Рецензии читателей

28 октября 2013 г., 09:49
5 /  4.444

Дорогой друг Elessar !
Я только что вернулась из морского круиза на Армаде, который ты рекомендовал мне, как захватывающее приключение. Подтверждаю, ты был абсолютно прав. Это нечто! Мьевиль – это такой вид экстремального книжного туризма. Что бы я там себе не представляла, все мои ожидания в итоге меркнут перед его фантазией. В «Шраме» он превзошел самого себя. Кстати, очень точное название. Эмоции при чтении тянут на настоящий «Инфаркт микарда. Вот такой рубец».

Должна сказать, что перед началом своего морского путешествия я совершила пешую вылазку по Нью-Кробюзону (у них там как раз была заваруха в районе Вокзала) и она очень мне помогла. Я уже хорошо была знакома с мьевилевским миром и соседство кактов, хепри и переделанных на борту меня не удивляло. Я помнила их историю.

Моей соседкой по каюте была Беллис Хладовин. С самого начала было понятно, что приятельницами нам не стать. Дама она со странностями, характер скверный. Когда-то она была любовницей Гримнебулина, нашего давнего знакомого нетрадиционной научной ориентации. Странный союз. Она упряма, своенравна, замкнута, высокомерна и нелогична в своих поступках. Но будь она другой, и наш экстремальный тур превратился бы в обычную морскую прогулку.

Я сразу поняла, что у Беллис какие-то проблемы с законом. Она с несколькими своими согражданами отправилась на корабле в Нова-Эспериум – ньюкробюзонскую колонию, «маленький нарост цивилизации на неизвестной земле». Они направились туда подобно англичанам, сбегавшим от своей доли в Австралию в поисках если не счастья, то перемен или спасения. Их планам не суждено было сбыться, и мисс Хладовин с другими пассажирами оказалась захвачена пиратами и попала в их плавучий город Армаду. Ничего подобного я в жизни не встречала! Это было не очень комфортное, но грандиозное плавание! На досуге я вспомнила, что в детстве часто размышляла над выражением «дыханье сперло». Мне было любопытно, что же его могло спереть. Теперь я знаю – Мьевиль спёр.

Пишу тебе, потому что знаю, что ты знаком с этими местами не понаслышке. Знаю, что в Армаде где-то была и твоя каюта. На этом прощаюсь. Если письмо будет прочитано кем-то, кто здесь еще не был, то с моей стороны было бы не красиво открывать все тайны маршрута.
Я просила взрыв мозга. Я его получила. Спасибо!


С благодарностью, Arlett.
18 сентября 2014 г., 21:52
5 /  4.444
Трудно поверить, что от города до забытого богами моря всего десять миль.

В детстве я безумно любила строить города.
Из конструктора или просто силой воображения я возводила стены и блоки районов, придумывала истории для их жителей, точки доступа, мафиозные структуры и хитрых правителей. Множество стен, перегородок, лестниц, башен с непростой системой входа и выхода, где непосвященному легко можно было заплутать, нарваться на невиданного зверя и просто погибнуть. Детское воображение может не знало чего-то о жизненных перипетиях, но в плане того, что было известно, не давало себе задуматься, а просто неслось вперед, воздвигая квартал за кварталом, персонажа за персонажем.

Чайна Мьевиль словно обладает подключением к тому самому неусыпному детскому воображению, только кодирует его на свой лад, добавляя такие неотъемлемые части жизни, как насилие, кровь, интриги, власть берущих жестоких, выживание и бюрократию. Его "Шрам" - это бездонный колодец переулков и улиц, даже если речь идет о море и небе. Его роман подобен пособию по разнородности народов, сочетающий в себе разговорник Вавилона и остатки дневников заядлого авантюриста после приступа меланхолии. Здесь религия, здесь деньги, здесь власть, техника, наука и магия сплетаются в единый комок отражения воды в том самом бездонном колодце. Переливы на осколках солнца так и манят заглянуть внутрь, так и манят опуститься чуть ниже. Только бы не упасть и не захлебнуться. И не только в воображении дело. Еще раз и еще, города имеют значение, они добавляют повествованию +100 к романтике, красоте, задумке и атмосфере. Плюс это всегда декорации, это всегда часть истории. И было то хорошо.

Данный роман, мне кажется, стоит все-таки читать уже после Вокзала потерянных снов , чтобы хоть как-то быть в теме по картинке мира, множества рас и понимать, что почем и о каком городе, котаны, тут идет речь. Хотя если у вас среди знакомых есть те, кто "Вокзал..." читал и хорошо помнит все расклады, то можно попросить провести ликбез. Но тогда столько удовольствия мимо, что не советую, лучше неспешно засесть и пройти книги автора с пункта номер раз.

Так о чем это я.
В "Шраме" Мьевиль продолжает быть верным себе. Этот роман - лихая комбинация магии, приключений, темной стороны силы и власть имущих. Как если взять Ходячий замок , добавить "Пиратов Карибского моря" и приправить Игрой престолов в разрезе баек про капитана Немо. При всем при этом картинка ни в коем случае не ограничивается только приключенческой и омойбогскольковсего в плане мира составляющей. "Шрам" уверенно ведет читателя по сюжетным линиям, расщепляя повествование на несколько ключевых персонажей, связанных воедино, но и не забывает подкидывать темы на порассуждать.

Например, это роман о море. О просторах, о безграничности, о силе стихий, таких как вода, небо, ветер, гроза. И о способности народа человеческого или около того покорять эти стихии, так же как и укрощать природу.
Это роман о доме. О том, что ты считаешь своим домом, о преданности и тем воспоминаниям, что у тебя с ним связаны. О том, что для кого-то он отрава и тюрьма, а для тебя - самое правильное место на свете.
Это роман о мечте. О том, что за некоторые мечты стоит бороться до победного конца. Или они не стоят того? Или стоят? Что лучше - потерять все и рискнуть, или довольствоваться тем, что у тебя уже есть?
Этот роман о любви и страсти. О том, что стоит иногда их различать и разводить по углам, а иногда с размаху сталкивать между собой. О том, что такое увлечение, что такое преданность, дружба, умение пожертвовать собой и умение услышать не только себя.
Этот роман о столкновении мифа, прогресса и будущего. О том, что мифы могут стать реальностью, если у тебя есть правильный план, что прогресс может покорять горы, а будущее подчас настолько туманно, что все твои прежние идеи - просто соль на губах, остатки былого.
Этот роман о безнадеге и беспомощности. Когда тебя предают. Когда тебя используют. Когда ты не видишь, хотя думаешь, что зряч, и о том, как это больно - осознавать, что ты один, что ты никому и нигде. Что ты даже не можешь сразу назвать адресата тех бесконечных писем, что пишешь день за днем.
Это роман об ошибках и прошлом. О том, что мироздание может столкнуть воедино несочетаемое, перекроить чертежи будущего, заставить оставить все позади и начать жизнь заново. О внезапности бытия, которое плевать хотело на человеческие задумки или что там себе смертные придумали.

Многогранность мира, где нет розовых пони и радуг на пустом месте. Тандем интересных персонажей, где у каждого своя роль и свое место. Воины и одержимые, вампиры и растения, сады на палубах кораблей и погоня за тайной, сборища ученых и морские сражения, города и еще раз города, женщины-кровохлебы и лингвистические изыскания. Кровь власти и белизна мечты, прятки с прошлым и побег от будущего, кривое зеркало вероятностей и мелодичный голос рассказчика. Письма в никуда и шпионы, сегодняшние враги и вчерашние сенаторы. Я могу перечислять бесконечно, но лучше в очередной раз скажу, что это сильный и потрясающий роман, достойное продолжение в цикле произведений Чайны Мьевиля, автора, которого надо бежать читать вотпрямщас, если не боитесь открывать для себя новое, разностороннее и определенно стильное.

Йохохо и бутылка рома, слава Армаде, да проклянут ее семь человек и сундук мертвеца.

3 мая 2015 г., 23:18
5 /  4.444

О, чистейший и незамутненный Восторг! О, великая сила чужой хитроумной Фантазии! О, размеренное и удивительное Повествование! Спасибо вам, мистер Чайна Мьевилль, за беспорядочные лихорадочные книжнозапойные три дня! Это было великолепно.

Это мир, в который хочется провалиться сразу же. Это мир того самого тошнотного и рвотного города Нью-Кробюзона из "Вокзала потерянных снов", города, который невозможно забыть, в который хочется возвращаться, несмотря на всю его мерзость. А тут аж целый мир, в котором можно пропасть. Мир, раскинувшийся по берегам Вспухшего океана, в котором весь упор на города, города, города, Нью-Кробюзон, Дженгри, Нова-Эспериум, а в центре всего этого мира - Армада, плавучий город пиратов, собранный канатами и цепями за многие сотни лет из тысяч кораблей: из захваченных клиперов, галер, бригантин, люгеров, шхун, корабельное царство.

Город был шумен. Лай цепных псов, крики уличных торговцев, жужжание двигателей, стук молотков и станков, треск раскалываемых камней. Гудки, доносящиеся из мастерских. Смех и крики на соли, языке моряков всех племен, на котором говорили в Армаде. Ниже всех этих городских звуков было хрипловатое урчание катеров. Стоны дерева, хлопки кожи и канатов, удары корабля о корабль.

Ну а вот как вам такое: бродить вместе с героями по просмоленным бортам, перепрыгивать с одного борта на другой, взбираться по трапам и сбегать по сходням, заглядывать в заселенные каюты, прогуливаться по тропинкам среди лиан и цветов в искусственном Парке, исследовать заброшенные за ненадобностью машинные отделения, покрытые потеками смазки и масла... Чистое наслаждение.

Помимо мира и атмосферы огромное внимание Мьевиль уделяет и героям. Конечно, не все проработаны на отлично, но главные - несомненно. Вот Беллис Хладовин, бежавшая из Нью-Кробюзона после событий "Вокзала"и угодившая пиратам в цитадель. Девушка с практически говорящей фамилией, она обращена к миру своей холодной стороной, лингвист-переводчик, курит, и одевается в черное, только вся ее холодность на поверку оказывается фикцией, собственной выдумкой, защитным покровом, и судя по всем событиям книги, покров сей был выдуман ею не зря. Она не хочет жить здесь, в Армаде, пленницей, но и возвращаться ей некуда. Все окажется так, как она думала, и одновременно не так, и местами сладко, но все больше горько, а Мьевиль, не оглядываясь на жанр, местами хлещет словами, как бичом, по чувствам и женской психологии. Неужели мы все, девушки, такие ведемся на нужный подход?
Вот Флорин Сак, переделанный, с вживленными в грудь осьминожьими? щупальцами, высланный из Нью-Кробюзона за преступления и проделки. Так уж получилось, что я почти подряд читаю фантастику на морскую тему, и мне подряд встретились два персонажа, уходящие жить в океан. Лежать во тьме океана этакой рептилией, разглядывая толщи, вслушиваясь в тишину, пропускать сквозь себя соль и воду, имя ему одиночество? Тогда почему так заманчиво?
Вот Утер Доул - мастер над вероятностями и архетипичный служака-воин... или нет? Или, может быть, он не тот, за кого себя выдает? Или тот?
Вот еще огромный набор героев, про каждого можно расписать простыню и в каждого веришь. Что сказать, автор - Мастер.

Но мастер он не только в обнажении чувств и проработке героев, в этот раз куда более захватывающи интриги. Тут и там, там и тут, куда ни ткни, везде интрига на интриге и интригой погоняет, красота же, ну. И подача радует: замыслы одного переплетаются с недоверием другого, на котором сыграет третий, который при этом насквозь видит еще четвертую и пятого, пока вторая думает, что все идет по плану, а третий из них самый честный и на все ведется. Вся эта книга - происки сложнейшего разума, как он это делает, а? При всем при этом, даже злодеи у него выглядят понятными, человечными людьми.

Отдельно хочется остановиться на названии. Шрам - тут метафорическое все. Оно и шрамы на телах Любовников - следы их больной страсти, привязывающих друг друга ножом, болью и кровью, на теле Флорина Сака - след его переделки в морское существо, его изменения, на теле Беллис - это следы уже ее изменения, следы Армады на ней.

"Шрамы - это не раны <...> Шрамы - это зажившее место. После ранения шрам восстанавливает ваше тело."

Оно же и место, оставшееся после Разлома этого мира чужеродной расой.

"Мы покрыли этот мир шрамами надежды, нанесли ему тяжелые раны, разломали его, поставили свои знаки на самых отдаленных его землях <...> И при этом высвободили силы, до которых сумели добраться. Силы, которые позволяли им изменять форму вещей, терпеть неудачу и добиваться успеха одновременно<...> Катаклизм такого рода - сотрясение всего мира, появление разломов - открывает богатый пласт возможностей..."

Изменения ведь не всегда к худшему? Это травма, но еще заодно и возможность?

Кстати, в книге нет той самой мерзости, которая могла отпугнуть от чтения "Вокзала", джаббер забери нас всех, или немного все же есть, но она не так бросается в глаза. Впрочем, уже нет и того бешеного ритма, что был в первой книге, повествование медленное, растянутое, тем не менее "Шрам", на удивление, читается с не меньшим, а то и с большим удовольствием. В общем, читать-читать-читать, лучше после "Вокзала", но можно и просто так.

18 марта 2017 г., 04:49
4.5 /  4.444

Океан. Безграничный, необъятный. Спокойный, смертоносный, неистовый, безмолвный. Тяжелые волны упруго трутся о старый борт корабля. Соленая вода промывает, освежает пересохшие жабры. Молнии с оглушительным треском врезаются в мачты, сшивают небо с водой, как края хирургического надреза. Безжалостное солнце слепит, отражаясь от неровной поверхности воды. Немыслимый соленый пласт сжимает крохотный батискаф в глухой, тяжелый, темный кулак. Рачки и водоросли сыпятся с потревоженных подводных цепей. Хищные челюсти перекусывают хребет одним щелчком.
В романе «Шрам» много, много, много соленой воды.

Как и «Вокзал потерянных снов», этот роман велик и монументален. Пространство его порой кажется живее и плотней, чем наше, настоящее. Слышится скрип корабельных боков друг о друга, чувствуется душный смрад гнилой воды, застоявшейся под южным солнцем, мелькают тени удивительных и жутких магических существ, которые умеют прятаться в складках пространства. Отталкивающий, жестокий мир Нью-Кробюзона ширится в десятки тысяч раз. К жукоголовым хепри, колючим кактам, зыбким водяным, несчастным переделанным добавятся зловещие длинноязыкие вампиры, израненные струподелы и хищные люди-комары. А рядом с самим Нью-Кробюзоном встает ослепительная Армада.

Сама идея такого невозможного, но все-таки свершившегося города поражает воображение. Сотни и сотни кораблей, огромных и маленьких, металлических и деревянных, парусных и магических, сплелись сетью мостков и ставен, обросли наслоениями надстроек и навесов и приютили тысячи отщепенцев, которым весь остальной мир не рад. Как прекрасно, что Армаду создал именно Мьевиль, мастер овеществлять свои творения, вдыхать в них жуткую, зловонную, темную и очень убедительную жизнь.

Как и «Вокзал», «Шрам» мог бы все-таки быть покороче. Даже при всем великолепии деталей текст кажется немного избыточным, а сюжет опять раскачивается еле-еле, так что к сотой странице еще толком ничего не произошло. И надо сказать, если в «Вокзале» сюжетная интрига, когда наконец-то прочно завязывалась к середине романа, цепляла меня так, что было уже не вынырнуть, то здесь ничего столь же жуткого и увлекательного, как эпидемия кошмаров, нет. Сюжет будет разматываться размеренно и вяло, с редкими рывками, почти до самого конца. Зато образы в «Шраме» сильнее, отдельных невероятно кинематографичных, врезающихся в память сцен больше, так что движешься от одной к другой, отдыхая за скучноватыми моральными терзаниями главной героини.

Может, будь мисс Хладовин личностью поинтереснее, и основной сюжет цеплял бы сильнее. Но ей, постоянной пешке в чужих руках и жертве обстоятельств, положено быть достаточно скучной и серой. Вместе с тем ей отдано куда больше пространства, чем она могла бы получить в многоголосом «Вокзале», так что в принципе запоминаются немногие персонажи. Отвратительно-притягательные Любовники и жуткий немертвый Бруколак – скорее картины в раме, чем персонажи. Немногочисленные знакомые Беллис, с которыми она поддерживала хоть какие-то связи, остаются на периферии, и даже играя большие роли в сюжете не открываются ни самой мисс Хладовин, ни читателю. Остается наивный, преданный переделанный Флорин Сак, луч света в этом царстве предательств, равнодушия, интриг и извращенных страстей (даже в «Вокзале» светлых пятен было все-таки побольше). И Утер Доул.
Зато одного только Утера Доула уже хватило бы на целый роман.

10 ноября 2015 г., 20:00
5 /  4.444

«Ride - across the seas beneath a blackened sail»
Alestorm "Black Sails at Midnight"

В моей жизни очень мало стабильности и гармонии, особенно осенью, в дождь и холод. Пожалуй, можно сказать, что единственное, что неизменно второй год подряд - в ноябре я сажусь вечерами у темного окна, включаю лампу, одеваю наушники с чем-нибудь помрачнее и потяжелее и проваливаюсь в миры Мьевиля.
Которые согревают меня и заставляют улыбаться, подумает в этом месте наивная душа, ещё не соприкоснувшаяся с ними. А вот и нет.

Эти миры, а точнее мир, добавляют в жизнь ещё больше хаоса. Нью-Кробюзон был ужасен. Грязный, душный, запускающий микроскопические щупальца прямиком в душу и уже не отпускающий. Хотела ли я полюбить его? Нет. Ненавидела ли его? Да. Было ли за что любить? И снова да. И что же в итоге? Полная неспособность рассказать о нем, удивительное время, проведенное в разговорах и осознание, что уже не сбежать.
Вместо галочки в списки прочитанного уродливый рубец в читательской жизни, от которого ты бы может и отказался когда-то, но теперь не променяешь ни на что.


«Know that a painful death awaits us if we fail»

А все-таки пришлось.
Распрощаться с Нью-Кробюзоном, гарудой, Ткачом, безумными экспериментаторами и вонью родных улочек, поднять паруса и двинуться в путь. Потому что каким-то непостижимым образом этот брутальный лысый мужчина раз за разом делает это: достает дудочку, начинает играть, и я плетусь за ним. Уже не важно, куда и с кем.
С "Терпсихорией" и Б. Хладовин. С переделанными, задыхающимися в отвратительных трюмах и тоннами океанской воды, которые внезапно придавят сверху.
С плавучей цивилизацией, равных которой нет. С Армадой. И все это реально до дрожи в пальцах. Ты стоишь на палубе одного из кораблей, мерзнешь от ветра, в кровь сбиваешь костяшки, когда от бессилия и ужаса готов бить по поручням на которые перед битвой положил руки.
Проклинаешь, судьбу, разлучившую тебя с любимым городом. Понимаешь эмоции своей спутницы. И презрительно кривишь губы, раздражаясь от её ослиного упрямства, твердолобости и упрямства. Боишься воспаленного сознания Любовников и того, что они творят со своим разумом и телом. Вздрагиваешь при виде кровавой бойни. И не рискуешь выходить на улицу в царстве крови. Летишь. Пытаешься разгадать ребус по имени Утер Доул. Плывешь. Меняешь и меняешься сам. Мечтаешь, чтобы все заплатили свои долги. Бродишь по тихим улицам, постепенно узнаешь место, в котором оказался. Сам не замечаешь, как мелочи отпечатываются в голове, и ты уже видишь перед глазами все хитросплетения корабельной инфраструктуры, которые были секретом до этого. Любишь. Ненавидишь. Живешь. Раз за разом непроизвольно заставляешь свои межреберные мышцы сокращаться и наполняешь легкие живительным кислородом.
Снова просыпается желание запечатлеть "увиденное". Всю мощь и бесконечность соединенных кораблей. Тонкие мостики, связывающие их между собой. Ржавые переборки, сдающиеся под гнетом земли, и деревья, устремляющиеся ввысь. Парки, таверны, библиотеки. Мир. Дивный, новый. Внезапно уже тоже любимый.

Это талант, я никогда не устану повторять. Взять отвратительное, неприятное место, показать все самое мерзкое, что там есть и на выходе получить безусловный восторг. А потом добавить ещё одно мерзкое местечко
Несмотря на то, что не осталось тайн, которые можно было выяснить в эту встречу.
Вся жестокость, боль и кровь, доступная армадцам стала и моей. Пороховые взрывы, трезубцы, пронзающие податливую плоть, шрамы на коже. Старые и новые со свежими каплями крови, проступающими при малейшем давлении.


«Out of the darkness they came»

Потому что иначе нельзя.
Здесь столько жизни, столько удивительного и невероятного в каждом дне, что хочется продлить их как можно дольше.
Открыть тайны, оставшиеся на втором плане или лихо свернутые до лучших времен. Найти свой дом и наконец определиться, что же за место каждый готов назвать своей родиной. Узнать очень многое, даже не замечая этого, тихо исподволь подходя к простым на первый взгляд решениям, которые для этого были тебе недоступны. Залечить раны от обмана и лжи. Собрать себя по частям после того, как потерял все.
И главное. Научиться принимать свои шрамы. Неважно, что оставило их в твоей жизни и что это за шрам. Пусть это будет душевная боль, искореженные эпителий или порванная ткань времен и миров. С этим можно жить. Ты сильный. Ты сможешь.
Сможешь снова собраться: сделать последний "первый" вдох и нырнуть в самую глубь, решишься подписать письмо и протянуть руку, чтобы отдать его, глядя в родные глаза. Починишь сломанное и запустишь механизм заново.

Потому что только так и никак иначе.
Сквозь боль, слезы, кровавую пену на деснах и отчаяние. Только вперед! В память о том, кем ты был в начале путешествия и об отважной Армаде.


«With cannons a'raging and torches aflame
Slaying all poseurs who stand in their way.»


Ну и по старой традиции: Прекрасно до отвращения и зубного скрежета.

14 февраля 2013 г., 19:07
3 /  4.444

Градостроительный Мьевилль написал роман о нелегкой судьбе переводчика в открытом море.

В отношении собственных текстов Мьевилль обычно поступает как, скажем, мегаломужик. Он строит город, сажает героя и выращивает чудовище. Чаще всего – много чудовищ. Нет, чаще всего всё выглядит так, будто у Мьевилля в голове инкубатор, из которого то и дело проклевывается что-то многорукое, многоногое и многообещающее. В «Шраме» - продолжении Perdido Street Station по географическому признаку – кроме уже привычных говорящих кактусов и vodyanoi появляются жаброчеловек, женщина-тележка с буржуйкой вместо пламенного мотора, мужик, выкормленный зомби, подводное млекопитающее размером с малую азию и переводчик.

Переводчик, точнее переводчица-синхронистка по имени Беллис Колдвайн нанимается на корабль, идущий в далекую колонию, чтобы заплатить за билет переводами с языка рагамолл на язык солтеркрик. (В сторону – единственное, что меня несколько смущает в лингвистической буйности Мьевилля, и не только Мьевилля, впрочем, этим грешат отчего-то все писатели, пишущие в плоскости хоть сколько-нибудь фантастического романа – это то, что в какой-то момент из нее обязательно лезет что-нибудь похожее, на алфавит, пропущенный через мясорубку. Вот все как бы хорошо, и тут появляется вдруг язык хырбырдыр, район жопхлопстоп или кто-нибудь по имени рваоршгзфолвтмалорбылвоало. Не всегда понимаешь, это фантазия, художественный прием, артрит или кошка на клавиатуре).
Разумеется, доплыть до колонии Беллис не очень удается, потому что корабль захватывают пираты со всем последующими приключениями. Беллис попадает в город на воде, целиком состоящий из похищенных кораблей, и всю дорогу пытается каким-то образом попасть домой, в то время как вокруг нее люди заняты более важными вещами: захватом того самого безразмерного водоплавающего, организацией визита к губожопым мужчинам-комарам, поисками места, где земля закругляется, дележом власти между парой мазохистов, которые «Вася+Маша» вместо забора вырезывают друг на друге, районными упырями и просто лоббистами и ссыкунами с промежуточных кораблей. Временами Мьевилль включает в себе режим генплана и вместо сюжета чертит долгие-предолгие описания города на воде: вот тут в корабле прорастили парк из захваченной земли, вот тут библиотека сплошь из ворованных книг, вот тут самый благополучный район, только его контролируют местные вампиры, которые за право проживания ежемесячно отжимают у местных по пузырьку крови, а вот – ну, что-нибудь из жизни морепродуктов.

Впрочем, героиня нам в данном случае важнее внутренней жизни морских гребешков, потому что в ее личном сюжете как раз и скрыта некоторая нужная правда о смысле переводчика. Беллис в принципе думает о себе много и хорошо. Она знает, что она – отличный специалист. Она написала, допустим, четыре книги – о грамматике подприумершего языка пилвапшукшщпола (набор букв произвольный) и о синтаксисе еще чего-нибудь такого же. Она – единственный в галактике человек, который владеет кликсовым языком бушменов (ну, можно сюда подставить что-то умеренно-фантастическое). Она – идеальный переводчик, который в рабочие моменты превращается в ротовое отверстие, через которое звуки ходят туда-сюда, не оседая в голове никакими тайнами. В общем, если бы язык был сантехником, то Беллис была бы лучшим в мире вантузом. Вот только у вантуза не очень хорошо получается командовать сантехником. Беллис в книге – удивительный образчик героини, у которой есть голова, но нет возможности поступать по-своему. Всю дорогу Беллис напоминают, что ей лучше бы засунуть голову в жопу, по возможности высунуть оттуда только рот, чтобы переводить было бы можно, а вот воспринимать себя как отдельную единицу – не очень. Весь сюжет книги строится на том, что то один, то другой персонаж раскрывает Беллис как энциклопедический словарь, чтобы выудить из нее, допустим, значение слова «факельцуг», а потом закрывает и ставит на полку. Она, несомненно, двигает роман вперед, но только потому, что другие люди то и дело двигают ее. Единственный раз, когда Беллис предоставляется возможность совершить отдельное активное действие, бросает ее в слезы и необходимость просить помощи у жабромужика, что, впрочем, не так уж плохо, потому что иногда мужик не хуже мультитрана – столько возможностей, столько вариантов.

Разумеется, в таком разрезе образ кажется донельзя инвалидирующим. Как будто у героини нет ручек и ножек в комплект не доложили, а она все метит и метит в скалолазы. Однако же она – героиня. Пока вокруг нее один мужик тычет во всех вокруг волшебным вроде-мечом, а другой ворует-врет-шпионит, а третий учится читать, а четвертый ловит чудо-юдо-рыбу-кита, Беллис переводит. Потому можно сколько угодно крошить людей в селедку под шубой из говна и крови, но, скажем, ты никак не достанешь со дна морского аленький цветочек весом в стопятьсот тысяч тонн, если единственный специалист по его поимке не говорит по-английски.
Учите языки, как бы говорит нам Мьевилль, чтобы не пришлось идти на унитаз с голыми руками.

16 декабря 2014 г., 21:35
5 /  4.444

О боги. О боги и маленькие розовые саламандры.
Идиотская на первый взгляд идея – склеить корабли в плавучий город – нашла совершенное воплощение в мьевилльской Армаде. Он выстроил все настолько искусно, что фантазия проникала во сны, практически ощутимы были ниточки, протянувшиеся между кораблями, через мостки и переходы; живой и дышащий на свой сумбурный лад пиратский город завораживал настолько, что раскрытие интриг ударяло внезапно и беспощадно, хотя догадаться о них можно было чуть раньше – если бы только Армада не растворяла в себе полностью. Я кляла себя, когда в очередной раз плавно раскручивался клубок тонких манипуляций, а я не могла ухватиться за ниточку до того, как правда вышла на поверхность.
В книге полным-полно уродцев всех мастей, смертей, мерзостей, отвлеченных описаний – все в духе «Вокзала потерянных снов». Но если «Вокзал» – это скорее рынок, где толкутся разнообразные персонажи, то «Шрам» – безбрежный океан возможностей. Он обширнее, глобальнее, и идеи в нем высказываются далеко за гранью здравого смысла. Пиратам – отчаянным мечтателям, разбойникам и ворам, ученым и наемникам, – ведомым парой идейных вдохновителей, суждено пережить за год такие испытания, что прежней Армаде и не снились. Целеустремленные лидеры, откликающихся на имя Любовники, проведут плавучий город сквозь сражения, докажут существование монструозных существ из детских книжек, подчинят себе морские просторы, отправятся на край света, и.. кто знает, может быть, даже смогут управлять миллионами возможностей, каждую секунду проскальзывающих по кромке реальности.

Утер Доул и Бруколак заинтересовали крепко, с самой первой встречи я жадно ловила крохи знаний о них, чувствуя, что каждый из них в меру своего темперамента еще устроит локальную катастрофу в пределах Армады. На пути ли к революции, величию, власти – да черт побери, до сих пор не знаю. К концу, когда новый виток интриг послушно раскрутился перед изумленной публикой, Доул стал мне безразличен. Так же, как и их дуэт-противостояние с Бруколаком. Словно игры закончились, и игрушки пылятся теперь в шкафу, все такие же загадочные, но осточертевшие до ужаса.
Беллис, ведущая читателя вслед за собой – жертва обстоятельств, которой удалось не потерять ясность ума во всей этой вакханалии. Мне крайне импонирует, что персонажи, выступающие у Мьевилля на первый план, всегда умны и эмоционально сконструированы на славу. Судьба у нее непростая, последствия решений отзываются как минимум болезненно, местами ею просто манипулируют. А может, вовсе не манипулируют, и обвинение это есть бесплодная попытка придать смысл некоторым событиям. Но Армада сделала для нее гораздо больше, чем просто причинила боль и перевернула сознание – она закалила ее.
Концовка чудесна, и в отличие от «Вокзальной», не разочаровывает. Там я еще могла свести все к тому, что мир сложнее, чем кажется, и не всякая история заканчивается хэппи-эндом. Финал «Шрама» я принимаю безоговорочно. Море возможностей открыто для Армады и для Беллис, и ковать свою реальность у них получится на ура. Даже не сомневаюсь.

Всплески незамутненного восторга настигали меня дважды. Сначала Любовники осуществили первую часть своего плана и совершили то, на что способны только безумцы, не знающие когда надо остановиться. Сумасброды и мечтатели, одержимые идеей построить лестницу в небо. В тот момент время замерло в предвкушении, за ним последовал краткий миг разочарования – чтобы тут же взорваться криками радостного неверия. Потрясающие по своему накалу выдох и следующий за ним судорожный вдох.

И второй раз – когда наконец значение слова, давшего книге название, раскрылось в полной мере. Упоминания о шрамах мелькают постоянно – начиная с изукрашенных лиц Любовников, заканчивая путешествием к неизведанной топографической аномалии на теле Бас-Лага. А ведь если подумать, то вся рассказанная история составлена из бессчетных проявлений Шрама; самое занимательное его воплощение можно найти на первых же страницах, но понять всю прелесть – только к концу, когда финальное крещендо вступает в свои права, бьется вытащенной на сушу рыбой и проливается дождем понимания. И одновременно непонимания.

Чудно же.

21 января 2017 г., 09:28
4.5 /  4.444

Насколько мне не понравилась первая книга условного цикла, настолько же понравилась вторая. Сюжетно книги между собой ничем не связаны, единственная отсылка к первой книге - главная героиня "Шрама" когда-то была любовницей главного героя "Вокзала...". К сюжету это ничего не добавляет, поэтому книги можно читать в любом порядке.
Армада, город-множество-кораблей, город свободы. Такая Куба Лас-Бага. Огромное количество колоритных персонажей. В мои любимцы попал Утер Доул, как самый непонятный из множества других непонятных. Живой среди нежити, воин вероятностей, серый кардинал Армады. Мне честно было жаль, когда, закрыв последнюю страницу, я так и не получила никаких ответов - ни о его мотивах, ни о его роли, ни о его личности. Только небольшой список вероятностей в эпилоге. Хотелось бы, чтобы Мьевиль не забывал про этого замечательного персонажа и вывел бы его на сцену в одной из следующих книг.

20 апреля 2015 г., 09:42
5 /  4.444

Обалденная книга! Размах фантазии обескураживает и завораживают. Приключения будоражат. Мир, его флора, фауна и законы - пасуют перед волей автора и устраивают бешеную свистопляску на ваших мозга. Это Бас-Лаг, но это нечто совершенно новое к первой книге, и этом кайфа ещё больше. И "Шрам" ни капли не хуже "Вокзала"!

23 февраля 2016 г., 17:54
4.5 /  4.444
Приключение без конца

Давным-давно и совсем в другом мире один хоббит сказал, что выходить из дома — опасное дело: стоит переступить порог и уже неизвестно, когда дорога вернет тебя обратно, да и вернет ли вообще. Что ж, пороги одинаковы во всех вселенных. У них один создатель. Дух приключений, братья и сестры, дух приключений, воздайте ему хвалу. По своей ли воле, под гнетом ли обстоятельств сделан решающий шаг — не столь существенно. Дух ведет, а по ночам его молчаливая сестра напевает колыбельные, и под их мелодию образы дома приходят в наши сны. Ее зовут Тоска.
То, что было частью тебя, отделившись, оставит след. Рану, которая со временем затянется, превратившись в шрам. Носи его, это метка: здесь - корень воспоминания.

Шрам Беллис Хладовин еще не сформировался и кровоточил, когда она стала невольной гостьей Армады. Пленницей, по ее мнению. Бежать из когтей нью-кробюзонского режима в поисках убежища, где можно переждать невзгоды, и роковым образом попасть... куда? Плавучий город, составленный из великого множества кораблей, бороздящий моря и легенды Бас-Лага. Место, где расправляют плечи угнетенные и находят приют изгнанники. Воплощение самых несбыточных грез морских скитальцев, величественная пиратская либерталия. Благодарить судьбу или клясть суку на все лады? Беллис предпочитает второе. Ей вдруг так хочется вернуться в город, откуда бежала. Впрочем, это можно понять: родная страна и государство - не одно и то же, даже диаметрально противоположные понятия. Но деваться некуда, разве что сдаться на корм рыбам. Поэтому после промежутка времени, отданного на откуп культурному шоку, грядет исследование внутренних течений общественной жизни Армады. Что замышляют Любовники, дуэт местных правителей? В чем секрет их телохранителя, Утера Доула? С какой целью Армада собрала на своих палубах команду из охотников и самых разных ученых? Что это за таинственные объекты, скрывающиеся под днищами судов и толщей воды? И куда мы вообще направляемся? Аве, дух приключений, ты снова с нами?

Дух с нами. А его сестра? Выглядывает из-за плеча. Что-то нашептывает брату на ухо, и он смиряет свой пыл. Только такое объяснение оправдывает то, что должно было стать кульминацией нашего путешествия. У нас были морские баталии и мятежи, невиданная и неизмеримая в своей дерзости охота... Мы преодолели столько волн и противных течений, сносивших нас в сторону от намеченной цели, чтобы что? Испугаться переступить новый порог? Да. И разве это удивительно? Вечная дилемма: рискнуть или остаться при своем. Вечный вопрос: зачем пытаться улучшить то, что и так хорошо работает? Пасовать при встрече с неведомым — самая обыкновенная реакция. В то же время от грандиозности замысла не ждешь обыденного решения, тем более здесь, посреди приключения, тем более здесь — в книге. Диссонанс. Без мурашек. Без катарсиса. Такое вот приключение без конца.

2 ноября 2014 г., 20:09
5 /  4.444
В миле под самыми низкими облаками скала вспарывает воду,и начинается море.

С этих слов и начинается путь в очередной головокружительный и диковинный Мир созданный Мьевилем.
Описывать миры этого автора - все равно что погружаться под воду без акваланга,получится слепо и не содержательно.Я искренне не могу представить,в кого (или что) я должна трансформироваться,чтобы овладеть Языком способным грамотно описать все то,что было мной прочитано :).
В его Мирах можно жить,думать,сопереживать или хотя бы просто созерцать - но только не браться их описывать.
И все же после прочтения нельзя отказать себе в удовольствии и необъяснимом стремлении выразить,по мере своего умения,весь тот катарсис,который множился в геометрической прогрессии во время погружения в книгу.
Итак,что же ждет читателя в этом погружении?
Первое,что Вы будете наблюдать - это очень тонкую работу проделанную Мьевилем при создании каждого персонажа.Этакий симбиоз обычных биологических представителей флоры и фауны с отголосками героев Борхеса из Книги Вымышленных Существ,с их самобытными и уникальными характерами.
Знакомство с героями книги проходит аккомпанемент с развитием увлекательного и интригующего сюжета,в котором далее,по всем самым сладким для читателя канонам,будут ни раз присутствовать неожиданные повороты (водовороты ;) ).
В принципе уже этого,вкупе с исключительным языком повествования,достаточно для литературы,которая произведет впечатление,не так ли?
Но Мьевиль не был бы Мьевилем,если бы не закладывал в свои творения еще и более глубокие смыслы.В этой пучине читателя ни раз будет уносить штормом в открытое море переживаний.Разве можно остаться равнодушным,например,к аллегорическому образу того,как переделанные снаружи люди переделывают корабли изнутри?Меня это затронуло.Как и многие другие скрытые смысли и метафоры.
Море.Тут это не просто слово из четырех букв.Знаете,мне вспоминается фраза Ф.Кафки : Книга должна быть топором, способным разрубить замерзшее море внутри нас. И вот - это та сама книга.
Все начинается со слабого соленого привкуса во рту,потом плавно воображение принимает форму волн,и начинает укачивать Ваш мозг всеми этими восхитительными образами,яркими ароматами,парадоксальными идеями,которые созидают мышление читателя.
Море бурлит.В каждом из нас.Море живет.
Оно зовет Вас в путешествие.

PS
Капелька лирики:
картинка Maitreini

...ему хочется,чтобы море сделало то,чего ждут от него поэты и художники,чтобы оно смыло все старое и он смог начать жизнь заново.

Карта для путешественника по Бас-Лагу и прочие "вкусные" иллюстрации!

19 августа 2016 г., 11:33
5 /  4.444
Шрамы - это не раны. Шрам - это зажившее место.

Чайна Мьевиль не устаёт меня удивлять и восхищать с каждой книгой. Я не являюсь поклонницей «морской» тематики. Всегда стороной обходила истории о пиратах и морских приключениях, ничего не могу с собой поделать – совсем душа к этому не лежит. Мьевилю удалось покорить меня, заставить забыть о предубеждениях и книжных привычках. «Шрам» для меня всё же уступает «Вокзалу потерянных снов», но скорее по той причине, что сердце своё я всё же отдала Нью-Кробюзону, а не плавучему городу пиратов Армаде.

Главная героиня Беллис Хладовин бежит из Нью-Кробюзона, пытаясь не попасться в лапы полиции, ведь после таинственных событий в городе начали активно искать их причину - Айзека Гримнебулина. И в первую очередь начали допрашивать всех его знакомых и бывших любовниц. Беллис относится к числу последних. Решив не ждать, когда к ней в дверь постучатся, чтобы узнать ответы на вопросы, которые она не сможет дать, девушка нанимается на судно переводчиком.

В планы Беллис не входило внезапное нападение пиратов на хорошо укрепленный корабль Нью-Кробюзона. Но как итог – Беллис против своей воли оказывается жительницей плавучего города Армады – он не уступает ни размерами, ни ресурсами Нью-Кробюзону. Его особенность – это сплав из множества кораблей, барж, даже мёртвых животных (забегаловка внутри тела кита, как вам?). И на каждом судне построены дома, библиотеки, административные здания. Город делится на несколько районов, чьи обычаи и право отличаются друг от друга. Он постоянно, пусть и медленно, движется с помощью буксиров, в нём никогда не утихают звуки волн, с периодичностью пираты добавляют к городу всё новые и новые суда, расширяя Армаду. И каждый член команды, проигравшей сражение, становится гражданином этого города-призрака.

Город был шумен. Лай цепных псов, крики уличных торговцев, жужжание двигателей, стук молотков и станков, треск раскалываемых камней. Гудки, доносящиеся из мастерских. Смех и крики на соли, языке моряков всех племен, на котором говорили в Армаде. Ниже всех этих городских звуков было хрипловатое урчание катеров. Стоны дерева, хлопки кожи и канатов, удары корабля о корабль.

Беллис не единственная героиня, за чьей судьбой нам предлагает наблюдать автор. Уверена, что многим придётся по душе переделанный Флорин Сак, для которого нападение пиратов стало спасением, ведь в городе-государстве он стал полноправным членом общества, где его ценили как работника, не смотрели косо. Также нельзя не упомянуть ещё одного персонажа, который завоевал моё пристальное внимание, - таинственный Утер Доул. Блестящий боец, телохранитель Любовников – одних из правителей Армады. Сколько же в нём таинственности, знаний, он весь пропитан тайной. Об одном этом персонаже можно написать целый цикл книг!

Не хотелось бы раскрывать дальнейший сюжет. Скажу лишь, что Мьевиль закручивает его так, что вот тебе кажется: ну, дальше уже некуда, ан нет. Чем дальше в лес… Ты разгадал все интриги, проследил за всеми героями, их ролью в происходящем: и тут щелчок по носу тебе от автора, потому что ничего ты на самом деле не разгадал, да и куда тебе. И ты отдаёшься во власть авторской фантазии, а всё новые и новые события обрушиваются на тебя частоколом волн. Остаётся только поклониться Мьевилю, таких книг я давно не читала.

P.S.: отдельные аплодисменты за изысканные бранные обороты.

30 мая 2013 г., 13:14
3 /  4.444

Все особенности авторского стиля Чайны Мьевиля, замеченные мной при чтении его предыдущего романа "Вокзал потерянных снов" и отмеченные в рецензии на эту книгу, подтвердились и при чтении "Шрам". Вообще книги весьма близки к тому, чтобы назвать их "близнецами" — и уже упомянутый авторский стиль, и мир, в котором происходят книжные события, и даже объёмы "толстушек" и их внешнее оформление делают романы практически двумя независимыми частями дилогии.

Не скажу, что мне было комфортно — автор по-прежнему не щадит нежные читательские уши и порой "заворачивает" таким "высоким штилем", что кожа морщится от неприятного озноба даже на спине, не то что на затылке. Любит автор также плеснуть чего-нибудь тошнотворного в своё литературное варево, для чего пользуется как всем богатством своей расторможенной фантазии, так и натуралистическими описаниями. И по-прежнему выписываемый им мир наполнен таким количеством деталей и подробностей, что порой его описания напоминают мне отчёты биолога-натуралиста, который выделил своё квадратнометровое поле для наблюдений и со всем тщанием записывает всё, что он на этом полигоне наблюдает. Из-за чего и этот роман кажется изрядно распухшим и длиннотным. На мой взгляд — излишне распухшим. Но это уже частное мнение.

Если говорить о какой-то идее романа, то таковую я в книге не обнаружил — события здесь существуют ради событий, описания ради описаний, а разговоры и авторские мысли ради самих себя. И потому если первая книга получила четыре звезды (поскольку шла за "новенького"), то эта где-то три с половиной или четыре с минусом.

3 мая 2016 г., 19:33
4 /  4.444

Бас-Лаг 02

И снова Мьевилль. И снова восторг и удивление. И снова сумасшедший полет фантазии, странные обитатели Бас-Лага, сумасшедшие идеи и отталкивающие персонажи. Уже не такие мерзкие, как в "Вокзале...", но все равно далеко не обаяшки. И снова совершенно потрясающий ни на что не похожий город - Армада. Но я забегаю вперед.

Наш старый знакомый Айзек Гримнебулин остался далеко позади в Нью-Корбюзоне. Вместо него нам предстоит путешествие с его старой и близкой знакомой, Беллис Хладовин, которая после того, как в недрах тюрьм тайной полиции стали пропадать их общие с Айзеком знакомые, сложила 2+2 и решила, пока не стало поздно, отправиться на край земли - в расположенную на другом краю мира колонию Нова-Эспериум. Но ее холодный ум исследователя не мог предположить, что на пути к новому дому их корабль перехватят пираты, у которых тоже есть для переселенцев новый дом. Совсем, правда, не такой, о котором те мечтали - огромный плавучий город Армада, состоящий из захваченных пиратами кораблей и населенный освобожденными из трюмов заключенными и случайными путешественниками, которым так никогда и не суждено достигнуть планируемого пункта назначения.

Если быть честной, Армада меня заворожила намного больше Нью-Корбюзона. Кто знает, может надо было мень смотреть "Пиратов Карибского моря", но город на воде - это совершенно непередаваемое ощущение. Со всех сторон омываемый брызгами океана и овеваемый попутными ветрами, мирно раскащивающийся на волнах, ведомый вперед странными и загадочными Любовниками, исполосованными шрамами...

В отличие от первой книги здесь меньше экшена и больше рассуждений. Герои Мьевилля рассуждают о свое прошлом и будущем, мечтах и планах, которым не суждено сбыться, о любви и страданиях - здесь они более живые и, сответственно, более интересные.

К счастью, биологическое разнообразие героев Мьевилля наконец перестало резать мне глаза, и я получила намного большее удовольствие чем от первой книги, к которой мой неподготовленный ум оказался немного не готов. Потираю руки в предвкушении последнего тома трилогии "Железный Совет". Что-то мне подсказывает, что нас ждет встреча со старыми знакомыми :)

16 апреля 2015 г., 17:04
5 /  4.444

Беллис Хладовин бежит из Нью-Кробюзона. Куда? Туда, куда обычно принято бежать в критическом положении, - в колонии. Вторая книга знакомит нас уже не с одним городом, как Вокзал потерянных снов, а с миром. Он разнообразен, но уже не производит настолько отталкивающее впечатление. Хотя Мьевиль по-прежнему выдает образные сравнения. Как вам, к примеру, башни, похожие на “экскременты трубчатого червя”? Теперь этот мир увлекает и завораживает.

Но корабль захватывают пираты, и Беллис оказывается в удивительном, поразительном пиратском городе –Армаде. Самому старому кораблю в этой невообразимой связке судов посреди бескрайнего моря больше 1000 лет. Непонятно, как он до сих пор не развалился, как вообще все это держится на кораблях – парки, дома, кафе, заводы. Единого правления нет, скорее, правит коалиция, но здесь в относительном мире живут и какты, и переделанные, и вампиры, и струподелы, и хепри, и еще множество разных народов.

Кто-то нашел здесь свое пристанище, кто-то грезит о великой цели, кто-то мечтает любой ценой если не вернуться домой, то вырваться и предупредить Нью-Кробюзон о нависшей опасности, кто-то скрывает свои тайны до поры до времени. Любовники, во владениях которых оказалась Хладовин, задумали нечто грандиозное, они организовали экспедицию на остров людей-комаров в поисках древних знаний. Беллис испытывает к ним то отвращение, то любопытство, не последнюю роль в этом играет и их слуга-телохранитель с керамическим мечом – невозмутимый и ужасающий Утер Доул.

Кстати, это, наверное, единственный персонаж, который у меня вызывал неподдельный интерес и даже какое-то уважение. Так как я не могу сказать, что мотивы его мне неясны, они так и остались за кадром, но я бы точно что-нибудь еще про него почитала. А вот Беллис показалась мне немного курицей. Всю дорогу она цеплялась за воспоминания о прошлом, о городе, который ее практически изгнал. И в итоге вернулась к тому, с чего все и началось, и при этом, как по мне, ни на йоту не изменилась. Скажем так, для Беллис ее приключения были, на мой взгляд, какой-то довольно бессмысленной беготней по кругу.

Эта книга немного другая, она более приключенческая, чем Вокзал. Здесь больше простора что ли, нет того чувства клаустрофобии, что преследовало меня во время чтения первой части цикла про Бас-Лаг. Сюжет развивается более живо и динамично. Но идея все та же – человечность, гуманизм и наука, увлеченность, фанатизм. Соотносятся ли они вообще, существуют ли параллельно, не пересекаясь? Знание превыше всего, высшая власть, без оглядки на человеческие жизни? Риск ради неизведанного, чего бы это не стоило. Ответы приходится искать самостоятельно, нам их Мьевиль не дает. Вообще, у меня возникло стойкое ощущение, что автор просто оборвал повествование. Мало того, когда я дочитала до развязки, мне хотелось сказать – “И что? Это все, что ли?” Я осталась концовкой не удовлетворена, получился какой-то пшик, но в целом книга отличная, на 5 звезд.

15 апреля 2016 г., 13:05
3 /  4.444
Пиратский стимпанк

Ожидала чуда, но чуда не произошло. Хотя стимпанк и не относится к числу жанров, наиболее мной любимых, никакого предубеждения против него я никогда не имела. О таланте Мьевиля же премного была наслышана – восторженных отзывов о созданном им мире масса. Для знакомства с автором выбрала эту книгу – так получилось случайно, но рецензенты наперебой уверяли, что «Шрам» напрямую не связан с первой книгой трилогии о Бас-Лаге, «Вокзалом потерянных снов», более того, многие читатели посчитали ее еще более интересной, нежели первая, так что сомневаться я не стала.

Сначала было интересно. Странный инопланетный мир с тремя лунами, населенный множеством видов разумных существ. Тут вам и люди-кактусы, и женщины с головами насекомых, и кровососы-вампры (не вампиры, а именно вампры), и люди-комары, и люди-крабы, и даже киборги ("переделанные", так их тут называют). Наряду с магическими проявлениями (магия в этом мире тоже имеет место быть) используются и природные ресурсы, как ископаемые, так и иные – хемические и иликтрические элементали (именно так они именуются, тут нет грамматических ошибок). Использование всех вышеперечисленных веществ и технологий позволяет жителям этого мира довольно многое, например, они достигли впечатляющих результатов в области трансплантологии, тем не менее, это царство паровых двигателей. Подавляющее большинство машин работает именно с их помощью, а в небе парят дирижабли. В общем, стимпанк во всей своей красе. Мир описан великолепно.

Сюжет тоже изначально заинтересовал. Направлявшийся в дальнюю колонию нью-кробюзонский корабль захвачен пиратами и насильно пришвартован к неуловимому пиратскому городу-на воде – Армаде. Это сотни и тысячи кораблей, скрепленных между собой, медленно дрейфующих в открытом море. Пассажирам и команде захваченного корабля приходится примириться с мыслью, что здесь они останутся навсегда. Но не всем это по душе. Далее начинается нечто невообразимое. Одни жаждут спасти родной город, даже зная о том, что он навсегда для них потерян, другие стремятся обрести невероятную магическую власть, третьи преследуют свои цели – пока неочевидные. В результате все перевернется с ног на голову, и хотя в конечном итоге большая часть интриг будет раскрыта, финал все равно окажется невразумительным.

Событий и героев много, и сюжет местами захватил, но все же книга оставила меня равнодушной. Может быть, потому что мало кто из многочисленных персонажей вызывал симпатию – разве только Флорин Сак и его малолетний приятель Шекель, да пожалуй, еще бедняга аванк (несчастное животное, пострадавшее совершенно безвинно). И больше всех раздражала главная героиня, желчная и высокомерная, с явно завышенным самомнением, дама не первой молодости, сунувшая свой длинный нос абсолютно в каждую интригу сюжета. Не вызвала она ни понимания, ни сочувствия, может поэтому и сама книга впечатления не произвела. Раздражало еще и обилие ненормативной лексики, применение которой в большинстве случаев ничем не оправдано.

В общем, то ли я книгу для знакомства с автором выбрала неудачную, то ли вообще Мьевиль – не мой автор, но оценка в итоге нейтральная.

P.S. Что больше всего в книге впечатлило – так это сама Армада.
картинка VaninaEl

30 ноября 2015 г., 23:27
4.5 /  4.444

СПОЙЛЕРЫ!!!
Все время, что я читала книгу, меня не покидало ощущение, что все это уже было: «про это я читала в одной, нет в двух, да нет! в нескольких книжках; описание этого дома (района города) уж больно напоминает локацию из игры того уже достаточно далекого времени, когда я увлекалась играми жанра RPG; а что-то я как будто видела в каком-то приключенческом фильме или сериале». Но нет, я ни в коем случае не обвиняю автора в том, что он присвоил уже существующие идеи. Его мир, мрачный и безрадостный, но в то же время завораживающий, уникален и неповторим. Ну, а теперь поподробнее.
1. а) Кому читать эту книгу? Думаю, что каждый читатель найдет в этой книге что-либо для себя: любите стимпанк? – эта книга точно для вас. Любите хорошую, качественную фантастику? – не проходите мимо. Вам нравятся истории про пиратов, описание морских пейзажей? – ни в коем случае не проходите мимо. Здесь также есть и романтическая составляющая, и, конечно, таинственный и загадочный мужчина.
Также книга отлично подойдет не только любителям вампиров (но не гламурных мимимишек, если вы понимаете, о ком я). Вы также познакомитесь с представителями различных необычных рас, например, с людьми-комарами, самки которых (как, впрочем, по утверждению автора, и самки всех остальных видов) любят попить кровь, а когда им это не удается, кричат и теряют контроль над своим разумом. А еще здесь есть ак называемые переделанные, которым в качестве наказания за совершенные ими преступления изменили что-либо в теле. Ну, и еще многие и многие другие расы населяют этот мир.
И, что самое странное, при всем при этом автор не забывает о внутренних переживаниях героев.
б) Кому не стоит читать книгу? Разве что тем, кто на дух не переносит все вышеперечисленное. Те более, в одном флаконе.
2. Авторский стиль. Мне понравились подробные описания всего происходящего. С первых страниц возникает эффект полного погружения в книгу. Ничего не раздражает, текст (в моем случае, текст перевода) не отвлекает от того что происходит явными неточностями или даже ошибками, как это, к сожалению, часто случается. Мьевиль подробно описывает всех и все, что впервые встречает на своем пути тот или иной персонаж книги. Поэтому, возникает ощущение, что ты сам(а) в данный момент идешь по улицам Армады, ищешь нужную книгу в библиотеке или плаваешь в открытом океане.
3. Герои произведения. Их достаточно много. Мне понадобилось немало времени, чтобы запомнить, кто есть кто. И пусть далеко не все они являются главными действующими лицами романа, никого, даже упомянутого вскользь жителя Армады, я не могу назвать картонным персонажем. Мьевиль уделяет внимание каждому персонажу, что, к сожалению, редкость для книг со множеством действующих лиц.
А теперь я бы хотела более подробно остановиться на тех персонажах, которые особо запомнились мне.
Начну, конечно же, с Беллис Хладовин, на первый взгляд, циничной и высокомерной. Но стоит подумать о тех обстоятельствах, которые вынудили ее покинуть родной город, как становится ясно, что ее отстраненность, нежелание идти на контакт с незнакомыми людьми являются защитной оболочкой. А дочитав книгу я еще и осознала, что подобная оболочка была для нее необходима, и было ошибкой отказываться от нее, уступая чувствам. Я нисколько не завидую главной героине: она, известный лингвист, автор учебника по грамматике языка, которым владеют очень немногие, вынуждена бросить все и отправиться в бега, спасая таким образом свою жизнь. А попав в качестве пленницы на Армаду, положение ее становится еще более незавидным: с одной стороны она понимает, что плавучий остров так никогда и не станет ее домом, а ей вряд ли удастся сбежать с него, с другой – даже если предположить, что ей удастся покинуть Армаду, Беллис прекрасно осознает, что ей некуда идти.
Плюс, все представители противоположного пола, которые вызвали в ней интерес, использовали ее в своих целях, после чего она стала им просто не нужна.
А если добавить к этому груз ответственности, который лег на ее плечи после помощи, оказанной Сайласу, помощи, которая привела сами-знаете-к-чему…
Флорин Сак, второй из главных действующих персонажей, чьими глазами мы также наблюдаем описываемые события. Это работяга, который, в отличие от Беллис, нашел в Армаде то, чего лишился: дом и семью в лице Шекеля, но, увы, в конце книги лишившийся и того, и другого.
Что же касается Сайласа и, конечно, Утера Доула… скажу лишь, что понимаю Беллис, которая, на первый взгляд, так легко стала пешкой в больших играх, затеянных этими мужчинами и, скорее всего, окажись я на месте этой дамы, моя история была бы еще более печальной…
Также мне очень понравилась загадочность и таинственность, окружавшие Любовников.
4. Название книги.Его "многогранность". Слово «шрам» встречается в книге не единожды: это и шрамы, оставленные на теле переделанного Флорина Сака; шрамы – способ выражения страсти и преданности между Любовниками; шрамами «награждаются» за предательство Беллис и Флорин; незаживающие шрамы оставляет нападение гриндилоу не только на теле города, но и в душах его жителей, потерявших своих родных и близких. Ну и, конечно, Шрам – это место, в котором Любовники хотят найти источник безграничной энергии.
5. Недостатки. Я поняла, что мне, читателю, впервые столкнувшемуся с творчеством автора, очень не хватает той информации, которую он уже предоставил аудитории в предыдущем произведении, действие которого происходит в этом же мире: я, увы, так и не смогла до конца представить представителей некоторых рас, которые упоминаются в книге, а Мьевиль, несомненно, описывал их в предыдущем произведении. Также не до конца понятны не только взаимоотношения между государствами, упомянутыми в романе, но географическое положение этих стран: какие из них являются соседями, а до каких из Нью Кробюзона придется ехать годами? Мне, как человеку, у которого с самого детства тяжелые отношения даже с географией нашего мира, очень сложно с большими выдуманными мирами. Поэтому, во время чтения я все время думала о том, что было бы прекрасно иметь под рукой карту данного мира – Бас-Лаг. И, ближе к концу чтения я ее-таки нашла! И даже не одну.

30 ноября 2015 г., 20:49
4 /  4.444

Когда-то давно, ещё подростком, я читала "Остров погибших кораблей" советского фантаста Александра Беляева. Помню, сама идея жизненного пространства, организованного из скопления некогда "живых" кораблей, здорово задела моё воображение. Я даже рисовала нечто подобное.

Чайна Мьевиль пошёл дальше. Его Армада — это тоже скопление кораблей, только не застывшее в Саргассовом море, а постоянно движущееся по водным просторам Бас-Лага. Целый дрейфующий город — "сумма потерянных за всю историю мира кораблей". И, как и любой другой город, Армада живёт по своим только ей присущим законам. Делится на районы, шумит базарными площадями, сигналит воздушными такси, убаюкивает библиотечной тишиной. Но, помимо всего прочего, она ещё и даёт приют всем, выброшенным за ворота Нью-Кробюзона. Помните этот жуткий город? Его замкнутое, давящее пространство, фабричный скрежет и гул, смрад и копоть сточных канав, незыблемую монументальность площадей? Демонический город, который нельзя полюбить.

Вот только то, что одним кажется невозможным, для других — обычное дело. И по узеньким улочкам Армады, перепрыгивая с одного подвесного мостика на другой, каждый день спешит в библиотеку хмурая женщина с сигаретой в руке — Беллис Хладовин. Она — пленница Армады. Птичка в плавучей клетке, грезящая возвращением в родной город, обожающая его до дрожи в коленях, напуганная угрожающей ему опасностью, вынашивающая почти невыполнимый план по его спасению. Женщина из Нью-Кробюзона.

Естественно, Мьевиль не был бы Мьевилем, если бы не населил Армаду удивительным народом. На её палубах можно встретить и знакомых хепри, и чудовищно переделанных, и кактусообразных, и струподелов, и даже вампиров. Вплоть до парочки садомазохистов-любовников, стоящих во главе города. Но вот что странно: читать "Шрам" намного легче, чем "Вокзал потерянных снов". Может быть, потому что главные герои здесь всё-таки люди, может быть, оттого, что вокруг них расстилается бескрайняя водная гладь, а над головой — бездонное синее небо. А может быть потому, что Беллис Хладовин — очень понятная героиня. Знакомая до мозга костей. Чертовски несчастная, невыносимо одинокая, до смешного упрямая и отчаянно пытающаяся понять, выстоять, помочь. Не только себе.

Мьевиль не зря делает главной героиней "Шрама" женщину. Её внутренняя уязвимость, вызванная привязанностью к Нью-Кробюзону, — главный козырь в руках заговорщиков и политиков, её любопытство — ниточка, за которую можно дёргать, направляя саму Беллис в нужную сторону, её женское одиночество — отличный способ расположить к себе. Беллис — та, кого можно использовать с уверенностью в том, что она сделает всё как надо. А потом, когда поймёт, не закатит истерику — потому что сама виновата.

К тому же она очень хороша в роли наблюдателя. Скептически настроенного, недоверчивого и не доверяющего, лишённого фанатичной преданности движущей Армаду идее, чуждого общему настроению. Именно её глазами мы следим за Любовниками, обнаруживая в их привязанности друг к другу противоестественную и извращённую основу, благодаря ей наблюдаем за тем, как развивается величайший замысел, оказываясь на деле величайшей же и ошибкой. Задумываемся о том, где грань между научным интересом и одержимостью, и чем жертвенность отличается от самоотверженности. А ещё, благодаря Беллис, мы вспоминаем о доме. Болезненно, остро, честно.

Читая "Шрам" мы всё время думаем о доме. Даже когда несёмся, увлекаемые могучим аванком, к великому разлому в ткани вселенной, опьянённые удачей, предвкушающие победу, увлечённые и ведомые самой дерзкой мечтой в мире, — мы всё равно думаем о доме. И пишем домой письма. Даже зная, что их некому прочитать, всё равно пишем. Потому что иначе наши раны никогда не превратятся в шрамы, способные восстановить наши тела и души.

2 апреля 2013 г., 06:51
5 /  4.444

Наконец-то состоялось мое знакомство с Чайной Мьевиллем - одним из самых ярких писателей фэнтези из ныне живущих.
Надо сказать, что знакомство состоялось на высшем уровне. Хотя поначалу мне было сложно: нужно было разобраться, что собой представляет этот непростой и удивительный мир и существа, его населяющие - какты, хепри, вампиры, люди-"переделанные".
"Шрам" - вторая книга цикла про Нью-Кробюзон, но книги в цикле между собой связаны только общим местом действия, общим миром, а не персонажами или сюжетом. Нью-Кробюзон как таковой в "Шраме" не появляется. Он фигурирует где-то на заднем плане, а все действие происходит в Армаде.
Армада - это пиратский город, состоящий из захваченных судов, соединенных мостками и переходами. Напоминает "Остров погибших кораблей", правда? Но Армада не стоит на месте, она постоянно движется, в отличие от беляевского корабельного острова. Обитатели Армады издавна промышляют разбоем и захватом судов. Кроме того они нападают на прибрежные города, увозя с собой людей, книги и землю(книги в Армаде вообще очень ценятся).
В это пиратское обиталище и попадает Беллис Хладовин - переводчица, бегущая из Нью-Кробюзона. Кстати, правители Армады довольно гуманно обходятся с пленниками - им дают денег на первое время, дают работу и жилье. Кто-то - как Флорин Сак - рад своей участи, кто-то - как Беллис Хладовин - рвется обратно на родину.
Мьевилль просто сразил меня своей буйной фантазией и прекрасным, продуманным миром, воплощенным на страницах "Шрама". Мессир в восхищении(с).

30 ноября 2015 г., 20:46
4 /  4.444
В каталоге не значились

Вполне предсказуемо, меня интересуют моменты порождения текста, как груда мыслей в голове, превращается… превращается… груда мыслей в голове превращается… в общем рано или поздно она превратиться – в изящный креатив.

Но много часов пройдет до этого, а пока есть только прочитанная книга, четыре страницы выписанных цитат, и идея, что надо все завернуть на теме библиотеки, где работала Беллис Хладовин. А сам отзыв построить на рассказе о книгах, которые стоят там на полке – где-то анонс, где-то история, как-то так. Вот, например:
карта
«Краткий путеводитель по миру Бас-Лаг». Издательство «Алетейя», Нью-Кробюзон, 1777 год. На языке рагамол. 1024 стр., иллюстрации, карты.
В книге содержится вся необходимая информация о Бас-Лаге, его истории, географии, и самых разнообразных обитателях. Теперь вы уже не растеряетесь, встретив на улицах Салкрикалтора головоногих хепри или шипастых хотчи, всегда найдете что сказать получеловеку-полуомару под названием «крей», и будете знать, что увидев похожих на угрей зубастых гриндилоу, надо быстро «делать ноги». В приложении есть краткие сведения об основных календарных системах, денежных единицах и разговорник с необходимыми фразами на основных языках Бас-Лага.

Вот такая книга, кстати говоря, мне совсем не помешала бы – я подозреваю, что в первой части «Кробюзонской трилогии» – «Вокзале потерянных снов» содержится матчасть по этому «дивному новому миру», однако многочисленные отзывы на Лайвлибе заверяли меня, что «Шрам» вполне себе самодостаточный. И на самом деле – я довольно быстро освоился в реальности Бас-Лага, а терминов и топонимов важных чтобы ориентироваться в сюжете оказалось не так много. Из контекста понятно, что Нью-Кробюзон – центр и сосредоточие здешнего мира, а все остальное вы узнаете по ходу чтения.

Дальше...

7 мая 2013 г., 19:41
5 /  4.444

В очередной раз убедилась, что Чайна Мьевиль удивительнейший писатель! А какое у него потрясающее, умопомрачительное воображение! Мне кажется, что придуманные им существа могут не только с легкостью посоревноваться в оригинальности с созданиями из "Книги вымышленных существ" Борхеса или даже из "Codex Seraphinianus", но и одержать над ними верх.

С первых же страниц "Шрам" затягивает своими тайнами и загадками. От чего бежит Беллис Хладовин? Кто такие Любовники и их верный телохранитель Утер Доул? Куда движется "Армада", этот удивительный пиратский город, кочующий по океану и составленный из затонувших и захваченных кораблей? Что из себя представляет Сайлас Фенек, а точнее, что в ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ из себя представляет этот многоликий персонаж? Как сложится дальнейшая судьба переделанного Флорина Сака после его попадания на Армаду? А аванк - что это еще за чудо-юдо?

Но самый главный вопрос: что такое Шрам? Возможно, это шрамы Любовников, которые они наносят друг другу во время известного только им ритуала. Также возможно, что это шрамы, которые останутся вместе с Беллис до конца ее жизни; эти метки на живой плоти, которые будут вечным напоминанием о пережитых событиях. Еще это могут быть шрамы, оставшиеся на душе Флорина Сака, после гибели друга. Ну или это все же тот самый легендарный Шрам, разрыв на стыке времени, пространства, миров. На самом деле Мьевиль тот еще паук, умело окутавший свою книгу целой паутиной из шрамов.

Книга однозначно заслуживает прочтения. Она не способна утолить голод, после нее обязательно захочется еще и еще! "Хотим больше Мьевиля!" - требуют мои глаза, мозг и воображение, которые изо всех сил пытаются угнаться за фантазией Чайны. Наивно надеюсь, что когда-нибудь у них (у меня) это получится.

12 августа 2013 г., 13:48
5 /  4.444

Спойлер присутствует.

Не полюбила я героиню, раздражала она меня, даже бесила порой. Несмотря на все испытания, выпавшие на её долю, она оставалась непробиваемой дурой.

Во время событий, происходящих в "Вокзале потерянных снов", Беллис, не поняв толком что там происходит, но испугавшись за свою жизнь, сбегает из Нью-Кробюзона. Она надеется отсидеться в колонии, выждать какое-то время и вернуться. Но увы – пираты, напавшие на их корабль, не намерены никого отпускать. Тем более что среди захваченных не так уж много жаждущих обратно, ведь судно перевозило рабов-"переделанных", а пираты дали им свободу и уравняли в правах с жителями Армады. Кто же захочет назад в рабство?

Беллис озабочена, можно сказать, ослеплена, единственным желанием - вырваться на свободу. И вот она включается в жизнь Армады, пытаясь приспособиться, ну и заодно выведать, какие же цели преследуют Любовники, вызывающие в ней отвращение своей садомазохистской любовью друг к другу. А когда она узнаёт об их безумном плане, тут же оказывается пешкой в чужих руках, да ещё и не в одних.

Ну а дальше - море крови, боли, предательств и потерь. Но всё закончится хорошо. Хотя и не для всех. Впрочем, это только одна из вероятностей.

Пожалуй, "Шрам" мне понравился ещё больше, чем "Вокзал...", так что до новых встреч, Чайна))

18 июля 2012 г., 18:06
5 /  4.444

Мьевилль умеет поражать воображение. От масштабов его вселенной и этого ненормального огромного мира захватывает дух.
Сказочки Мьевилля жесткие, ехидные, может быть, даже злые, но очень и очень честные.
Огромное пространство Бас-Лага выверено до мелочей, до каждой прожилки на крылышках хепри, до каждого промасленного каната, связывающего корабли Армады. Локации в этом мире просто невероятные. Города дышат каждой своей клеточкой, каждой крохотной частью.
Армада - пиратский дрейфующий город. Настолько живой и легко представляемый, что губы начинает разъедать от морской соли. Мьевиллевские города - важная часть повествования, урбанистические пейзажи едва ли не основная сюжетная канва. Когда я читала про его Лондон в "Крысином короле", я шла по нему, а под ногами путались и хрустели обертки из-под гниющей еды. В Армаде же ты ощущаешь морскую качку, постоянную хрупкость своего положения, сам себе присваиваешь статус беглеца и пытаешься смириться с новой жизнью пленника.
Каким-то образом Мьевилль затягивает в свое сумасшедшее воображение, раскрашивает свою вселенную и заставляет ее увидеть, заставляет стать ее частью. Сюжет раскачивается весьма медленно, связь "Шрама" и "Вокзала потерянных снов" весьма условная. Связывает их только персонаж, который в "Вокзале" был одним из главных, а в "Шраме" упоминается вскользь. Главная героиня, Беллис Колдвайн, бежит из Нью-Кробюзона из-за того, что натворил Айзек, ее бывший любовник. В результате сложных перипетий она оказывается на борту пиратского города-судна Армады и попадает прямо в эпицентр странных событий. Все силы Армады брошены на то, чтобы поймать мистическое морское животное аванка, который может доставить город к месту, где Призраки оставили шрамы на теле мира. Туда, где есть возможность добывать возможности.

For every action, there’s an infinity of outcomes. Countless trillions are possible, many milliards are likely, millions might be considered probable, several occur as possibilities to us as observers-and one comes true.


По-хорошему, "Шрам" - это книга о выборе, о том, какими путями идут люди, какие дороги они выбирают и какие решения принимают. Жизнь как вереница возможностей и вероятностей, цепочка выборов, правильных или нет. На разломе вселенной где-то за гранью возможно человек сможет осознать, что все его жизненные шаги формируют альтернативную реальность, создают другую вселенную, не уступающую нынешней по масштабу. И кто на самом деле реален - альтернативный герой или "правильный".
Каждый сам творит свою реальность, каждым своим выбором, каждым своим шагом. Армада - это город, населенный надломленными людьми, на которых жизнь оставила свои шрамы. И парочка Любовников, которые оставляют друг на друге шрамы, тащат исполосованное население своего города к месту, где надломлена вселенная.
Возможно, это знакомо, не ново. Но глобальность поднимаемой Мьевиллем проблемы поражает. Он всегда берется не за отдельного человека, а проворачивает чертову реальность вокруг своей оси. Вся эта игра с пучком вероятных возможностей встречается постоянно. Но Мьевилль исследует созданную им же вселенную, выворачивает все представление о мире наизнанку.
Вообще вот это очень хрупкое чувство нереальности реальности очень важно для Мьевилля, оно настолько тонкое, где-то на грани, но давит, преследует на каждой странице. В «Вокзале потерянных снов» Ткач – персонаж, препарирующий реальность, разрезающий и сшивающий ее нити. В «Шраме» - сам Шрам, то есть место, где реальность может представиться совсем не той, что казалась, вывернуться, исполосовать самое себя и открыть новый мир.
Вот оно – прекрасное ощущение хождения по лезвию, которое есть у Мьевилля. Оно настолько изящное, незаметное и отлично проработанное, что практически не бросается в глаза, просто забивается куда-то в подсознание и скребется там.
Мьевилля еще можно попилить в стиле психоанализа и подумать, почему в «ВПС» любовь человека и насекомого – это ок, а бладплэй в «Шраме» выступает как самое отвратительное средство подчинения, никоим образом к любви не относящееся.
А еще в нем всегда поражает эта чертова масштабность, вот что. Он подавляет монументальностью идей, образов, слов.
Каждый кусок текста, кусок этого пирога можно дробить и рассматривать по крупинкам бесконечно. История Тэннера Сака (обязательного пролетария, чтоб его) - история переделанного, который, наконец, почувствовал себя достойным гражданином, который понял, что его жизнь чего-то стоит. Его история - это история человека, нашедшего себя после жестоких испытаний. Его история - это история воды, в общем-то. Весь подводный мир Армады виден через него, через его глаза, описывается его словами.
Беллис Колдвайн, которой придется принять множество решений и использовать по полной все возможности. Беллис, которая не поймет до конца, использовали ли ее, сделали просто шестеренкой в масштабном проекте или все-таки?..
Через нее, кстати, реализуется что-то вроде чувства пространства, осознание города (и Армады, и Нью-Кробюзона).

Кто-то планирует жизнь, кто-то верит в судьбу, кто-то ловко манипулирует людьми, кто-то использует не все подвернувшиеся возможности. И вот что оно на самом деле, то, что принято называть жизнью, цепь случайностей или все случайности и совпадения – это чьи-то чужие выборы и решения? Используют тебя или ты используешь кого-то.
Я не смогу лучше объяснить. У меня вообще не получается говорить о «Шраме». Сейчас передо мной что-то вроде препарированной реальности, что-то в стиле одного бородатого наркомана, который всегда метко выбивал стул из-под ног.
Беллис всю книгу писала Possible Letter. Идея этого письма как идея всего Шрама в миниатюре. Пока после слова dear не вписано имя, письмо может быть дневником. Имя адресата реализует возможность этого письма как ту самую единственную. Пока нет имени, письмо может быть чем угодно и адресовано кому угодно.
Все вокруг – это пока еще не реализованные возможности. И когда имя будет вписано, вселенная станет другой.
Как-то так.

12 августа 2015 г., 15:43
3.5 /  4.444

Собственно, даже не знаю с чего начать. Для начала, пожалуй, скажу спасибо Юле - Jusinda за знакомство с Мьевилем в принципе. Ранее я была убеждена, что все его творчество - чистый стимпанк, а т. к. я не большой любитель данного жанра, то и его работы мне не понравятся.
Как приятно ошибаться.
Странный мир, странные законы. Слишком много вопросов и практически нет ответов, но образы настолько яркие, что не успеваешь придти в себя от одной сцены, как тебя с головой накрывает следующая.
Поражаюсь фантазии автора. Что его сподвигло на выдумку персонажа с ртом в виде ануса? Женщину с головой таракана? На выдумку озер гноя?
Не знаю.
Шрам - вторая книга, действие которой происходит в том же мире, что и у "Вокзала потерянных снов". Об этом нам прямо кричит аннотация. Нельзя в полной мере сказать, что это продолжение или часть трилогии. Шрам вполне можно читать как самостоятельное произведение. Однако связующие звенья все же есть. Например, главная героиня которая откровенно говоря неимоверно раздражает на протяжении всего романа, которая когда-то была любовницей Гримнебулина который когда-то раздражал еще сильнее.
Вообще, конечно, герои и их характеры и описания - это отдельная тема. Одни Любовники чего стоят. Ну и парочка.
Мои любимчики правда (что совсем неудивительно для тех, кто меня знает) - Утер Доул и Бруколак. Ух, зайчики wub.gif что первый, что второй wub.gif
Очаровательна задумка самой Армады - город свободных, город пиратов. Огромный, необыкновенный. Отдельное спасибо Мьевилю за плавучий книжный город.
Однако есть один большущий минус (ну не могу я умолчать) - слишком много неуместного и ненужного мата. Не знаю, авторская ли это задумка, либо старания переводчиков, но это раздражало, выводило и мешало читать.

А вообще хорошо. Оригинально, самобытно, эмоционально. Интересно и затягивает.

9 декабря 2014 г., 22:29
5 /  4.444

Мьевиль крут! Нет, не так. Он просто нереально крут!
Ему опять удалось меня удивить и покорить, хоть и в другой манере, нежели в первой части цикла. Да и вообще я люблю море, пиратов, корабли, так что уже дополнительный плюсик заранее упал в корзину произведения.

В "Шраме" автор предлагает нам совершить морское путешествие на Армаде, в близкой компании Беллис Хладовин и еще нескольких разношерстных личностей. А личности у автора, надо сказать, получаются на "ура".Ну так вот: плыть придется на...на городе! Потому как Армада, это огромный плавучий пиратский город, скрепленный из множества кораблей. Да фантазия Мьевиля хлещет через край. Наши герои были бесцеремонно, захвачены и закинуты на это чудное-чудо. Ну и мы, читатели вместе с ними.
А дальше интриги, скандалы, расследования. Пока Беллис злится и предаются унынию в тоске по своему Дому - Нью-Кробюзону, вокруг замышляется что-то масштабное и загадочное, так что переживания придется отставить в сторону и приняться за раскопки. Главное ведь цель, мечта и любовь к Родине, а остальное потянется следом. Автор очень хорошо вплел эти темы в сюжет, этим конечно, не ограничивается, тут, если рыть, можно нарыть много чего ценного.
Возвращаясь к теме: тут сплелся такой комок заварух, такая паутина интриг, что я сама удивилась, как Чайна сам не запутался во всем этом. Кстати, что-то я угадывала, что-то нет по сюжету.

"Шрам" настоятельно советую читать после "Вокзала". Чтобы быть уже в курсе устройства мира.
Не могу не заметить, что стиль писателя и восприятие читателем сюжета меняется. Если в первой части автор просто вывалил безжалостно и беспощадно на нас тонны своей фантазии, закрутил это все в яростный вихрь и вынес, в хорошем смысле, нам мозг, то здесь уже все идет более плавно и размеренно. Иногда, кажется, что все действие просто вязнет. Ждешь, когда там уже что-то выстрелит, но нет: нате вот это и еще вот это. Терпение, еще раз терпение, мы же на море, плывем и плывем. А осколки мозаики потихоньку складываются в картину.
Да "Шрам" другой, совершенно. Об этом также говорит и финал. Он может кому-то стать не по нраву, и мне в какой-то мере тоже, даже, несмотря на то, что я вжилась в эту книгу. Не подумайте ничего дурного, мне все же понравилось, иначе я бы так упорно не дочитывала роман, пока глаза вытекать не начали. :)

О книгах Мьевиля тяжело писать, их нужно читать. Чтобы познать всю многогранность мира, всю красоту. Можно прям слоган придумать: "Читай Мьевиля -тренируй воображение!"
Обязательно перечитаю обе книги, чтоб еще раз покататься на такие своеобразных американских горках, правда эффект неизвестности будет уже упущен.

Без иллюстраций здесь никак!

1 2 3 4

Читайте также

• Подробнее о книге
• Лучшие рецензии за месяц
• Что почитать