Поделиться:

О дивный новый мир

ISBN: 978-5-17-080085-8
Год издания: 2013
Издательство: АСТ
Серия: Эксклюзивная классика

«О дивный новый мир» — изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом «обществе потребления», в котором разворачивается трагическая история Дикаря — «Гамлета» этого мира.

Содержание

Дополнительная информация об издании

Количество страниц: 352 стр.
Формат издания: 115x180 мм (малый формат)
Переплет: Мягкая обложка
Возрастные ограничения 16+
Переводчик: Осия Сорока
Возрастные ограничения: 16+

Интересные факты

В заглавие романа вынесена строчка из трагикомедии У. Шекспира «Буря».

В 1958 году, спустя почти 30 лет после выхода романа, О. Хаксли публикует его нехудожественное продолжение: «Возвращение в дивный новый мир», в котором он рассуждает, насколько приблизился или отдалился наш мир от описанного в романе 27-летней давности. О. Хаксли приходит к выводу, что мы движемся к концепции «дивного мира» намного быстрее, чем он предполагал.

Имена и аллюзии

Бернард Маркс (Bernard Marx) — по имени Бернарда Шоу (или Бернара Клервоского, или Клода Бернара) и Карла Маркса.
Ленайна Краун (Lenina Crowne) — по псевдониму Владимира Ульянова.
Фанни Краун (Fanny Crowne) — по имени Фанни Каплан.
Полли Троцкая (Polly Trotsky) — по фамилии Льва Троцкого.
Бенито Гувер (Benito Hoover) — по имени Бенито Муссолини и Герберта Гувера.
Гельмгольц Уотсон (Helmholtz Watson) — по фамилиям Германа фон Гельмгольца и Джона Уотсона.
Дарвин Бонапарт (Darwin Bonaparte) — по имени Наполеона Бонапарта и Чарльза Дарвина.
Герберт Бакунин (Herbert Bakunin) — по имени Герберта Спенсера и Михаила Бакунина.
Мустафа Монд (Mustapha Mond) — по имени Кемаля Мустафы Ататюрка и сэра Альфреда Монда.
Примо Меллон (Primo Mellon) — по фамилиям Мигеля Примо де Ривера и Эндрю Меллона.
Сароджини Энгельс (Sarojini Engels) — по имени Сароджини Найду и Фридриха Энгельса.
Моргана Ротшильд (Morgana Rothschild) — по имени Джона Пирпонта Моргана и Майера Амшильда Ротшильда.
Фифи Брэдлоо (Fifi Bradlaugh) — по фамилии Чарльза Брэдлоо.
Джоанна Дизель (Joanna Diesel) — по фамилии Рудольфа Дизеля.
Клара Детердинг (Clara Deterding) — по фамилии Генри Детердинга.
Том Кавагути (Tom Kawaguchi) — по фамилии Кавагути Экай.
Жан-Жак Хабибулла (Jean-Jacques Habibullah) — по именам Жана-Жака Руссо и Хабибуллы-хана.
Мисс Кийт (Miss Keate) — по фамилии Джона Кита.
Архипеснослов Кентерберийский (Arch-Community Songster of Canterbury) — от архиепископа Кентерберийского.
Попе (Popé) — от Попе.
Дикарь Джон (John the Savage) — от термина «благородный дикарь».

еще...

История

Присущий интерес Хаксли к чисто философской и социологической проблематике наиболее последовательно воплотился в антиутопии «О дивный новый мир» (1932), насыщенной узнаваемыми звуками Шекспира («Буря») и Свифта (Академия в Лагадо из «Путешествия Гулливера»). Книга Хаксли, явившаяся прямым продолжением эксперимента Е. И. Замятина, предпринятого в романе Мы , предстает как произведение, давшее начало жанровой традиции, которая получила большое развитие в антиутопиях Дж. Оруэлла и других прозаиков 1940-50-х годов. Под пером Хаксли возникла гнетущая картина общества восторжествовавшей технократии, для которой прогресс синонимичен полному отказу от духовного многообразия и подавлению всего индивидуального во имя социальной стабильности, материального благополучия и стандарта, несовместимого с мыслью о свободе. Действие, перенесенное на много столетий вперед, в Америку «эры Форда», насыщено прямыми отголосками тревог, вызываемых у Хаксли усиливающейся обезличенностью, которую он воспринимал как прямое порождение его эпохи с ее расшатанными этическими нормами, создающими богатую питательную среду для тоталитарных режимов.

История создания
Как писал сам Хаксли, «О дивный новый мир» стал в значительной степени полемическим ответом на предложенную Уэллсом в романе Люди как боги модель идеального «научного» общества:

Я пишу роман о будущем «дивном новом мире», об ужасе уэллсовской утопии и о бунте против нее.

И позднее Хаксли отмечает, что темой книги является не сам по себе прогресс науки, а то, как этот прогресс влияет на личность человека.

По сравнению с другими произведениями антиутопистов роман Хаксли отличает материальное благополучие мира, не ложное, фальсифицированное богатство, как у Оруэлла в «1984», где душевные страдания человека тесно связаны с его благосостоянием, а действительно абсолютное изобилие, которое в конечном итоге приводит к деградации личности. Человек как личность — вот главный объект анализа Хаксли. И «О дивный новый мир» более чем другие произведения этого жанра актуален именно благодаря такому упору Хаксли на состояние человеческой души.

еще...

Сюжет

Действие романа разворачивается в Лондоне далёкого будущего (около 26 века христианской эры, а именно в 2541 году). Люди на всей Земле живут в едином государстве, общество которого — общество потребления. Отсчитывается новое летоисчисление — Эра Т — с появления Форда Т. Потребление возведено в культ, символом потребительского бога выступает Генри Форд, а вместо крестного знамения люди «осеняют себя знаком Т».

Согласно сюжету, люди не рождаются традиционным путем, а выращиваются на специальных заводах — человекофабриках. На стадии развития эмбриона они разделяются на пять каст, различающихся умственными и физическими способностями — от «альф» до «эпсилонов». Для поддержания кастовой системы общества посредством гипнопедии людям прививается гордость за принадлежность к своей касте, почтение по отношению к высшей касте и презрение к низшим кастам. Ввиду технического развития общества значительная часть работ может быть выполнена машинами и передается людям лишь для того, чтобы занять их свободное время. Большинство психологических проблем люди решают с помощью безвредного наркотика — сомы. Также люди часто изъясняются рекламными слоганами и гипнопедическими установками, например: «Сомы грамм — и нету драм!», «Лучше новое купить, чем старое носить», «Чистота — залог благофордия», «А, бэ, цэ, витамин дэ — жир в тресковой печени, а треска в воде».

Института брака в описанном в романе обществе не существует, и, более того, само наличие постоянного полового партнера считается неприличным, а слова «отец» и «мать» считаются грубыми ругательствами (причём если к слову «отец» примешан оттенок юмора и снисходительности, то «мать», в связи с искусственным выращиванием в колбах, едва ли не самое грязное ругательство). Книга описывает жизнь различных людей, которые не могут вписаться в это общество.

Героиня романа Ленайна Краун — медсестра, работающая на конвейере производства людей, скорее всего, член касты «бета минус». Она состоит в связи с психологом человекопитомника Бернардом Марксом. Он считается неблагонадёжным, но для борьбы за что-то у него не хватает смелости и силы воли, в отличие от его друга, журналиста Гельмгольца Уотсона.

Ленайна и Бернард летят на уик-энд в индейскую резервацию, где встречают Джона, носящего прозвище Дикарь — белого юношу, рождённого естественным путём; он сын директора воспитательного центра, где они оба работают, и Линды, теперь опустившейся алкоголички, всеми презираемой среди индейцев, а некогда — «беты» из воспитательного центра. Линду и Джона перевозят в Лондон, где Джон становится сенсацией среди высшего общества, а Линда становится наркоманкой и в результате умирает от передозировки.

Джон, влюблённый в Ленайну, тяжело переносит смерть матери. Юноша любит Ленайну неуместной в обществе возвышенной любовью, не смея признаться ей, «покорный обетам, которые никогда не прозвучали». Она искренне недоумевает — тем более, что подруги спрашивают её, какой из Дикаря любовник. Ленайна пробует соблазнить Джона, но он называет её шлюхой и убегает.

Психический срыв Джона ещё усиливается из-за смерти матери, он пытается объяснить работникам из низшей касты «дельта» такие понятия, как красота, смерть, свобода — в результате его, Гельмгольца и Бернарда арестовывают.

В кабинете Главноуправителя Западной Европы Мустафы Монда — одного из десяти, представляющих реальную власть в мире, — происходит долгая беседа. Монд откровенно признаёт свои сомнения по поводу «общества всеобщего счастья», тем более, что сам был некогда одарённым физиком. В этом обществе фактически под запретом наука, искусство, религия. Один из защитников и глашатаев антиутопии становится, по сути, рупором для изложения авторских взглядов на религию и экономическое устройство общества.

В результате Гельмгольц и Бернард отправляются на Фолклендские острова. Джон становится отшельником в заброшенной башне. Чтобы забыть Ленайну, он ведёт себя неприемлемо по меркам гедонистического общества, где «воспитание делает всех не то что жалостливыми, но до крайности брезгливыми». Например, он устраивает самобичевание, свидетелем чего невольно становится репортёр. Джон становится сенсацией — уже во второй раз. Увидев прилетевшую Ленайну, он срывается, бьёт её бичом, крича о блуднице, в результате чего у толпы зевак, под влиянием неизменной сомы, начинается массовая оргия чувственности. Придя в себя, Джон, не сумевший «выбрать между двумя видами безумия», кончает жизнь самоубийством.

еще...

Критика

Тема, идея, проблематика
О. Хаксли при создании модели будущего «дивного нового мира» синтезировал наиболее обесчеловечивающие черты «казарменного социализма» и современного Хаксли общества массового потребления. Однако Хаксли считал «усечение» личности до размеров, подвластных познанию и программированию, не просто принадлежностью какой-то отдельной социальной системы — но закономерным итогом всякой попытки научно детерминировать мир. «Дивный новый мир» — вот то единственное, до чего может дойти человечество на пути «научного» переустройства собственного бытия. Это мир, в котором все человеческие желания предопределены заранее: те, которые общество может удовлетворить, — удовлетворяются, а невыполнимые «снимаются» еще до рождения благодаря соответствующей «генетической политике» в пробирках, из которых выводится «население». «Не существует цивилизации без стабильности. Не существует социальной стабильности без индивидуальной... Отсюда и главная цель: все формы индивидуальной жизни... должны быть строго регламентированы. Мысли, поступки и чувства людей должны быть идентичны, даже самые сокровенные желания одного должны совпадать с желаниями миллионов других. Всякое нарушение идентичности ведет к нарушению стабильности, угрожает всему обществу» — такова правда «дивного нового мира». Эта правда обретает зримые очертания в устах Верховного Контролера:

Все счастливы. Все получают то, чего хотят, и никто никогда не хочет того, чего он не может получить. Они обеспечены, они в безопасности; они никогда не болеют; они не боятся смерти; им не досаждают отцы и матери; у них нет жен, детей и возлюбленных, могущих доставить сильные переживания. Мы адаптируем их, и после этого они не могут вести себя иначе, чем так, как им следует.

Одна из незыблемых основ антиутопического «дивного нового мира» Хаксли — это полная подчиненность Истины конкретным утилитарным нуждам общества. «Наука, подобно искусству, несовместима со счастьем. Наука опасна; ее нужно держать на цепи и в наморднике»,— рассуждает Верховный Контролер, вспоминая о том времени, когда его справедливо, по его теперешним представлениям, хотели покарать за то, что он слишком далеко зашел в своих исследованиях в области физики.

Мир в романе представляет одно большое государство. Все люди равны, но отделяет их друг от друга принадлежность к какой-либо касте. Людей еще не родившихся сразу делят на высших и низших путем химического воздействия на их зародыши. «Идеал распределения населения — это айсберг, 8/9 ниже ватерлинии, 1/9 — выше» (слова Верховного Контролера). Количество таких категорий в «дивном новом мире» очень большое — «альфа», «бета», «гамма», «дельта» и далее по алфавиту — вплоть до «эпсилона». Примечательно здесь, что эпсилоны в «дивном новом мире» специально создаются умственно неполноценными для самой грязной и рутинной работы. И следовательно высшие касты осознано отказываются от всяких контактов с низшими. Хотя, что эпсилоны, что альфа-плюсовики, — все проходят своеобразный процесс «адаптации» сквозь 2040 – метровую конвейерную ленту. А вот Верховные Контролеры уже никак не могут войти в разряд «счастливых младенцев», их пониманию доступно все, что доступно обычному «неадаптированному» человеку, в том числе и осознание той самой «лжи во спасение», на которой построен «дивный новый мир». Их пониманию доступен даже запрещенный Шекспир:

Видите ли, это запрещено. Но поскольку законы издаю здесь я, я могу и нарушить их.

В антиутопическом мире Хаксли в рабстве своем далеко не равны и «счастливые младенцы». Если «дивный новый мир» не может предоставить всем работу равной квалификации — то «гармония» между человеком и обществом достигается за счет преднамеренного уничтожения в человеке всех тех интеллектуальных или эмоциональных потенций, которые не будут нужны для, в прямом смысле этого слова, написанной на роду деятельности: это и высушивание мозга будущих рабочих, это и внушение им ненависти к цветам и книгам посредством электрошока и т.д. . В той или иной степени несвободны от «адаптации» все обитатели «дивного нового мира» — от «альфы» до «эпсилона», и смысл этой иерархии заключен в словах Верховного Контролера: «Представьте себе фабрику, весь штат которой состоит из альф, то есть из индивидуализированных особей... адаптированных так, что они обладают полной свободой воли и умеют принимать на себя полную ответственность. Человек, раскупоренный и адаптированный как альфа, сойдет с ума, если ему придется выполнять работу умственно дефективного эпсилона. Сойдет с ума или примется все разрушать... Тех жертв, на которые должен идти эпсилон, можно требовать только от эпсилона но той простой причине, что для него они не жертвы, а линия наименьшего сопротивления. Его адаптируют так, что он не может жить иначе. По существу... все мы живем в бутылях. Но если мы альфы, наши бутыли относительно очень велики».

Хаксли говорит о лишенном самосознания будущем как о чем-то само собой разумеющемся — и в романе «О дивный новый мир» перед нами предстает общество, которое возникло по воле большинства. Правда, возникают на фоне большинства отдельные личности, которые пытаются противопоставить свой свободный выбор всеобщему запрограммированному счастью — это, например, два «альфа плюса».

Бернард Маркс и Гельмгольц Ватсон, которые к тому же не могут полностью вписаться в структуру «дивного нового мира» из-за своих физических недостатков; «что они оба разделяли, так это знание о том, что они были личностями». А Бернард Маркс доходит в своем внутреннем протесте и до такой сентенции: «Я хочу быть собой... Отвратительным собой. Но не кем-то другим, пусть и замечательным». А волею случая вывезенный из резервации Дикарь, открывший для себя «Время, и Смерть, и Бога», становится даже идеологическим оппонентом Верховного Контролера: «Я лучше буду несчастным, нежели буду обладать тем фальшивым, лживым счастьем, которым вы здесь обладаете». Одним словом, в романе Хаксли «О дивный новый мир» представлена борьба сил, утверждающих антиутопический мир, и сил, его отрицающих. Даже элемент стихийного бунта присутствует — Дикарь с криком «Я пришел дать вам свободу!» пытается сорвать раздачу государственного наркотика — сомы. Однако этот бунт основ антиутопического общества не потрясает — чтобы ликвидировать его последствия, достаточно было распылить государственный наркотик сому в воздухе с вертолета и пустить при этом в эфир «Синтетическую речь «Антибунт-2». Стремление к самосознанию и к свободному нравственному выбору в этом мире не может стать «эпидемией» — на это способны лишь избранные, и эти единицы в срочном порядке от «счастливых младенцев» изолируются. Одним словом, Бернарду Марксу и Гельмгольцу Ватсону предстоит отправка «на острова» специально предназначенные для прозревших интеллектуалов, а свободолюбивые речи Дикаря стали всеобщим посмешищем — осознав это, Дикарь повесился. «Медленно, очень медленно, как две медленно движущиеся стрелки компаса, ноги двигались слева направо; север, северо-восток, восток, юго-восток, юг, юго-запад, запад; потом приостановились и через несколько секунд медленно стали поворачиваться обратно, справа налево. Юг, юго-запад, юг, юго-восток, восток...» — так заканчивается роман. При этом происходит это на фоне радостных восклицаний обитателей «дивного нового мира», жаждущих необычного зрелища. Таким образом, получается, что к уходу из жизни Дикаря подталкивают не те, кто управляет антиутопическим миром, — а его рядовые обитатели, которые в этом мире счастливы, — и потому мир этот, однажды построенный, обречен в рамках созданной Хаксли модели на устойчивость и процветание.

еще...

Книга в подборках

65 гениальных книг, которые надо прочесть в своей жизни
Выбраны наиболее гениальные книги из списков лучших книг, в разное время составленные: BBC, TIME, Le Monde, The Guardian, Modern Library, Норвежским книжным…
Enfance
livelib.ru
Подборка по игре Ламповый флэшмоб 2017!
Группа Ламповый флэшмоб
Работают:
НЕ пишите, что вы работаете над подборкой, если на самом деле не работаете! Участники: Omiana , BookSwan ,…
Tayafenix
livelib.ru
Я уеду жить в книгу
Давайте здесь соберём книги/книжные миры, в которых вам однозначно хотелось бы жить. Это могут быть как реальные миры, так и фантастические. Главное условие -…
AleksandraAnufrieva
livelib.ru

Рецензии читателей

24 мая 2013 г., 16:14
4 /  4.207

Страницы в социальной сети не выдуманы. Совпадение с реально существующими людьми - не совпадение.
Олдос, показываю специально тебе, что пишут о себе современные школьники из старшего звена (которых обучает истории ваш покорный слуга). У них есть мамы и папы. И вылезли они не из пробирки, а из утроба.

Интересы:Я люблю ВКОНТАКТЕ)
Любимая музыка:Куча всякой херни))
Любимые фильмы:Темный Мир, Гарри Поттер, Аватар...ой да всего и не перечислить!))
Любимые телешоу:6 кадров, Даёшь молодёжь, Воронины
Любимые книги:Люди!!!! Я И КНИГА-НЕСОВМЕСТИМЫ!!!!!!!!
Любимые игры:Все компьютерные игры!


Интересы:тачки и спорт
Любимая музыка:Баста Ноггано Тони Раут
Любимые фильмы:Особо опасен,
Любимые телешоу:универ, даёш молодёш, реальные пацаны,
Любимые книги:НЕТ
Любимые игры:Контра


Интересы:***очень много разнова***
Любимая музыка:их много!!!!!!!!!
Любимые фильмы:комедия, фонтастика и т д.
Любимые телешоу:камеди клаб, Зайцев + 1, универы
Любимые книги:не задавай мне такие вапросы
Любимые игры:call of Duty 1, 2, 3, 4, 5, 6, FIFA 2011, PES 2011, Counter Strike


Любимая музыка:КЛУБНЯК))) 1 КЛАСС
Любимые фильмы:13 РАЙОН
Любимые телешоу:СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ!6 КАДРОВ!ИНТЕРНЫ!
Любимые книги:Я ИХ НЕ ЧИТАЮ
Любимые игры:СЛОЖНО СКАЗАТЬ ИХ МНОГО


Интересы:ИГРЮ ФУТБОЛ
Любимая музыка:РЕП
Любимые фильмы:МНОГИЕ
Любимые телешоу:МНОГИЕ
Любимые книги:НЕТУ
Любимые игры:МНОГИЕ
Любимые цитаты:ЧУВАК


Любимая музыка:инфинити, ранетки, лера ранетка-школа....и многое другое
Любимые фильмы:разные..
Любимые телешоу:галилео, мафия....и т.д
Любимые книги:уууууууу можно не спрашивать
Любимые игры:все

Любимая музыка:француский рэп и кавказкий
Любимые фильмы: НЕТУ
Любимые телешоу: НЕТУ
Любимые книги:НЕТУ
О себе:занимаюсь боксом.

Любимая музыка:посмотрите мою музыку и узнаете
Любимые фильмы:все перечислять?
Любимые телешоу:уневер, интерны, букины вроде все
Любимые книги:точно не онглиский
Любимые игры:те что есть в компьютере
Любимые цитаты:не хочу столько печатать

Любимая музыка:попса, *РЭП*, хип хоп, *КЛУБНЯК*, всё
Любимые фильмы:*титаник*. *хатико*. *приведение*
Любимые телешоу:ну, , , , не знаю ^_^
Любимые книги:не читаю
Любимые игры:не люблю играть, а не, люблю авку..

Любимая музыка:я люблю группы .::Best Club Ringtones::, Jonas Brothers. И певицу Деми Ловато
Любимые фильмы:Звонок, Темный Мир, Закрытая Школа, Даешь Молодежь, и многие другие фильмы и сериалы
Любимые телешоу:Галилео, Это Мой Ребёнок и др
Любимые книги:ЛЮДИ!! Я И КНИГА НЕСОВМЕСТИМЫ!!!))
Любимые игры:Поле Чудес, дартс

Что характерно, эти ребята далеко не глупы. Если подонки из моего поколения между уроков глушили пиво, то эти занимаются на турниках. После уроков ходят на спортивные секции. Многие не пробовали алкоголь. Никогда в жизни. Но они катастрофически отказываются знавать что-то новое. Как на занятиях, так и вне их. Да, наши подонки бухали и получали по химии двойки, но зато знали как сделать бомбу из того, что завалялось в гараже.

Нам не нужны ни войны, ни Форд, ни искусственная рождаемость. Всего добились сами. Всё по Хаксли: нет алкоголя, есть спорт! Огромный плюс! Но вместо знаний - равнодушие.

Да и музыка синтетическая. Вместо сомы - спайс. Вуаля.

ЗЫ Мы будем орать на молодое поколение, гнобить его и говорить, что оно хуже нас. Но тут следует вспомнить фразу: "Зри в корень. Сын всегда говорит языком своего отца". Мы сами уродуем новых людей.
Хаксли, ты был почти прав.

7 мая 2015 г., 05:35
5 /  4.207

Если бы вам предложили жить в обществе, где не употребляют алкоголь, занимаются спортом, каждый человек служит большой общей цели, и все счастливы - разве вы бы отказались? А если мужчинам рассказать, что в таком обществе ещё и обеспечена разнообразная половая жизнь, они бы согласились почти без раздумий (как ни крути, мужчины более повёрнуты на сексе, чем женщины). Так давайте разберёмся, почему мы должны (или не должны?) такое общество "по-Хаксли" критиковать.

Взяв в руки антиутопию, готовишься выискивать изъяны у описываемого автором мира. Но во время чтения этой книги сначала маленькой личинкой, а затем и толстый червём сомнения точила меня мысль: "Чем, собственно, так ужасен "дивный новый мир"?" В какой-то момент я даже с примесью страха осознал, что в таком обществе нет изъянов (а Мустафа Монд потом это подтвердил). Живущий в моей голове моралист раз за разом поднимал таблички с надписью "Как же так?".
Как же так? Выращивать детей в колбах нельзя!
Как же так? Семья - неприкасаемый институт, ячейка общества, её нельзя взять и отменить!
Как же так? Гипнозом навязывать людям мысли и убеждения - бесчеловечно!
Как же так? Легализовать наркотик, подсадив на него всё население - преступление!
Как же так? Вести беспорядочную половую жизнь - аморально!

Но потом он нехотя таблички опускал. Почему?

Позволю себе небольшое отступление. Задолго до прочтения я иногда имел такие рассуждения. Мы критикуем различные субкультуры, гопников, ботаников, геймеров, фанатов за то что они недостаточно образованы, зациклены на чём-то одном, и т.д., и т.п. Критикуем девушек, часто меняющих половых партнёров. Короче, критикуем тех, кто как-то выбивается из нормы. Но вот, думалось мне, возьмём к примеру группу таких, знаете, "реальных пацанов" из 20-30 человек, живущих в вашем городе, для которых "Пастернак" и "Гоголь" иностранные слова. Представив их, начинают сразу напрашиваться упрёки. Но! Если в пределах своей группы, или каждый по отдельности, эти люди полностью довольны своей жизнью, если они счастливы, и при этом (важное условие!) не причиняют никому из окружающих (и в целом, обществу) никакого вреда или ущерба - то как мы смеем их в чём-то критиковать?; как мы смеем диктовать им, как надо жить? Если девушка доступна, так сказать, лёгкого поведения, но при этом всё её окружение (друзья, знакомые, родня, и сами партнёры) не видят в этом ничего плохого, если её поведение не является ни для кого дурным примером, если она бережно избегает беременности, тогда что в ней крамольного?

В настоящей, не книжной жизни гопники могут скатиться к преступлению, ботаники могут изолироваться от общества, ярые футбольные фанаты могут до смерти избить фанатов другой команды, "реальные пацаны" могут вконец отупеть и совершить глупость, распутная девушка может забеременеть и умереть в нищете или от венерической болезни, а книгочеи могут испортить зрение, пялясь в Livelib... Но в мире Хаксли нет этих побочных эффектов. Нет изъянов. Всё предусмотрено. Все счастливы. И вот тут червь вгрызается в сознание: неужели "дивный новый мир" идеален? Когда я за 70 страниц до конца прервал чтение, мне очень хотелось, чтобы в конце Дикарь или Бернард сломили это общество, отыскали в нём существенные недостатки. Если бы они это сделали, мне было бы сейчас гораздо спокойнее, потому что меня гложит мысль, что такое общество - лучший вариант, ведь в нём все счастливы. А что, как не долгие, упорные поиски счастья - вся наша бренная жизнь?

У "дивного нового мира" я нашёл лишь один изъян: в нём нет любви и истины. Пока что человечество не готово отказаться от них в угоду счастью и удобству. Однако, я смотрю вокруг и вижу, что многие уже отказались. Многие уже счастливо живут в комфорте, не имея любви и забыв об истине (читай: о морали, о законе и т.п.). Даже очень многие. Они УЖЕ живут в "дивном новом мире". Гипотетически, может настать тот день, когда присоединимся и ты, и я. Самое страшное: я не могу с полной уверенностью сказать, хорошо это или плохо.

10 сентября 2015 г., 14:42
4 /  4.207

Где мой две тысячи седьмой, где мой стремноватый старый мирок, пожалуйста, можно я буду в нём гнить в болотце декадентского отчаяния до тех пор, пока полностью не растворюсь, только не заставляйте меня больше читать эту ужасную книгу, один из самых жутких хорроров, что только можно помыслить.

Когда читала строчки про воздействие на детей в пробирках, то мурашками с моей спины можно было заселить небольшой необитаемый прежде остров. Это уже не человечки рождаются, а одни сплошные опытные образцы, которым удалили всё человеческое сначала химическим, потом психологическим путём. Очередная кастрация души. Просто по закону больших чисел вы вырастете маленьким и уродливым кретином, потому что крепкие здоровяки - это другая каста. И если вам индийская кастовая система казалась несправедливой, то представьте себе эту.

Хотя, может быть, страшны не эти клонированные близнецы и всеобщее зомбирование многократным повторением одного и того же. Хаксли сделал довольно тонкую ставку по сравнению с другими тоталитарными режимами — и выиграл джек-пот. Зачем тоталитаризму вообще что-то запрещать напрямую, все же понимают, что запретный плод сладок, как никакой другой. Гораздо проще создать атмосферу хаоса, вседозволенности, настолько забить информационным шумом все базовые потребности человека, чтобы у него времени и сил не оставалось подниматься выше этих самых базовых потребностей. Жрать, спать, развлекаться, спариваться, никаких запретов, вся гамма удовольствий, а если хоть крупица сомнения возникнет, то сомы грам и нету драм, лёгкая наркотическая эйфория и снова жрать-спать-развлекаться. На фоне этого любая работа превращается в чистую механику, поэтому и персонажи долгие годы подают, к примеру, лампочки, но смутно представляют, какую роль они вообще играют в общем деле. Да и зачем? Для размышлений и понимания общей картины оставили всё-таки несколько почти настоящих человеков, ведь на жрущесрущеспаривающихся роботах далеко не уедешь. Вот у этих человеков и начинаются проблемы, потому что даже маленькая толика размышлений ставит персонажей в шаткое экзистенциальное положение.

"О дивный новый мир" восхитил меня тем, что один из главных персонажей — явно мерзенький при всей своей неоднозначности. Бернард наглядно демонстрирует, что в любом стаде есть паршивая овца, и даже выводи ты расу истинных атлантов искусственно, всё равно какой-нибудь такий мелкий человечишка да появится. Причём мелкий необязательно физически (хотя Бернарду и тут не повезло), а именно душой. Стоило вообще выращивать душу в таком мире, который не способствует её образованию, чтобы тратить её на такие мелочи. Однако это, опять же, очень тонкий момент: действительно, пассионарии и из ряда вон люди не всегда такие орлы, спортсмены и комсомольцы, как в героической литературе. Выдающийся человек может быть мелким, и это факт. Бернард — яркий тому пример.

Линия же с Дикарём довольно предсказуемая и декоративная, так что я её воспринимала, как второстепенную. Это всё такое чудовищное пророчество, и Хаксли не скупится на яркие краски, чтобы нас застращать. Невольно ассоциируешь себя с этим Дикарём, он для того и введён, а оттого жутко. Хотя, конечно, сильнее всего я испугалась в университете, когда на обсуждении антиутопий вообще и "О дивного нового мира" Хаксли в частности один мальчик с потока заявил: "А чо? Норм! Я бы в таком мире пожил, всё есть и никакой головной боли" — и несколько девочек согласно закивали головами. Действительно, зачем нужна вся эта рефлексия, поиск истины и острие бытия, когда можно заснуть под тёплым одеялом с сахарной плюшкой, вслушиваясь в рекламный гул телевизора. За всё надо платить, и кому-то потеря собственного Я кажется разумной платой за непрекращающийся комфорт того, что останется.

С другой стороны, никогда не надо забывать про эксперименты с крысами, которым дали кнопку, пережимающую какие-то нервные окончания в мозгу и вызывающую этим удовольствие. Крысы ведь жали-жали на неё, пока не сдохли, а типчики с грамами сомы недалеко от них ушли. Крысы-то ещё посложнее будут.

10 июня 2012 г., 02:27
4 /  4.207

Обычно упрямство считается недостатком. Значит, в моём случае я назову это упорством. Но я всё-таки решилась на третью попытку. Первыми двумя были совершенно не впечатлившие меня "1984" Оруэлла и "Мы" Замятина. Робко критикуя эти книги... Нет, не так. Критиковать прекрасных писателей не за что. Скажем так - выражая свои негативные мысли и впечатления, я всё время искренне и от всей души пыталась понять, что же чудесного и замечательного находят люди в этих антиутопиях. И вот какой-то добрый человек (как же жаль, что я не помню кто это был!) дал мне совет - а ты попробуй Хаксли. Если уж и он никак, тогда извиняй...
И я, долго думая и мучаясь, всё-таки решилась...
Сначала я читала её, как обычный фантастический роман. И только чуть позже, освоившись в сюжете и в устройстве "дивного нового мира", пришла мысль - Боже, какой кошмар и бред!
Герои книги пытались убедить себя и меня, что они счастливы, доказывали и популярно объясняли, как грамотно, как дивно устроен этот мир! А я холодела от ужаса, потому что такой мир вполне может стать реальностью. Потому что, как бы дико это не звучало, огромные массы нашего населения с радостью и без оглядки приняли бы условия такой жизни. А что ж тут плохого? Необременительный труд, а после и вообще лафа - любые развлечения, прекрасный секс в любое время, огромный выбор партнёров, ненужность думать и решать, всё уже решено и распланировано, всё придумали за тебя. И сома - идеальное решение всех проблем, чудесный уход от действительности. Как же много обывателей и у нас мечтают об этом. Чем не день сегодняшний, не наше время? Особенно шикарен на этом фоне разговор Главноуправителя с Дикарём. Разговор человека, который прекрасно понимает весь ужас и, что ни говори, комизм создавшейся ситуации, осознаёт это в полной мере, и доходчиво и убедительно объясняет Дикарю, что людям не нужна Свобода, что от науки сплошное зло, что счастье должно быть только общим и повсеместным. Наверное, больше всего в описании устройства этого общества меня ужасала публичность, запрет на уединение, постоянная толпа. Я, как человек, работающий с людьми, особенно ценю и берегу время личное, которое могу потратить в тишине и уединении на любимые дела. Может быть, ещё и поэтому книга так сильно впечатлила. Понимая, что тут не может быть никакого хэппиэнда, и что ушедший от людей Дикарь обречён, где-то в глубине души я всё-таки надеялась на чудо. Но нет... не в этой книге... не в этом мире. Дикаря было жаль до слёз... И стразу же вспомнилась фраза, сказанная ему Бернардом: "... да и не лучше ли подождать с восторгами, увидеть прежде этот дивный мир?" Неибежный, предсказуемый конец. Но так тоскливо от этого..
Я попыталась понять, почему же не проняли меня Оруэлл и Замятин, а Хаксли это всё-таки удалось? Видимо, потому, что история, им рассказанная, намного ближе к реальности, быстрее и проще может воплотиться в жизнь. Это как с фильмами ужасов. Меня никогда не пугали мертвецы, вылезающие из стен и монстры с неизвестных планет. Но вот жуткий сюжет из обычной жизни мог сниться долго. Книга закрыта, я не беру новую, потому что из головы не идут объяснения Главноуправителя - открытия, которым сознательно не дают ходу, научные изобретения, о которых никто не узнает, непохожесть и оригинальность, которые не приветствуются... чем не день сегодняшний? И от этого грустно.
Но, тем не менее, я очень рада, что прочла эту великолепную книгу, что совершила таки свою третью попытку. Конечно, я не стала в миг поклонником антиутопий. Но, по крайней мере, теперь я не стану шарахаться от этих книг и кричать, что всё бред.
Олдос Хаксли, искреннее вам за это спасибо!

17 октября 2016 г., 23:55
4 /  4.207

Про такие книги всегда трудно писать.
С одной стороны — они очень однозначные. По крайней мере, для тех людей, которые хорошо себе с детства уяснили, что такое хорошо и что такое плохо.
А с другой...
А вот скажите сразу, что плохого в мире, описанном Хаксли? Только вот скажите сразу, не дочитывая до конца!
Мило ведь, а? Учиться, работать почти не надо. Касты? Ну да, неприятно. Но ведь каждый думает, что будет на высоте, а?

Даже не знаю, что и сказать. Очень трудно собрать мысли в кучку, прочитав такую книгу.
Хаксли нарисовал такой ужасный идеальный мир, что просто теряешь дар речи. А самое страшное, что он вполне реален.
Мир, в котором всё разумно и рождение поставлено на поток. А что? Зато всё выверено и проверенно.
Высчитано сколько необходимо яйцеклеток, а все лишние удаляются.
Дети, которых воспитывает Государство.
Эротические игры чуть ли не с младенчества.
Всеобщее счастье и благоденствие. И при этом без труда, без учебы и напряга. Не чувствуешь себя счастливым? Помогут. Немного сомы и порядок!
О, Боже! Страшно-то как...

21 марта 2014 г., 18:34
5 /  4.207

В пору начала моего литературного образования, прочитал я «451 градус по Фаренгейту». Разумеется, после того, как закрыл последнюю страницу, полез в интернет, чтобы посмотреть, что это такое было. Оказалось антиутопия. Рядом с именем Брэдбери стояли фамилии Оруэлла и Хаксли. С тех пор, моя мысль постоянно возвращалась к их антиутопиям. Я в восторгах перед «1984» рассыпаться не буду, а то весь рассыплюсь. К Хаксли же я шел долго, очень долго, и еще немного. И пришел. Суть в том, что я рад, что прочитал Хаксли последним из указанных авторов, иначе не знаю, какое бы сложилось у меня мнение об антиутопиях.

«О дивный новый мир» - замечательное произведение. Без шуток. Мне очень понравился роман, прочитан он был с удовольствием. Поэтому оценка соответствующая, но добавим пару ложек медового дёгтя или дегтярного меда. «Мир» не «страшная» антиутопия. Здесь нет ужаса «1984», нет той атмосферы обреченности, и стойкий запах тленности мира не витает. Хаксли пошел по другому пути, он дал людям хлеба и зрелищ, и больше человекам ничего не надо. Может быть книги? Хм, думаю, лучше сомы грамм и в Амстердам. Может быть свобода воли? Повторить предложение про сому, добавив еще грамм. И, в общем, любая духовная свобода заменена плотскими утехами, наркотиками и ощущательными киношками. Круто. Но не страшно. Чего сейчас из этого нет? Только тактильного кино да запахового сексофона. Есть, но не в таких масштабах, а может и в таких? Так вот, мое мнение о такой возможности развития мира отрицательно. Люди не получат удовольствия от тоталитаризма. Тоталитаризм будет жесток, суров и поможет человеку быть счастливым, насильно поможет. В то, что сильные мира сего будут заботиться о человечестве, не верится вообще. Скорее будет так, возьмут фабрики из «мира» и добавят большого брата из "1984". И будет всем «О дивный новый мир большого брата». Роман-то хорош, но не могу поддержать идею всеобщего счастья с сексом, наркотиками и рок-н-роллом. Это мечта автора, а мир пойдет по другому пути.

Идем далее. Чуть ли не треть романа посвящена инкубаторам. Делению людей на классы еще до рождения. А что? Правильно же, а то, как не взглянешь, любой, простите за выражение, человек рвется туда, куда ему не то, что путь заказан, ему туда противопоказано. А нет же, надо присосаться к источнику, и пусть за плечами пара классов, но зато могучий кретинический интеллект все вывезет. Хаксли всё знал. И в этом, правда его произведения, одна из немногих. Только облечена она в тоталитарный плащ. Смысл-то в чем? Занять свое место в мире. Свое. Не то, что скажут, не то, что модно, не там где нерв будет в тепле, а где хочется быть. Да, у Олдоса люди на своем месте насильственно назначены, но мир-то процветает. А чтобы сейчас, имея свободу выбора и прочие моральные права не занять свои места и привести мир к великолепию и мировому счастью. Эээ, но так ведь не интересно, и многие обидятся, что предназначены не в короли мира, а им всего лишь хотелось стоять на носу Титаника и кричать о своем величии. Простите, что это я критикую-то? Вперед. Мир потерпит.

Не, Хаксли меня определенно зацепил. Пусть есть разные забавности, связанные с миром «У», но дальше-то каково. Про сюжет чуть отсыплю. Бернард Маркс – герой, он принадлежит к высшей касте, но видом не вышел, а значит, читатель может ожидать бунта. Ждем. Есть, крамольные мысли о строе, мире, людях. Ура, сейчас будет крутота с кровью и новым строем. Ждем. Не будет, мальчику просто хотелось сексу. Так автор показал, что строй почти идеален. Бунтари все же встречаются, но их отправляют на острова на полное гос. обеспечение. Нормально слушай, Оруэлла на вас нет! Возникает надежда, когда мы знакомимся с Джоном, рожденным не из пробирки. Но парень – диковинка, очередное развлечение для толпы, поэтому его призывы к свободе – это «ути-пути, какая забавная обезьянка, ударь себя бичиком». Концовку подсказать?

Когда речь заходит об именах героев, понимаешь, что до этого о стёбе ты знал мало. Форд, Ленин, Маркс, Троцкий и еще с десяток фамилий и имен. Все они есть в романе.

Разумеется, мое мнение об этом произведении самое высокое. Есть мысли, с которыми я не согласен, но некоторые уложились в моей голове, и при повороте или наклоне ударяются о черепную коробку, заставляя меня их думать. Пойду думать.

20 февраля 2017 г., 01:10
3 /  4.207
Если ты не такой, как другие, то обречен на одиночество. Относиться к тебе будут подло

К антиутопиям я всегда относилась положительно. Меня увлекают идеи авторов, выстраивание параллелей с современными реалиями и множество крутых цитат, заставляющих задуматься. Мной прочитаны "1984", "451 градус по Фаренгейту", "Мы", и вот оставалась из классических антиутопий эта книга. Какое счастье, что я не начала знакомство с жанром именно с "О дивный новый мир", а то любви к антиутопиям бы не возникло.

Хаксли отправляет нас в общество потребления, где людей штампуют в пробирках по сотне одинаковых, общество разделено на разные классы и просто не существует понятия семьи и материнства, ну и любовь не приветствуется. Люди "счастливо" живут свои 60 лет, не обременненные никакими болезнями и неприятностями. А самым любимым их занятием являются сексуальные контакты, обязательно как можно чаще и с максимальным количеством партнеров. А вместо Бога у них великий Форд.

Меня откровенно бесило сие произведение. Начиная от концепции и заканчивая героями. Задумка не отличается оригинальностью и фундаментальностью, она жутко проста и не интересна. Писательское исполнение добавляет ещё больше разочарования: слог мне показался очень монотонным, переполненным сплошными описаниями, а по количеству воды книга может посоревноваться с множеством курсачей и дипломов.

Вся надежда была хотя бы на уникальных героев и захватывающую концовку. И тут провал. Ни один из персонажей не был мне интересен, ну а концовка - *разочарованный вздох*.

Не хочу больше ничего говорить. Я просто даже не ожидала таких негативных эмоций, хотя у меня даже не было никаких ожиданий. Первая неудачная антиутопия, вместо которой я советовала бы выбрать что-то из списка в начале отзыва. Разочарование разочарований.

картинка lovely_reading

5 мая 2013 г., 14:44
4 /  4.207

Представьте, что вы живете в обществе, все члены которого и вы в том числе когда-то «вылупились» из инкубатора, что всё это общество разделено на касты, которые называются альфа, бетта, гамма, эпсилон и дельта, что каждая такая каста, кроме альф, состоит из сотен совершенно одинаковых близнецов и каждая такая каста выполняет определенную функцию.

Представьте, что у вас никогда не было родителей, что у вас даже нет потребности в них и нет родительского инстинкта, более того вас научили тому, что слова «мать» и «отец» являются ругательствами и теперь вы в этом абсолютно убеждены.

Представьте, что вы сами и люди вас окружающие сияют счастьем, пышут здоровьем, благоухают прекрасным настроением, что вы совершенно легко, беспрепятственно и по обоюдному согласию можете переспать с любой понравившейся вам женщиной (если вы мужчина) или с любым приглянувшемся вам мужчиной (если вы женщина), что вы никогда не ощущаете себя одиноким, потому что само понятие одиночества является для вас чем-то малопонятным и незнакомым, да и как можно чувствовать себя одиноким, когда вокруг всегда толпы людей и масса развлечений, когда вы в любую минуту можете удовлетворить все свои потребности.

Представьте, что такие чувства как грусть, тоска, сомнение, подавленность, гнев, злость вам неведомы, что если они всё же каким-то образом настигли вас, то всегда под рукой есть таблетки, которые призваны бороться с этими нежелательными переживаниями и погружать вас в атмосферу всепоглощающей радости и безмятежности. Принял таблетку - покой и умиротворение гарантированы.

Представьте мир, в котором нет войн, нет таких страшных болезней, как СПИД, рак, туберкулез и гепатит, нет изнасилований и грабежей, нет старости и сопровождающей ее беспомощности и дряхлости, нет нищеты и разрухи, а есть только сияющая блеском и благополучием цивилизация, вполне посильный и не изнуряющий труд и масса развлечений, таких, как ощущальные кинотеатры, центробежная лапта, гольф с препятствиями, цветозапаховые оргАны и множество других.

Хотели бы вы жить в таком обществе? Разве не является заманчивым жить в мире, в котором мысль о завтрашнем дне не пугает, а обнадеживает, в котором тягостные душевные терзания и бесконечные поиски счастья есть не что иное, как пережиток прошлых веков?

А теперь представьте, что есть такие глупцы, которые отказались бы жить в таком мире и предпочли бы ему мир, полный страданий, безумия и боли, тот мир, который они называют свободным и настоящим. Эти инфантильные романтики, сумасшедшие Дикари хотят Бога, поэзии, настоящей опасности, хотят свободы, добра и греха, но им невдомек, что эти же желания их и погубят. Они не понимают, что понятия ОБЩНОСТЬ, ОДИНАКОВОСТЬ и СТАБИЛЬНОСТЬ являются залогом благополучного существования на Земле. Но, к счастью, или, к сожалению, таких людей становится всё меньше, а мир, нарисованный господином Хаксли в его романе, становится всё ближе.

Посмотрите вокруг, индустрия развлечений развивается огромными темпами, нашему вниманию представляются все новые способы приятного времяпровождения, потребление достигло таких размеров, что торгово-развлекательные центры стали расти как грибы после дождя. Мы удовлетворяем свои потребности не только в еде, одежде и всевозможных гаджетах, но и в сексе. Многие мужчины и женщины стали забывать такие понятия, как брак, семья, семейный очаг, даже воспринимать их стали как что-то смехотворное и бесполезное. На первый план выступает потребление и удовлетворение. Не за горами и появление Инкубаториев, в которых дети будут рождаться из пробирок и подвергаться тщательной сортировке и отбору, чтобы затем выполнять свою функцию в грядущем ДИВНОМ НОВОМ МИРЕ.

И только мы, - романтики, глупцы и Дикари, - будем продолжать восторгаться очередным гениальным произведением искусства, погружаться в меланхолию, тосковать по неизведанному, сопротивляться привычным устоям, упиваться одиночеством и наслаждаться прекрасными, сильными и разнообразными эмоциями, которые будут говорить лишь о том, что мы живы…

5 мая 2012 г., 23:23
5 /  4.207

Дочитываю последние строки, перевожу взгляд за окно, где уже по-привычному темно (пагубная привычка читать перед сном хотя бы несколько страниц, даже если на часах далеко за полночь), погружаюсь в размышления. Из витания в грозовых облаках выдёргивает мигнувший экран заснувшего покетбука. Смотрю на время. 3:26. Была не была.
Гудок. Второй. Третий. Четвё..
-Да-а-а?
-Привет. Я прочитала "О дивный новый мир".
-Ух ты, наконец-то! И как тебе?
-Фантастика. Великолепие. Можно тебя об одной вещи попросить?
-Давай.
-В следующий раз активнее настаивай на своих советах по прочтению литературы, чтобы я для себя шедевры открывала не спустя год после твоих слов, ладно?
-Договорились. Так, раз уж ты меня разбудила по такому сумасшедше прекрасному поводу, то теперь моя очередь мешать тебе спать. Рассказывай, что думаешь?..

А о чём я только не думаю. В голове не умещается. Очень похоже по ощущениям на состояние после прочтения "Улитки на склоне" - вроде всё прозрачно, на поверхности плавает, а на деле - можно с головой нырять в глубины произведения, а до дна так и не достать. Я даже для себя не могу выделить определённое количество наиболее задевших за живое проблем. До чего не дотронься - всё важно. Ну, к примеру, более-менее для меня основное.

О девизе.
"Общность. Одинаковость. Стабильность."
Общность? Ради Бога! Сплочённость коллектива - это всегда прекрасно, проверено на жизненном опыте. Стабильность? Тоже неплохо, в общем-то, но tastes differ, как говорится. У меня вот душа жаждет перемен, событий и американских горок, хотя здесь можно сослаться на юный ещё возраст, когда хочется картинки более контрастной и яркой, нежели это возможно. Одинаковость? Вот тут увольте. Это же скучно! А как же самореализация? Проблема личностного роста? Желание думать, фантазировать и искать новые формы для уже придуманного старого? Не приемлю, господа, не при-ем-лю!

О счастье.
Есть у меня такая заморочка - счастье искать, о счастье спрашивать, счастье в лицо узнавать. Для меня вот сегодняшнее баловство погоды за окном со вспышками грозы и мелкими речушками в переулках городских улиц - уже повод счастливо улыбаться, хлопать в ладоши и радоваться. Детская наивность? Может быть. Банальность повода? О да. Но!

В натуральном виде счастье всегда выглядит убого рядом с цветистыми прикрасами несчастья. И, разумеется, стабильность куда менее колоритна, чем нестабильность. А удовлетворённость совершенно лишена романтики сражений со злым роком, нет здесь красочной борьбы с соблазном, нет ореола гибельных сомнений и страстей. Счастье лишено грандиозных эффектов.



О Герое.
Дикарь, милый мой Дикарь. Тебя можно с распростёртыми объятьями принимать в круг людей, родившихся не в свою эпоху. Тебе бы пораньше на свет появиться на столетие-другое, когда люди ни за что на свете бы не согласились стать массой, подчиняться жёсткой системе, установленной государственным аппаратом, аппаратом насилия. Светлая душа, жаждущая чистых эмоций, познания и прекрасного. Спасибо, что ты так контрастен по отношению ко всей этой отвратительной стерильности и правильности. Спасибо, что ты предельно честен самим с собой, что ты терзаешься сомнениями и хочешь стать лучше, стать живым. Спасибо.

-Не хочу я удобств. Я хочу Бога, поэзии, настоящей опасности, хочу свободы, и добра, и греха.
-Иначе говоря, вы требуете права быть несчастным, - сказал Мустафа.



Прочитано в рамках фм "Дайте две!"

все 711 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
54 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов