Поделиться:

Между двух стульев

ISBN: 978-5-9691-1174-0
Год издания: 2014
Издательство: Время
Серия: Самое время!

"Когда что бы то ни было уже придумано кем бы то ни было, вопрос об авторстве теряет всякий смысл", - сказано в этой книге, автор и герои которой давно не нуждаются в представлении. Вот уже много лет МЕЖДУ ДВУХ СТУЛЬЕВ - своего рода всеобщее достояние, между тем как все новые и новые читатели тщетно ищут эту книгу на полках книжных магазинов. Настоящее издание - седьмое по счету - едва ли покроет потребности всех, но поможет хотя бы частично решить проблему с вечной нехваткой книги в продаже.

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Твердый переплет, 320 стр.
Тираж: 3000 экз.
Формат: 70x108/32 (130х165 мм)

Книга в подборках

Четыре сезона. Весна 2017. Весна в Хогвартсе


Прием отчетов за весенний сезон завершен! Внимание! Советы, оставленные в комментариях к подборке, будут беспощадно удаляться. Но будут…
Stacie
livelib.ru
Классный журнал 1Г
Классный журнал 1Г класса в рамках игры Школьная Вселенная . Здесь можно посмотреть ваше индивидуальное продвижение по игре, личные и командные баллы в…
Ly4ik__solnca
livelib.ru
Подборка по игре Ламповый флэшмоб 2017!
Группа Ламповый флэшмоб
Работают:
НЕ пишите, что вы работаете над подборкой, если на самом деле не работаете! Участники: Omiana , BookSwan ,…
Tayafenix
livelib.ru

Рецензии читателей

7 апреля 2014 г., 19:19
5 /  4.351

Очень хотелось бы ограничиться двумя-тремя словами - мол, книжка супер, всем читать!
Но положение обвязывает сесть и написать что-нибудь эдакое, дабы чтобы хоть что-то. А это трудно. Препарировать сказку, которая учит отказаться от обеденности и стать чуточку счастливее, практически так же можно, как и разбить деду и бабе золотое яичко - нужно всего лишь превратиться в мышку и махнуть хвостом. Дело плёвое для любого Ваще Бессмертного, но совершенно невозможное для зашторенного жизнью Марфика или Светы.

Никто ведь ничего не понимает, но каждый делает вид, что понимает все.


Вот и взяла наша Марфета книжку Клюева, и пропала. Сразу возникают вопросы. Почему "наша"? Кто такие "мы" и вообще по какому праву повествователь дал нам в собственность совершенно неизвестную и, возможно, и даже - скорее всего, неприятную Марфету? Вопрос, конечно, мелочный, потому что Марфета, как мы знаем, сразу пропала, но ложечки-то нашлись! И вообще!

Как бы там ни было, ты все равно не имеешь права вынимать мое Азовское море из моей системы представлений, помещать в твою и там понимать.


Попав в повествование Марфета ошалела. Шаль была причудливая, остроумная и невероятно развлекательная. Она приятно ласкала плечи безудержным весельем и ежеминутными поворотами сюжета. И всего бы ничего, если бы ничего не случилось и ткань шального повествования струилась по немолодым плечам Марфеты бесконечно, уча радости вне жизни и многообразию словоигр с припрятанными смыслами. Но, видимо, гробы у автора закончились, и свою улетную книжку он, раздразнив, закончил возмутительно малым числом катастрофически микроскопических страниц.

Книжка пробирает до самых нутрёнок! Устраивается там со всеми неудобствами и самозабвенно орет дикие песни.
Вы ещё здесь, Лайвлибовское Безмозглое? Руки в ноги и быстро в ЧАЩУ ВСЕГО!
P.S.

Оценки Ваши ничего не меняют в мире: он существует независимо от них.
8 декабря 2014 г., 02:43
5 /  4.351

Вместо Алисы в стране чудес Клюев подсовывает нам Петропавла незнамо где, и, очевидно, что скорее всего у тебя на бороде. Петропавел весь такой из себя здравый и рациональный, аж в носу свербит, и с чего бы это его занесло в бредляндию, это тоже вопрос на сто миллионов рахат-лукумов, как если бы в бредляндии именно лукумы были главной валютой. Сглазили, наверно, когда он утром на завтра яичницу-глазунью ел. Бывает.
Так вот, попал Петропавед как гуру во щи и стали его местные гопники - несуразицы и языковые прибабахи на ножках - теснить и чмырить. Учат, значит, Петропавла уму-неразуму и жизни-нежизни, а также шивороту-навывороту и прочим коучинговым штукам. Мол, борись и валяй, сказал а - скажи и сидели на трубе, а если назвался груздём - извинись и ни в коем случае не лезь в кузов, а то грузовик обидится. Ну вы поняли, да? Этот паноптикум, состоящий из Смежной королевы, Пластилина мира, Гнома небесного, Летучего нидерландца, Белого безмозглого, Таинственного остова и и прочего сброда ставит нашего Петропавла с миног на булаву. Чужую, между прочим, не на свою же, свою ни шатко, ни валко. Того, мол, нет, сего нет, так не относись, сяк не воспринимай, да что ты такой тупой и не понимаешь, что просто relax, take it easy, dude!
Тут-то сказочке конец, а кто слушал - гигагерц.
Сообщу по крикету, что Петропавел оказался изрядным мазохистом и, вероятно, в нормальном мире уже не удержится, снова его понесёт в страну бредляндию, потому что у него теперь туда бессрочная штангенциркульная шиза.

12 марта 2013 г., 23:39
4 /  4.351

Как бы выглядел мир, в котором старушка учит плясать лягушонка, старичок, распахивая окно, громко кричит для поднятия настроения местных жителей: «Трумбаду, трумбада!», а другой, неудачно упавший с кобылы, был склеен крепким клеем и стал в двойном количестве? Все это и пытается представить в своей повести «Между двух стульев» (всего-то 60 с небольшим страниц) Евгений Клюев, призвав на помощь пятистишия Эдварда Лира.
Справедливости ради, надо отметить, что на страницах повествования все-таки присутствует и крупица здравого смысла в виде молодого человека, которого зовут не то Петр, не то Павел, в общем, Петропавел.
***
Если вы отобьетесь от Шармен и увяжитесь за Бон Жуаном, который удалился в направлении ускакавшего Всадника-с-Двумя-Головами, то, возможно, попадете в странную местность.
Нет не так. Вначале вы попадете на паркетный пол, плавно переходящий в поляну, за которой находится ЧАЩА ВСЕГО, и проживает (иногда) засекреченный старик Ой ли-Лукой ли, распевающий странную песню:
Двенадцать человек на сундук холодца –
Йо-хо-хо! – и ботинки гнома.

Думаю, уже стало ясно, чем занимается на страницах своей повести г-н Клюев – всячески издевается над Здравым Смыслом (именно так, с большой буквы). Тем Здравым Смыслом, который «…деловитый и трезвый хозяин. В гости к нему не приходят ни в два часа ночи, ни в семь часов утра – приходят либо к обеду, либо к ужину. Не надевают канареечные шорты, полосатые гетры или купальник – надевают строгое платье или костюм тройку. В гости к Здравому Смыслу не приносят попугая на плече или жабу на ладони – приносят букет цветов и торт».
***
Спрашивается, как же происходит процесс этого издевательства?
Отвечаю, всеми возможными способами. Например, коверканьем известных слов и переиначиванием устоявшихся понятий. Помещением носителя Здравого Смысла – Петропавла, в нелепейшие положения. Сталкиванием бедного молодого человека с совершенно невозможными персонажами.
Как вам, например, такое Белое Безмозглое, рассуждающее об асимметричном дуализме языкового знака или о природе имен.

Если название не раскрывает сущности предмета… бессмысленно пытаться объяснять что бы то ни было с помощью названий… Имена условны… Они не воссоздают предметного мира… Они создают свой мир… это мир имен… мир слов… Их придумали, чтобы обмениваться словами, а не предметами… предметы бывают тяжелыми… они не всегда под рукой… ногой… головой… – и Белое Безмозглое прикинулось уснувшим.


Или Пластилин Мира. Мало того, что ему надо 126 раз позвонить в придверный колокольчик, так он еще и не имеет постоянного вида. Не говоря уже о Воще Бессмертном, проживающем в ХАМСКОЙ ОБИТЕЛИ, или Смежной Королеве.
Вот, например, описание последнего персонажа.

Дальше...

13 марта 2015 г., 03:05
4 /  4.351

Как я (не)(до)(про)читала роман "между двух ульев"

Сколько себя помню, меня всегда более всего смешил абсурд. Из детства прямо зарисовка: какой-нибудь Багз Банни, или кто-нибудь, убегая от преследования, обязательно оказывается у обрыва и (ну а то как же) этот обрыв не замечает. И вот он бежит по воздуху, нарушая все границы разумного, передвигая ногами в пустоте. А потом до него, как мы все помним, ДОХОДИТ, и он камнем падает вниз (с очень удивленными глазами). Повзрослев, я все так же хохочу от подобных ситуаций. А с чего бы не хохотать? Смех скрывает страх.

Это я все к тому, что критически короткий, но крайне вместительный по части событий роман обдал меня вереницей самых невероятно сумасшедших ситуаций, от которых и смешно, и одновременно как-то зябко.
Граница между действительностью, фактом, аксиомой, законом (называйте как угодно) и фаршем... то есть фарсом - столь тонка! Как бумага для выпечки. Как волос. Как дробленный всмяточку атом.
Начинаете понимать? Мы бегаем по воздуху, коллективно, всем миром, который, скажем, ничуть не изменит своей сущности, если я буду звать его не Земля, а Ананас.

nota bene
- Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, будет использовано как ананас в суде.

Так вот что выходит, друзья мои анархисты. Мы топим в общепринятом гигантские айсберги воображения. Мы принимаем как данность то, что, как нам кажется, действительно и существует. Но стоит на секунду отвлечься, дать немного слабину, как в само наше существо начинает втекать невероятное, космически гигантское понимание того, что все на свете нашем - перевертыш, все - подлая насмешка, обман и провокация. (Мефистофелев смех в этом месте)

А пока вы в депрессии,
я просто так процитирую сюрреалистическую формулировку
МОЯ ВАННА ИЗ ПРОБКИ КАК ТВОЙ ГЛАЗ ЧЕРВЯКА, -
что бы это ни значило, алюминь.

Я болтаю ногами в воздухе, Сальвадор который Дали бегает за мною, швыряясь кожурками от апельсинки и вопя "наша Таня громко плачет уронила в печку ящик"...
Формальность и условность нашего мира, наших понятий, языков, знаний. Я знаю только то, что ничего не знаю... Это и страшно, и смешно.

Как бы хорошо порвать со всеми опостылевшими реализмами, пустить вскачь свою несметную воображалку, разрисовать сизо-желто-голубым в пупырышку каждый новый день. Собственно, я вам не запрещаю. Но и не рекомендую. Слова - обоюдоострое оружие. И там, где мультяшный кролик, упав со скалы, после громкого хлопка побежит опять, мы все-таки разобьемся.

Как же тут разберешься, быть или пиво пить не быть, пускать в свою голову кота по имени Абсурдишко или не пускать...
Я думаю, надо бы. Хотя бы для атмосферы. Хотя бы для того, чтобы, как ни странно, было за что уцепиться.
Жизнь прозаична, совершенно циклична и слажена отлично, но без фантазии вторична, скучна как длинная притча, и вообще... (остальное - лично)

А если без укатываний в бред, то книга сильна своей начинкой, совместившей разнообразные игры со словами и понятиями, типичный расширенный абсурд-фарс и какой-то поразительно рациональный стержень, который окликает нас постоянно: эй, ребята, вы все еще уверены, что не упали со скалы?...
Я смеюсь в лицо абсурдности всего, но все-таки останусь рационалистом. Потому что иначе бездна (которая бездну призывает) поглотит меня, ой-ой.

А книга замечательная. Только как перестать теперь думать всякую бредятину?
(500 + 500) чертей!!!

18 сентября 2015 г., 10:21
3.5 /  4.351

С начала чтения я не знала куда себя деть. Сказать, что книга не "шла" - будет не совсем верно. Она будто отталкивала всеми руками и ногами. Это же посягательство на мою любимую "Алису", это же почти как "Книга потерянных вещей", которая стала мне так дорога, но только хуже. Совсем не захватывающе, непонятное абсолютно неприятно и желания узнать, глубока ли кроличья нора не возникало никакого.
Игра слов? Есть. Любопытная, интересная, узнаваемая, вызывающая улыбку. Но не более того.
В общем, я думала, что этот барьер восприятия мне не преодолеть, а значит и не стоит себя мучить.
Но уважение к автору совета и какая-то засевшая в душе надежда, что может быть еще несколько страничек и я проникнусь, заставляли продвигаться дальше.
А дальше все было еще более неоднозначно. С одной стороны эта игра слов и смыслов увлекала. Было похоже на новомодный тренинг в стиле мыслите шире, не цепляйтесь за шаблоны, отпустите фантазию на волю. И вместе с тем эта ненавязчивая поучительность, эта едва уловимая снисходительность некоего всезнающего, встречающегося на пути главного героя в самых разных личинах с каждой страницей все больше утомляла и раздражала.
Все это я уже читала и в гораздо более красивой форме. Видимо, я слишком ревностно отношусь к тем книгам, которые в подобном стиле прочитала раньше.
Была пара персонажей, которые смогли-таки зацепить. И Смежная королева без тормозов, и Воще Бессмертный, и понятливый Ежик, которому я искренне завидовала порой.
Наверное, мне стоит дать этой книге второй шанс, когда-нибудь очень и очень не скоро. Ставить крест на ней я точно не буду.

23 июня 2015 г., 12:50
5 /  4.351
Никто ведь ничего не понимает, но каждый делает вид, что понимает всё.


Дождались! «Алиса в стране чудес» по-русски и с лингвистическим уклоном.

Это настоящий праздник, когда книга, на которую натыкаешься случайным образом, просто просматривая рецензии за день, оказывается крайне удачной. А восторженные ахи-охи в адрес автора, к моему удовольствию, совпадают с собственной оценкой – книга великолепна! Возможно, превосходная степень здесь будет чуточку преувеличением, тем не менее, за то, что «Между двух стульев» как минимум увлекательное и весёлое произведение готова поручиться. Опять же на мой вкус, разумеется.

Знаете, эта книга какой-то магический сгусток энергии абсурда. При этом она светлая и добрая, насыщенная различными вывертами - от языковых до смысловых. И стопроцентная такая сказка, с продуманным сюжетом, борьбой противоположностей, моралью, и даже с предупреждением вначале:

Если у вас есть одновременно два приглашения - на "пир воображения" и в гости к Здравому Смыслу, я советую вам самым обстоятельным образом обдумать свой выбор.

Так вот, если вам хватит смелости принять приглашение на пир воображения, то вы попадёте в сюрреалистический мир «Между двух стульев». Всё в этом мире на поверку оказывается не таким, каким кажется. Даже не так. Тут всё СОВСЕМ не такое. Привычное, будничное, рутинное отступает перед немыслимой логикой жителей этого мира, куда по непонятно чьей волей закинут главный герой, Петропавел. Вырванный из своей реальности, в этом, с его точки зрения, абсурде, он постепенно пытается научиться мыслить другими категориями.

В этом же вся прелесть - видеть нечто не таким, каково оно на самом деле!

Но что же это за жители, которые населяют столь необычный мир? Попробуйте догадаться и вот вам несколько имён в помощь: Воще Бессмертный, Пластилин Мира, Ой ли-Лукой ли, Муравей-Разбойник, Гуллипут, Белое Безмозглое, Тридевятая Цаца, Таинственный Остов, Шпрот в Сапогах, Слономоська, Гном Небесный, Бон Жуан, Летучий нидерландец. Получилось? Нетрудно право. Но давайте учтём, что каждый персонаж со своими заморочками, каждый учит Петропавла отказаться от обыденности, посмотреть на мир другими глазами. Особенной харизмой в этом деле, как мне показалось, отличился чудный и всем известный ёж, которому всё понятно.

Не могу не упомянуть и о других именах, которые звучат песней (ну, или наказанием) для сердца любого лингвиста: Фердинанд де Соссюр, Джон Серль, Карл Юнг. Просто диву даёшься, с каким изяществом и с какой лёгкостью герои книги оперируют постулатами великих людей. Но видеть этот научный рационализм в мире абсурда – настоящий сюр и… чистый кайф.

Вот и всё, что хотела сказать.

Я наигралась. Вы зашибенный партнер. Было мажорно до смерти.
9 июня 2014 г., 17:55
4 /  4.351

Я не люблю "Алису в стране чудес". Точнее, не люблю в русском переводе. В детстве эта книга абсолютно не впечатлила меня, повторно я добралась до нее лишь в Институте - преподаватель английского настоятельно рекомендовала прочитать это произведение в оригинале. И только тут меня ̶н̶а̶к̶р̶ы̶л̶о̶ впечатлило. Игру слов невозможно передать в переводе, даже заменив ее на что-то близкое, перефразирование народных присказок и поговорок нельзя объяснить иностранцу - языковые игры должны оставаться в рамках того языка, в котором они созданы, лишь тогда ничего ценного из них не потеряется.

Ну так вот, о Клюеве и его "Стульях..." - это национальное лингвистическое наслаждение. Потрясающая игра слов, использование всем знакомых фраз и выражений, делают книгу невероятно притягательной. Конечно, второй "Алисы..." из "Стульев..." не выйдет (ввиду "распиаренности" первой), однако это не мешает наслаждаться абсурдностью Клюевского мира. Конечно можно провести массу параллелей между этими произведениями, заподозрить кое-кого в плагиате, вот только зачем? Клюев подарил нам нашу собственную бредовую сказку для взрослых, за что ОГРОМНОЕ ему спасибо!

Сюжет описывать смысла мало ( кстати, в чем много Смысла?), поэтому напишу лишь свое мнение (хоть меня об этом и не просили=)). Книга для тех, кто любит театр абсурда, уважает Беккета и Ионеско, но предпочтение отдает второму. Небольшой объем произведения позволяет дочитать его еще до того, как вы окончательно сойдете с ума, а "лирические" отступления/преступления/заступления откроют смысл происходящего (хотя, на мой взгляд, они уж слишком прямолинейны).

Хотите получить лингвистический оргазм и взрыв мозга одновременно? Тогда вам нужно попытаться присесть "Между двумя стульями".

2 июня 2016 г., 11:46
5 /  4.351
Блаженны нищие духом – и блаженны, пусть в меньшей степени, нищие ухом, которые и не ведают, в какие дебри может завести язык, которые вовсе не слышат доброй половины смыслов в доброй половине слов! Они просто открывают рты – и говорят, точно так же как открывают те же рты – и едят… А язык – деликатная штука, правда, знают об этом немногие – горстка хороших поэтов.

А знаете, это лингвистическая сказка, вот даже не философская, а именно лингвистическая.
Ибо парадокс, как и все явления, противоречащие здравому сиыслу, глубоко лингвистичны по своей природе.
Известно, что среди параметров, которым должен отвечать homo sapiens, чтобы быть причисленный к таковым, помимо сводчатой стопы, противопоставления большого пальца руки остальным, прямо хождение и т.п., является речь.
Словом можно любить и предавать, убивать и возрождать к жизни. Однако - это мнимая свобода. На деле, мы заложники слова. Употребляемый последовательный набор фонем, не осознавая, что за плечами у них, история. История, которая укоренена в языковом символе, история тех самых предательств и возрождения, боли и побед.
Человек, что жаждет все объяснить и назвать, чтобы уверенно ориентироваться в пространстве, глубоко заблуждается, ибо ставить силки на слово бессмысленно. Оно напоминает кошку, частично способное приручиться самостоятельно, но живёт по собственным, часто непонятным нам, законам.
Когда же среднестатистический гражданин сталкивается с тем, чему нет названия в словаре, что не зафиксировано в базе вариаций жизни, он искренне пугается.
Однако, вопрос заключается в том, что даёт слово, кроме обманчивой защиты. Разве способно оно объяснить суть вещей, просто назвав их? Однако чаще всего, даже спускаясь в Марианскую впадину и обнаружив там невиданных кальмаров, мы успокаеваемся, внеся их в глоссарий.
Однако словарный запас, а, следовательно, и смыслы большинства стереотипны.
Потому единственный посыл данного произведения - раздвижение рамок, уничтожение стереотипов и обучение галантного, рыцарского отношения к слову.
Будем куртуазны!

18 июля 2013 г., 00:51
5 /  4.351

Ну во-первых, книга и правда очень веселая. И чувствуется, что ее писал человек знающий тонкости русского языка (то есть лингвист).
Во-вторых, мне понравился замысел и помогающие ему воплощаться персонажи (некоторые, на мой взгляд, гениальные!). И отчасти даже хорошо, что во второй редакции отсутствовали клюевские лирические отступления- они хоть и невероятно забавные и умные, но совершенно не давали читателю ДУМАТЬ самому, потому что автор в них подробно рассказывал что и для чего он пишет в своем романе, и та интеллектуальная тайна книги, ради которой мы обычно литературу и читаем (и которая влечет за собой всякие герменевтические операции), была беспощадно уничтожена. Но в следующих редакциях уже все в порядке. Читатель может включать голову и изучать абсурдный мир вместе с Петропавлом.
Петропавел — самый обычный человек, который живёт и мыслит в соответствии с общепринятыми стереотипами и правилами. Если поместить такого героя в среду иррационального, то возможно увидеть резкий контраст двух систем восприятия мира (рационального и духовного). Они сталкиваются друг с другом, и происходит либо их слияние, либо продолжается жестокая борьба - борьба за творческого человека. Абсурд, как мне кажется, это вовсе не противоположность миру, который мы принимаем за единственно возможный (реальность), это его дополнительные возможности, расширение существующего мира, доступное именно для человека с творческими склонностями. Поэтому можно надеяться на то, что после такого приключения Петропавел станет видеть вещи по-другому.
Ну и напоследок отрывок из милейшего стихотворения Клюева (он не из романа, но очень к нему подходит):

Рассказать, как лунатики падают с крыш,
до небес дотянувшись едва лишь?
Но тебя уже нет... ты всё время спешишь -
и всё время везде успеваешь.
Это только меня полоумная плеть
подгоняет, считая секунды,
это мне одному никуда не успеть -
никуда не успеть ниоткуда.

картинка Axmell

28 августа 2015 г., 07:32
3 /  4.351

Расскажи мне историю. Мы в альпийском шале, по нижний скат крыши заваленном снегом. Буран бушевал весь вчерашний вечер и ночь, но теперь прекратился и в сером воздухе из мансардного окошка снежная морось, намекающая - это не конец. А больше ни из какого окна ничего, кроме снега, со всех сторон закрывшего наш игрушечный домик, не видать. Да и ладно: генератор работает, запаса топлива к нему хватит на пару ближайших недель, холодильники забиты отменной снедью, а вот интернета нет. Может вышку повалило? Может пришло время для хорошей истории? Расскажи ее мне.

Или вот так. Рождественский отель в далекой североевропейской стране. Ты - случайный постоялец. Без документов (так уж вышло) и почти без денег - номер оплачен заранее; и без языка. Да вдобавок сдох телефон и страшно делать движения, которые могли бы привлечь к тебе дополнительное внимание; и в горле когти кошачьи, знобит, сопли. Ты сидишь, боишься и ждешь у моря погоды, и отчаянно мерзнешь - тут холодно, несмотря на благополучную европеистость. Расскажи мне свою историю.

Или так. Я одна дома, свободный вечер, общаться ни с кем не хочется, а хочется почитать хорошую книгу. Самое простое среди изысканных и самое изысканное среди простых удовольствий. И никакого шале или отеля, или океанского лайнера - просторная уютная чистенькая хрущовка. И никакого идиотического пледа, в который так любят закутываться читающие дамы, я вообще против компьютера сижу и читаю с монитора. Такой способ давно стал самым привычным и удобным. Расскажи мне историю.

Пусть в ней будет потерянный ребенок, по глупости шагнувший не туда и куча опасностей, что поначалу кажутся чудесными приключениями; и настоящий друг, он появлется и исчезает слишком внезапно. Пусть будут странные встречи с необычными персонажами и многие монастыри, всякий со своим уставом - куда уж тебе со своим! Но попытаться придется, не переломить (плетью обуха не перешибешь) - совместить, найти точки соприкосновения и общий язык. Даже если все участники разговора оперируют одним. Тем более - если одним. А потом мы победим чудовищ, внешних и внутренних (вторых - важнее) и вернемся домой. И я обниму тебя, смеясь сквозь непросохшие слезы. и мы станем ближе, сильнее, счастливее. Расскажи мне историю.

Мы за тем берем книгу, чтобы услышать-увидеть-прочувствовать-прожить историю. Филологические экзерсисы, аллюзии и аллитерации, ассоциативные ряды и проч. могут быть приятным дополнением. А могут и НЕ быть. С ними интереснее, занятнее, порой веселее и точно красивее. Когда они НЕ являются единственным содержанием книги. Для такого рода игрищ оптимальный объем - памятный многим любителям лингвистики скетч: "Однажды Отец Онуфрий, Обходя Онежское Озеро..." В противном случае это утомительно и бессмысленно. И вымученно. И притянуто за уши. РАССКАЖИ МНЕ ИСТОРИЮ,

все 84 рецензии

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
178 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов