Процесс (сборник)

Процесс (сборник) 3,9

Оценить

Франц Кафка - возможно, самая странная фигура европейской литературы ХХ столетия. Критики привязывают его ко всем литературным направлениям по очереди, называя и основоположником абсурдизма, и классиком магического реализма, и мастером модернизма, и предшественником экзистенциалистов. Его герои ищут ответы на незаданные вопросы, блуждая в тумане, на грани реальности, пустоты и ужаса, приковывая к себе взгляды все новых поколений читателей. В сборнике представлены самые известные произведения великого австрийца.

Серия: 100 главных книг
Издательство: Эксмо

Лучшая рецензия на книгу

swdancer

Эксперт

по брокколи и цветной капусте

22 января 2021 г. 14:13

5K

3 Казнить нельзя помиловать

Побыть бы мухой на стене, пока немецкоязычные школьники или студенты обсуждают это произведение. Я не готова оставаться с Кафкой наедине. В формате романа Кафка такой душнила, что только живое, остроумное обсуждение при помощи знающего преподавателя может спасти от ощущения липких, холодных лап на шее. Никого не осуждаю, кинки у всех разные: если нравится асфиксия, то, конечно, “Процесс” можно и нужно читать в одиночестве, медленно погружаясь в мир полусна, который создал писатель.

В депрессии читать “Процесс” невозможно. Прага изображена без единого пятнышка цвета – серая гора писем, справок и ходатайствований, которая вот-вот обрушится лавиной на главного героя, Йозефа К. Вдруг появляется тревожность, неусидчивость перед лицом смутной угрозы. Возвращается чувство, что нужно к…

Развернуть

Процесс — Франц Кафка , роман
Перевод: Герберт Ноткин

Приговор — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Татаринов

Превращение — Франц Кафка , повесть
Перевод: Соломон Апт

В исправительной колонии — Франц Кафка , рассказ
Перевод: Соломон Апт

Деревенский учитель (Гигантский крот) — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Топер

Блюмфельд, старый холостяк — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Мост — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Сосед — Франц Кафка , рассказ
Перевод: И. Щербакова

Воззвание — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Новые лампы — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Железнодорожные пассажиры — Франц Кафка , микрорассказ
Перевод: С. Апт

Обыкновенная история — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Правда о Санчо Пансе — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Молчание сирен — Франц Кафка , притча
Перевод: И. Щербакова

Содружество подлецов — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Прометей — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Возвращение домой — Франц Кафка , рассказ

Городской герб — Франц Кафка , рассказ

Посейдон — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Содружество — Франц Кафка , рассказ
Перевод: И. Щербакова

Ночью — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Отклоненное ходатайство — Франц Кафка , рассказ
Перевод: И. Татаринова

К вопросу о законах — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Набор рекрутов — Франц Кафка , рассказ

Экзамен — Франц Кафка , рассказ
Перевод: И. Щербакова

Коршун — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Рулевой — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Волчок — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Басенка — Франц Кафка , рассказ
Перевод: C. Апт

Супружеская чета — Франц Кафка , рассказ

Комментарий (не надейся!) — Франц Кафка , рассказ

О притчах — Франц Кафка
Перевод: И. Щербакова

Как строилась Китайская стена — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

В нашей синагоге — Франц Кафка , рассказ
Перевод: С. Апт

Исследования одной собаки — Франц Кафка , повесть
Перевод: Ю. Архипов

Нора — Франц Кафка , рассказ
Перевод: В. Станевич

Певица Жозефина, или Мышиный народ — Франц Кафка , рассказ
Перевод: Р. Гальперина

Он. Записи 1920 года — Франц Кафка

К серии "Он" — Франц Кафка
Перевод: С. Апт

ISBN: 978-5-699-81492-3

Год издания: 2015

Язык: Русский

Количество страниц: 640
Формат: 84x108/32

Готовя книгу к публикации, Брод столкнулся с проблемой, которая во второй половине XX в., когда Кафка станет абсолютной знаменитостью, классиком модернизма, пророком и иконой интеллектуальной элиты, будет непрестанно занимать умы многочисленных исследователей и толкователей австрийского писателя: роман «Процесс» не существовал как некое завершенное целое, а представлял собой «большую кипу бумаг» (Брод). Он не имел окончательного названия, хотя в беседах с другом Кафка в качестве рабочего использовал название «Процесс», подтверждением чему служит литера «П», начертанная автором на конвертах с рукописью. Упоминается это название и в дневниковых записях, и письмах Кафки.
Из шестнадцати глав романа по меньшей мере семь не были дописаны автором до конца. Отсутствовала нумерация глав и фрагментов. Не имелось никаких указаний и свидетельств относительно порядка их расположения. Собственно, перед Бродом лежал черновик незавершенного романа, над которым Кафка интенсивно работал с начала августа 1914 г. по конец января 1915 г. и к которому больше никогда не возвращался, считая его «в художественном смысле неудавшимся». Единственное, что предпринял автор, когда он убедился (или, скорее, убедил себя) в том, что роман не состоялся и завершить его не удастся, было следующее: несколько тетрадей с рукописным текстом, имеющим отношение к «Процессу», Кафка разъял на отдельные части (в соответствии с главами и фрагментами глав). В нескольких случаях, когда окончание одной главы и начало другой были написаны на одном и том же листе, он переписал соответствующие строки на отдельные страницы. Каждую из законченных глав Кафка снабдил титульным листом с обозначением содержания. Страницы фрагментарных глав были уложены в согнутые пополам листы, на которых также было обозначено содержание соответствующего текста. Скомпонованные таким образом части романа он разложил по отдельным конвертам..." и дальше
/А. Белобратов. Процесс "Процесса": Франц Кафка и его роман-фрагмент. биб-ка Либрусек/

Суть случившегося события бесстрастно изложена в первой же фразе произведения. Проснувшись в день своего тридцатилетия, Йозеф К. обнаруживает, что он находится под арестом. Вместо служанки с привычным завтраком на его звонок входит незнакомый господин в черном. В соседней комнате оказываются еще несколько посторонних людей. Они вежливо извещают застигнутого врасплох К., что «начало его делу положено и в надлежащее время он все узнает». Эти непрошено вторгшиеся к нему в жилище люди и смешат, и возмущают, и поражают К., не чувствующего за собой никакой вины. Он не сомневается ни на минуту, что происшествие не более чем дикое недоразумение или грубая шутка. Однако все его попытки что-либо выяснить наталкиваются на непроницаемую учтивость. Кто эти люди? Из какого они ведомства? Где ордер на его арест? Почему в правовом государстве, «где всюду царит мир, все законы незыблемы», допускается подобный произвол? На его раздраженные вопросы даются снисходительные ответы, не проясняющие существа дела. Утро кончается тем, что посетители предлагают К. отправиться, как всегда, на его службу в банк, поскольку, как они говорят, пока лишь ведется предварительное следствие по его делу и он может выполнять свои обязанности и вообще вести обычную жизнь. Оказывается, что среди незнакомцев, осуществлявших арест К., присутствуют трое его коллег по банку — столь бесцветных, что сам К. поначалу даже их не признал. Они сопровождают его на такси в банк, храня невозмутимое вежливое молчание.
До сих пор К. имел все основания считать себя человеком удачливым, поскольку занимал прочное, солидное положение. В большом банке он работал на должности прокуриста, у него был просторный кабинет и много помощников в распоряжении. Жизнь текла вполне спокойно и размеренно. Он пользовался уважением и коллег, и своей хозяйки по пансиону фрау Грубах. Когда после работы К. вернулся домой, он именно с фрау Грубах первой осторожно заговорил об утреннем визите и был сильно удивлен, что та оказалась в курсе дела. Она посоветовала К. не принимать происшествие близко к сердцу, постараться не навредить себе, а под конец разговора поделилась с ним своим предположением, что в его аресте есть что-то «научное».
Разумеется, К. и без того не собирался сколь-либо серьезно относиться к инциденту. Однако помимо воли он испытывал некое смятение и возбуждение. Иначе разве мог бы он совершить в тот же вечер совершенно странный поступок? Настояв на важном разговоре, он зашел в комнату к удивленной молоденькой соседке по пансиону, и дело кончилось тем, что он стал страстно целовать ее, чего никогда не допустил бы прежде.
Проходит несколько дней. К. напряженно работает в банке и старается забыть глупый случай. Но вскоре по телефону ему сообщают, что в воскресенье назначено предварительное следствие по его делу. Форма этого сообщения вновь весьма учтивая и предупредительная, хотя по-прежнему ничего не понятно. С одной стороны, поясняют ему: все заинтересованы поскорее закончить процесс, с другой — дело крайне сложное, и потому следствие должно вестись со всей тщательностью. К. в задумчивости остается стоять у телефона, и в этой позе его застает заместитель директора — его давний скрытый недоброжелатель.
В воскресенье К. встает пораньше, старательно одевается и едет на окраину по указанному адресу. Он долго плутает в невзрачных рабочих кварталах и никак не может найти нужное место. Совершенно неожиданно он обнаруживает цель своего визита в одной из бедных квартир. Женщина, стирающая белье, пропускает его в залу, битком набитую народом. Все лица стертые, неприметные и унылые. Люди стоят даже на галерее. Человек на подмостках строго говорит К., что тот опоздал на час и пять минут, на что растерявшийся герой бормочет, что все же пришел. После этого К. выступает вперед и решительно начинает говорить. Он твердо намерен покончить с этим наваждением. Он обличает методы, которыми ведется так называемое следствие, и смеется над жалкими тетрадками, которые выдают за документацию. Его слова полны убедительности и логики. Толпа встречает их то хохотом, то ропотом, то аплодисментами. Комната заполнена густым чадом. Закончив свой гневный монолог, К. берет шляпу и удаляется. Его никто не задерживает. Только в дверях неприязненно молчавший до того следователь обращает внимание К. на то, что тот лишил себя «преимущества», отказавшись от допроса. К. в ответ хохочет и в сердцах обзывает его мразью.
Проходит еще неделя, и в воскресенье, не дождавшись нового вызова, К. сам отправляется по знакомому адресу. Та же женщина открывает ему дверь, сообщая, что сегодня заседания нет. Они вступают в разговор, и К. выясняет, что женщина в курсе его процесса и внешне полна сочувствия к нему. Она оказывается женой какого-то судебного служителя, которому без больших моральных терзаний изменяет с кем попало. К. вдруг чувствует, что и его неотвратимо влечет к ней. Однако женщина ускользает от него с каким-то студентом, внезапно появившимся в помещении. Затем на смену исчезнувшей парочке является обманутый муж-служитель, который ничуть не сокрушается по поводу ветрености супруги. И этот тип также оказывается вполне посвященным в ход процесса. И он готов давать К. полезные советы, ссылаясь на свой богатый опыт. К. он именует обвиняемым и любезно предлагает ему, если тот не торопится, посетить канцелярию. И вот они поднимаются по лестнице и идут какими-то долгими темными проходами, видят за решетками чиновников, сидящих за столами, и редких посетителей, ожидающих чего-то. «Никто не выпрямлялся во весь рост, спины сутулились, коленки сгибались, люди стояли как нищие». Все это тоже были обвиняемые, как сам К.
Собравшись покинуть это унылое заведение, К. на лестнице вдруг испытывает неведомый ему прежде приступ мгновенной обморочной слабости, которую с усилием преодолевает. Неужели его тело взбунтовалось, мелькает у него мысль, и в нем происходит иной жизненный процесс, не тот прежний, который протекал с такой легкостью?..
На самом деле все обстоит еще более сложно. Не только здоровье, но и психика, и весь образ жизни К. в результате странных событий неотвратимо, хотя и незаметно, изменяются. Как будто эти перемены не очевидны, но с неумолимостью рока К. погружается в странное, вязкое, не зависящее от его воли и желания Нечто, именуемое в данном случае Процессом. У этого процесса какой-то свой ход, своя подспудная логика, скрытая от понимания героя. Не открывая сути, явление предстает К. своими маленькими частностями, ускользая от его упорных попыток что-либо понять. Например, оказывается, что, хотя К. старается никому не рассказывать о своем процессе, практически все окружающие почему-то в курсе происходящего — коллеги по работе, соседи по пансиону и даже случайные встречные. Это поражает К. и лишает его прежней уверенности. Оказывается также, что к процессу каким-то образом причастны совершенно разные люди, и в результате сам К. начинает подозревать любого из окружающих.
Случаются и совершенно уже невероятные вещи. Так, однажды, задержавшись на службе допоздна, К. в коридоре слышит вздохи, доносящиеся из кладовки. Когда он рывком распахивает дверь, то, не веря своим глазам, обнаруживает трех согнувшихся мужчин. Один из них оказывается экзекутором, а двое подлежат наказанию розгами. При этом, как они, хныча, объясняют, причина порки — К., который пожаловался на них следователю в той самой обличительной речи. На глазах изумленного К. экзекутор начинает осыпать несчастных ударами.
Еще одна важная деталь происходящего. Все, с кем в этой истории сталкивается К., обращаются с ним подчеркнуто вежливо и иезуитски предупредительно, все с готовностью вступают в разъяснения, а в результате получается, что в отдельности все можно объяснить и понять, притом что целое все больше скрывается под покровом выморочного абсурда. Частности подменяют целое, окончательно сбивая героя с толку. К. вынужден иметь дело лишь с мелкими исполнителями, которые охотно рассказывают ему о своих собственных проблемах и которые оказываются как бы невиновными в происходящем, а самое высшее начальство, которое он полагает ответственным за все, остается для него неизвестным и недоступным. Он ведет бой с некой системой, в которую и сам непоправимо вписан.
Так он движется по кругам своего процесса, затягиваясь в воронку странных и безликих процедур, и чем больше он стремится защитить себя, тем вернее вредит своему же делу. Однажды к нему на службу заходит родственник — дядя, приехавший из провинции. Как и следовало ожидать, дядя тоже уже наслышан о процессе и страшно озабочен. Он настойчиво тащит К. к своему знакомому адвокату, который должен помочь. Адвокат оказывается болен, он принимает дядю и К. в постели. Он, разумеется, тоже более чем сведущ о беде, постигшей К. За адвокатом ухаживает бойкая молодая сиделка по имени Лени. Когда в ходе долгого и скучного разговора К. выходит из комнаты, Лени увлекает его в кабинет и прямо там, на ковре, соблазняет его. Дядя возмущенно отчитывает племянника, когда через некоторое время они с К. покидают дом адвоката, — опять К. навредил сам себе, ведь невозможно было не догадаться о причине его долгой отлучки из комнаты. Впрочем, адвокат отнюдь не отказывается от защиты К. И тот еще много раз приходит к нему и встречается с поджидающей его Лени — она охотно дарит К. свои ласки, однако от этого не становится герою ближе. Как и другие женщины этого романа — включая маленьких нахальных нимфеток, выныривающих в одном эпизоде, — она лукава, непостоянна и раздражающе, томительно порочна.
К. лишается покоя. На работе он рассеян, мрачен. Теперь его не покидает усталость и под конец одолевает простуда. Он боится посетителей и начинает путаться в деловых бумагах, ужасаясь, что дает повод для недовольства. Заместитель директора уже давно косится на него. Однажды К. поручают сопровождать какого-то приезжего итальянца. Несмотря на недомогание, он подъезжает к центральному собору, где назначена встреча. Итальянца нигде нет. К. входит в собор, решая переждать тут дождь. И вдруг в торжественном полумраке его окликает по имени строгий голос, раздавшийся под самыми сводами. Священник, который называет себя капелланом тюрьмы, требовательно задает К. вопросы и сообщает, что с его процессом дело обстоит плохо. К. послушно соглашается. Он уже и сам это понимает. Священник рассказывает ему притчу о верховном Своде законов и, когда К. пытается оспорить ее толкование, назидательно внушает, что «надо только осознать необходимость всего».
И вот прошел год и наступил вечер накануне следующего дня рождения К. Около девяти часов к нему на квартиру явились два господина в черном. К. словно ожидал их — он сидел на стуле у двери и медленно натягивал перчатки. Он не видел оснований оказывать какое-либо сопротивление, хотя до последнего испытывал пристыженность от собственной покорности.
Они молча вышли из дома, прошли через весь город и остановились у заброшенной маленькой каменоломни. С К. сняли пиджак и рубашку и уложили головой на камень. При этом жесты и движения стражей были крайне предупредительны и учтивы. Один из них достал острый нож. К. краем сознания почувствовал, что должен сам выхватить этот нож и вонзить его в себя, но сил у него на это недоставало. Последние мысли его были о судье, которого он так никогда и не видел, — где он? Где высокий суд? Может быть, забыты еще какие-то аргументы, которые могли бы сохранить ему жизнь?..
Но в этот миг на его горло уже легли руки первого господина, а второй вонзил ему нож глубоко в сердце и дважды повернул. «Потухшими глазами К. видел, как оба господина у самого его лица, прильнув щекой к щеке, наблюдали за развязкой. «Как собака», — сказал он, как будто этому позору суждено было пережить его».

...Мы видим, что трудно говорить о символе в романе, самым характерным свойством которого является естественность. Но естественность – это категория, трудная для понимания. Есть произведения, где события кажутся естественными читателю, но есть и другие (правда, они встречаются реже), в которых сам персонаж считает естественным то, что с ним происходит. Имеет место странный, но очевидный парадокс: чем необыкновеннее приключения героя, тем ощутимее естественность рассказа. Это соотношение пропорционально необычности человеческой жизни и той естественности, с которой он ее принимает. Видимо, естественность эта присуща Ф.Кафке. Роман «Процесс» в данном отношении особенно показателен. Мы уже говорили об образе человеческого существования, но «Процесс» одновременно проще и сложнее. Я хочу сказать, что смысл романа одновременно более необычен для Ф.Кафки и вместе с тем более ему свойствен. Герой Ф.Кафки осужден. Он узнает об этом в начале романа. Судебный процесс преследует его, но если Йозеф К... и пытается прекратить дело, то все свои попытки он совершает без всякого удивления. Мы никогда не перестанем изумляться этому отсутствию удивления. Именно такое противоречие и является первым признаком абсурдного произведения. Сознание через конкретное отражает свою духовную трагедию; оно может сделать это лишь при помощи вечного парадокса, который позволяет краскам выразить пустоту, а повседневным жестам – силу вечных стремлений.
Альбер Камю. /Надежда и абсурд в творчестве Франца Кафки/

Эти сочинения напоминают страшные сны[...] Они с необыкновенной точностью, даже педантизмом живописуют мир, где человек и прочие твари подвластны священным, но смутным, не доступным полному пониманию законам; они ведут опасную для жизни игру, выйти из которой не в силах.
Герман Гессе. /Франц Кафка/

Кураторы

Я представляю интересы автора этой книги

Подробнее о книге

Lusil

Эксперт

да-да, конечно, эксперт:)

29 января 2021 г. 23:07

927

4 Влияние "культуры" на человека.

Независимо от того где мы рождены, на нас влияет культура того общества в котором мы живем и этого никак не изменить. Таким образом преступления в одном обществе могут быть вполне нормальными явлениями в другом и когда человек попадает из одного в другое, он может быть шокирован происходящим, как главный герой данного короткого произведения.

Рассказ цепляет за живое, сразу вспоминается история и проводятся автоматически параллели с реальным миром. Часто люди считали жестокость нормой, даже в советское время когда казнили соседей люди считали, что это нормально, что они заслужили, а так ли это никто не разбирался, ну и способы были тоже не всегда нормальными. Это я уже молчу о более давнем прошлом, в средневековье вообще такие изощренные пытки были, что вообще не понятно как…

Развернуть

21 февраля 2021 г. 22:19

707

5

"Превращение" Франца Кафки – это невероятный по концентрации сгусток эмоций и ощущений. Непонимание, паника, беспомощность, смятение, отчаяние, замкнутость, неприкаянность, одиночество, брезгливость, отстранённость, неприязнь, отвращение, враждебность. Жуткая и вместе с тем до ужаса обыденная ситуация. А абсурдный тон только в разы усиливает ощущение безысходности и обречённости. Человек, оказавшийся замкнутым в самом себе, отдававший всего себя, но, оказавшись в ситуации утраты связи с внешним миром, не получивший ничего взамен. by Santiago Caruso

Развернуть
PjotrAkimov

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

5 апреля 2021 г. 04:49

96

4 Впечатления от рассказа "Правда о Санчо Пансе" Франца Кафки в нескольких словах...

Многоуважаемые пользователи и посетители сайта.

Я думаю многие из Вас любят произведения господина Франца. Так же как люблю их я. Даже очень небольшие его творения являются очень необычным высказываньем в отношении различных вещей и событий, явлений,, личностей, произведений и даже животных и растений. Читать его творения надо , хотя бы для того , чтобы понять , как прекрасен мир вокруг Вас и полюбить его во всех проявлениях. Ведь идя как может бытьнесчастен человек Поймете Вы, что не все так плохо.

Здоровья, благополучия Вам и Вашим близким в это нелегкое время.

Dhimmeluberli

Эксперт

Ми-ми-микрирую

22 февраля 2021 г. 21:27

625

4

Откладывала чтение до последнего — а зря. Второе знакомство с Кафкой (спустя 6 лет) оказалось гораздо приятнее. Самое яркое впечатление осталось от "Процесса", в честь которого и назван этот сборник. Я была приятно удивлена тому, как увлекло развитие событий, как менялось мое восприятие ситуации вместе с восприятием главного героя.

И как убивала эта нереальность реального) С одной стороны было очевидно, что все обман, иллюзия, а с другой — вечная ничем не выводимая потребность сравнить с имеющимися институтами, с которыми мы слишком часто сталкиваемся. А так как перед "Процессом" я пробежала глазами биографию Кафки, все это усугублялось попыткой додумать, где же именно аналогия с немецкими бюрократическими инстанциями и иже с ними.

А вот с рассказами все было уже попеременно. Например,…

Развернуть

12 апреля 2021 г. 21:09

49

5 Символизм, стоящий уровнем выше чем у Блока и Брюсова

Это произведение полно образов и смыслов, кто-то найдёт здесь сходство с 1984 Оэрла, кто-то с религией, в том, что вина не избежна и кара за нее настигнет. Так как автор умер до выпуска произведения, читатель в праве сам выбирать смысл и даже не из тех, что я указал, главное чтобы каждый смог вней найти что-то свое и за счёт этого обоготиться!!!

Evangella

Эксперт

Я ж эксперт! (^o^)

4 февраля 2021 г. 14:39

642

4.5

Сюжет этой повести, как мне кажется, знают все. Даже те, кто не читал. Грегор Замза, коммивояжер, однажды утром обнаружил, что превратился в жука. От него шарахаются члены семьи, коллеги по работе, соседи и все остальные. Им непонятно, почему он вдруг изменился, неприятен его жучиный облик и новые повадки, изменение пищевого вкуса. Начинается постепенное взаимное отторжение и страдание. Кафка поднял интересный вопрос. Что за судьба ждет человека, отличающегося от большинства. Он блестяще сделал это на простом примере превращения в насекомое. Вывод же подавляющее большинство читателей делает однозначный — какие гадкие люди окружают бедного Грегора Замзу. Все знают, что надо сделать, чтобы было правильно. Всячески опекать Грегора, проявить любовь и заботу, чистить ему хитиновый покров,…

Развернуть

1 апреля 2021 г. 12:15

166

2 Весьма странное произведение

Очень странная книга. Это было мое первое знакомство с творчеством Франца Кафки. Возможно, требуется прочитать еще какие-то его книги, чтобы его понять, не знаю. Но этот роман называют вершиной его творчества, и он меня не впечатлил. Всё в книге абсурдно, всё нелогично, противоречит здравому смыслу (вплоть до концовки). При этом ясно, что автор хотел сказать, но читать об этом так много слов просто неинтересно. Сюжет затянутый, заунывный, я бы даже сказала. Много ненужных, на мой взгляд, или непонятных персонажей, вроде девушки-соседки и жены какого-то судейского чиновника (в одной сцене сбежавшей из объятий ГГ к молодому студенту). В общем, если вы любите всякие метафоры, аллюзии и прочие замысловатые тексты, то читайте))

FredenburgVitiators

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

17 февраля 2021 г. 09:44

668

4

Ф.Кафка открывает открывает завесу абсурдного мира, герой "Процесса" Йозеф К. - преуспевающий прокурист, уверенно шагающий по карьерной лестнице. Однажды, герой просыпается и узнает, что он должен предстать перед судом и находится в полной неизвестности, в чем его обвиняют. Йозеф не хочет менять привычный уклад жизни и решает, что,если процесса не избежать, то нужно сделать все,чтобы процесс не вмешивался в его работу и личную жизнь. Однако, события развиваются таким образом,что игнорировать процесс становится невозможно и вот уже герой не может заниматься ничем иным, кроме как своим процессом. Характерной чертой произведения является эффект неожиданности, абсурдности происходящего, на протяжении всего романа мы видим, как герой пытается понять причину обвинений, которую ему не могут…

Развернуть

18 февраля 2021 г. 21:59

524

5 книга выходит в жизнь

«Процесс» — вторая книга Кафки  на моей полке после Замка. Переходя от последнего к первым страницам сего творения, начал верить, что эти книги в плане абсурдности и неопределенности различаются. По мере приближения ко второй половине книги этот миф стал рассеиваться и наблюдение за господином К. снова вызвало чувство тяжести, тревоги и туманности в собственных мыслях. 

По несчастливому (а может быть и счастливому, кто его знает?) случаю на неделе мне лично удалось столкнуться с местным дворцом «правосудия». Каково мое удивление сейчас, когда я вижу абсолютно таких же персонажей на страницах этого непонятного произведения! Ложь, беззаконие и невероятная глупость — самые подходящие слова для описания справедливо функционирующей судебной системы. Это т#атр, товарищи! Правда играют в нём не…

Развернуть

Напишите рецензию!

Текст вашей рецензии...

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 364
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее