Поделиться:

Шутовской колпак

ISBN: 978-5-91759-208-4
Год издания: 2013
Издательство: Самокат
Серия: Встречное движение

Шут ― самая красивая кукла театра. Шут ― это Гришка, потому что он не такой, как другие. И Лёлик, гениальный мастер, создающий уникальных, «живых» кукол ― тоже Шут. Но самый главный Шут это Сэм ― лучший актер театра, из-за своей «нетрадиционной ориентации» живущий как на пороховой бочке. Гришка и дерзкая Сашок ― «театральные дети» ― обожают его с малолетства.

Но от нетерпимости и несправедливости не скроешься за театральным занавесом, и Сэм переезжает в толерантную Голландию, Лёлика отправляют на пенсию, а прекрасного Шута продают в частную коллекцию...

Остаются дружба, верность, жизнь и вопросы, на которые Гришке предстоит ответить, прежде чем он поймет, кто же он на самом деле: что важнее — быть «нормальным» или быть самим собой? Стоит ли стараться соответствовать чему-то «правильному»? И кто за нас имеет право решать, что ― «правильно»?

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Твердый переплет, 152 стр.
Тираж: 3000 экз.
Формат: 60x84/16 (143х205 мм)

Критика

Самые важные русские детские книги XXI века https://openuni.io/course/5-course-4/lesson/14/material/524/
Как современные детские книги отображают гендерные вопросы https://daily.afisha.ru/archive/vozduh/books/kak-sovremennye-detskie-knigi-otobrazhayut-voprosy-gendera/
Новые детские книги Вильке, Бекеш, Рифаген, Пронто, Сахарова, Юхансон https://daily.afisha.ru/archive/vozduh/archive/detskie-knigi-aug13/
Дарья Вильке. Шутовской колпак http://bibliogid.ru/podrobno/2044-darya-vilke-shutovskoj-kolpak?highlight=WyJcdTA0NDFcdTA0MzBcdTA0M2NcdTA0M2VcdTA0M2FcdTA0MzBcdTA0NDIiXQ==

еще...

Книга в подборках

Радость интроверта
"Если бы существовал рейтинг книг для интровертов, то эта книга заняла бы в нём достойное место", - так думала я, читая эти произведения. Хочу собрать…
Seterwind
livelib.ru
Лучшие детские книги по мнению Дарьи Варденбург
Раз в месяц Дарья Варденбург, писательница и журналистка, выбирает лучшие детские книги, из только что вышедших, для журнала "Афиша".

*…
magicsunrise
livelib.ru
Коллажи-загадки
На сайте еженедельно создается чудеснейшая тема "Что читаете на этой неделе?" с коллажами - загадками, ассоциациями к прочитанному. Именно она навела на…
FuschettoStoriettes
livelib.ru

Рецензии читателей

12 июня 2013 г., 02:13
«Мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил», — помните такое стихотворение? А чем оно заканчивается, помните: как чистая, честная и открытая дружба мальчика с девочкой завяла от пошлых ухмылочек окружающих. «И не думал он влюбляться и не знал до этих пор, что он будет называться глупым словом "ухажёр"!»
Примерно в такой ситуации оказался главный герой этой повести, мальчик Гриша, с той только разницей, что дружит он с мужчиной. Нетрадиционной ориентации, как это сейчас называется.
Поначалу мне было просто весело говорить друзьям: «А я тут, знаете, купила детскую книжку про геев», — и слышать в ответ одобрительно-удивлённое: «Ну ты совсем спятила со своими книжками». А потом я её дочитала до конца и поняла, что книжка-то замечательная во всех отношениях. И она не «про геев». Она много про что.
Во-первых, это книжка про кукольный театр и волшебство закулисья, про кукол и про то, как непросто их сделать и как просто оживить. Во-вторых, она про театральных детей, Гришку и его подружку по прозвищу Сашок — неприкаянных и общих для всех обитателей театра. В-третьих, про театральных взрослых, мастеров и актёров, чудаков и кудесников — шутов.
Ещё — про котурны. Ботинки такие на высокой платформе, которые надевали античные актёры, чтобы их со сцены было виднее. Обычные люди тоже по сей день носят котурны, неестественные и неудобные, но которые позволяют им смотреть свысока на других, не таких, как они, не таких, «как все»; эти «котурны» — стереотипы.
И не в последнюю очередь — половые стереотипы.
Аннотация к книге содержит примерно такое напутствие родителям: «Дети — не пластилин, попытавшись изменить их, вы можете их сломать». Учитывая тематику книжки, бог знает что можно прочитать между строк, но на самом деле это лишь призыв с самого раннего возраста присматриваться к детям и принимать их такими, какие они есть. Вспомните, как часто мы говорим:
Прекрати беситься! Ты же девочка!
Не реви! Ты же мальчик!
А если мальчик не может сдержать слёз, не решается дать сдачи, не целуется с одноклассницами — значит, он какой-то не такой, значит, он хлюпик, тряпка, плакса. Не мужчина. Девчонка. Впрочем, у нас теперь есть ещё одно слово в запасе, ещё один липкий ярлычок.
Что такое случилось с нашим обществом, в результате чего оно самые невинные вещи торопится лишить невинности в страхе, что под красной шапочкой прячется волк? Два мальчика идут, взявшись за руки, — ну, какая ваша первая ассоциация? Мы боимся, и постоянно говорим о том, чего боимся, наряжаем свой страх в шутовской колпак, а детям, вместо того, чтобы разъяснить, что к чему, исподволь напоминаем о вековых основах бытия, которые на наших глазах превращаются в неустойчивые стереотипы.
И правда, достали некоторые взрослые. «У тебя есть подружка?» Как будто бы небо упадёт на голову, если — нет. Как будто у меня могут вырасти ослиные уши, если — нет... Почему они не спрашивают, к примеру, что я читаю?

Такое ханжество одной очень меткой и хлёсткой фразой пародирует в книжке хамоватая девчонка-пацан:
А ты тётенька, а усы не бреешь. Ай-яй-яй!

Ничего тут нет возмутительного, в этой книжке, разве только — близорукость, и ограниченность, и пошлость «нормальных» людей. Но у героев-детей всё в порядке, они — настоящие солнышки, которые светят друг другу и смело идут своей дорогой среди толпы людей на котурнах.
И если ты (ты, читатель) наберёшься смелости быть собой, быть не таким как все, быть настоящим шутом — ты будешь сильнее всех на свете королей.
18 октября 2013 г., 03:35
5 /  4.373

Обнимите даже тех, кого не ждёте,
Может быть, им тоже надобно тепло.
В поезде мы просто пассажиры плоти,
На перроне души - паром на стекло...

Арефьева

Я не из тех, кто пишет "в 10 лет эта книга бы мне понравилась, а вот щас как-то нет". Я не считаю, что я так сильно изменилась с 10 лет, что мне с тех пор нравятся другие книги. Разве что уровень восприятия изменился. Но эта книга точно бы понравилась мне в 12, и очень понравилась сейчас.
Снимаю шляпу перед издательством "Самокат", которое в наше время в нашей стране издало такую книгу. Сейчас ведь чуть что, попадется книга на глаза какому-нибудь чиновнику - заверещат и сожгут за "пропаганду".
Но на самом деле когда мальчик Гриша получает по лицу от собственного деда или Сэму отец запрещает есть за одним столом с семьей (тюремные замашки, которые в нашей стране выходят за пределы тюрем) за то, что они "педики" - это все практически не имеет отношения к сексу и к геям. Это про то, что в нашей стране почему-то принято постоянно лезть в чужую жизнь. Это относится и к родным, и к совершенно посторонним людям. Если им не нравится твоя ориентация, твоя профессия, твоя внешность, твои увлечения, они могут без зазрения совести высказать тебе это в лицо, и хорошо, если просто выскажут. Всегда найдутся люди, которых не устраивает, что ты делаешь со своей жизнью.
А еще есть люди, которым дети нужны для того, чтобы ими гордиться. Если ребенок не попадает в их шаблон - гордиться нечем, и может оказаться, что "у нас больше нет сына". Вот Гришиному деду так "не повезло" - сначала дочь, видите ли, отказалась получать "приличную профессию" типа бухгалтера и подалась в актрисы, а потом внук почему-то никак не становился "настоящим мужиком". Как дед это понял в раннем детстве ребенка и что такое "настоящий мужик" - загадка. Для деда, впрочем, ее нет - настоящий - это как он. Все остальное - неправильно. "Гриша, дружи с этим мальчиком, он правильный". Все очень просто делится на черное и белое. И неправильных надо запретить. Если спросить - почему, ответят, что они не понимают этого, что им противно. Противно им - а запрещать и лечить надо других.
А если правильные мальчики заподозрят, что ты какой-то, по их мнению, неправильный, ничего хорошего не выйдет. Поэтому нужно всячески шифроваться и валять дурака, лучше всего под маской общего шута и весельчака. И грызут два чувства - и хочется однажды взять и признаться и перестать жить под маской, и ясно, что нельзя этого сделать. Потому что есть, например, большие "правильные мальчики", которые тебя могут избить, если ты им покажешься по их шкале каким-то не таким. От этого бежит Сэм, оставляя в России друзей и любимую работу - и чувствует свою вину за то, что он не борется, а бежит туда, где его просто не будут бить. Он видит в этом трусость. В театре, где он служит, его списывают со счетов с легкостью. Есть такие люди, у которых два мнения - их и неправильное. Они "спишут", к примеру, гениального кукольного мастера потому, что тот уже старый и на его место есть блатной работник. Мнение его самого их глубоко не касается. Они продадут ненужную куклу, позабыв, что обещали ее Грише. И тогда Гриша решится на две вещи - сделать свою куклу и сбросить маску, что бы из этого ни вышло...
"Люди хватаются за внешнее, потому что им страшно узнать, что у тебя внутри. Они боятся утонуть".

ps. образ Шута для меня крайне важен, начиная с 13 лет, и тоже неразрывно связан с театром. сейчас во дворе моего университета есть статуя Шута, и я ей всегда любуюсь.

20 октября 2013 г., 22:57
5 /  4.373

В продолжение разговора

Зато очень, очень пришлась по душе книга Дарьи Вильке «Шутовской колпак»! В первую очередь она покорила меня атмосферой! Театральное закулисье, тем более театр кукол — это то, с чем я никогда в жизни не сталкивался, да и кукольные представления если и посещал, то в глубоком детстве, ибо не помню. И я с отзывчивой благодарностью нырнул в книгу Дарьи, ушёл с головой и, как губка, впитывал в себя, жил и бегал вместе с Гриней по театральным закуткам. А как обалденно, как по-живому описано, как Гриня создаёт свою куклу, своего Шута! На этих нескольких страницах мне казалось, что я не читаю, а вижу, как кукла лепится прямо у меня на глазах, вижу каждый этап, каждую складочку, чуть ли не сам я вылепливаю надбровные дуги или шлифую головешку из папье-маше. Один из лучших моментов в книге.
За волшебную атмосферность писательнице отдельное искреннее спасибо! Мне даже в кукольный театр захотелось сходить. А ещё я очень жалел, что не представляю себе, как выглядят все эти куклы, упоминаемые в повести, и потому не получалось у меня оживить их в своём воображении.

«Шутовской колпак» — одна их лучших среди прочитанных мною книг, где проиллюстрирован какой-то узкий профессиональный мир (ещё также могу отметить только книгу Джона Ирвинга «Покуда я тебя не обрету» с миром татуировщиков).

О затронутых в книге темах. Их несколько, здесь и жизненные маски, и отцы-и-дети, и отношения к людям нетрадиционной ориентации, и якобы брошенные на самих себя дети. Но всё это здесь, в книге, стороны одной "медали" — инаковости, проблемы стереотипов, клише, ярлыков, которые так любим мы, люди, навешивать друг на друга. И книжка вовсе не "про голубых". Да мы впятером, участвовавшие в обсуждении, даже несмотря на разные позиции, разное отношение к книге в целом, все отметили, как бережно, деликатно, как крайне аккуратно, словно бы даже боясь лишнюю ноту зацепить, подняла в книге писательница тему гомосексуализма. Гораздо громче, ярче в книге звучит призыв (ох, не люблю это слово, ну да ладно) принимать людей такими, какие они есть, видеть в первую очередь человека, уникальную личность с его внутренним миром, а не шелуху или лоск наружный, и ценить и уважать человека, и ребёнка тоже, именно за настоящую его сущность.

Дальше...

13 октября 2013 г., 04:51
3 /  4.373

Подруга моя пошла учить очередной иностранный язык. Она уже парочку знает, причём знает хорошо, в общем, у неё явные способности. И никак она не может понять, почему большинству учеников в её группе чужой язык даётся мучительно трудно. Особенно удивляет её один дяденька – у него хороший словарный запас и в теории он всё понимает, но говорить не может, и всё тут. Не чувствует языка.
Я всё вспоминала этого дяденьку, когда читала книгу Вильке. Человек так старается, так подбирает слова, так придумывает, а выходит неловко, нескладно, натужно. Я заскучала уже на третьей странице. А ведь я обожаю кукольный театр. Но продираться через нагромождение слов и образов, через «сейчас тётя сделает вам красиво» было мучительно.

Полы алого сюртука распускаются цветком — а он вдруг останавливается и хохочет — и смех этот густой, он идет из самой сердцевины.


Пошловато, нет? И «клубнично-красные листья» пошловато. И много что ещё. Конечно, научиться писать можно. Пример тому Моэм, который уж никак не был стилистом и, по собственному признанию, писал довольно коряво. Но Моэм был мастером рассказывать истории, виртуозом сюжета. Тут сюжета нет, он топчется на месте, бродит кругами, виснет.
Что ещё? Меня совершенно не радуют картонные герои, живущие в чёрно-белом мире: дед-садист, начальник-прихлебатель, соученики-отморозки, и противостоящие им идеальные «театральные» во главе с голубым во всех смыслом героем Сэмом. И все рассуждения про шута, который сильнее короля, кажутся мне надуманными и пафосными. Вильке пишет:

от того, что некуда деваться, школьный день тянется бесконечно, он превращается в вязкую резину, которая залепляет-обматывает все, не давая вздохнуть.


У меня было чувство, что я не книгу читаю, а резину жую. Даже не жвачку, а именно резину.

10 июня 2013 г., 16:15
5 /  4.373

Это сто пятьдесят страниц и я, конечно, ее прям вот вчера и прочитала, за один вечер. Ну что я могу сказать — это действительно очень хорошая книга. Не только потому что уже через сутки у нас в стране скорее всего будет принят откровенно гомофобский закон, и это книга как нельзя кстати. Но и просто потому что это хорошая литература. Для подростков, которым отчаянно нужно научиться не терять себя и не топить других. И для многих, многих взрослых, которые не научились этому и к тридцати, и к сорока, и к пятидесяти. И для тех взрослых, кто научился или почти научился (можно ли вообще до конца?), чтобы просто лишний раз кивнуть головой, соглашаясь. Ну и подумать, подумать-то никогда не вредно.

Это книга, на самом деле, не только и не столько о том, как живется в России людям нетрадиционной ориентации. Она о том, как тяжело взрослеть, да и просто существовать в мире, где малейшая непохожесть на других становится поводом для травли. И о том, что панически боясь, что наших детей кто-то чужой и страшный превратит в геев, мы своими же собственными руками навесим на них сразу несколько противоречащих друг другу ярлыков. "Ты же мужик" с одной стороны, "ты какой-то не такой, а значит, педик", с другой. Гомофобное общество вовсе не позволяет детям расти в неведенье, покое и свободе выбора, как это себе представляют сторонники запрета "пропаганды гомосексуализма несовершеннолетним". Вашим детям все равно расскажут, что эти педики есть, только расскажут не такие книги, как эта, а расскажут одноклассники, расскажут ребята во дворе, и любому непохожему на других ребенку они внушат, что он педик, гораздо раньше и успешнее, чем гей-парад по телевизору.

На книге, в которой ровно один поцелуй (мальчика с девочкой, заметьте), и ровно два неприличных слов ("педрила" и "педик"), стоит маркировка 16+. На прекрасной книге, которую самое то было бы читать лет с двенадцати. Вы прочитайте, сторонники защиты детей, а потом подумайте, правда ли такие книги это именно то, от чего детей надо защищать.

4 февраля 2016 г., 23:39
4 /  4.373

Добротная история о не таких, как все. Ничем не раздражающая, не вызывающая негативных эмоций, в общем-то. Слог приятный, темп повествования плавный, без «кочек» и «ухабов». Единственное, что немного смутило…Это ведь вроде бы подростковая повесть? Понятное дело, что лучше сейчас даже не начинать лирическое отступление на тему «а вот во времена нашего детства…», а то рецензия свернёт совсем не в ту степь. Но всё-таки не могу не отметить, что, видимо, сейчас по умолчанию считается, будто внутренний слух современного подростка настолько уже привык ко всякому, что его не покоробит слово «п…к», которое вдруг, как внезапная вспышка на тёмном небе, появляется в гневной речи дедушки главного героя. Причём, услышав его от дедушки, ГГ не задаёт никаких дополнительных вопросов. Предполагается, что он и так должен знать его значение в столь юном возрасте? Вот у меня лично рука не поднимается написать его тут полностью. И я думаю, учитывая целевую аудиторию, в тексте истории можно было это слово заменить более нейтральным без ущерба для смысловой и идейной составляющей. Даже если современные подростки «и так всё знают», лучше лишний раз пощадить тот самый их внутренний слух и выражаться более корректно, я считаю.

А основная идея о том, что в маске и колпаке шута жизнь становится проще и безболезненнее, мне понравилась. Точнее, её реализация и развитие автором. Всё очень ясно, прозрачно и логично. Я люблю такие сюжеты (в том числе). Экскурс в театрально-кукольное закулисье тоже порадовал. Правда, если говорить об описаниях кукольно-человеческих взаимоотношений, в этом плане Дина Рубина в своём «Синдроме Петрушки» показалась мне всё-таки более убедительной и точной. И более выразительной. Но и у Вильке тоже есть интересные наблюдения в этой области, из которых складывается постепенно целостная, понятная и достаточно любопытная картина.

Ты можешь создать свой кукольный мир, можешь населить его так, как тебе нравится, — а дальше уже ты не властен. В тот момент, когда ты задумал куклу, она уже не твоя. Она сама по себе.

Можно понять, что у куклы внутри, можно научиться ею работать. Но как ты будешь с нею работать — решает она.


Думаю, тем, кто во взрослом возрасте хочет вообразить себя ненадолго подростком, можно смело рекомендовать и эту книгу в том числе. Здесь подростковые будни выписаны достаточно достоверно, реалистично – правда, речь идёт о буднях не среднестатистического, а театрального ребёнка. Но тем интереснее проникнуть в его сознание на некоторое время и посмотреть на мир его глазами. На привычный и непривычный нашему собственному взгляду мир.

И, кстати, в целом посыл книги достаточно оптимистичен. Ещё один повод её прочесть и даже воодушевиться.

Тебя не могут списать, пока ты сам себя не спишешь.
16 февраля 2014 г., 19:56
5 /  4.373

Это удивительная книга, и чтобы это понять, надо обязательно самому её прочитать, а не судить о ней по отзывам в интернете. Она мне показалась очень грустной, но в то же время какой-то очень светлой и человечной. И доброй. Про добрых и хороших людей.

Мне про эту книгу написал один человек, который очень любит детские книги. Он написал, что эта книга чуть ли не революционная, что она уже почти запрещена из-за поднятой в ней темы, что тираж книги маленький, а книга уже почти закончилась в продаже, и переиздавать книгу вряд ли будут (опять же из-за неоднозначной темы в ней). Такая рекомендация книге заставила меня эту книгу немедленно купить, я люблю редкие и особенные книги.

Три четверти книги я искала в ней революционность, а видела только грусть и детское одиночество. "За что могли эту книгу запретить?" - не раз спрашивала я страницу за страницей. А потом вдруг поняла, что мне эта книга просто НРАВИТСЯ. Что она хорошая и о хороших людях. И о любви. А последнюю страничку в книге мне вообще захотелось поцеловать. Мне даже кажется, что однажды я захочу эту книгу перечитать.

Книгу эту очень полезно прочитать родителям, хотя бы для того, чтобы самому решить, как относиться к горькой мысли ребенка, что

"Дети - это орден для них. Орден, чтобы все видели. Его можно повесить на грудь, гордиться. Показывать. А такими, как Сэм - не похвалишься. Никто не поймет. И тогда лучше, чтобы таких детей и вовсе не было".
10 декабря 2013 г., 11:23
2 /  4.373

Яркая иллюстрация того, как можно запороть актуальную, наполненную драматизмом тему, развернутую на фоне потрясающих, волшебных декораций кукольного театра. Казалось бы, тебе дали в руки всё, что нужно, для того, чтобы создать мир, погрузить в него читателя с головой, придумать героев, которым можно и нужно сопереживать, с которыми можно и хочется познакомиться в реальной жизни. Казалось бы, тема подросткового осознания собственной инаковости, собственной сексуальности - беспроигрышна.
Ан нет! А Дарья Вильке носится со своей концепцией Шута, как с писаной торбой (читай шутовским колпаком). Ей хочется рассказать сразу все свои гениальные философские концепции, "натолкать" в текст все метафоры разом, выдавить из читателя все слезы. Про сюжет забыли, про героев забыли. Что за черт! Да куклы живее этих картонных персонажей.

29 октября 2014 г., 20:26

Много и хорошо уже сказали, я скажу быстро и коротко.
Очень ценная основная мысль. Одна из тех книг, которые действительно учат признавать в себе "инаковость", жить с ней, гордиться ей и использовать её как стартовый трамплин (и речь тут, естественно, не только и не столько о сексуальной ориентации).
По ощущениям: это книга для "белых ворон". Им она, возможно, поможет, а вот прочих толерантности не научит.
Ощущение силы в себе, силы там, где была слабость, — бесценно. Но оно вызревает только в финальных главах. Большая часть книги чёрно-белая и, откровенно говоря, в художественном смысле довольно беспомощная.
Потому и не знаю, как оценить. По художественным достоинствам — на троечку, по наполнению — двоечка, двоечка, двоечка, а потом вдруг как вдарило.

5 мая 2016 г., 23:41
5 /  4.373

Я опасался покупать эту книгу, сразу в бумажном варианте, не прочитав сначала в электронном. Почему? Не знаю. То ли из-за того, что мне больше по нраву зарубежные авторы, то ли вспоминая, как не пошла Хобб (возможно, когда-нибудь я совершу вторую попытку, и она окажется успешной). В случае с Хобб у меня в душе сохранилось очень теплое воспоминание о Шуте, о котором я знал лишь с рассказов Инуи, поэтому мне не хотелось ломать ту сказку собственным впечатлением. Но да не об этом сейчас.
"Шутовской колпак" покупать не спешил, но раз в один прекрасный вечер собрался делать заказ на Каннигема, посоветанного именно Инуей, решил, что можно приобрести и "Колпак". Тем более, тираж ограниченный, маразм законов и так далее... в общем, к тому моменту, как я прочел бы его в эл. виде, мог его и не найти.
Пожалел? Нет, совершенно нет. Повесть небольшая, но прекрасная. Впрочем, прежде, чем хвалить, отмечу момент, который меня напрягал. Точнее, их два, но взаимосвязанных. Постоянно прыгающее время, причем структурированно, сбивало. В итоге у меня возникло три места, где я не сразу понял, откуда эти сцены в повествовании, слишком резкие и непонятные в своей хронологии. Но да ладно, основное впечатление они не испортили и даже не сбили полного погружение в театральный мир. Погружение это создавалось не только деталями, а больше описаниями, яркими и действительно волшебными. И то, каким потрясающим актером был Сэм, стало ясно уже с первых строк. Потому-то у самого тоже застряли слова в горле, когда дед, только что увидевший Сэма, назвал его "педиком". Потому что ясно, что никакие описания, насколько бы яркими и детальными ни были, не смогли бы погрузить этого человека, показать ему, кем являлся этот "педик" на самом деле.
Очень понравились мысли Гриши про ордена, и, пожалуй, только это может объяснить, как собственные родители отказываются от своих детей из-за такой, на самом-то деле, ерунды, потому что это откровение не делает их сына или дочь другим.
И особенно понравилась глава про возвращение Лёлика в театр.
А перерождение шута-Гриши - это отдельный вопрос и самый главный. Хотя нет, один из. Второй - это то состояние, которое испытывал Гриша прежде, состояние, что он "неправильный".
Пожалуй, это все, что я хотел написать в своем мнении об этой книге. А нет, еще такой момент:

"Как только ты начинаешь делать куклу, она сразу же перестает быть твоей,"

- всегда говорил Лёлик. И я никогда не понимал, о чём это он.

"Ты можешь создать свой кукольный мир, можешь населить его так, как тебе нравится, - а дальше уже ты не властен. В тот момент, когда ты задумал куклу, она уже не твоя. Она сама по себе"."

Жаль, что далеко не все родители это понимают.

все 25 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
177 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов