить" героя, значит в вас ещё осталось что-то светлое.

А вся повесть перекликается со стилем Гоголя, как в стилистическом, так и в языковом плане. Я всё талдычу о натуре ГГ, но ещё ни слова не сказал о том, что повесть оооооочень смешная (что тоже весьма гоголевская черта: симбиоз трагедии и юмора)! "Ваше превосходительство", белый бычок, французский язык, безумец, вопли Видоплясова... Да это в миллион алых роз смешнее всего того, что нам показывают по ящику!

А по монитору ноутбука мне показали замечательную экранизацию этой повести 1989-го года со Львом Дуровым в роли Фомы. Очень естественно, живо, ярко, по тексту и с потрясающей игрой Дурова, которому отдаю дань огромного уважения, и которого мы будем помнить как чрезвычайно талантливого актёра и, судя по разным телепередачам, как прекрасного человека. Я и не подозревал такого совпадения, что начну читать повесть и при скором просмотре фильма вспомню о его недавней кончине. Вечная память!

А закончить хотелось бы словами Перепелицыной, которые видятся отличным предисловием ко всему творчеству Достоевского:

- Господи! Какие страсти-с!
1 2 3 4

У вас есть ссылка на рецензию критика?

267 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов