Рецензии на книгу «Сон в красном тереме (комплект из 3 книг)»

ISBN: 5-280-01772-8
Год издания: 1995
Издательство: Художественная литература, Ладомир
Серия: Библиотека китайской литературы

Это самый знаменитый и крупнейший китайский роман. Цао Сюэцинь создал захватывающую сагу о трех поколениях большой аристократической семьи. Она возвышается, когда император берет в наложницы одну из девушек рода Цзя. Главный герой Цзя Баоюй с юных лет купается в роскоши, ему доступны все земные блага. Роман насыщен любовью, многочисленные герои связаны между собой чувственными отношениями, которым сопутствуют ревность и интриги. Сложная структура этого замечательного произведения, психологическая мотивированность поступков его героев, органически входящие в ткань повествования стихи - все это составляет убедительные достоинства СНА В КРАСНОМ ТЕРЕМЕ - признанного шедевра не только китайской, но и мировой литературы.

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Оценка: 4  /  3.7

Когда у мировых лидеров (монархов или президентов) рождаются наследники, знаете что делают китайские правители? Дарят младенцам, а точнее их ничего не подозревающим родителям подарочные издания этой книги. Такой вот заход издалека. Национальное достояние. Все равно как если французы подарили бы книгу в трех томах про сыр, вино и любовь, итальянцы про оперу, пасту и моду, россияне про водку, медведей и спецслужбы, англичане про монархию, виски и дождь, немцы про сосиски, порядок в полисадниках и добротное машиностроение.

Пожалуй, добавлю - три увесистых тома в стихах по большей части. Кроме того, несвязно между собой. Стих про то, стих про это. А потом - о-о!, сыр хорош к вину, мода в опере, медведи под надзором, виски в дождь, а сосиски в дорогу. Все это прекрасно, но только представьте: тысячи и тысячи страниц.

Была я как-то в китайском дворце-городе. Целый день бродила по павильонам-пагодам. От одного к другому мощенные дорожки, запруды, а через них горбатые мостики. В запрудах золотые рыбки с жадными ртами и толстыми боками бурлят воду. Ветвистые деревья. Каменные драконы с нефритовыми глазами. Беседки. Иногда идешь-идешь и тупик - стена с лепниной. Обойдешь, а за ней еще квартал павильонов, дорожек, водопадов, искореженных деревьев. А за кварталом еще квартал. Дальше еще. Зачем так много? Теперь поняла. Это для всей родни. Для бесконечных сестер и братьев. Для тетушек. Для армии обслуживающего персонала. Для услады глаз. Для уединения. Что бы не опошлять бытие словами. Рифмой что бы изъясняться.

Бабушки балуют внуков, любовь не бывает лишней. Девочек холят, их сила в красоте, хитрости и практичности. Отцы третируют сыновей, что бы оправдаться непонятно перед кем. Старые няни устраивают дедовщину молодой прислуге. Выросшие девочки берут хозяйство в свои руки и их не проведешь. Выросшие мальчики прожигают жизнь. Все пьют настойку из женьшеня и других экзотических растений. Это когда заболевают. В обычной же жизни - чай, вино и молоко. Периодически друг друга все подкупают. То за молчание, то за должность. Мало того, что подкупают - продают сами себя или покупают кого-нибудь себе. Есть родственники богатые, есть бедные. Знай свое место среди них! Все знают свое от самого рождения. Если без денег и звания - значит страсть без стихов - чистая физиология. Со стихами - возвышенная любовь - в силу положения, оно обязывает, зря что ли изучали Дао и искусство? Рифма имеет значение. Скорбь тут осенняя, волнения весенние. Рыдания вечерние, стоны утренние.

Что к чему непонятно. Жизнь как жизнь. Только во дворце с миллионом условностей в странном режиме, в шелковых одеждах и украшениях из камней и посреди толпы народа с разной степенью важности. Но кто сказал, что должно быть понятно? Главное - гулять, гулять по бескрайнему саду с павильонами, беседками и запрудами. Любоваться сегодняшним цветом неба, улавливать настроение листвы на деревьях и ряби на воде и описывать это все немногословной рифмой.

Что же такое Китай? О чем смогут узнать наследники мировых лидеров и мы с вами, прочитав эту культовую вещь? Много народу. Не перечесть, имена похожие. Субординация на генетическом уровне. Шелк и яшма. Терема, терема... Палаты безрассудных влечений.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Оценка: 4  /  3.7
Жизнь — боль, жизнь — сон, баю-бай, Баоюй...

«Снился мне сад...»

В дни юности младой всем сердцем полюбила китайскую поэзию. Началось это с книги Золотые яблоки Гесперид и Ду Фу, о чём отдельная история (которую никак не соберусь написать), но не об этом сейчас речь. Поэзию Китая — а в дальнейшем Вьетнама, Кореи, Японии — продолжала читать-восхищаться, а вот проза мне никак не давалась, невзирая на неоднократные попытки. И дело даже не в именах, — и вот тут уместно будет с несколько садистским удовольствием процитировать нынешний первоисточник:

В зале присутствовали Цзя Шэ, Цзя Чжэн, Цзя Лянь, Цзя Чжэнь, Цзя Жун, Цзя Цян, Цзя Чжи и Цзя Лань. Не было только Баоюя, он не пришёл, сославшись на болезнь, и оставался всё время в комнатах матушки Цзя, и ещё Цзя Хуаня, вообще не любившего появляться на людях…

:) а в каком-то роковом несходняке психологии. То есть совершенно невозможно было понять, что движет этими людьми (людьми?), вот это вот всякое «госпожа никогда не простит мне, что я не захотела стать наложницей её мужа»; почему они поступают так, а не этак, какова будет их реакция на те или иные слова и события… Почему, ну почему они такие разные?!.. (Не они и мы, а стихи и проза Поднебесной.)
Загадка по-прежнему остаётся без ответа, но «Сон в красном тереме» прочитан, спасибо ДП, это было страшновато, непонятно, любопытно, мучительно и просто здорово!

Один отдельно взятый маленький Китай, состоящий из дворцов Жунго и Нинго и примыкающего к ним сада Роскошных Зрелищ, напоминает улей/муравейник: по сложности устройства, регламентированности масштабных церемоний, иерархической структуре, где во главе матка (она же матушка Цзя), а количество рабочих особей (слуг) во много раз превышает число весёлых или поэтически настроенных трутней. «Терем-теремище, персонажей тыщи», — делюсь с друзьями. Друзья сочувствуют, но у них свои тыщи персонажей: они тоже читают китайские средневековые романы, только другие.
На самом деле «Сон в красном тереме», по подсчётам специалистов-красноведов, включает в себя почти пять сотен персонажей, из которых около четырёх десятков — главные. И, слава вышним, количество прочитанного помаленьку переходит в качество понимания, кто все эти люди и что, собственно говоря, происходит :) появляются свои любимцы или объекты пристального и не всегда доброжелательного внимания.

Дальше...

Оценка: 3  /  3.7

Как за летом приходит осень,
За нежной улыбкой - слезы,
Перевернута последняя страница.
Время.

Такие романы, как "Сон в красном тереме" Цао Сюэциня, принято называть масштабными, во-первых, благодаря объему, а во-вторых, из-за огромного количества персонажей. И на первый взгляд, так оно и есть. Роман действительно большой, в нем более тысячи страниц, на которых действуют сто с лишним перво- и второстепенных героев. Однако, у меня язык не поворачивается назвать книгу широкомасштабным полотном, она скорее напоминает классический китайский рисунок, который берет не величием замысла, а любовью к тщательно прописанным деталям. Что ж, на детали автор не поскупился.

Ван Сифэн кричит на служанку.
Баочай сочиняет стихи.
Нет вернее Цинвэнь девы.
Песни Линь Дайюй на рассвете тихи.

Первая и основная сложность, с которой столкнется современный западный читатель "Сна в красном тереме", это имена. Если учесть, что персонажей действительно больше сотни, и все, естественно, китайцы, то задача почти непосильная. Носителю европейского языка будет очень нелегко разобраться, кто есть кто. Судите сами. Если даже вы обладаете хорошей памятью и быстро запомните, что главных героев зовут Баоюй, Баочай и Дайюй, то смириться с тем, что Баоюй - юноша, а Баочай и Дайюй - девушки, уже труднее. Отсутствие хоть какой-то гендерной разницы в именах серьезно затрудняет чтение. Еще больше процесс чтения осложняется тем, что у многих героев есть официальные имена и домашние прозвища, которые между собой никак не перекликаются. Мне потребовалось почти 500 страниц, чтобы понять, что Ван Сифэн и Фэнцзе - это одна и та же женщина. В качестве подспорья можно сделать в самом начале схему с именами и указаниями, кто кому кем приходится. Я этого не сделала, о чем впоследствии сильно пожалела. Так, я была уверена, что одна из героинь встречается с любовником, и лишь через сотню страниц поняла, что это ее муж, чье имя я благополучно забыла.

Один стих исторгает слезы,
Другой стих - горестный вздох.
В том саду уж завяли розы,
Почернел из-за холода мох.

Вторым моментом, доводившим меня до точки кипения, была страсть героев к стихотворчеству и слезовыделению. Серьезно, стихи в романе выдаются по любому, самому пустяковому, поводу и без видимых затруднений. Герои с легкостью цитируют поэмы древних и находят аллюзии на них в строчках друг друга. В самом начале эти поэтические вкрапления были небольшими и даже мне нравились. Но после учреждения поэтического общества "Бегония" началось страшное. Одна моя подруга говорила про своего слишком разговорчивого поклонника: "Его рвет информацией". Так вот, обитателей Сада слияния ароматов рвало стихами. Они сочиняют и декламируют стихи, потому что расцвела слива, пролетел жаворонок, взошла луна, зашла луна, да и просто так. Мало этого, стихи эти проникнуты скорбью и печалью. Все тлен, жизнь боль для золотой китайской молодежи восемнадцатого века. Не дать не взять - наши эмо. Другой, не менее мрачный, аспект - самоубийства. Второе по популярности развлечение в Поднебесной после написания стихов. Нет, все понятно, пронизанное чувством долга и чести мировоззрение, боязнь позора, нежелание запятнать свое доброе имя и репутацию семьи безусловно сыграли свою роль в суицидальных наклонностях средневековых китайцев. Но в романе самоубийств так много и они настолько нелепы, что возникает ощущение, будто Цао Сюэцинь посмеивался над этим обычаем и пытался лишить его романтического ореола. Героини произведения, а именно женщины большей частью убивают себя на страницах романа, не довольствуются банальными повешением и отравлением, им подавай чего-нибудь поэкзотичней. Так, Ю Сэнцзе после того, как ее бросает жених, перерезает себе горло его мечом. А другая девушка, чье имя я уже не вспомню, услышав, что мать против ее брака с любимым мужчиной, разбивает себе голову о стену. Голову. О стену. Насмерть. Мля... Любимый мужчина, конечно, тут же самозарезается над ее хладным трупом, как же иначе.

Сад. Дворец. В женских покоях
Каждый день дремотой объят.
И служанки который месяц
У парадных дремлют врат.

Итак, что же изобразил автор на своем донельзя подробном рисунке? Еще в начале романа он сообщает, что хочет исправить несправедливость и посвятить свое произведение девушкам и женщинам, которые редко становились героинями китайской прозы. По воле писателя мы попадаем на запретную территорию, в женские покои знатной семьи. Обитательницы дворцов Жунго и Нинго редко покидают свои золотые клетки, проводя все время в праздности и плетении интриг. Хотя на все это у них остается не так много времени, ибо жизнь знатной китаянки была жестоко регламентирована. На одни визиты к свекрови, сестрам свекрови, сестрам мужа, женам братьев мужа мог уйти почти весь день, а ритуал этот следовало выполнять каждодневно. На самом деле, существование этих женщин было ужасающе скучным и монотонным, поэтому любое событие, даже незначительное, вызывало у них эмоции на грани истерики. Цао Сюэцинь мастерски погружает нас в такое бытие, и удается это ему как раз за счет деталей. Он подробно описывает каждый день в женских покоях, как они встали, как умылись, что съели, с кем повидались, о чем поговорили, за что поругали служанок, и так далее, и тому подобное, до полного одурения. Впрочем, иногда он решает опустить некоторые мелочи, о чем ответственно предупреждает:

Но о том, как они сели в коляски и уехали, мы рассказывать не будем.


Кто из этих прекрасных дев превратит свой чертог в небесный?
Кто нарушит закон и долг, на себя призвав кару неба?
Кто прославит свою семью во всех семьях Поднебесной?

Конечно, "Сон в красном тереме" - настоящий литературный памятник, и уже поэтому его интересно читать. Конечно, он наполнен красивыми описаниями, а в третьем томе и сюжет начинает развиваться с головокружительной быстротой. Но закрыв роман, понимаешь, что между нами, современными жителями западного мира и девушками из средневекового Китая лежит пропасть. Слишком уж сильно они зависели от своего долга и обычаев предков, слишком уж подавляли свои чувства. Я словно побывала на выставке робототехники образца восемнадцатого века. Красиво и безжизненно.

Оценка: 4  /  3.7
Мимолётный сон.

Старший механик К Моржоу собралась пойти отдохнуть после долгого рабочего дня: пришлось долго отлаживать машину времени после последней поездки на запад, которую очень давно планировала капитан, и которая увенчалась получением огромного жизненного опыта и невероятно положительных эмоций. Конечно же, в пути не обошлось без происшествий, в результате чего целый день пришлось провести среди разных механизмов, которые необходимо было протестировать перед последним путешествием. Но вот куда, а точнее в "когда", они поедут, ещё не было решено.

Продолжение...

Оценка: 5  /  3.7

И это было хорошо. Медленно, подробно, со стихами, перебранками и сновидениями, но почему-то увлекает так, что от книги я отрывалась уже среди ночи и убеждала себя, что надо идти спать. Каким-то чудом автор (первый) умудряется нагнать напряжение там, где вроде бы ничего не предвещает: речь идет в основном о цветах, стихах и прелестных девушках, а читатель отчетливо понимает, что назревает какая-то гадость. То полунамек на большие траты, то неприятности у родни, то недомогания, сначала вроде бы легкие, - и уже ясно, что скоро беззаботное детство и юность у главных персонажей скоро закончатся, а их взрослых родственников и вовсе ничего хорошего не ждет. У второго автора, как ни странно, поддержать это напряжение не получилось, хотя именно ему выпало описывать все злоключения, свалившиеся на семью Нинго и Жунго. Поэтому заключительные 40 глав, при всей их сюжетной наполненности, читаются с меньшим интересом, чем первые части, такие вроде бы неторопливые и лиричные.
В книге довольно необычный главный герой - он юн, талантлив, романтичен, влюбчив, но при этом рассеян, ленив и не от мира сего. Его необычность подчеркивается уже обстоятельствами его рождения, а потом - странными сновидениями, в которых Баоюй встречается с феей и ее прислужницами. Он обаятелен, но при этом настолько оторван от жизни, что порою хочется дать ему подзатыльник (который все равно не поможет, но все равно хочется). Цзя Баоюю, при всех его достоинствах - а занять седьмое место на государственных экзаменах многого стоит, - нет места в мире людей, он не приспособлен к жизни и вообще ничего не смыслит ни в хозяйстве, ни в прочих делах житейских, да и не стремится разобраться. Его мир - это мир чувств, стихов и красивых девичьих лиц, но этот мир рушится, и Баоюй уходит.
Я не великий знаток китайской литературы, но, сдается мне, более распространенным вариантом для положительного главного героя у китайцев была чиновничья карьера, достижение высоких званий, благосклонность императора, крепкая семья и много детей и внуков, на радость дедушке Конфуцию. В "Тереме" таким персонажем стал Чжэнь Баоюй, тезка и двойник главного героя, который "преодолел" юношескую романтичность и занялся "взрослыми" делами, на радость семье. Но авторы явно отдают предпочтение Баоюю-поэту, Баоюй-чиновник не представляет собой ничего необычного, их таких много.
Линь Дайюй... честно говоря, поначалу ее хотелось охарактеризовать не самым лестным образом. Точнее, назвать ее "белкой-истеричкой", потому что так скандалить и рыдать по любому поводу получается далеко не у всех. Ну да, она сирота, на начало книги еще совсем ребенок (а вообще-то у автора ба-а-альшие проблемы с возрастом героев, гуляет этот возраст туда-сюда, как хочет), но слишком уж взбалмошный ребенок. Но с возрастом она становится поспокойней, хотя все равно остается нездорово чувствительной и мнительной, что идет во вред ей самой. При этом Дайюй - талантливая поэтесса, пожалуй, самая талантливая из всех обитательниц сада Роскошных Зрелищ. И под конец ее искренне жаль.
Жаль и Сяо Баочай, вторую главную героиню. Она, в отличие от Дайюй, сдержанная и рассудительная, порою тоже - "чересчур", так, что сдержанность мешает ей полностью раскрыть свой талант. Ей тоже выпадает немало горестей, в основном - от бестолочи-брата, но она поддерживает мать и подруг, старается помочь Баоюю и воплощает в себе различные добродетели китайской жены. Правда, не сказала бы, что ей это сильно помогло.
Из других женских персонажей внимание привлекает Фэнцзе, она же Ван Сифэн, дама не в меру ретивая и языкатая, но при этом умная, властная и по-своему преданная семье. Она управляет хозяйством во дворце Жунго, но по факту занимает там весьма скромное место (жена внука? пфе!), и только умом, хитростью и да еще бешеной энергией ей удается поддерживать уважение к себе. Но стоило ей заболеть - и с трудом завоеванное положение от нее ускользает, ее уже никто не слушает, хотя по привычке чего-то от нее требуют. Высокой нравственностью Фэнцзе не страдает, и часть неприятностей в семье напрямую связана с ней. Но образ ее, пусть и противоречивый, получился притягательным и запоминающимся.
Еще понравилась Таньчунь - девушка решительная и сообразительная, но душой не очерствевшая, в отличие от Фэнцзе. И хотя автор всячески намекает на то, насколько трагична ее судьба, трагичного в ней разве что оторванность от дома. Похоже, в замужестве Таньчунь неплохо себя чувствует, и это ощущается как приятное разнообразие на фоне прочих горестей.
А вот с мужскими персонажами (ну, кроме Баоюя) в книге беда. О чем, впрочем, прямо и откровенно заявлено автором устами все того же Баоюя в самом начале. Галерея образов богатейшая - тут вам и недалекий сухарь-чиновник, которому правила приличия и "что люди скажут" заменили обычные человеческие чувства, и развратники, и пьяницы, и грубияны, и игроки, и вся эта "коллекция пороков" принадлежит к знатному семейству. Неудивительно, что семейство переживает не лучшие дни.
Этакие "Будденброки" на китайский лад, в общем. Но с намеком на лучшее будущее.

Оценка: 0  /  3.7
Асинхрон "Made in China"

Идею к написанию асинхрона "Made in China" подкинуло участие в синхроне "Что? Где? Когда?" Немца из Хайфы - "Посох Аарона" в котором ответом на один из вопросов тура являлся "Сон в красном тереме" (тогда меня посетила идея, что было бы интересно, если бы в следующем году в одном из туре "Долгой прогулки" командам достался какой-либо из четырех классических китайских романов, но я и предполагать не могла, что такая подстава будет уже в этом году).
В отличие от классических туров, в данном - всего 8 вопросов (так как мы все прекрасно знаем, что восьмерка - счастливое число в Китае). Вопросы будут легкими для тех, кто читал роман Цао Сюэ-циня, но и для не читавших не будут неберущимися (особенно если Вы входите в топ-500 ЧГК), так как в вопросах будет достаточно информации для раскрутки. Как правило, ответы на таких синхронах/асинхронах очень короткие и состоят из 1-2 слов (максимум - предложение) и не требуют развернутого ответа. Как и в классических играх ЧГК время ответа - минута. Итак, если Вы готовы - поехали!)

Асинхрон "Made in China"
1. В китайской мифологии богиня Нюйва отказалась от НЕЕ, не позволив стать частью работы по заделке трещины небосвода, в результате чего она оказалась на Земле. В соответствии с японским мифом, ОНА оказалась на Земле, прибыв вместес богом Ниниги. Назовите ЕЕ.
Ответ: яшма
Комментарий: Именно с упоминания брошенного у подножия пика Цингэн камня и начинается роман «Сон в красном тереме».
Источник: Журнал «Загадки истории», ст. «Меч, зеркало и яшма».

2. У главного героя поэмы, впервые опубликованной в 1842 г., ИХ – больше 400, у Дайоюй – ни одной. Назовите их.
Ответ: души
Комментарий: речь идет, естественно, о поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души».
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D1%91%D1%80%D1%82%D0%B2%D1%8B%D0%B5_%D0%B4%D1%83%D1%88%D0%B8

3. В феодальном Китае ЭТО являлось наиболее частой формой мести, особенно такая месть была распространена у женщин. Некоторые женщины в «Сне в красном тереме» тоже практиковали ЭТО, хотя их мотивами была не месть. Назовите ЭТО.
Ответ: самоубийство.
В зачет: суицид.
Комментарий: В феодальном Китае нередко практиковалась месть через самоубийство, которое доведённый до отчаяния человек совершал во дворе дома обидчика. Китайцы верили, что душа самоубийцы не возносится на небо, а остаётся в этом случае в доме обидчика и приносит ему и его семье несчастья. Самоубийство в «Сне в красном тереме» совершили Саньцзе, Цзинчуань и др).
Источник: http://muzey-factov.ru/tag/suicides

4. Ее листья, как правило, асимметричные, часто красивой окраски (особенно у культурных видов). Цветки неправильные, однополые, однодомные. Листочки околоцветника неравные, ярко окрашенные; плод — коробочка. Она – часто фигурировала на страницах «Сна в красном тереме». Назовите ее двумя словами, начинающимися на одну и ту же Букву.
Ответ: Белая бегония.
Комментарий: первый стихи общества «Бегония» принадлежали Танчунь и назывались «Воспеваю белую бегонию». Также ЦзяЮнь преподносит в дар Баоюю 2 горшка с белой бегонией. В вопросе в качестве подсказки выделена заглавная буква «Б».
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%8F

5. В «Сне в красном тереме» ОН – золотой. Читателям же хорошо известно издательство, носящее имя его собрата белого цвета. Назовите его.
Ответ: Цилинь
Комментарий: цилинь соответствует единорогу в европейской культуре. А издательство «Белый единорог» известно любителям комиксов.
Источник: http://whiteunik.com/index.html

6. При помощи его выгоняли бесов в "Сне в красном тереме". В известном произведении 2005 года с ЕГО помощью спасли героя от отравления. Мы не просим Вас назвать ЕГО, назовите спасенного героя произведения 2005 года.
Ответ: Рональд Уизли
В зачет: РонУизли
Комментарий: Он – это безоар, который, как считалось в древней медицине, обладал магическими свойствами и с его помощью изгоняли бесов из Цяоцзе. С его помощью спасли жизнь Рональда Уизли в «Гарри Поттере и принц-полукровка».
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%B0%D1%80

7. Раздаточный материал:
西施
王昭君
貂蝉
杨贵妃
Хоть они и не входили в число двенадцати, их все же упоминали в романе «Сон в красном тереме». Назовите любую из них
Ответ: Си Ши
В зачет: Ван Чжаоцзюнь(Ван Цян), Дяочань, Ян Гуйфей.
Комментарий: «Двенадцать шпилек из Цзиньлина» символизируют 12 красавиц романа. Любая из из упомянутых четырех – великие красавицы Китая – Си Ши, Ван Чжаоцзюнь (Ван Цян), Дяочань, Ян Гуйфей.
Ссылка на источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Четыре_великие_красавицы_Китая

8. Раздаточный материал
картинка Dragnir
«ТАКАЯ кровь» должна была подарить бессмертие, а на деле – отравила человека, принявшего «ТАКУЮ кровь» в романе «Сон в красном тереме». Назовите "ТАКУЮ кровь".
Ответ: драконья.
Комментарий: речь идет о киновари, от отравления которой погиб Цзя Цзин (что неудивительно, учитывая высокое содержание ртути в минерале). Греческое название киновари, употреблявшееся ещё Теофрастом, по одной из версий, происходит от др.-перс. zinjifrah, вероятно, означавшем «драконья кровь». А на снимке представлен кадр из клипа группы Slipknot – «Vermilion», что тоже переводится как киноварь.
Ссылка на источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Киноварь

Оценка: 3.5  /  3.7
новая история о Ромео и Джульете?

"Амитаба!!!" Я прочитала этот кирпич. Она мне и нравилась и не нравилась, и раздражала и умиляла, я ее бросала и возвращалась. После прочтения же я ее просто полюбила, я буду скучать по ее размеренной реке жизни, по ее милым наивным героям, по красивым садам и сиреневым горам. Насыщенный национальный колорит описания врастает в мозг необычными для нас картинками.
картинка Sunwait
Могу отнести это произведение к семейным сагам. Книга про любовь. Книга про богатую знатную династию Цзя, про их процветание и упадок. В общем-то сюжет банальный: любовь, борьба за власть, борьба за деньги на фоне легенды. Книга начинается и заканчивается описанием легенды, связанной с путешествием яшмы в смертный мир людей. История то ли вымышленная, то ли списанная с личного опыта, здесь точного ответа нет.
Любовь приходит через случайно сказанное слово, через улыбку, через какой- то поступок, через какой-то подарок. И вот эти небольшие вещи создают Великую Любовь и Великое Взаимное Притяжение. И вот этим мелким моментам и шажкам посвящена первая треть книги. Первая улыбка Баоюя, первый подарок Дайюй. К концу первой трети книги становятся понятно, что эти двое, совсем молодых по-нашим меркам людей, любят друг друга. Их отношения напомнили мне историю Ромео и Джульеты, с той лишь разницей, что Дайюй здесь погибает, а Баоюй остается с молодой женой. Жалко очень, но как жизненно!
Раздражает что проявлению любой важной мелочи в отношении посвящается не одна глава, привлекаются еще дополнительные, не связанные с основным, сюжеты. Имена сыплются градом, снежным вихрем. Сквозь эту мглу приходится с усилием выискивать те нужные персонажи ради которых написана эта книга. Но в итоге вырисовывается полная картина жизни китайской аристократии в 18 веке. Четко в голове прорисовываются стили общения, утварь, манера движения, образ жизни.
картинка Sunwait
А как много у меня мыслей про жизнь возникало в процессе чтения, но только я сделаю отметку в голове, в книге наползает следующий сюжет и новая мысль затирает старую. А если их записывать, то чтение длилось бы вечность. Но я все же выписала себе особенное. Книгу воспринимаю на уровне подсознание, через цвета: розовый, белый, серый.

в самом удивительном нет ничего удивительного, в простом — ничего простого, в истинном — ничего истинного, в ложном — ничего ложного

Я очень рада, что я прочитала. Во - первых, это очень длинная книга. Во - вторых, китайские книги еще не читала, о Китае были зачаточные знания. В-третьих, книга о невероятно сильных отношениях.
В общем, можно собой гордиться .
"Кабинет осенних грез, Покои Небесного пурпура, Сад Роскошных Зрелищ" и т.п. - очень красивые названия, такие выражения теперь останутся в моей памяти. Кстати, книга написана разными авторами, вторая часть показалась более подробной и сочной.
Так много хотела обсудить в процессе чтения, но в результате в голове осталось только щемящее чувство от любви двух молодых людей и сказочное чувство нереальности от прочтенной легенды. что-то типа вот этого:
картинка Sunwait
..PS эта книга в Китае также популярна как у нас "Евгений Онегин". Поэтому ее нужно прочитать!

Оценка: 4  /  3.7

Для меня Китай как голографическая картинка: состоит из множества слоев, как ни повернешь – увидишь что-то другое. Но в самой глубине лежит слой древнейший, базовый, который красными пагодами, золотыми дворцами и многоярусными прудами проступает через все, что впоследствии было нанесено временем. «Сон в красном тереме» открыл для меня дверь в ту самую Поднебесную, о которой я знаю так мало.

Цао Сюэциню удалось писать про себя и про свой собственный опыт, но при этом максимально устранившись из текста. Как Шахерезада, он зримо присутствует, отмечая важность или неважных отдельных эпизодов, проверяя читателя на вовлеченность и иногда даже вступая в ним в диалог, но только в качестве проводника, мягко ведя рассказ в нужном направлении, не давая личных оценок. Настроение во второй половине романа, написанной в продолжение, сильно меняется, но история остается цельной и завершенной.

Мир «Сна в красном тереме» реальный и магический одновременно. Реальность описана максимально подробно – настоящая энциклопедия. Как одевались, как заваривали чай, какие подарки дарили, как накрывали на стол, как умирали, как любовались луной, как красились, как писали стихи, как украшали дом – приведены все детали, каждая мелочь имеет значение, упомянуты многочисленные особенности иерархических отношений и церемониальных обычаев. И в канву этой буквально воспроизведенной реальности вплетены магические нити – пророчества, вещие сны, сказочные феи, волшебная яшма. Сам автор говорит в начале о том, что основная идея повествования лежит во «снах» и «грезах», которые призваны навести читателя на глубокие размышления о смысле жизни. Два мира – и опять реальность и вымысел. И добавим ко всему этому стихи. А вдруг именно они в романе самое главное? Единение в слове природы и человека – может быть, благодаря особому поэтическому мировоззрению Поднебесная стала великой империей?

Я все думала, почему роман считается великим. Количество поднимаемых тем огромно: любовный треугольник, предназначение и судьба, быт и нравы, отношения в семье – не перечислить. Мой друг-китаец сказал, что роман непередаваемой красоты, но мне кажется, что я, иностранка, читающая в переводе, упускаю целые культурные и символические пласты. Наверно, просто этот роман – китайское «наше все», описывающее все тайны китайской души.

У вас есть ссылка на рецензию критика?

263 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов