Поделиться:

Голубчик

ISBN: 9-785-89091-435-4
Год издания: 2013
Издательство: Симпозиум

Книга никому не известного автора Эмиля Ажара ГОЛУБЧИК оказалась для французской литературы 1970-х годов подлинным событием. Роман вызвал многочисленные отклики и был отмечен крупной литературной премией. Лишь впоследствии выяснилось, что разыграл эту блестящую литературную мистификацию известный писатель, лауреат Гонкуровской премии Ромен Гари.
Искренняя, отмеченная взаимностью дружба человека с удавом как гражданская позиция - это сознательный выбор главного героя книги. Но, как выясняется, современное общество пока не готово к подобному повороту событий... Это роман о плате за непохожесть, в котором комическое оборачивается высокой трагедией.
Подчинившись воле издателя, Ромен Гари согласился исключить из первого издания заключительную главу романа. Она была опубликована по-французски только в 2007 году, а теперь и по-русски ГОЛУБЧИК выходит в том виде, в каком его изначально задумал автор.

читать дальше...

Содержание

Дополнительная информация об издании

Страниц 272 стр.
Формат 84x108/32 (130х200 мм)
Тираж 3000 экз.
Твердый переплет
Возрастные ограничения: 12+

Книга в подборках

Для игр
Подборка для дуэлей в "Собери их всех" и для "Дайте две" Навигация: Вне очереди
Приоритетные
200-299 стр
300-399 стр
400-499 стр
500-599 стр
Seterwind
livelib.ru
Альтернативные концовки
Некоторые произведения имеют несколько вариантов (два и более) конца по самым разным причинам. Причины не важны.
Shishkodryomov
livelib.ru
Герой - мужчина
Подборка подготовлена в качестве вспомогательной и ориентировочной для выбора книг в рамках игры "Мужчина и женщина"
Посмотреть на мужчину и его внутренний…
russischergeist
livelib.ru

Рецензии читателей

21 марта 2016 г., 13:13
5 /  4.112
Доставай своего удава

"Почему, спрашивается, весна всегда случается в природе и никогда в нас самих? Как бы хорошо взять и, с позволения сказать, распуститься где-нибудь в апреле-мае" Ромен Гари.

Свернувшийся в колечко удав напоминает последние женские объятия, крутую какашку и бегущего затюканного слоненка из "38 попугаев". Теперь еще и этот Голубчик. Жизнь Одинокого Удава в Большом Париже можно бы было назвать первым предвестником творчества Мишеля Уэльбека. Одинокий Удав иронически тянется к людям, но это просто та же крайность в профиль, ибо откровенное человеконенавистничество войдет в моду позже. Не сопоставлял никогда этих двух авторов, но какую-то общность можно бы было найти лишь на том основании, что оба в любимых писателях.

Начиная читать, разумеется, задался целью подойти к тексту максимально объективно, "Голубчик" когда-то был написан новоиспеченным Эмилем Аджаром и никто еще не знал, что за его личиной скрывается сам Ромен Гари. Не знал об этом и сам Ромен Гари, который всегда умел убедить самого себя в чем угодно, а уж читателей и тем более (где-то шутка). Ну и, естественно предсказуемо, у меня ничего не вышло. Никакого Эмиля Аджара не разглядел, с первых же строк бородатое лицо Ромена Гари заслонило солнце и заняло соответствующее ему место автора произведения.

Скользкий длинный змей, обвивающий ваше тело, устремляющий на вас взгляд своих немигающих глаз. Все мы хотим удава побольше, никому не запрещено искать покрупнее, мы постоянно тянемся к увеличению. Причем, не только мужчины, но и женщины. Помню как-то до колик хохотал, увидев какое-то объявление "увеличение вашего удава на 3 сантиметра...в день". И вот он наш змей, хищно нагнетает обстановку, демонстрирует себя во всю свою внушительную длину, этих змеев, в соответствии с японскими мультфильмами для взрослых, должно быть минимум три. Вот он этот удав, большущий и всепроникающий, способный затаиться в корзине для писем, его все бояться. Бойтесь и вы, удавом вам по лбу. Мысль старая - о том, что нам в этой жизни нужно хоть кого-то любить. Хотя бы по лбу. А кого ж еще любить, как не своего удава. Чего мы только для него, для родного, не делаем. Умом понимаешь - не нужно, а этот "давай да давай". В "Голубчике" одно неверно. Там ни разу не упоминалось, чтобы удава мыли. Это неправильно.

Многообразие Голубчиков в литературе зовется метонимией. То ли ты это одинокий удав, то ли что-то другое. То ли вообще, природа человека в большом городе такова. То ли природа человека такова в принципе. Ромен Гари всегда неоднозначен и пышет сарказмом. Форм можно найти множество, каждому по удаву и каждому своего удава. Удав - это ни объект, ни что-то материальное, это даже ни понятие, ни ощущение, ни эмоциональный довод. Это некое отклонение, но не от нормы, ибо никакой нормы и быть не может. Это отклонение втуне, вспять и условно.

В общем и целом - помимо всего остального, "Голубчик" получился гораздо более откровенным, чем писанное автором ранее под именем Ромена Гари. С автора слетел весь его изворотливый дипломатический налет, но для него это, определенно, прорыв, ибо всем изредка хочется побывать в собственной шкуре, как удаву после линьки. Сужу хотя бы по отдельным индивидуальным неврозам, которые автор умеет возродить в каждом. Помните василиска в Тайной Комнате Гарри Поттера? Скользкая змеюка, перемещающаяся по канализационным трубам. Никогда не ждали ее пришествия в самый беззащитный момент? Извините, если невольно в ком-то поселил страх. Сам, помнится, все ждал водяную крысу, которая выскакивает из унитазной дырки и впивается в оголенные яички. Имеющие яички да и поймут. Нужно признать, что это гораздо более глубокий страх, чем, например, постоянно горящий в санузле свет, делающий невозможным приход собаки Баскервилей. А вдруг как лампочка перегорит?

"И не надоело тебе, Голубчик, в каталажке сидеть? - Надоело, Голубчик, да что поделаешь. - А хочешь, чтобы тебе сократили срок?" Опять весна. Опять грачи.

25 мая 2015 г., 18:27
4.5 /  4.112

Когда я была девушкой юной, у меня было много знакомых биологов. Так что удавом, который живёт дома, меня не удивишь: какие только твари у них не жили! Я вот знаю сумасшедшего, который все деньги спускал на экзотических насекомых. Это даже биологом не был, так, любителем. Домой к нему никто не ходил: одни боялись, что таракан заползёт в ботинок, а дома расплодиться, другие, что кто-нибудь укусит, третьи просто не могли видеть жутковатых богомолов и шипящих тараканов. А потом насекомые ему надоели, и он стал разводить орхидеи. Им нужен был особый микроклимат, поэтому в квартире было влажно и душно, жена его как раз была беременна и регулярно в этом микроклимате падала в обморок. Да, нашлась дура, которая вышла на него замуж и полностью оплачивала его увлечения. Типа, чем бы дитя не тешилось. А что, каждый сходит с ума по-своему.
«Голубчик» Эмиля Ажара написан от первого лица и напоминает «Записки сумасшедшего». Герой так же зациклен на себе, так же асоциален, так же влюблён в некий недостижимый идеал, правда, не голоса собачек слышит, а всего лишь живёт с удавом. Такие герои очень хороши в книгах, они умиляют, вызывают сочувствие, ведь они такие беззлобные и наивные, как дети. Если вам доводилось встречать таких героев в жизни, особенно, общаться с ними близко, скорее всего, они вызывали абсолютно другие эмоции. Сумасшествие пугает, логика, отличная от общепризнанной, раздражает. Нет ничего плохого в том, что человек живёт в мечтах, «придумывая» других людей, приписывая им несуществующие эмоции – до тех пор, пока он не начинает действовать в соответствии со своими выдумками. Было бы вам приятно, если бы каждый вечер у вашей квартиры ошивался странный незнакомец с многозначительной улыбкой?
Реальность кусается. Но значит ли это, что нужно выдумать себе другую реальность – где всё устроено так, как тебе нравится – и жить в ней? Ведь рано или поздно, реальность тебя нагонит. И что тогда? Окончательно слететь с катушек?

13 марта 2015 г., 10:02
4.5 /  4.112

Гари-Ажар пожалуй самый близкий мне писатель по духу. Проблема родства душ. Точнее проблема отсутствия родства, проблема поиска и отчаянной надежды. Змеевидная композиция! Повествование извивается, закручивается, сворачивается в узлы, возвращается к начатому и ползёт хоть по-змеиному, но вперёд. В пустоту. Голубчик не уверен в своём существовании. Кто он? Он ждёт и надеется. Эта книга про Надежду. И про тотальное одиночество. Он выжидательно наблюдает за каждой линькой своего удава. Он радуется линьке. Каждая линька - надежда. Почему человек не расцветает весной как это делает природа? Ему не надо лечить недостатки, ему нужно освободиться от избытка. Он ждёт своего рождения. Он работает с цифрами и после миллионов приходит в пустой дом и становится единицей. Париж - огромный город. Надо вести себя социально, чтобы перестать существовать. Он ходит в переполненное кафе и подсаживается к парочкам а ещё он садится в пустом вагоне рядом с одинокими пассажирами. У него роман в лифте, а точнее в его воображении. Единица не может существовать, поэтому его нет. Когда 1=2, тогда происходит рождение. Все люди страдают от избытка любви, но не могут её выразить, потому что сложно продраться сквозь стену общественного порядка. Культи и чешуйки остались внутри, а снаружи вполне человеческий облик. Удава надо прятать иначе будут лечить и всё равно заставят прятать. Держи свой избыток при себе, молчи скрывайся и таи, проглоти своего удава как ты глотаешь слёзы одиночества, сдай его в зоопарк и прими человеческий облик. Когда ты выпускаешь удава - ты нарушаешь общественный порядок. В большом городе все сворачиваются в своих квартирах клубком и сидят тихо. Слабость - самая большая сила. Кузен (он же Голубчик) слишком слаб и поэтому не хочет быть как люди и не может. От невозможности выплеснуть свой избыток любви, быть кому-то нужным, быть любимым и так далее происходят всяческие недоразумения. Жизнь как недоразумение например. От этого все проблемы человечества. От избытка. Любовь перегнивает внутри от того, что не может вырваться. И человек начинает гнить изнутри.
Жаль, нельзя обменяться избытком с Кузеном-Голубчиком. Хотя постойте, я кажется обменялась, прочитав эту книгу.
Ажар отличается от Гари стилем. Но сердце одно. Пронзительное, страдающее, одинокое, такое родное и такое трогательное сердце.

24 августа 2014 г., 16:57
5 /  4.112
Я знаю, в природе нет недостатка в объектах любви: цветы, перелетные птицы, собаки - люби что хочешь, только бедный одинокий удав никому не нужен.

Трагикомичная история жизни одинокого питона в каменных джунглях Парижа. Проблемы поедания белых мышей, вопросы линьки, любви к робкой на первый взгляд газели и взаимоотношение с обществом.
Еще совсем недавно незнакомый мне автор продолжает радовать своим тонким юмором.

Удавы ползают не по прямой, а петлями, бросками, извивами, спиралями, свиваясь и развиваясь, образуя кольца и узлы

так же и Гари плавно переходит с одного на другое, а затем опять возвращается к началу постепенно раскрывая тему.

28 августа 2012 г., 18:58
5 /  4.112

Друзья. Это шедевр.

Не спрашивайте, почему "друзья" отделяются точкой, а не запятой. Потому. Потому что Шедевр требует не понимания,
но ощущения. Трепет. Восторг. Чудо чудесное. Большой Париж.

Ощущаете ? Чувствуете себя единичкой, или уже перешли в стадию ощущения себя удавом ? Чешуйки блестят на солнце, способность завязываться в узлы, демонстрирующие разные виды настроения, уже проявилась ? Да ? А теперь работайте над тем, чтобы научиться свободно, непринуждённо распускать узлы. Дальше - ползать.

Боже мой... "Париж - огромный город, в котором ни в чём нет недостатка." Ни в чём! Слышите ? Ни также в удавах. Ни в нулях, наступающих на пятки, да и на носки тоже, - замученным единицам.

Эмиль Ажар, Ромен Гари, Роман Кацев, мой дорогой великий литературный мистификатор, ты навсегда в моём сердце.
Пусть жизнь неизменно норовит запустить тебя (и меня) в нервную депрессию, и заставить крутиться там как белка в колесе.
Пусть. Мы вынужденны сражаться, и иногда даже победа за мной (и тобой). Но, говоря твоими словами: "В принципе я знаю, что бывает и взаимная любовь, но на такую роскошь не претендую. Я готов довольствоваться самым необходимым: просто любить кого-нибудь со своей стороны."

"Подумать только, в России есть целая река под названием Амур."

Эпизод с месье и мадам Шанжуа дю Жестар блистателен.

"Замечу в скобках, без видимой связи с предметом повествования, но в прямом соответствии с его формой и развитием, что удавы, по сути дела являются не разновидностью животного мира, а точкой зрения на мир вообще."


ВСЁ
Даниил Хармс
1924

16 мая 2013 г., 15:10
5 /  4.112

Говорят, что каждый по разному отходит от наркоза: у меня было такое приподнятое настроение,состояние восхищения, когда голова моя более или менее прояснилась мне выдали "любую книгу с моей полки". Это был "Голубчик". И как вовремя! начало там такое скользкое, удавововое, сразу и не поймешь о чем будет речь.

я ничего не понял и восхитился. Непонятное всегда приводит меня в восхищение: как знать, не таится ли в нем что-нибудь полезное"


Вообще мне нельзя было смеяться, но порой просто не было сил сдерживаться, поэтому приходилось очень и очень широко улыбаться) И, конечно, стали появляться параллели с жизнью героя и мостики, и мысли.

Дело в том, что от хронического ожидания и острого сумбура у меня родилась тоска по предметам первой необходимости: красным огнетушителям, лестницам, пылесосам, гаечным ключам, штопорам и солнечным лучам


И вот я наливаю себе кружечку цикория, выхожу в коридор и сажусь в кресло между пальмами читать книжечку, слушая крики выходящих из -под наркоза. Но книжечка кончается быстро(
Не буду вдаваться в подробности, что хоть и смешно все, но в точку, наблюдения за обществом, абсурд мыслей и диалогов - все это просто прекрасно)

30 июля 2013 г., 20:27

Манера написания книги напоминает "Коллекционера" Фаулза или "Цветы для Элджернона" Киза -- автор ведёт повествование от лица явно не вполне здорового психически, и в очередной раз я удивляюсь, как можно это делать так тонко, естественно. Только в этом случае герой более нормален, скорее, он патологически наивен, и скоро становится ясно, почему -- он вырос в приюте.
Кузен проявляет наивность и какую-то зацикленность во многих вещах. Например, он считает, что с Цуресом, которого он ждал под дверью в течение нескольких месяцев, у него дружба, с мадемуазель Дрейфус, с которой их соединяют ежедневные поездки на лифте в молчании, у них любовь, и т.д. Зацикленность же проявляется в постоянном "пережёвывании" одних и тех же слов и понятий -- "мочеполовые пути", Жан Мулен и Пьер Броссолет и т.д.

В книге соединены сразу несколько драм -- это и безответная любовь к мадемуазель Дрейфус (которую, правда, Кузен безответной не считает в силу опять же своей наивности), и проблема абортов, и непонимание со стороны сограждан по отношению к человеку, который держит дома удава, и наверняка ещё несколько, о котррых я забыла или не заметила. Но все эти драмы кричат только об одном -- об одиночестве, гнетущем, разрывающем одиночестве отдельно взятого человека в современном большом городе -- Большом Париже, как называт его Кузен.
Вообще же слова в книге значат достаточно много: например, такие неологизмы как "протухция", "грубовая терапия" или "питонец", придают старым понятиям новый смысл.

Несмотря на то, что книга вроде бы про удава и даже называется его именем, быстро становится понятно, что она совсем не о том. Однако Кузен явно ассоциирует себя с удавом, и даже в управлении, где он работает, его называют Голубчиком. К концу книги он настолько связывает себя с ним, что начинает употреблять по отношению к себе слова, неприменимые к человеку -- типа "завязался в узлы", а потом несколько раз и вовсе переходит на повествование от его лица, но границы этого определить невозможно, и поэтому выглядит это абсурдно -- так, как надо.
Голубчик -- только материализованные переживания, а что в них насамом деле, не так сложно разглядеть, ведь Кузен повторяет эти слова постоянно -- "нехватка любви", "комплексы". Возможно, потому он и взял себе именно удава, а не привычное домашнее животное -- явно не из стремления выделитья, вызвать интерес, а потому, что переносит на этого удава свои беды и проблемы -- неприятие обществом, индивидуальность, отрешённость. Правда, Кузен говорит о том, что Голубчик привязан к нему, нуждается в нём и любит его, но это лишь перенос собственных ощущений и потребностей.

Особенную драму создаёт контраст с работой -- Кузен работает в учреждении, занимающемся статистикой, и, каждый раз, уходя с работы, он чувствует себя особенно одиноким на фоне больших чисел, величин, толп. Это заставляет его задуматься над тем, как несчастна единица, но в конце он приходит к тому, что, чем ближе число к нулю, тем больше в нём наполнения, и его слова и мысли легко представить как метафору.

Кузен обладает очень странными эмоциональными реакциями. Например, он вовсе не удивляется, когда встречает в борделе мадемуазель Дрейфус -- для читателя это не должно стать откровением, т.к. описанные им не раз короткие кожаные юбки и сапоги до колена создают вполне определённый образ, несмотря на то, что Кузен говорит о ней с благоговением как о дитяте природы, о пугливой лани, газели и т.д.
То, что произведение заканчивается их встречей в таком месте и разговором -- лучшее окончание, потому что оно позволяет посмотреть на одиночество с другой стороны. Есть человек, который страдает от одиночества всю свою жизнь, а есть женщина-проститутка, которая считает благородным своё занятие -- для неё это чуть ли непризвание, она сравнивает проституток с сёстрами милосердия, только важнее. Он страдает от недостатка любви, она дарит людям её избыток. И однако вместе они в итоге не оказываются, зато поведение Кузена резко меняется, и становится видно, что он многое понял -- пусть пока и не ясно до конца, в каком направлении идут изменения в нём.

24 мая 2014 г., 06:18
4 /  4.112

К вам когда-нибудь приставали дураки и городские сумасшедшие? Стоишь так на автобусной остановке, ждешь, никого не трогаешь, а тут к тебе с разговорами. Чудик, липучка чокнутая. Послать матом неудобно, вслушиваться сил нет, стоишь и киваешь, а он говорит и говорит.
Основные пункты чокнутости - это почему-то правильность жизни, здоровье и "загаженная экология" (нет, это закономерно, потому что на поиске правильной жизни повернуты вообще все, от бомжей до президентов, а пенять на экологию в городе, где вся жизнь опирается на химкомбинат, только чокнутый и способен).
Вот так я кивала на протяжении некоторого количества книги, а потом принялась одобрительно хмыкать проскакивающим в мутных речах перлам.

А что толку кричать: «Фашизм не пройдет!» — хрен редьки не слаще, пройдет что-нибудь другое, такое, что не обрадуешься.

Душевный покой — тонкая материя, а где тонко, там и рвется, тут марка особенно важна. К счастью, в настоящее время реальной фашистской угрозы нет, да в ней и нет нужды — обходимся своими силами.


...— Чихать, господин директор, чихать с высокой колокольни! Я и сам знаю: если схватить покрепче да надавить… Но двери должны открываться свободно.

— Правильно… Придите в себя. Мало ли что бывает. Все уладится, вы у нас на хорошем счету. А двери бывают другие, знаете, электронные, открываются, как только протянешь ногу.

— Ну, когда протянешь ноги, никаких проблем.

— Надо подумать, может, заведем что-нибудь в этом духе.



Словесная кунсткамера, достойная занесения вмемориз.
А потом автобус пришел. То есть книжка кончилась.

4 августа 2015 г., 20:36
4.5 /  4.112

Ажар - мое новое увлечение. Я уже узнаю его неповторимый стиль. Про него не тянет сказать всякие стандартные эпитеты: классика, современная проза и прочее, про него тянет сказать -он такой клёвый!!!
Такой грустный тонкий умный юмор.
Восхищена.

6 мая 2011 г., 21:05
4 /  4.112

И как тут не вспомнить великого Ремарка с его выдающейся цитатой «Одиночество - извечный рефрен жизни. Оно не хуже и не лучше, чем многое другое. О нём лишь чересчур много говорят. Человек одинок всегда и никогда»

В этом романе изо всех щелей сквозит одиночеством и из-за каждого угла щурится ироничный взгляд на это глобальное социально-психологическое явление.

"Голубчик" - отличная трагикомедия из-под пера Эмиля Ажара. А ещё это замечательный способ с помощью скрытых иронии и юмора привлечь внимание людей к этой растущей проблеме, ставшей уже своего рода общественной "болезнью". И ещё это такая себе быстродействующая пилюля, помогающая хотя бы на время чтения снять внутреннее напряжение страдающим этой болезнью. Больны все мы - каждый и без исключения - кто-то в большей степени, кто-то в меньшей.

Для исцеления от одиночества, наверное, все средства хороши. Роман "Голубчик", может быть, и не гарантия исцеления, но этот "зверёк" может Вас приголубить, обвиться вокруг Вашей шеи, уткнуться в Вашу грудь, пощекотать Ваш нос своим - и вдруг... Вы и сами того не заметите, как Вам станет легче))). Достаточно одной таблэтки, ой, пардон, одного прочтения:)

все 21 рецензия

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
117 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов